Содержание

ОО Союз ветеранов боевых действий в Чечне и др лк, ИНН 7017148294

НЕ ДЕЙСТВУЕТ С 07.11.2013

Общие сведения:



Контактная информация:

Индекс: 634063

Адрес: Г ТОМСК,БЕРИНГА УЛ, Д 13/2,..

GPS координаты: 56.518699646,85.03527832

Юридический адрес: 634063, г Томск, ул Беринга, д 13/2,..

Телефон: 8 (3822) 67-77-26

E-mail:

Реквизиты компании:

ИНН: 7017148294

КПП: 701701001

ОКПО: 95118804

ОГРН: 1067000002816

ОКФС: 53 — Собственность общественных объединений

ОКОГУ: 4220003 — Региональные и местные общественные объединения

ОКОПФ: 20200 — Общественные организации (объединения)

ОКТМО: 69701000

ОКАТО: 69401370 — Октябрьский, Томск, Города областного подчинения Томской области, Томская область

Предприятия рядом: ООО «БИТОМ», ООО «МТ», ООО «ВЫМПЕЛ-Т», ООО «КРЕЗ» — Посмотреть все на карте

Виды деятельности:

Учредители:

Является или была в прошлом учредителем следующих организаций:


Регистрация в Пенсионном фонде Российской Федерации:

Регистрационный номер: 080004067265

Дата регистрации: 18.07.2006

Наименование органа ПФР: Государственное учреждение «Управление пенсионного фонда России в г.Томске Томской области — Октябрьский район»

ГРН внесения в ЕГРЮЛ записи: 2067000010450

Дата внесения в ЕГРЮЛ записи: 19.07.2006

Регистрация в Фонде социального страхования Российской Федерации:

Регистрационный номер: 700001154270011

Дата регистрации: 20.07.2006

Наименование органа ФСС: Филиал №1 Государственного учреждения — Томского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации

ГРН внесения в ЕГРЮЛ записи: 2067000010890

Дата внесения в ЕГРЮЛ записи: 31.07.2006

Госзакупки по 44-ФЗ не найдены

Госзакупки по 223-ФЗ не найдены

Арбитраж: Сертификаты соответствия: Исполнительные производства:

Краткая справка:

Организация ‘ТОМСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «СОЮЗ ВЕТЕРАНОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В ЧЕЧНЕ И ДРУГИХ ЛОКАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ»‘ зарегистрирована 24 мая 2006 года по адресу 634063, г Томск, ул Беринга, д 13/2,… Компании был присвоен ОГРН 1067000002816 и выдан ИНН 7017148294. Основным видом деятельности является деятельность прочих общественных организаций, не включенных в другие группировки. Компанию возглавляет Гилев Андрей Сергеевич. Состояние: ПРЕКРАЩЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБЩЕСТВЕННОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ В КАЧЕСТВЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА ПО РЕШЕНИЮ СУДА НА ОСНОВАНИИ СТ.29 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 19.05.1995 №82-ФЗ «ОБ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ».

Добавить организацию в сравнение

Общественные ветеранские объединения

Общероссийской общественной организацией ООО ИВА- «Инвалиды войны» в марте- сентябре 2015 года организуется проведение:

 

— Спартакиады инвалидов войны и вследствие военной травмы, участников боевых действий «Воин-спорт-2015» 

 

Положение о проведении Спартакиады инвалидов войны

 

— Малых Московских открытых Парадельфийских игр инвалидов войны, вследствие военной травмы, ветеранов боевых действий и членов их семей « Воин-творчество-2015»

 

Положение о проведении Малых Московских открытых Парадельфийских игр инвалидов

 

Контактный телефон руководителя марийского регионального отделения «Беркут» общероссийской организации ООО ИВА- «Инвалиды войны» Анучина Виктора Павловича: 8906 139 72 99

 

В соответствии с приказом Министра обороны РФ от 31.08.2005 г. № 365 «О мерах совершенствованию взаимодействия Вооруженных Сил Российской Федерации с общественными объединениями ветеранов», при военном комиссариате Республики Марий Эл создан и действует нештатный совещательно-консультативный орган — Комитет по делам ветеранов.

В состав Комитета, после заключения прошедших юридическую экспертизу Соглашений, вошел ряд общественных объединений:

 

— Марийская республиканская организация Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, ВС, правоохранительных органов и ветеранов труда;

 

— Отделение Общероссийской общественной организации «Российское кадетское братство» Республики Марий Эл;

 

— Марийская республиканская организация Всероссийской общественной организации морских пехотинцев Республики Марий Эл;

 

— Региональная общественная организация Республики Марий Эл ветеранов боевых действий на Северном Кавказе «Феникс»;

 

— Марийское региональной отделение «Беркут» Общроссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане (ИВА — инвалиды войны);

 

— Марийское региональной отделение Межрегионального общественного учреждения Центр реабилитации и интеграции инвалидов войны;

 

— Йошкар-Олинское отделение Марийского регионального отделения Всероссийского общественного движения ветеранов локальных войн и военных конфликтов «БОЕВОЕ БРАТСТВО»;

 

— Марийское региональное отделение Всероссийского общественного движения ветеранов локальных войн и военных конфликтов «БОЕВОЕ БРАТСТВО»;

 

— Общественное объединение пограничников Республики Марий Эл «Застава»;

 

— Региональная общественная организация Общероссийской общественной организации ветеранов ВМФ Республики Марий Эл «Флагман»;

 

— Йошкар-Олинская организация Общероссийской общественной организации Российский Союз ветеранов войны в Афганистане;

 

— Общественная организация ветеранов Авиабазы ФСБ Роcсии;

 

— Марийская республиканская организация Всероссийской общественной организации ветеранов ВДВ и войск спец.назначения «Союз десантников»;

 

— Союз ветеранов ракетной дивизии;

 

— Общественный фонд ветеранов и инвалидов локальных военных конфликтов;

 

— Общественная организация ветеранов подразделений особого риска в Республике Марий Эл

 

— Общественная организация инвалидов «Союз Чернобыль» Республики Марий Эл;

 

— Марийский отдел Оренбургского казачьего войска;

 

— Марийская общественная организация Союз ветеранов Чеченской войны Республики Марий Эл «Эдельвейс».

 

Общественные объединения, члены Комитета по делам ветеранов при Военном комиссариате Республики Марий Эл, активно участвуют в военно-патриотическом воспитании молодёжи, призываемой на военную службу, проводят на сборном пункте беседы, с отправляемыми в войска призывниками.

Ветеранов боевых действий поблагодарили за их подвиг

В гостиничном комплексе «Альбатрос» прошел памятный вечер, посвященный 25-летию начала контртеррористической операции на Северном Кавказе и организованный Анапским городским отделением ветеранов «Боевое Братство». На мероприятии присутствовали ветераны боевых действий, представители администрации, творческого объединения художников «Академия Рафаэль», общественных организаций, депутаты и молодежь.

Заместитель председателя Совета города-курорта Александр Смирнов поблагодарил собравшихся воинов за мужество и героизм, а также за работу по военно-патриотическому воспитанию подрастающего поколения. Ветеран боевых действий, руководитель «Боевого Братства» Анапы Вячеслав Бабунц вручил членские билеты ветерану Великой Отечественной войны Василию Кулькину, почётному гражданину города-курорта Георгию Сенгерову, ветеранам боевых действий Александру Михайлову, Дмитрию Крицкому и Сергею Степаненко, поэту Александру Зацепину. Грамотами были отмечены ветераны боевых действий Николай Кроус и Бимбаш Худоян.

Присутствующие с замиранием сердца слушали пение дудука в исполнении Севака Амиржаняна, проникновенные песни Заслуженного артиста России Анатолия Калекина, композитора Людмилы Комаровой, майора полиции Леонида Ванага. Стихи поэта Александра Зацепина заставили сопереживать ветеранам боевых действий на Северном Кавказе и глубоко задуматься о судьбе нашей Родины.

Основатель и художественный руководитель творческого объединения «Академия Рафаэль» Владислав Несынов предоставил уникальную возможность всем желающим взять в руки кисть и принять участие в завершении портрета участника первой чеченской войны, майора ФСБ, Героя РФ Вячеслава Евскина, оставив на холсте частицу своей души в память о его подвиге. Портрет будет передан в дар школе № 4, носящей его имя.

На мероприятии присутствовали близкие родственники Вячеслава Евскина, погибшего 8 августа 1996 года при исполнении боевого задания: сестра Валентина Евскина и племянница Елена Медведева.

Много тёплых слов прозвучало в адрес ветеранов боевых действий. Организаторам удалось передать мысль о том, что память о чеченской войне жива, годы не смогут ее стереть, и, самое главное, что русский народ всегда стремился и будет стремиться жить во имя мира и добра.

ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ ВЕТЕРАНОВ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ И БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

Всероссийское общество инвалидов

Адрес: 119415, г. Москва, ул. Удальцова, д. 11

Телефон: 8 (495) 935-0012, 8 (495) 935-0013
e-mail: [email protected]

Сайт: http://www.voi.ru

Всероссийская общественная организация ветеранов «Боевое братство»

Адрес: 141407, Московская область, 74-75 км МКАД, г. Химки, ул. Панфилова, владение 19.

Телефон: 8(499) 518-05-77

e-mail: [email protected]

Сайт: https://bbratstvo.com/

Общероссийская общественная организация инвалидов войны в Афганистане и военной травмы «Инвалиды войны»

Адрес: 121087, г. Москва, пр. Промышленный, 3.

Телефон: 8 (499) 148-1919, 8 (499) 148-7537

Сайт: https://oooiva.ru

Общероссийская общественная организация Российский союз ветеранов Афганистана

Приемная РСВА: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д. 17, стр. 1.

Телефоны для связи: +7 (495) 327-50-55, +7 (495) 623-52-40.

Адрес пресс-службы: [email protected]

Адрес исполкома: [email protected]

Сайт : http://rsva.ru/

Центр восстановительной терапии для воинов-интернационалистов

имени М. А. Лиходея

Адрес: 143129, Московская область, Рузский городской округ, деревня Палашкино.

Телефон: +7 495 598‑17-15, +7 926 520‑50-50

e-mail: [email protected], [email protected]

Сайт: http://cvtl.ru

Алтайская краевая организация им. Героя Советского Союза К. Павлюкова Общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана»

Адрес: 656038, Алтайский край, г. Барнаул, пр-т Комсомольский, 73-б.

Телефон: (3852) 38-00-92, 38-00-93.

e-mail: [email protected]

Сайт : http://rsva-ak.altai.ru/

Алтайская краевая общественная организация ветеранов боевых действий

Адрес: 656049, Алтайский край, г. Барнаул, пр-т Социалистический, 59, каб. 7.

Телефон:+7 (913) 266-82-59, +7 (960) 943-43-68, +7 (963) 575-51-17.

Алтайская краевая общественная организация ветеранов Чечни имени Героя Российской Федерации Д. В. Ерофеева

Адрес: 656049, Алтайский край, г. Барнаул, пр-т Социалистический, 59.

Телефон:+7 (913) 266-82-59, +7 (963) 575-51-17.

Алтайская краевая общественная организация Общероссийской общественной организации ветеранов Российский Союз Ветеранов

Адрес: 656056, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Партизанская, 69, оф. 104.

Телефон: +7 (3852) 36-33-95

Краевой совет ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов

Адрес: 656056, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Партизанская, 69, оф. 103, 107; 1 этаж.

Телефон: +7 (3852) 27-36-99,  +7 (3852) 35-35-10.

Алтайское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Ассоциация ветеранов спецслужб»

Адрес: 656056, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Мало-Тобольская, 20, оф. 8; 2 этаж.

Телефон: +7 (3852) 24-86-77.

Комитет ветеранов войны и военной службы администрации Ленинского района г. Барнаула

Адрес: 656055, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Георгия Исакова, 230, оф. 13.

Телефон: +7 (3852) 54-74-10.

Комитет ветеранов Великой Отечественной войны Октябрьского района

г. Барнаула

Адрес: 656002, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Цеховая, 25.

Телефон: +7 (3852) 63-13-14.

Общественная организация совет ветеранов-пенсионеров войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов Центрального района г. Барнаула

Адрес: 656099, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Песчаная, 74.

Телефон:+7 (385) 263-52-53.

Совет ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов Индустриального района г. Барнаула

Адрес: 656057, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Энтузиастов, 7.

Телефон: +7 (3852) 47-66-38.

Ветеранские организации. Официальный портал Администрации города Омска

Омская городская общественная организация ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органовАрхипов Василий Николаевич644082, Омск, ул. Профинтерна, 15, каб. 103.
Тел.: (381-2) 55-01-13, 8-950-794-77-63;
E-mail: [email protected]
Омская областная общественная организация «Сироты Великой Отечественной войны»Борзова Нина Гавриловна644043, Омск, ул. Красный Путь, 9, каб. 325.
Тел.: (381-2) 24-69-82, 8-951-425-37-65
Общественная организация ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов Октябрьского административного округаАндросова Людмила Андреевна644021, Омск, ул. Лизы Чайкиной, 1, каб. 232.
Тел.: (381-2) 32-20-76, 8-913-977-46-51;
E-mail: [email protected]
Местная общественная организация Омского областного союза ветеранов Кировского административного округаВаськин Николай Алексеевич644119, Омск, б. Зеленый, 9/1.
Тел.: (381-2) 66-17-37, 8-908-106-94-06;
E-mail: [email protected]
Омское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Ассоциация ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск России»Лисин Владимир Михайлович644043, Омск, ул. Достоевского, 2.
Тел. 89043223499
Омское областное отделение Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство»Акимочкин Виктор Анатольевич644021, Омск, ул. 7-я Линия, 186/
Тел. 8-953-398-33-00;
E-mail: [email protected]
Местная городская организация Омской областной общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов Ленинского административного округаДокучаев Вадим Константинович644020, Омск, пр. Карла Маркса, 62, каб. 106.
Тел.: (381-2) 41-55-29, 8-908-105-21-90
E-mail: [email protected]
Омское региональное отделение Межрегионального общественного учреждения «Центр реабилитации и интеграции инвалидов войны»Еремеев Егор АлексеевичОмск, ул. 33-я Северная, 40а.
Тел. 8-913-658-88-44;
E-mail: [email protected]
Омская региональная общественная организация ветеранов Кремлевского президентского полка «Кремлевцы»Завьялов Дмитрий Юрьевич644024, Омск, ул. Жукова, 77.
Тел. 8-913-679-77-07.
E-mail: [email protected]
Омская городская общественная организация «Ассоциация ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск МВД России»Зуев Евгений Александрович644007, Омск, ул. Фрунзе, 93, подъезд 2, этаж 5.
Тел.: (381-2) 48-13-00, 8-905-923-23-21.
E-mail: [email protected]
Омская городская общественная организация «Ветеранское братство»Ивлев Василий Иванович644076, Омск, ул. Петра Осминина, 16а.
Тел. 8-904-580-53-92
Омская региональная общественная организация ветеранов и инвалидов военной службы «Омский союз десантников»Конобрицкий Юрий Васильевич644074, Омск, пр. Комарова, 27/5, кв. 97.
E-mail: [email protected]
Тел.: (381-2) 77-24-43, 8-913-601-37-74
Общественная организация ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов Советского административного округаЛарина Валентина Ивановна644029, Омск, пр. Мира, 27а.
Тел. (381-2) 22-50-32;
E-mail: [email protected]
Омская региональная организация Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы «Инвалиды войны»Кучер Андрей Васильевич644007, Омск, ул. Фрунзе, 93.
Тел. 8-913-963-40-26.
E-mail: [email protected]
Региональная общественная организация ветеранов, пенсионеров УФСИН по Омской областиМакаров Валерий Григорьевич644007, Омск, ул. Тарская, 96.
Тел. (381-2) 24-47-76, 8-960-987-04-88
Омская городская общественная организация «Союз ветеранов и ветеранских организаций города Омска»Макушин Леонид Алексеевич644043, Омск, ул. Красный Путь, 20.
Тел. (381-2) 51-88-43;
E-mail: [email protected]
Совет ветеранов ООО «НТК «Криогенная техника»Мозолевская Надежда Павловна644086, Омск, ул. 21-я Амурская, 28в, кв. 59.
Тел. (381-2) 29-55-61, 8-904-328-97-72
Местная организация Омской областной общественной организации ветеранов войны и военной службы Октябрьского административного округаНаточеев Сергей Васильевич644076, Омск, ул. Петра Осминина, 16а.
Тел. 8-950-213-43-36, 8-960-987-82-79;
E-mail: [email protected]
Омская городская общественная организация «Совет ветеранов педагогического труда»Новак Светлана Александровна644041, Омск, ул. Харьковская, 9, кв. 94.
Тел. (381-2) 54-54-30, 8-913-977-50-87.
E-mail:  [email protected], [email protected]
Местная общественная организация ветеранов Центрального административного округа «Омского областного Союза ветеранов»Барыкин Анатолий Филиппович644020, Омск, пр. Карла Маркса, 62, кв. 109.
Тел. (381-2) 40-22-19, 8-913-158-11-55;
E-mail: [email protected]
Омская городская общественная организация «Совет ветеранов и пенсионеров»Павлов Геннадий Александрович644099, Омск, ул. Герцена, 25, каб. 225.
Тел. (381-2) 25-13-90, 25-54-96;
E-mail: [email protected] , [email protected]
Омская областная общественная организация ветеранов (пенсионеров)Белов Евгений Иванович644099, Омск, ул. Партизанская, 12.
Тел. (381-2) 216-985;
E-mail: [email protected]
Местная общественная организация ветеранов Советского административного округа Омского областного союза ветерановПетелина Любовь Яковлевна644029, Омск, ул. Красный Путь, 107, каб. 6, 8.
Тел. (381-2) 24-30-78, 8-904-078-36-26;
E-mail: [email protected]
Омская городская ассоциация общественных организаций инвалидов и ветеранов боевых действийПлотников Сергей Викторович644099, Омск, ул. Добровольского, 5/1.
Тел. (381-2) 23-13-23;
E-mail: [email protected]
Совет ветеранов ОАО ТПИ «Омскгражданпроект»Семенов Иван Павлович644043, Омск, ул. Петра Некрасова, 3.
Тел. (381-2) 31-48-70, 8-905-942-80-91
Общественная организация ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов Центрального административного округаСупранок Анатолий Николаевич644099, Омск, ул. Герцена, 25, каб. 104.
Тел. (381-2) 25-47-91
Омская городская общественная организация Омской региональной организации Общероссийской общественной организации инвалидов войны в АфганистанеТимохов Олег Викторович644007, Омск, ул. Омская, 112, кв. 23.
Тел. 8-962-044-84-48;
E-mail: [email protected]
Местная общественная организация ветеранов Омского областного Союза ветеранов Центрального административного округаБарыкин Анатолий Филиппович644099, Омск, ул. Герцена, 25, каб. 106.
Тел. (381-2) 24-44-18;
E-mail:[email protected]
Региональная общественная организация «Омское морское собрание»Чертов Александр Владиленович644043, Омск, ул. Красный Путь, 79а, оф. 11.
Тел. (381-2) 25-57-79, 8-913-620-01-58
Председатель Совета Общественной организации ветеранов органов безопасности Омской областиПознахирев Сергей Иванович644043, Омск, ул. Волочаевская, д. 15, кв. 135,
Тел. (381-2) 23-84-35, 8-903-980-49-71;
E-mail: [email protected]
Местная общественная организация ветеранов Ленинского административного округа г. Омска «Омского областного Союза ветеранов»Науменко Вадим Федорович644020, г. Омск, пр. К. Маркса, д. 62, к. 109,
Тел. (381-2) 40-22-19, 8-913-158-11-55;
E-mail: [email protected]
Омское региональное отделение Межрегиональной общественной организации «Союз десантников»Фадеев Владимир Викторович644103, г. Омск, ул. Седова, 55в
Тел.: (381-2) 55-22-53, 51-85-18, 8-967-161-22-22;
E-mail: [email protected]
Омское областное отделение Общероссийской общественной организации семей погибших защитников ОтечестваВласов Михаил Михайлович644024, г. Омск, ул. Декабристов, д. 96
Тел. 8-908-112-71-70;
E-mail: [email protected]
Омская региональная организация Общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана»Мельников Алексей Дмитриевич644024, г. Омск, ул. Декабристов, д. 96
Тел. 8-933-304-07-05;
E-mail: [email protected]
Омская областная организация Общероссийской общественной (Омский областной союз ветеранов) организации ветеранов «Российский Союз ветеранов»Басаев Виктор Романович644099, г. Омск, ул. Партизанская, 12
Тел. 8-913-628-72-82;
E-mail: [email protected]
Омская областная общественная организация ветеранов (пенсионеров)Перминов Сергей Викторович644099, г. Омск, ул. Партизанская, 12
Тел. 8-913-970-32-13;
E-mail: [email protected]
Омская областная общественная организация «Совет солдатских матерей»Лобова Любовь Яковлевна644099, г. Омск, ул. Партизанская, 12
Тел. (381-2) 54-34-24, 8-961-882-40-00
Омская Городская общественная организация ветеранов Вооруженных СилВладимиров Сергей Геннадьевич644070 г. Омск, ул. Степная, 73
Тел. 8-904-589-50-01;
E-mail: [email protected]
Омская областная общественная организация ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органовБелов Евгений Иванович644099, г. Омск, ул. Партизанская, 12
Тел. (381-2) 216-985;
E-mail: [email protected]
Омская городская общественная организация ветеранов АфганистанаФисунов Вячеслав Петрович644082 г. Омск, ул. Профинтерна, д. 15, каб. 122
Тел. 8-913-975-05-71;
E-mail: [email protected]
Омская Городская общественная организация ветеранов Вооруженных СилВладимиров Сергей Геннадьевич644070 г. Омск, ул. Степная, 73
Тел. 8-904-589-50-01;
E-mail: [email protected]

Структура ∙ Президент России

Дополнения

В сентябре 2016 года по поручению Президента Российской Федерации в целях расширения участия ветеранов боевых действий, военной службы и труда в патриотическом воспитании граждан образован Координационный совет ветеранских организаций при Российском организационном комитете «Победа».

Состав Координационного совета ветеранских организаций

(при Российском организационном комитете «Победа»)

По состоянию на 20 марта 2017 г.

Антошкин Н.Т. председатель Правления Межрегиональной общественной организации «Клуб Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации, полных кавалеров ордена Славы города Москвы и Московской области»

Балагуров А.К. председатель Совета Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов

Бондаренко Л.А. президент Международной общественной организации бывших военнослужащих «Марс-Меркурий»

Василевич С.А. председатель Общероссийской общественной организации «Всероссийский Союз ветеранов таможенной службы»

Востротин В.А. председатель Всероссийского Союза общественных объединений ветеранов десантных войск «Союз десантников России»

Гареев М.А. президент Академии военных наук

Гончаров С.А. президент Международной общественной организации «Международная Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа»

Громов Б.В. председатель Всероссийской общественной организации ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО»

Дегтерев Г.А. председатель комитета Общероссийской общественной организации ветеранов федеральных органов государственной охраны

Долгих В.И. председатель Московского городского совета ветеранов

Донцов В.В. председатель Совета региональной общественной организации «Союз ветеранов следствия»

Еремин А.М. председатель Координационного совета Международного Союза общественных объединений ветеранов (пенсионеров) пограничной службы

Ермаков В.Ф. председатель Совета Общероссийской общественной организации ветеранов Вооруженных Сил Российской Федерации

Жданьков А.И. председатель Совета ветеранов ФСБ России

Клинцевич Ф.А. лидер Общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана»

Ковалев А.М. председатель Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств – участников Содружества

Кондрашов Б.П. президент Межрегиональной общественной организации «Ассоциация ветеранов Службы судебных приставов»

Куликов А.С. президент Автономной некоммерческой организации «Клуб военачальников Российской Федерации»

Ларьков А.Ф. председатель Коллегии – начальник Главного штаба Общественной организации «Российский Союз офицеров запаса»

Лёвин А.Г. председатель центрального правления Всероссийской общественной организации Героев, Кавалеров Государственных наград и Лауреатов государственных премий «Трудовая доблесть России»

Михайлик Д.И. председатель Центрального совета ветеранов МЧС России

Михайлов В.Г. председатель Совета Общественной организации «Всероссийский центр социально-правовой помощи ветеранам (инвалидам) войн»

Михайлов Ю.А. сопредседатель Координационного совета ветеранских организаций при Министерстве транспорта Российской Федерации

Мищенков П.Г. председатель Совета Общероссийской общественной организации ветеранов уголовно-исполнительной системы

Моисеев М.А. председатель Общероссийской общественной организации ветеранов «Российский Союз ветеранов»

Морозов В.И. председатель Совета Региональной общественной организации ветеранов – инвалидов войны и труда Министерства иностранных дел Российской Федерации

Огнев В.А. председатель Совета Межрегионального общественного движения ветеранов атомной энергетики и промышленности

Орлов Е.Н. председатель Региональной общественной организации ветеранов войны и труда отрасли боеприпасов

Петров П.П. председатель правления Московской региональной организации Общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана»

Погудин М.В. председатель Совета ветеранов Службы внешней разведки Российской Федерации при директоре СВР России

Ровенский П.Н. председатель совета Общероссийской общественной организации ветеранов войск правопорядка

Семенов А.Н. директор Совета ветеранов войны и труда энергетиков

Слухай И.А. председатель Московского комитета ветеранов войны

Сорокин А.И. председатель координационного совета Международного союза «Содружество общественных организаций ветеранов (пенсионеров) независимых государств»

Турбин В.Б. председатель Правления Общероссийской общественной организации – Ассоциация ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск России

Чепурной А.Г. лидер Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы – «Инвалиды войны»

Шаманов В.А. президент Общероссийской общественной организации «Российская Ассоциация Героев»

Шилов И.Ф. председатель Российского Совета ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск

Шмаль Г.И. председатель Совета ветеранов нефтегазовой отрасли при Министерстве энергетики Российской Федерации

Юношев С.И. председатель Региональной общественной организации пенсионеров-ветеранов войны и труда Министерства общего машиностроения СССР

Красноярская местная общественная организация ветеранов боевых действий «ПОБРАТИМ»


























Основные направления деятельности

 


—  предоставление и защита прав и интересов ветеранов ,членов их семей и семей погибших военнослужащих, лиц уволенных с военной службы в запас или в отставку проживающих на территории г. Красноярска ;

—  укрепление ветеранской дружбы сотрудничества и взаимопомощи  по  содействию в решении задач  адаптации ветеранов в новых экономических условиях;

—  участие в военно- патриотическом и гражданском воспитании детей , молодёжи и других группах населения г. Красноярска.

 


Лучшие проекты организации

 


Проведена работа по планам выигранных грантов:

1)      Создан и работает клуб ветеранов боевых действий «Плечом к плечу»:

2)      По гранту «Дорогами памяти»;

3)      По гранту «Страницы истории».

— создан музей «Дорогами Афганистана»;

— установлено 14 мемориальных досок геройски погибшим афганцам на учебных заведениях г.Красноярска;

— установили совместно с администрацией г. Красноярска  на Аллее памяти о. Татышев камень посвящённый памяти  о войне в Афганистане.

 

 


Партнеры организации – от администрации муниципалитета, от бизнеса, НКО

 


Администрации края , г.Красноярска, районов города, ООО «Ак-тай»,ОАО Восточно Сибирский Сбербанк, ООО «Эко», ООО «Фасадстрой» , КРО РСВА,

Краевой совет ветеранов (п)ВТВСПО,  


Целевая аудитория организации

 


Ветераны локальных войн, допризывная молодёжь, все социальные группы из числа жителей г. Красноярск


Территория деятельности


г.Красноярск


Адрес места нахождения, e-mail, телефон, факс управляющего органа организации, сайт организации


г. Красноярск пер. Речной д.3 кв.81, [email protected], [email protected], [email protected] 89082071091, факс 211 – 98 – 76 (для Силина)


Российские военнослужащие столкнулись с «синдромом Чечни»

В реабилитационном центре в этом городе на Волге за последние шесть месяцев 500 человек прошли курс лечения от схожих симптомов: беспокойства, бессонницы, враждебности и необъяснимых физических заболеваний. Некоторые слышат голоса; другие не хотят говорить.

Психологи называют это «чеченским синдромом». Пострадавшие от нее — ветераны войны с чеченскими сепаратистами на юго-западе России, молодые люди, которые борются с последствиями боевых действий во время третьей антипартизанской войны в России менее чем за два десятилетия.

Эксперты говорят, что последовавшие друг за другом войны создают последовательные поколения психологически раненых русских мужчин. Во время первой чеченской войны, с 1994 по 1996 год, сотни мужчин вернулись домой, охваченные насилием и брошенные безразличным обществом. Всего несколько лет назад русские говорили об «афганском синдроме». Ветераны вернулись после десятилетия боев, закончившихся там в 1989 году, измученные и ослабленные стрессом на поле боя.

«В основном синдромы одинаковые, — сказала Ирина Панова, директор Реабилитационного центра для ветеранов локальных конфликтов.«Мы сталкиваемся с сотнями и, возможно, тысячами мужчин, которые не могут адаптироваться к обществу. Они не могут войти в нормальный цикл жизни».

Комитет солдатских матерей, национальная антивоенная организация, которая консультирует солдат и призывников об их законных правах, говорит, что ветераны часто прибегают к преступлению, чтобы заработать на жизнь. Трудно найти работу, а беспрецедентная война в Чечне создает в солдатах моральный вакуум. «Кажется, у каждого солдата, возвращающегося из Чечни, есть проблемы с правопорядком», — сказала Галина Лебедева, директор местного комитета матерей.

Нынешняя чеченская война рекламировалась россиянам как недорогая кампания, направленная на сдерживание потерь, в то время как «террористы» в сепаратистском регионе были уничтожены авиаударами и артиллерией. Но когда российские войска восстановили контроль над Чечней, они стали мишенями для атак. Вскоре стало ясно, что война будет не короткой и не чистой, а долгим кошмаром засад, взрывов автомобилей и саботажа.

В то же время военных обвиняют в массовых нарушениях прав человека в Чечне, включая как минимум три крупномасштабных обстрела мирных жителей.По словам Пановой, жестокость, которую посещают российские войска, также оказывает психологическое воздействие на тех, кто не одобряет это. «Нелегко выносить вид мертвых детей», — сказала она.

Значительная часть психологической реабилитации оставлена ​​на усмотрение региональных властей; Центр в Нижнем Новгороде, примерно в 250 милях к востоку от Москвы, финансируется местным правительством. Есть некоторые признаки того, что Москва начала учитывать напряжение, вызванное войной, в результате которой за месяцы артиллерийских и воздушных бомбардировок погибло более 3000 российских солдат и бесчисленное количество мирных жителей.На главной военной базе в Ханкале в Чечне армия создала центр психологической поддержки, где солдаты могут обсудить свои проблемы.

У нас, в Нижнем Новгороде, психологи тоже пытаются уговорить ветеранов поговорить. «Мы здесь не для того, чтобы судить, мы здесь, чтобы слушать», — сказала Панова.

Стоит только взглянуть в стеклянные глаза Владимира, механика ВВС, и увидеть напряжение. Его стресс, похоже, возник из-за того, что он стал свидетелем парада раненых и мертвых. «Мне снятся кошмары, я плохо сплю, — сказал он.«Мне трудно разговаривать с обычными людьми. Мне лучше с людьми, которые были в Чечне; я остаюсь рядом с ними».

Товарищ Василий — милиционер, участвовавший в обеих чеченских войнах. Российская военная полиция поддерживает блокпосты в Чечне, ищет машины в поисках оружия и следит за проникновением партизан в города, и Василий знает, что его снова призовут. Во время первой войны член его отряда был убит, когда повстанцы отвоевали Грозный, столицу Чечни. На этой войне он жил в страхе.«Вы чувствуете себя виноватым, когда умирает друг. Я запер себя в депрессии. Я не хочу ни с кем разговаривать. Я прихожу сюда, чтобы восстановить себя».

Мирные жители смотрят на него холодно. «Раньше девушки восхищались ссорящимися мужчинами, думали, что они настоящие мужчины. Теперь они не хотят с вами разговаривать. Я бы хотел, чтобы со мной обращались так, как будто я никогда не был в Чечне».

Как и Владимир, Василий предпочитает компанию людей, прошедших боевые действия в Чечне. «Вы чувствуете себя непринужденно среди товарищей», — сказал он.Оба мужчины отказались назвать свои фамилии, поскольку рассчитывают вернуться к активной службе.

Андрей Садышев, ветеран первой войны, больше не хочет возвращаться. С 1996 года он находится в депрессии, почти самоубийстве. Он говорит, что иногда слышит голоса и мечтает оказаться в Чечне под огнем, в ловушке и пленении. «Лично мне это сложно. Мне трудно сосредоточиться на повседневных делах. Я потерял дух. Я чувствую, что у меня нет будущего». Его глаза покраснели, и начали выступать слезы.

Плотник Садышев не смог найти работу.Одним из потрясений для ветеранов последней российской войны стало возвращение к неприветливому обществу, которое кажется безразличным к их потребностям. «Мы не подходим», — сказал Садышев.

«На ветеранов смотрят как на людей, которые умеют стрелять и убивать. Солдаты обижены обществом, которое отправило их на войну, а затем не заботится о них», — сказала Панова.

Андрей Кожанков, молодой призывник, вернулся несколько месяцев назад и пытался пойти в милицию. Он прошел психологические тесты и был отвергнут как «рискующий».«Экзаменаторы отказались пояснить, какой именно риск он представлял, или показать ему результаты теста». Я был ранен. Я был морпехом. Мы элита. И никого не волновало. Они могут пойти к черту », — сказал Кожанков, который пил пиво с другими ветеранами в Русском кафе, бильярдном зале на окраине Нижнего Новгорода.

Кожанков и его друзья создали организацию под названием« Братство », которая собирает деньги для безработных ветеранов. и пытается найти им работу. Они также проводят время в компании друг друга, заново переживая войну.

«После Чечни забываешь, как обстоят дела в мирной жизни», — сказал Павел Юдахин, недавно вернувшийся с дежурства. «Рутинные, повседневные проблемы кажутся неважными. У тебя нет терпения. Семья и друзья, кажется, давят на тебя со всех сторон».

Они кипятятся от предположений, что их война уступает Второй мировой войне, ветераны которой боготворят в России. «Я разговаривал на заводе с солдатом времен Второй мировой войны», — сказал Юдахин, который какое-то время работал на автомобильном заводе. «Он сказал, что мы не настоящие солдаты, что мы не умираем, как солдаты, а только при глупых обстоятельствах.

Кожанков, Юдахин и их друзья также недовольны имиджем чеченских ветеранов или, если уж на то пошло, афганских ветеранов как нарушителей спокойствия. В общественном сознании образцом для чеченского ветерана послужил фильм «Брат». в которой молодой солдат становится стрелком в Санкт-Петербурге.

«Это правда, что некоторые ветераны идут на криминал. Но это потому, что работы нет, разве что охранников, — сказал ветеран по имени Андрей. — То, что мы разные, это миф.«

Они знают, что некоторые из их товарищей страдают чеченским синдромом». Они замкнуты в себе. Вот почему мы сформировали эту группу — на случай, если у нас возникнут проблемы, — сказал Юдахин. — Только мы можем действительно понять друг друга. рюмку в пепельницу. Символ Братства — красно-черная пятиконечная звезда. Черный символизирует павших.

Они начали программу чтения школьников лекций о Чечне, чтобы они могли лучше представить себя.

«Конечно, возвращение с любой войны может быть проблемой, — сказал Юдахин. «Но тебе станет лучше, если ты вернешься героем».

Чечня, Ельцин и Клинтон: Резня в Самашках в апреле 1995 года и реакция США на войну России в Чечне

Вашингтон, округ Колумбия, 15 апреля 2020 г. — Поскольку коронавирус ставит под угрозу празднование Россией Дня Победы в мае 9 февраля 2020 года, когда состоялся грандиозный военный парад на Красной площади в Москве, мы вспоминаем еще одно событие, которое 25 лет назад угрожало подорвать праздничную атмосферу: массовое убийство российскими войсками десятков мирных жителей Чечни и сожжение их села Самашки. 8 апреля 1995 г.В этом году исполняется 75 лет со дня победы СССР над нацистской Германией во Второй мировой войне. 50 годовщина наступила всего через несколько лет после распада Советского Союза и предоставила иностранным лидерам возможность отпраздновать поражение нацизма в Москве в качестве гостей первого свободно избранного президента посткоммунистической России Бориса Ельцина.

Президент Клинтон и Президент Ельцин тосты на государственном обеде в Грановитой палате Кремля, Москва, май 1995 года.
(Фото: Александр Земляниченко, AP)

Однако жестокая война Ельцина по подавлению чеченского движения за автономию от Российской Федерации омрачила День Победы и заставила некоторых наблюдателей задуматься, может ли президент Билл Клинтон отклонить приглашение в знак протеста против вопиющих нарушений Россией прав человека и законов войны. Как явствует из недавно рассекреченных документов, администрация Клинтона столкнулась с трудным выбором между, с одной стороны, проявлением уважения к историческим жертвам России в борьбе с фашизмом и поддержкой демократически избранного президента страны, а с другой — защитой основных прав человека. критикуя зверства, совершаемые российским правительством, которое все больше движется к авторитаризму.

Сегодня Архив национальной безопасности впервые публикует рассекреченные записи Государственного департамента, ЦРУ и УВД вместе с российскими материалами из Общества Мемориал и Государственного архива Российской Федерации, которые документируют внутреннее сопротивление войне и реакцию администрация США. Публикация включает введение профессора Корнельского университета Мэтью Евангелиста, автора книги Чеченские войны: пойдет ли Россия по пути Советского Союза (Вашингтон, округ Колумбия).С .: Brookings Institution Press, 2002) и старший аналитик архива Светлана Савранская.

Резня в Самашках и ответ США на войну России в Чечне

Светлана Савранская и Мэтью Евангелиста

Поскольку коронавирус ставит под угрозу празднование в России Дня Победы 9 мая 2020 года с его огромным военным парадом на Красной площади в Москве, мы вспоминаем еще одно событие, которое угрожало подорвать праздничную атмосферу 25 лет назад: массовое убийство, устроенное российскими войсками. десятков мирных жителей Чечни и сожжение их села Самашки 8 апреля 1995 года.В этом году исполняется 75 лет со дня победы СССР над нацистской Германией во Второй мировой войне. 50 годовщина наступила всего через несколько лет после распада Советского Союза и предоставила иностранным лидерам возможность отпраздновать поражение нацизма в Москве в качестве гостей первого свободно избранного президента посткоммунистической России Бориса Ельцина.

Однако жестокая война Ельцина по подавлению чеченского движения за автономию от Российской Федерации омрачила День Победы и заставила некоторых наблюдателей задуматься, может ли президент Билл Клинтон отклонить приглашение в знак протеста против вопиющих нарушений Россией прав человека и законов войны.Как явствует из недавно рассекреченных документов, администрация Клинтона столкнулась с трудным выбором между, с одной стороны, проявлением уважения к историческим жертвам России в борьбе с фашизмом и поддержкой демократически избранного президента страны, а с другой — защитой основных прав человека. критикуя зверства, совершаемые российским правительством, которое все больше движется к авторитаризму.

Трудные решения, принятые администрацией Клинтона, по крайней мере частично отражали идею У.Отсутствие ясности С. в собственных приоритетах. Демократия была крылатым выражением, а Ельцин считался лучшей надеждой для российской демократии, но на самом деле, когда она столкнулась с предполагаемыми интересами безопасности и экономики, поддержка демократических процессов и таких принципов, как права человека, отошла на второй план. До начала войны в Чечне Соединенные Штаты и Россия успешно сотрудничали по вопросам, критически важным для США и международной безопасности, таким как программа Нанна-Лугара (ссылки на публикации: Информационная книга № 571 и Информационная книга № 691), которые помогли Россия безопасно демонтирует свое ядерное оружие в соответствии с Договором СНВ-1 и выведет ядерное оружие из Украины, Казахстана и Беларуси.Россия была надежным, хотя и неохотным партнером в Боснии, по Договору о запрещении ядерных испытаний и в глобальном нераспространении. Россия провела непопулярные экономические реформы в форме «шоковой терапии», предложенной американскими экономистами и политиками. Ельцин принял американскую повестку дня реформ в России и, казалось, придерживался демократических ценностей. Администрация Клинтона считала его не только олицетворением российской демократии, но и младшим партнером, который мог бы найти решения для приоритетов США. Президент Клинтон был искренне привержен реформам в России и своим отношениям с Ельциным, храбрым лидером танка, который противостоял жесткому перевороту в 1991 году (ссылка на публикацию: Брифинг № 640)

События, завершившиеся военным вмешательством России в Чечню в декабре 1994 года, начались четырьмя годами ранее, когда Верховный Совет Чечено-Ингушской Республики в ноябре 1990 года выступил с «декларацией о государственном суверенитете», что стало частью широко распространенного в СССР ответного движения. к гиперцентрализованной системе правления из Москвы.Хотя в основном мирные, некоторые народные движения за независимость или суверенитет вызвали бурную реакцию — в Нагорном Карабахе в 1988 году, в Тбилиси в 1989 году и в Латвии и Литве в 1991 году [1].

Джохар Дудаев, лидер движения за независимость Чечни и первый президент Чечни, служил в Эстонии в качестве генерала советских ВВС и командующего стратегической авиабазой в Тарту. В Эстонии широко восхищались Дудаевым за его отказ позволить использовать свои войска для подавления протестов в пользу независимости Эстонии.Протестные движения там, в свою очередь, вдохновили Дудаева на поддержку аналогичных усилий по обеспечению независимости в Чечне, которые он возглавлял до своей смерти в 1996 году, будучи нацеленным на российскую ракету, которая попала в его спутниковый телефон, когда он вел переговоры о возможном прекращении огня (Управление военной разведки США сообщил об уязвимости Дудаева к такому удару более года назад [2]).

Под управлением президента Джорджа Х.В. Буш: Соединенные Штаты выступали против движений за независимость советских республик, за исключением республик Прибалтики, таких как Эстония, Литва и Латвия, чье присоединение к СССР объединяло США.С. никогда официально не узнавал. США ценили стабильность и экономические реформы в Советском Союзе в целом, а не свободу и независимость входящих в его состав республик. После того, как СССР так или иначе распался, отчасти благодаря махинациям лидера российской республики Бориса Ельцина, США продолжали выступать за стабильность и экономические реформы. Он выступал против дальнейшего распада постсоветской России, федерации, состоящей примерно из 89 «субъектов», включая небольшие республики Северного Кавказа, такие как Чечня.Президент Клинтон и его советники одобрили официальную позицию Ельцина о том, что чеченское движение за автономию угрожает территориальной целостности России и что попытки подавить его с помощью насилия являются внутренним делом.

Не весь международный ответ соответствовал позиции США. Члены ЕС более жестко и публично отреагировали на применение силы в Чечне как на уровне правительства, так и среди НПО. Благодаря совместным мемуарам восьми советников Ельцина у нас есть некоторые конкретные подробности о раннем ответе на вторжение в Чечню.Например, 27 декабря 1994 г. группа финских парламентариев выразила обеспокоенность правительствам и президентам России и США, Организации Объединенных Наций и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) [3]. На следующий день помощник президента Ельцина встретился с официальными лицами Международного комитета Красного Креста (МККК), которые передали президенту России свое мнение о том, что ситуация в Чечне теперь приобрела «правовой статус вооруженного конфликта государства, не являющегося государством. международный характер.«Этот статус, по мнению Красного Креста,« прежде всего означает, что государственные органы, участвующие в конфликте, должны придерживаться определенных гуманитарных обязательств ». [4] С этого момента, как задокументировали советники Ельцина, президент России узнал о своих международных отношениях. юридические обязательства с формулировкой, взятой непосредственно из Протоколов 1977 г. к Женевским конвенциям. Выражение международной озабоченности усилилось в следующие несколько дней, когда министр иностранных дел Германии Клаус Кинкель сделал «эмоциональный звонок» своему российскому коллеге Андрею Козыреву от имени премьер-министра Гельмута Коля и Европейского Союза.[5] В отличие от финнов, немцев и других, правительство США довольно поздно отреагировало на российское вторжение. Президент Клинтон не контактировал с Ельциным для обсуждения ситуации до 13 февраля 1995 г., через два месяца после начала конфликта (Документ 10).

Демократические силы в собственном парламенте Ельцина выступили против военного решения в Чечне и направили несколько делегаций в Грозный, чтобы попытаться предотвратить военную эскалацию в ноябре и декабре 1994 года. Глава одной парламентской делегации, председатель комитета по обороне Госдумы Сергей Юшенков , вел переговоры напрямую с Джохаром Дудаевым об освобождении российских задержанных (Документ 1).Чеченская сторона просила о прямых переговорах с Ельциным, но он никогда не соглашался на это из-за опасений, что это приведет к признанию правительства Дудаева стороной в конфликте (а не только лидером бандитов, как его пытался изобразить Ельцин). То же настаивание на прямых переговорах и предупреждение о крупной гуманитарной катастрофе, которая может повредить многим российским гражданам наряду с чеченцами, было высказано Сергеем Ковалевым, героем российского правозащитного движения (который до сих пор активно участвует в правозащитной деятельности в России. сегодня и только что отпраздновал свое 90-летие 2 марта 2020 г.), который возглавил сопротивление войне в качестве первого уполномоченного по правам человека в России (Документ 3).Ковалев, депутат Госдумы, а также член ведущей правозащитной организации «Мемориал», провел три недели в Грозном с конца декабря 1994 года до середины января 1995 года с Олегом Орловым, Львом Пономаревым и другими членами «Мемориала». Рискуя своей жизнью, эти наблюдатели ежедневно отправляли телефонные отчеты и обращения к президенту, премьер-министру Черномырдину (Документ 8) и другим политическим лидерам, пытаясь привлечь внимание к зверствам и нарушениям прав человека в Чечне. Владимир Лукин, видный депутат Госдумы, бывший посол в США и основатель политической партии «Яблоко», выступил против применения военной силы в Чечне и задал Ельцину жесткие вопросы в качестве главы постоянной делегации России в Совете Европы. , к которому Россия стремилась присоединиться (Документ 9).

Большинство либеральных сторонников Ельцина и ведущие демократические интеллектуалы выступили против войны в Чечне. Они столкнулись с конфликтом между необходимостью разоблачить нарушения прав человека и своей верностью Ельцину, опасаясь, что он проиграет на предстоящих выборах. В частном порядке либеральные советники Ельцина пытались отговорить его от применения военной силы (Документ 4), но их голоса заглушили сторонники жесткой линии во главе с главой службы безопасности Ельцина и партнером по теннису Александром Коржаковым, министром обороны Павлом Грачевым и вице-премьер-министром Николаем Егоровым. — основные сторонники военного решения.[6]

Отчеты неправительственных организаций, таких как Helsinki Watch (ныне Human Rights Watch), а также межправительственных органов, таких как Совет Европы, содержат подробные сведения об ущербе, нанесенном мирным жителям в результате российских атак. Самая важная и достоверная информация о последствиях российского вторжения поступила от храбрых российских правозащитников, которые были на месте событий и от показаний которых зависели международные организации (Документы 3, 8, 18).Представители ОБСЕ, проводившие миссию по установлению фактов в Чечне, «были потрясены масштабами разрушений и сравнили состояние Грозного с состоянием Сталинграда во время Второй мировой войны». [7] Госдепартамент получил краткое изложение выводов ОБСЕ. за день до празднования Дня Победы в Москве (Документ 26). Другие сравнивали ситуацию в Чечне с ситуацией в Боснии, когда ее столица находилась в осаде сербских ополченцев и сербской армии — действия, которые в конечном итоге спровоцировали вмешательство НАТО.Зимой 1995 года «в разгар обстрела Сараево происходило тридцать пятьсот взрывов в день, в то время как в Грозном зимние бомбардировки достигли уровня в четыре тысячи взрывов, часа » [8]

.

Недавно рассекреченные документы прослеживают развитие позиции США по Чечне через серию директив Госдепартамента по обработке запросов прессы. 12 апреля, через четыре дня после резни в Самашках, на гипотетический вопрос о «сообщениях о том, что русские убивают мирных жителей и проводят политику выжженной земли в Чечне», Департамент сообщил, что «мы по-прежнему глубоко обеспокоены» и что «боевые действия должны прекратиться, и что они разрушают российскую демократию и США».С.-российские отношения »(Документ 15). На обвинение российских правозащитников в том, что Россия проводит политику геноцида, в руководстве для прессы был представлен текст Конвенции о геноциде 1948 года с акцентом на «конкретное намерение» совершить преступление и утверждалось, что «мы не видел доказательства, подтверждающие вывод о том, что действия России в Чечне представляют собой геноцид »(Документ 15).

Чуть более недели спустя новое руководство для прессы напрямую касалось вопроса о резне в Самашках (Документ 21).В нем повторяется «глубоко обеспокоенный» язык и подтверждается достоверность отчетов, поступающих от множества российских правозащитных организаций и международных институтов, таких как МККК и ОБСЕ. В отличие от этих организаций, однако, позиция США объясняет резню «недостаточной военной дисциплиной» и призывает «российские войска» соблюдать Женевские конвенции — даже со ссылкой на общую статью 3 и Протокол II к договорам 1949 года, даже хотя русские солдаты не могли знать, что это были.[9] В нем не упоминается об ответственности российских политических или военных руководителей .

В отличие от этого, позиция Европейского Союза, о которой Госдепартамент доложило посольство США в Париже, поразила гораздо труднее: он «полностью осуждает зверства против гражданских лиц в нарушение основных прав человека» и «обращается к российским властям». положить конец насилию над людьми »(Документ 22). Возлагая вину на власти, а не на рядовых солдат, ОБСЕ повторила сообщения очевидцев, таких как доклад Сергея Ковалева из «Мемориала» в первые дни войны, когда он обвинил российских лидеров в совершении преступления «не только против народа Чечни». , но также и против российских солдат », поставив их в неприемлемую позицию противодействия массовому вооруженному движению за независимость (Документ 3).Ковалев дальновидно предсказал дальнейшие жертвы среди гражданского населения. 8 мая посольство в Вене направило отчет, в котором резюмируется расследование ОБСЕ, которое включало посещение Самашек, которое подтвердило сообщения о том, что «федеральные войска оккупировали деревню, не встретив сопротивления, но сожгли и разрушили дома после их разграбления, с большим трудом. потеря жизни «. Это также выявило существование «фильтрационных лагерей», где подозреваемых в повстанцах пытали и убивали, и огромные разрушения неизбирательной стратегии российских бомбардировок (Документ 26).

Время резни в Самашках было особенно неудобным для западных лидеров, поскольку она произошла за месяц до празднования Дня Победы в Москве. Некоторые наблюдатели подозревали, что приближение годовщины само по себе могло способствовать решению России терроризировать Самашки, чтобы ускорить окончание войны до прибытия западных гостей — точку зрения разделяет ЦРУ (Документ 14) [10]. Поскольку администрация Клинтона планировала поездку президента в Москву, Госдепартамент подготовил серию тезисов для обсуждения для прессы и общественности.Этот документ разъясняет приоритеты президента Клинтона. Его советники знали, что война России против Чечни создает проблему для двусторонних отношений. Они назвали конфликт скорее трагедией, чем, скажем, преступлением: «Действия России в Чечне были трагически неправильными». Но они относят его к той же категории, что и другие разногласия между двумя странами, такие как возражение США против сотрудничества России с ядерной программой Ирана: «Из-за вовлеченных ставок мы не можем и не будем держать наши отношения в заложниках в одном вопросе — наших разногласиях. по поводу продажи реакторов Ирану, например, серьезно.«Чечня не станет препятствовать достижению основных целей США: 1) продолжающийся демонтаж российского ядерного оружия; 2) согласие России с расширением альянса НАТО, включая разработку США средств противоракетной обороны театра военных действий в Восточной Европе; и 3) политические и экономические реформы в России. Тезисы для обсуждения особо отмечают «знаковое соглашение с МВФ на сумму 6,4 миллиарда долларов, которое требует от России продолжения борьбы с инфляцией, выполнения строгого бюджета и освобождения дополнительных цен от государственного контроля» (Документ 25).

Большая часть реакции США на войну в Чечне была основана на предположении, что необходимо сделать все, чтобы поддержать президента Ельцина как единственную надежду на российскую демократию и экономические реформы. Успехи на выборах коммунистов и сторонников фашистского политика Владимира Жириновского вызвали особую тревогу у официальных лиц США, которые стремились избежать дальнейшего ослабления Ельцина своей критикой. Политики США, начиная с президента Клинтона и ниже, называли войну в Чечне «внутренним делом» и сравнивали ее с США.S. Гражданская война, подразумевающая тотальную войну с огромными жертвами среди гражданского населения, была полностью оправдана для сохранения страны. Госсекретарь США Уоррен Кристофер объяснил, что «Россия действует в демократическом контексте», и поэтому Соединенным Штатам не следует «спешить с суждениями» [11]. Эта точка зрения была настолько широко распространена в правительстве США, что доклад от Агентство военной разведки, якобы предназначенное для обобщения военной ситуации в России (оно цитирует один источник о том, что «потенциальная партизанская война в Чечне потребует развертывания ста тысяч военнослужащих») не могло устоять перед редакционной статьей в пользу Ельцина как « гарант демократического развития в России… Пока ему нет приемлемой альтернативы »(Документ 5).Подводя итоги реакции США на войну в Чечне, группа либеральных советников Ельцина написала, что, похоже, она следовала формуле: «Вы там, пожалуйста, исправьте ситуацию поскорее, пока мы немного закроем глаза». [12]

Новые доступные документы подтверждают, что, несмотря на ужасающие преступления, связанные с конфликтом России в Чечне и воплощенные в резне в Самашках 25 лет назад, администрация Клинтона сознательно преуменьшала свою критику. Ее приоритетами в отношениях с постсоветской Россией были денуклеаризация, расширение НАТО и открытие российской экономики для иностранных инвестиций, а не прав человека.Администрация Клинтона не желала увязывать экономическую помощь с соблюдением Россией своих обязательств по международным договорам и соблюдением гуманитарного права в Чечне. Напротив, он поддерживал постоянную помощь со стороны международных финансовых институтов, таких как Международный валютный фонд. Как отметила Рэйчел Денбер, московский представитель Helsinki Watch, «несмотря на чеченский конфликт, 1995 год следует считать годом джекпота для россиян в том, что касается средств международного сообщества.За ссудой 1995 г. последовали еще 10,2 млрд долл. От МВФ в начале 1996 г. Сумма этих двух займов превышает большинство оценок общей стоимости первой чеченской войны, что заставляет некоторых наблюдателей утверждать, что Запад фактически «заплатил за российское вторжение. . »[13]

Трудные решения, принятые администрацией Клинтона зимой и весной 1995 года, отодвинули на второй план обеспокоенность по поводу прав человека. Гуманитарная трагедия оказалась менее важной, чем другие важные вопросы в повестке дня администрации, такие как европейская безопасность и российские реформы.Чечня была «больным местом», как назвал ее Черномырдин в разговоре с Тэлботтом (Документ 13). Это было то, о чем высшее руководство США предпочитало не обсуждать со своими российскими коллегами. Во время московского саммита обсуждение Чечни ограничилось просьбой США о поиске исчезнувшего Фреда Куни, что могло оставить у некоторых впечатление, что имеет значение только его жизнь. В тот раз именно расширение НАТО вырисовывалось в умах американских политиков, что усилило их склонность отложить в сторону такие неприятные проблемы, как Самашки.Приспосабливание Ельцина к Чечне может побудить президента России не отказываться от этого вопроса публично и присоединиться к программе «Партнерство ради мира». И, хорошо это или плохо, Ельцин оставался надежным партнером США по многим другим международным вопросам.

Читать документы

Банкноты

[1] Для описания предыстории и последствий войны в Чечне см. Matthew Evangelista, Чеченские войны: пойдет ли Россия по пути Советского Союза? (Вашингтон, округ Колумбия: издательство Brookings Institution Press, 2002).

[2] Информационный отчет УВД, Недостатки российских ВВС в Чечне , 7 марта 1995 г. указывает на способность России определить местонахождение Дудаева с помощью электронных средств. Рассекречивание АСВ, Архив национальной безопасности FOIA

[3] Ю.М. Батурин, А.Л.Ильин, В.Ф. Кадацкий, В. Костиков, М.А.Краснов, А.Я. Лившиц, К. Никифоров, Л. Пихоя, Г.А. Сатаров, Эпоха Ельцина: Очерки политической истории, (М .: Вагриус, 2001), с.622-623.

[4] Батурин и др., Эпоха Ельцина, , с. 625.

[5] Батурин и др., Эпоха Ельцина, , с. 631.

[6] См. Статью Грачева в книге Петр Авен и Альфред Кох, Революция Гайдара: История реформы 90х из первых рук (Революция Гайдара: История реформ 1990-х годов из первых рук) (М .: Альпина Издательство, 2015), с. 350-353

[7] Сванте Э. Корнелл, «Международная реакция на массовые нарушения прав человека: случай Чечни», Europe-Asia Studies , vol.51, нет. 1 (январь 1999 г.), стр. 85–100.

[8] Дэвид Ремник, Воскресение: борьба за новую Россию, (Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1997), стр. 263-264, выделено в оригинале.

[9] Марк Крамер, « Россия, Чечня и Женевские конвенции, 1994–2006 годы: нормы и проблема интернализации», в книге Мэтью Евангелиста и Нины Танненвальд, ред., Имеют ли значение Женевские конвенции? (Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press, 2017).

[10] Кен Файерман, «Российская тактика разгромила Чечню», Newsday , 17 апреля 1995 г.

[11] Элейн Скиолино, «Администрация не видит иного выбора, кроме как поддерживать Ельцина», New York Times , 7 января 1995 г.

[12] Батурин и др., Эпоха Ельцина, , с. 786.

[13] Все цитаты и цифры из Корнелла, «Международная реакция».

Воинские традиции Чечни — CSMonitor.com

МОСКВА

Неуловимые, быстро наносящие удары чеченские партизаны были самым свирепым и решительным внутренним врагом России на протяжении почти двух столетий, и десятки российских военнослужащих продолжают гибнуть еженедельно в ходе последней 30-месячной кампании Москвы по их покорению.В некоторых сообщениях говорится, что силы США теперь могут сражаться с одним и тем же смертоносным противником в Афганистане — сотнями чеченских боевиков, которые поддержали глобальный джихад Аль-Каиды.

«Их много, и они точно знают, как воевать», — сказал агентству France-Presse неназванный американский офицер после столкновения американских войск с чеченскими партизанами в ходе операции «Анаконда» в этом месяце, направленной на то, чтобы загнать в угол несгибаемого Ала. Остатки Каиды в горах на востоке Афганистана. Генерал Томми Фрэнкс, командующий войсками США, был более осмотрительным на пресс-конференции в Москве на прошлой неделе.«Число национальностей, представленных в задержанных у нас, составляет около 35, и, конечно же, чеченская национальность представлена ​​среди этих наций», — сказал он.

Российские ветераны говорят, что они не удивлены, узнав, что американцы сталкиваются с яростными чеченскими боевиками в Афганистане и считают, что дела идут тяжело. «Чеченцы — фанатичные солдаты», — говорит Виктор Путилов, председатель Союза ветеранов «Витязя», объединение бывшего спецназа — спецназовцев — солдат.«Первое, что дают чеченскому ребенку мужского пола, — это оружие, и они растут, веря, что единственное предназначение человека — сражаться. Их великая сила в битве в том, что они не думают ни о своей, ни о чьей-либо жизни».

Но большинство экспертов, изучающих крошечную, традиционно мусульманскую республику Чечню, говорят, что они сомневаются, что ее легендарные воины присоединились к террористической сети Усамы бен Ладена в достаточно большом количестве, чтобы стать ее «крупнейшим отдельным компонентом», как утверждается в некоторых сообщениях. Во-первых, говорят они, большинство чеченцев нерелигиозны.«Ислам не пустил глубоких корней среди чеченцев и играл лишь незначительную роль в их восстаниях против российского правления в прошлом», — говорит Александр Искандерян, глава независимого Центра кавказских исследований в Москве. «Религия — не ключ к пониманию чеченцев; их болезненное прошлое — ключ к пониманию».

Многие эксперты сходятся во мнении, что история кровавых поражений, массовых репрессий и жестокого изгнания в сочетании с боевой культурой, в которой мальчики становятся полноправными солдатами в возрасте 12 лет, возможно, привела к тому, что значительное число молодых чеченских мужчин присоединились к Аль-Каиде в поисках месть не только России, но и всему немусульманскому миру.«Чеченцы не могут забыть или простить массовые страдания, которые они пережили и которые продолжают нести», — говорит Светлана Омарова, эксперт правозащитной организации Конфедерация репрессированных народов бывшего СССР. «Это не для оправдания, но нужно понимать, насколько глубоко оскорблен этот народ. Это люди, которые привыкли сражаться за проигранное дело».

Генерал Михаил Ермолов, возглавлявший российские войска в безжалостной 30-летней кампании по разгрому Чечни в XIX веке, назвал их «прирожденными повстанцами».Романист Михаил Лермонтов, участвовавший в той борьбе, больше восхищался чеченцами, написав в 1832 году: «Их бог — свобода; их закон — война ».

Ермолов завоевал Чечню, сжег ее леса, чтобы лишить повстанцев прикрытия, и убив десятки чеченских пленных за каждого потерянного им русского солдата. Позднее чеченские восстания против царской и советской власти подавлялись с такой же жестокостью В 1944 году советский диктатор Иосиф Сталин обвинил чеченцев в сотрудничестве с нацистами и депортировал всю нацию, полмиллиона человек, в Среднюю Азию и Сибирь.Примерно 150 000 из них погибли в вынужденном зимнем марше.

«Депортация и последовавшее за ней изгнание объединили чеченцев в горечи, печали и гневе», — говорит Владимир Дмитриев, ведущий эксперт по Северному Кавказу из Российского института этнологии в Санкт-Петербурге. «Сегодня мы собираем урожай, поскольку чеченцы — единственное русское национальное меньшинство, которое абсолютно не смирилось с тем, чтобы быть частью Российской Федерации».

В надежде возобновить контакты между Кремлем и чеченскими сепаратистами, Парламентская ассамблея Совета Европы и Дума, нижняя палата российского парламента, организовали форум под названием Чеченский консультативный совет, первое заседание которого прошло в Москве на прошлой неделе.Форум не получил одобрения ни со стороны президента Владимира Путина, ни со стороны поддерживаемой Кремлем гражданской чеченской администрации или мятежного президента Чечни Аслана Масхадова на встречу.

Постсоветская Россия дважды воевала с чеченцами. В 1994 году президент Борис Ельцин направил войска, чтобы подавить националистическое движение за независимость. Русские потерпели поражение от чеченских нерегулярных формирований в 20-месячной войне, в результате которой погибло до 80 000 человек, в основном мирные жители. В 1999 году после череды террористических актов в российских городах, в которых обвиняли, но так и не доказали, что они были делом рук чеченских повстанцев, Кремль снова вторгся.

Российские официальные лица заявляют, что после первой войны Чечня погрузилась в беззаконие и стала плацдармом глобального панисламского джихада, символом которого является бен Ладен. Служба безопасности ФСБ, внутренняя наследница советского КГБ, предоставила доказательства того, что деньги, собранные террористическими «благотворительными организациями» по всему исламскому миру, текли в Чечню для поддержки военных операций повстанцев. ФСБ также утверждает, что до 1500 иностранных мусульман, изгнанных из учебных лагерей террористов Аль-Каиды в Афганистане, воюют против сил Кремля в Чечне, в то время как «сотни» чеченских военных специалистов эмигрировали в Афганистан в последние годы для работы на Талибан и Аль. Каида.Эти утверждения, похоже, перекликаются с сообщениями американских войск о насильственных контактах с чеченскими боевиками.

Но эксперты говорят, что доказательства следует тщательно взвешивать. «Иногда мне интересно, не подчеркивают ли американцы присутствие чеченцев в Афганистане только для того, чтобы угодить Москве», — говорит независимый военный эксперт Павел Фельгенгауэр. «Конечно, есть; всегда были чеченские добровольцы и наемники, сражавшиеся в войнах вокруг Ближнего Востока и Средней Азии.

» Но, насколько любой может оценить, большинство чеченских мужчин все еще находятся в Чечне или ближайший регион, и они продолжают сражаться с единственным врагом, который когда-либо имел для них значение, которым является Россия.«

Нестабильность в Северо-Кавказском регионе России

Введение

Серия взрывов террористов-смертников в преддверии зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи привлекла новое внимание к нестабильному региону Северного Кавказа в России. Насилие высветило проблемы управления и борьбы с терроризмом в географически и этнически отличном регионе федерации, который давно является приютом сепаратистских движений. Россия вела две войны против чеченских сепаратистов в первое десятилетие после распада Советского Союза в 1991 году, проиграв первую и выиграв вторую.В последнем конфликте на смену чеченской националистической идентичности сопротивления пришла исламистская, охватившая регион Северного Кавказа. Это привело к подпитке повстанческого движения низкого уровня, которое охватило Северный Кавказ и нацелено на мирных жителей в других частях России. Наблюдатели за соблюдением прав человека говорят, что жесткие антиповстанческие кампании, направленные на обеспечение безопасности, отвлекли внимание от коренных причин конфликта, и аналитики предупреждают, что нарушения прав человека могут радикализировать новое поколение повстанцев.

Кто населяет Северный Кавказ?

Подробнее от наших экспертов

Северный Кавказ расположен в самом юго-западном углу Российской Федерации и был колонизирован Российской империей в девятнадцатом веке.Он омывается Черным и Каспийским морями . Его юг граничит с южнокавказскими народами Грузии и Азербайджаном.

Подробнее на:

Россия

Права человека

Радикализация и экстремизм

Терроризм и борьба с терроризмом

Северо-Кавказский федеральный округ с населением в десять миллионов человек является самым маленьким из восьми федеральных округов России и единственным, в котором этнические русские не составляют большинства.В регионе проживает около сорока этнических групп, что делает его одним из самых разнообразных в России. Эта территория включает шесть номинально автономных, этнически нерусских республик — с востока на запад, Дагестан, Чечню, Ингушетию, Северную Осетию, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию — и Ставропольский край, который как историческая приграничная территория, а не как отдельная территория. республика, юридически имеет меньшие полномочия, переданные от Москвы. К западу от Карачаево-Черкесии находится Краснодарский край, где Сочи расположен на берегу Черного моря, недалеко от границы со спорной грузинской территорией Абхазией.

Ислам суннитского толка является доминирующей религией в регионе. Большинство мусульман исповедуют местный вариант суфизма или мистического ислама, который основан на культурном наследии этнических групп региона и впервые был завезен на Северный Кавказ в XI веке. Хотя Советы подавляли суфиев, теперь они сотрудничают с региональными правительствами через восемь духовных советов и получают государственную поддержку.

… жесткие контрповстанческие кампании, направленные на обеспечение безопасности, отвлекли внимание от коренных причин конфликта.

Салафизм, который отвергает местные обычаи, которые суфии внедряют в свою религиозную практику, был принесен в регион в первые постсоветские годы студентами, которые учились за границей в арабских университетах. В принципе, салафиты отвергают разделение государственной и религиозной власти, призывая к соблюдению шариата. Критика салафизмом региональных правительств как коррумпированных, а суфизм как политически скомпрометированных, а также его обещания более справедливого порядка, основанного на исламских законах, привлекли сторонников.

Подробнее от наших экспертов

Как долго регион был нестабильным?

Ежедневная сводка новостей

Сводка мировых новостей с анализом CFR доставляется на ваш почтовый ящик каждое утро.
Большинство рабочих дней.

Нестабильность на Северном Кавказе уходит корнями в столетия имперского завоевания и местного сопротивления.Казаки начали заселять регион как агенты российской экспансии в конце восемнадцатого века, а Российская империя вела почти полувековую Кавказскую войну с 1817 по 1864 год. В Дагестане и Чечне Кавказский имамат, основанное на исламе движение сопротивления, безуспешно боролся с вторгшимися российскими военными, используя партизанскую тактику. Российские войска закончили войну, победив черкесов, выходцев из западного Кавказа, в битве недалеко от современного Сочи.

Зонтичная группировка современного исламистского повстанческого движения известна как Кавказский Эмират ( Имират Кавказ ).Ее лидер Доку Умаров назвал Зимние игры «сатанинскими танцами на костях наших предков», когда он призвал своих последователей сорвать Олимпийские игры «с максимальной силой» в видеообращении в июле 2013 года.

Подробнее на:

Россия

Права человека

Радикализация и экстремизм

Терроризм и борьба с терроризмом

Черкесские организации, которые также выступали против проведения Олимпиады в Сочи, стремились использовать международный центр внимания Игр, чтобы призвать к признанию жестокого обращения с ними со стороны имперской России.Но они осудили теракты смертников в Волгограде в 2013 году, которые, как они опасались, могут дискредитировать их националистические цели.

Советская политика двадцатого века еще больше усугубила нынешнюю нестабильность. Советский Союз создавал автономные республики для этнических групп, кодифицировав разделение на Северном Кавказе и посеяв семена межэтнического соперничества. Некоторые группы, изгнанные из страны, по возвращении обнаружили, что их земли были перераспределены, что обострило межэтническую напряженность.

В неспокойные годы после распада Советского Союза президент России Борис Ельцин попытался исправить эту несправедливость сталинской эпохи, но различные этнические группы мобилизовались для борьбы за ресурсы и контроль над территорией.В Чечне бывший советский военный Джохар Дудаев объявил независимое национальное государство, Чеченскую Республику Ичкерия, в 1991 году. В попытке восстановить власть Москвы российские войска при Ельцине вторглись в декабре 1994 года и обстреляли столицу Грозный. Чеченцы добились фактической независимости после полутора лет боев, но с огромными человеческими жертвами и физическими разрушениями.

Россия начала новую войну в 1999 году после того, как чеченский исламист Шамиль Басаев, соперник светского руководства Чечни, возглавил вторжение в соседний Дагестан.Владимир Путин, испугавшись распространения повстанческого движения на соседние республики, возглавил кампанию выжженной земли, чтобы победить повстанцев. Он назначил «своего марионеточного губернатора Ахмада Кадырова для умиротворения Чечни и дал ему полную свободу действий, чтобы искоренить остатки повстанцев», — говорит Лиз Фуллер, аналитик финансируемого США Радио Свободная Европа / Радио Свобода.

Как это регулируется?

У республик Северного Кавказа мало политической или финансовой автономии. Путин во время своего первого пребывания на посту президента России отменил ранее сделанные Ельциным федералистские уступки республикам.По словам критиков, региональные чиновники в основном назначаются Кремлем, что снижает их легитимность и подотчетность. Путин в свой третий президентский срок отменил реформу, инициированную его предшественником Дмитрием Медведевым, которая предусматривала прямые выборы глав республик. Их снова выбирают ассамблеи, которые выбирают лидера из утвержденного Кремлем списка кандидатов.

Чечня остается исключением. Кремль официально прекратил контртеррористические операции во время второй чеченской войны в 2009 году и предоставил лидеру республики Рамзану Кадырову, чей отец Ахмад ранее занимал этот пост, широкие полномочия по пресечению мятежников.С тех пор Кадыров ввел в качестве государственной религии своеобразную форму ислама, которая является анафемой как для светских чеченцев, так и для растущего салафитского населения.

У Северного Кавказа нет защитника, а природа Москвы такова, что нужен сильный защитник.
Марк Галеотти, Нью-Йоркский университет

Безработица и бедность присущи Чечне, несмотря на миллиарды долларов, которые Москва предоставила Кадырову на реконструкцию. Неравномерное развитие также является проблемой: другие республики лишены подобных инвестиций.«У Северного Кавказа нет защитника, а природа Москвы такова, что вам нужен сильный защитник, чтобы раскрыть кошелек», — говорит Марк Галеотти, специалист по вопросам безопасности России из Нью-Йоркского университета.

Государственные учреждения широко считаются коррумпированными и незаконными, а суфии и салафиты создали параллельные учреждения для разрешения споров. Некоторые суды применяют адата , обычное право, существовавшее до прихода ислама в регион; другие применяют шариат.В некоторых республиках они действуют легально, а в Чечне и Дагестане — подпольно, сообщает Международная кризисная группа.

Факторы конфликта (Источник: International Crisis Group)

  • Этническая принадлежность: Группы стремятся к автономии, конкурируют за ресурсы или преследуют реваншистские территориальные цели, которые могут проявляться в насильственных конфликтах, когда политические и правовые каналы не могут их удовлетворить. Полиция и местные чиновники, которые считаются предвзятыми или коррумпированными, усугубляют эти проблемы.
  • Политические: Следуя провалившимся сепаратистским амбициям и массивным неизбирательным силам государства, повстанческое движение обещает альтернативу тому, что считается российской безнаказанностью за злоупотребления.
  • Экономический: Неравномерное развитие республик, слабое развитие внутри них, повальная коррупция, безработица и клиентелизм побуждают жителей искать более справедливый порядок.
  • Вероисповедание: Салафиты маргинализированы суфиями, которые считают «ваххабизм» чуждым; региональные правительства кодифицируют эту дискриминацию.

Какие повстанческие группы там действуют?

Эксперты по безопасности по-прежнему сосредоточены на Имарате Кавказ, зонтичной группировке, состоящей из подразделений ( джамаатов, ), разбросанных по Северному Кавказу, которые под руководством своего откровенного лидера Умарова приняли маску экстремистского исламизма. Ветеран обеих чеченских войн, он объявил о создании СЕ в 2007 году, призвав к «изгнанию неверных» из «исторических земель мусульман». Это стало кульминацией эволюции повстанческого движения от чеченского национализма к исламизму на Северном Кавказе.В последующие годы очаг повстанцев переместился в соседний Дагестан.

чеченцев прошли подготовку с «Аль-Каидой» в Афганистане до терактов 11 сентября 2001 года, а сеть Усамы бен Ладена снабжала их боевиков и финансировала их во время второй чеченской войны. Но сходство в риторике или идеологии групп не следует принимать за общие цели или организационные связи, говорят аналитики.

Хотя Умаров мог быть убит в конце 2013 года, аналитики сомневаются, что это окажет большое влияние на деятельность повстанцев: он считается скорее номинальным руководителем, чем оперативным командиром, а джамаат функционирует относительно автономно.

За какие теракты ответственны группировки, базирующиеся на Северном Кавказе?

Басаев, возглавивший исламистских сепаратистов после окончания крупных боев во второй чеченской войне, считается тактиком, ответственным за массовые кризисы с заложниками в начале 2000-х годов. Требуя вывода российских войск из Чечни, в октябре 2002 года боевики взяли в заложники почти тысячу заложников в московском театре военных действий. По меньшей мере 115 заложников были убиты во время штурма театра российскими войсками. Два года спустя боевики захватили 1100 человек в средней школе Беслана.В результате нападения российских войск на школу было убито более трехсот человек, в том числе много детей.

В этот период появились первые террористки-смертницы. Российские и западные СМИ окрестили их «черными вдовами», предполагая, что они хотели отомстить российским силам безопасности за убийство своих воинствующих мужей. Но эксперты предупреждают, что это явление преувеличено в прессе.

Басаев оставался лидером сепаратистов до своей смерти в 2006 году, но к тому времени он отчуждал большую часть своей чеченской базы, как сообщал тогда Economist .

Начиная с 2008 года, Эмират Кавказ начал атаковать силы безопасности и других агентов государства в пределах Северного Кавказа. Но некоторые из его самых громких атак были нацелены на транспортную инфраструктуру Москвы: в 2009 году высокоскоростной поезд сошел с рельсов, в результате чего погибло 28 человек; в 2010 году две женщины взорвали себя в метро, ​​убив сорок и ранив восемьдесят восемь; а в 2011 году ингуш убил по меньшей мере 37 человек в аэропорту Домодедово.

Взрыв террористом-смертником автобуса в Волгограде в октябре 2013 года и двойные взрывы железнодорожного вокзала и троллейбуса в декабре потрясли Россию перед приближением Игр в Сочи; это были первые террористические акты в России за пределами Северного Кавказа после Домодедово.В декабрьских терактах замешаны двое этнических русских.

Как Россия подходит к борьбе с повстанцами?

Сотрудники службы безопасности обладают широкими полномочиями по объявлению контртеррористических операций, что позволяет им действовать с небольшими ограничениями. Правозащитные группы по-прежнему заявляют об убийствах, исчезновениях и пытках со стороны российских сил безопасности, а также о коллективном наказании семей подозреваемых и чрезмерном применении силы, которая часто приводит к жертвам среди гражданского населения.

В Чечне, где Кадыров имеет в значительной степени неограниченную власть, силы безопасности заняли жесткую, ориентированную на безопасность подход, стремясь искоренить не только салафитских боевиков, но и само богословие, согласно ICG.Как утверждают правозащитники, в ходе «зачисток», последовавших за периодом боевых действий во время второй чеченской войны, силы безопасности задержали или убили большое количество мирных жителей под предлогом розыска боевиков. Насильственные исчезновения, пытки и внесудебные казни были обычным явлением в кампании по борьбе с повстанцами, последовавшей за боевыми действиями во второй чеченской войне. С тех пор они стали предметом дел в Европейском суде по правам человека, который обязал выплатить компенсацию семьям жертв.(Россия не выполнила эти решения эффективно, утверждает Хьюман Райтс Вотч.)

Президент Дагестана Магомедсалам Магомедов стал пионером более мягкого, основанного на правоохранительных органах подхода к искоренению экстремизма после своего назначения в 2010 году. Он побудил молодых боевиков сдаться для реинтеграции, обещая мягкие приговоры и экономические стимулы, либерализовав политику в отношении салафитов, и установили межконфессиональные диалоги.

В январе 2013 года Путин заменил Магомедова Рамазаном Абдулатиповым, который полностью изменил этот относительно толерантный подход.Салафиты в Дагестане подвергаются преследованиям, есть сообщения о массовых арестах. С тех пор реабилитационная комиссия закрыта.

Было ли это эффективным?

Уровень насилия на Северном Кавказе снизился в последние годы, согласно независимому новостному сайту «Кавказский узел», который задокументировал 1710 жертв повстанцев и операций по борьбе с повстанцами в 2010 году и 986 жертв в 2013 году.

В то время как Дагестан пострадал от насилия в 2013 году, в Кабардино-Балкарии, Чечне и Ингушетии погибли десятки человек.В общей сложности в 2013 году было убито 127 сотрудников сил безопасности и 104 мирных жителя. Эксперты говорят, что жесткие репрессии, вероятно, во многом повлияли на снижение уровня насилия, но злоупотребления со стороны сил безопасности, вероятно, помогают повстанцам мобилизовать население.

Представляют ли группировки в регионе угрозу за пределами России?

Соединенные Штаты объявили Умарова «глобальным террористом» в 2010 году, а СЕ — иностранной террористической организацией в следующем году. Точно так же Комитет Совета Безопасности ООН по санкциям против «Аль-Каиды» включает в свой санкционный список и СЕ, и Умарова, что способствует замораживанию активов и запрету на поездки.Москва изображает Северный Кавказ как фронт так называемой «глобальной войны с террором».

Чеченцы, как сообщается, входят в число иностранных боевиков в гражданской войне в Сирии, присоединившись к исламистским ополченцам против поддерживаемого Россией правительства Асада. Но повстанческое движение на Северном Кавказе уходит корнями в недовольство местных жителей и националистические амбиции, а не на универсальную идеологию глобального джихада, говорит Галеотти, добавляя, что те чеченцы, воюющие за границей, часто происходят из диаспоры.

По мнению аналитиков, повстанческое движение на Северном Кавказе не направлено против иностранных интересов.После взрыва бомбы в Бостонском марафоне в апреле 2013 года, когда два этнических чеченца были ответственны за взрыв, в результате которого погибли три человека и были ранены сотни, дагестанское крыло Имарата Кавказ отвергло нападение, заявив, что оно находится в состоянии войны только с Россией.

Чеченское сопротивление и радиологический терроризм

Введение *

На территории бывшего Советского Союза (БСС) существуют различные экстремистские группы с военизированными компонентами, которые могут в конечном итоге прибегнуть к террористическим актам.К счастью, лишь некоторые из этих организаций, вероятно, прибегнут к химическому, биологическому, радиологическому или ядерному терроризму. Из них наиболее вероятными виновниками являются иностранные моджахеды, которые устремились в Чечню, чтобы продолжить свой джихад против неверующих, возможно, при поддержке определенных фракций чеченского сепаратистского движения, с которыми они заключили оперативные союзы.

Трансформация чеченского движения сопротивления в середине 1990-х годов

Чтобы определить, в какой степени чеченское движение сопротивления представляет собой радиологическую или ядерную террористическую угрозу, нужно попытаться провести различие — по крайней мере в общих чертах — между различными составляющими этого движения.Увы, это легче сказать, чем сделать, поскольку разнородные силы чеченского сопротивления раздираются фракционными спорами, коренящимися в большой семье, происхождении, клане (тейп) и принадлежности к племенной конфедерации (тукум), разнообразных региональных интересах, личной лояльности по отношению к соперничающим военачальникам. , приверженность различным исламским братствам, степень религиозности и / или национальных чувств, а также готовность вести переговоры с ненавистными россиянами по поводу окончательного статуса Чечни. Учитывая существование такого широкого разнообразия различных и часто несовместимых пристрастий и мотивов, трудно, если не невозможно, сделать обобщение об отношении чеченцев к радиологическому или ядерному терроризму.

Это тем более сложно, потому что различные участники нынешней войны в Чечне сильно заинтересованы в упрощении, преувеличении или преуменьшении сложных и разнообразных мотивов чеченцев. Например, как русские, так и иностранные исламисты постоянно преувеличивают как транснациональный, так и строго исламский характер чеченской борьбы, хотя и по разным причинам. Русские сделали это для того, чтобы изобразить свои жестокие военные действия в Чечне как неотъемлемую часть глобальной «войны с терроризмом», усилия, которые стали еще более заметными после террористической акции «Аль-Кайда» 11 сентября 2001 года. нападения на У.С. почва. Поступая так, они стремятся заглушить международную критику и заручиться хотя бы молчаливой поддержкой военных операций, какими бы безжалостными они ни были. Неудивительно, что исламисты также подчеркнули исламский аспект конфликта, чтобы связать его со своей собственной всемирной борьбой против якобы антимусульманских «неверных» (араб. Мн. Кафр.), А также чтобы отдать должное чеченским военные успехи против лучше вооруженной и численно превосходящей русской армии. Напротив, многие чеченцы и их сторонники из-за рубежа преуменьшают нетерпимость религиозных аспектов этого сопротивления, чтобы изобразить его как оправданную «национально-освободительную» борьбу против иностранного угнетения и тем самым заручиться поддержкой Запада.Увы, эти чрезмерно упрощенные и пропагандистские характеристики не являются ни полностью ложными, ни обязательно взаимоисключающими, поскольку на разных этапах конфликт имеет тенденцию в грубом смысле соответствовать каждой из этих характеристик.

Похоже, что общее мнение сводится к тому, что в начале 1990-х чеченское движение сопротивления было по сути светским, националистическим движением с ирредентистскими целями, хотя оно и стремилось мобилизовать дальнейшую общественную поддержку, приняв патину мусульманской символики и риторики, но с 1996 года. на нем происходил все более усиливающийся процесс радикальной исламизации и интернационализации.Со временем так называемые «национальные радикалы», которые в 1990 году выступали за создание суверенной республики, восстановление традиционных чеченских клановых институтов, таких как Совет старейшин, и прекращение антирелигиозных преследований со стороны правительства были вытеснены. другими, которые способствовали — будь то по убеждениям или чисто инструментальным причинам — созданию исламского государства [1].

Хотя эта характеристика в целом точна, реальная ситуация на местах была значительно более сложной, чем можно было бы предположить.Ни ислам, ни строгие фундаменталистские формы ислама не являются полностью чуждыми традиционному чеченскому обществу, прежде всего потому, что секретные суфийские братства Накшибандийа и Кадирийя функционировали как эффективная организационная структура, а религиозные лидеры, такие как Шейх Мансур Ушурма, Кази Мулла и Имам Шамиль, играли решающую роль. в ведении последовательных антироссийских войн сопротивления между 1785 и 1859 годами. В результате в течение длительного периода советской власти и религиозных репрессий после возвращения депортированных чеченцев на родину в 1956 году суфийский «параллельный ислам» продолжался практиковаться в секрете.[2]

Тем не менее, подавляющее большинство чеченцев никогда особо не любили строгие фундаменталистские формы ислама. Таким образом, до недавнего времени ислам оставался в основном церемониальным. По словам Анатолия Ливена, мусульманская религия «по сути стала аспектом чеченской национальной традиции и национальной гордости, а не центральной движущей силой сама по себе» [3]. И таким образом она могла остаться, имея различные внутренние и внешние факторы. не подготовить почву для возрождения ислама в Чечне.

Как справедливо отмечает Ливен, «часто случается, что когда этнокультурная группа, которая постепенно приняла одну формальную религиозную принадлежность — как бы она ни смешивалась с более ранними языческими верованиями и практиками, — подвергается нападкам со стороны других, такая группа развивает еще более сильную приверженность. к этой религии, особенно к ее формам, которые служат укреплению военной и культурной мощи сопротивления »[4]. Именно это, похоже, и произошло в Чечне в середине 1990-х годов.Ислам вообще не играл никакой роли в предвыборной политической программе Джокара Дудаева в октябре 1991 года, и в течение первых двух лет после прихода к власти он прямо исключал создание «исламской республики». В 1993 году, когда внутренняя оппозиция его правлению резко возросла, он начал созывать и регулярно консультироваться с традиционными, религиозно освященными «советами старейшин», чтобы обеспечить фасад демократии и народной легитимности для своего правительства. Примерно в то же время новые исламские суды начали создаваться группами исламистов в некоторых горных крепостях Чечни.Несмотря на то, что первые попытки таких боевиков наложить строгие наказания по законам шариата не приветствовались большинством местных жителей, позже они попытались создать аналогичные суды также в низинах и городах. В 1994 году перед лицом неминуемого российского вторжения Дудаев начал сознательно перенимать символику и риторику политического ислама, чтобы заручиться поддержкой чеченского народа. Как он сам отметил, «Россия вынудила нас встать на путь ислама» [5]. В конце концов, его призывы к исламу для мобилизации сил сопротивления, сначала принятые как расчетливая и довольно циничная политическая тактика, помогли трансформировать Чеченское движение сопротивления из того, что Леон Арон описывает как «в первую очередь светское движение за национальное освобождение»… [к] тому, что все больше походило на часть всемирного джихада … «[6]

По словам Арона, именно в 1996 году лидеры чеченского сопротивления и их войска впервые начали «переключать свою традиционную приверженность с суфийской ветви ислама на радикальную интерпретацию ваххабизма, которая празднует смерть, самоубийство и массовые убийства как оружие против неверных. . »[7] Возможно, не случайно, это был тот самый год, когда поддерживаемые Саудовской Аравией ваххабиты начали« наводнять Кавказ проповедниками, деньгами и оружием.[8] Некоторые высокопоставленные чеченские партизанские командиры, в том числе Шамиль Басаев, даже начали формировать исламские «ассоциации» (джамааты), которые функционировали как военные отряды, так и фундаменталистские религиозные общины. Их заявленная цель состояла в том, чтобы захватить соседний Дагестан и объединить его с Чечней в единое целое. Более крупное исламское государство — задача, к которой они активно готовились, несмотря на подписание Хасавюртовского соглашения в августе 1996 года и последующий вывод российских войск из Чечни. В апреле 1997 года по телевидению была показана первая исламская казнь, назначенная судом, за шесть месяцев до того, как бывший советский генерал и новый чеченский политический лидер Аслан Масхадов неохотно объявил страну исламской республикой.Двумя годами позже он признал, что надеялся на передышку в конфликте после войны 1994-96 годов, но что постоянно усиливающийся хор призывов к священной войне, освобождению Кавказа и вывешиванию зеленого знамени ислама над Кремлем убедил его в неизбежности новой войны и в конце концов заставил его действовать. Возможно, показательно, что эта новая Чеченская Республика Ичкерия (ЧРИ), которая вскоре была охвачена эрозией центральной власти и примечательной серией почти 1100 похищений с целью выкупа, была признана только режимом Талибана в Афганистане.

Действительно, борьба чеченского сопротивления все активнее поддерживалась исламистскими боевиками в других странах. В период с 1997 по 1999 год несколько сотен арабских добровольцев, в том числе многие ветераны антисоветской войны 1979-88 годов в Афганистане или неудавшихся боев против сербов в Боснии и Косово, прибыли в Чечню, чтобы присоединиться к новому антироссийскому джихаду. Одним из них был гражданин Саудовской Аравии или Иордании Самир ибн аль-Сувайлим, который прибыл из Афганистана во главе контингента Аль-Каиды, известного как аль-Ансар Муджахидин (названный в честь первоначального мединского ансара — или «сторонников» — Мухаммеда, пришедшего ему на помощь после его вынужденной «эмиграции» [хиджры] из Мекки), принял псевдоним Хаттаб (который почти наверняка был вдохновлен именем второго «правильно ведомого» халифа, Умара ибн аль -Хаттаб), и быстро стал главнокомандующим операциями Басаева.Более того, «Аль-Каида» в своих публичных заявлениях все активнее отстаивала чеченское дело и тайно финансировала его. Также расширилось материально-техническое и оперативное сотрудничество. Несколько чеченских боевиков были завербованы в корпус телохранителей бен Ладена и его элитную бригаду 055, иностранные члены «Аль-Кайды» все чаще присоединялись к элементам чеченского сопротивления, а Хаттаб даже организовал тренировочные лагеря внутри Чечни, в которых, как утверждается, прошли подготовку от 1600 до 2500 бойцов. .Более широкие геополитические причины интереса бен Ладена к чеченскому конфликту были обозначены одним из его ближайших помощников, бывшим лидером египетских террористов Айманом аз-Завахири (который в 1996 году был арестован и временно заключен в тюрьму при попытке проникнуть в Чечню, но затем случайно попал в тюрьму). освобожден российскими властями, которые так и не узнали его настоящее имя):

Освобождение Кавказа станет рассадником джихада … и этот регион [затем] станет убежищем для тысяч мусульманских моджахедов из различных частей исламского мира, особенно арабских.Это представляет прямую угрозу для Соединенных Штатов … Если чеченцы и другие кавказские моджахеды достигнут берегов богатого нефтью Каспийского моря … [t] он сформирует исламский пояс моджахедов на юге России, который будет соединен на востоке с Пакистаном, который переполнен движениями моджахедов в Кашмире [9].

Аз-Завахири добавил, что контроль над Кавказом приведет к дальнейшему раздроблению Российской Федерации и, таким образом, в конечном итоге поможет свергнуть ключевого союзника США в войне против ислама.

Тем временем Чечня превратилась в рассадник насилия, преступности и фанатизма, который, возможно, должен был вылиться и спровоцировать новую войну. В 1998 году чеченские боевики предприняли несколько неожиданных нападений на высокопоставленных российских командиров и официальных лиц как внутри, так и за пределами Чечни, а в 1999 году их воинственные интервенции в Дагестане и Грузии спровоцировали второе российское вторжение в Чечню. В августе 1999 года 1200-2000 боевиков под командованием Басаева и Хаттаба вторглись в Дагестан из Чечни с целью создания «Исламской республики Северного Кавказа», но вскоре были отбиты местными ополченцами и российскими войсками при активной поддержке большинства из них. местное дагестанское население, не имевшее желания жить в строгом фундаменталистском государстве под чеченским контролем.В тот же период не менее 100 арабских боевиков, связанных с Аль-Кайдой, присоединились к сотням чеченцев в районе Панкисского ущелья в Грузии, где они делили свое время между помощью чеченцам в борьбе с русскими и организацией операций, направленных против Америки и ее европейских стран. союзники. Именно эта комбинация провокационных действий, в первую очередь упомянутых выше чеченских вторжений, побудила нового российского лидера Владимира Путина санкционировать новое вторжение России в Чечню и начать дорогостоящую, нерешительную войну, которая продолжается до сих пор.

Таким образом, очевидно, что борьба чеченского сопротивления с середины 1990-х годов подверглась общему процессу интернационализации и радикальной исламизации. Однако подавляющее большинство чеченского народа не превратилось в мгновение ока в массовом порядке из племенного народа с множественной лояльностью и относительно слабой приверженностью мусульманским обычаям в фанатиков ваххабитского или салафитского толка [10]. Неминуемая угроза и суровый характер российского вторжения, возможно, заставили ряд чеченских боевиков вновь принять ислам как символ национального сопротивления и использовать его в качестве инструмента для мобилизации поддержки населения и повышения социальной солидарности и морального духа, но этот «религиозный поворот» «не могли приветствоваться многими другими, которые в силу личного темперамента или обстоятельств были по сути светскими националистами, лишь номинально религиозными или, возможно, даже нерелигиозными.[11] Внезапное прибытие десятков нечеченских исламистских добровольцев самого высокомерного, жесткого и непреклонного толка должно было еще больше оттолкнуть многих коренных чеченцев, если пример Афганистана хоть сколько-нибудь показателен. (В Афганистане постепенно развивалось глубокое и стойкое негодование местных жителей по отношению к таким иностранным моджахедам, которые имели тенденцию относиться к местным жителям с презрением и слишком часто принимали вид самодовольного превосходства). Афганские племенные бойцы открыто сопротивлялись своим надменным иностранным гостям, поскольку со временем талибы стали более зависимыми в военном отношении от Аль-Каиды, чем бен Ладен и его соратники от них, так же и в Чечне очевидное принятие более радикальной версии Ислама ведущими военачальниками и полевыми командирами, какими бы подлинными они ни были, мешали умеренным и светским чеченцам, обеспокоенным как независимостью своей родины, так и собственной личной безопасностью, открыто противостоять тенденции к исламизации.Однажды в июле 1998 года, например, местные чеченцы в Гудермесе вели решительную битву против чеченских исламистов под предводительством жестокого полевого командира Арби Бараева, который пытался разрушить суфийскую святыню. В течение 2001 года исламистские экстремисты убили многих местных чеченских лидеров, в том числе правительственных чиновников и умеренных мусульманских священнослужителей. Признаком того, насколько трудно рядовым чеченцам стало противостоять процессу радикализации, стало внезапное показное проявление вновь обретенного благочестия и исламской одежды в 2003 году их титульным лидером Масхадовым, который сначала выступил против этого «религиозного поворота», а затем согласился с ним. это было сделано неохотно, настолько, что сторонние наблюдатели в целом считали его голосом разума и умеренности в Чечне.[12] Тем не менее, даже сейчас он чувствовал необходимость закутаться в мантию экстремистского ислама, чтобы избежать дальнейшего утраты его собственного авторитета и влияния, особенно в отношении ключевых командиров, таких как Басаев, и радикальных элементов среди молодого поколения чеченских боевиков.

Поэтому некоторые наблюдатели пытались различить отдельные составляющие чеченского сопротивления. Например, российская журналистка, известная своими симпатиями к чеченцам, Анна Политковская, пыталась провести различие между «прозападным» и «проарабским» (т.е., исламист), и по существу аполитичные, жаждущие мести полевых командиров «третьей силы», которые, по ее мнению, составляют большинство [13]. Напротив, Томас де Ваал делит движение на радикальную исламистскую фракцию, умеренную мусульманскую фракцию и фракцию так называемых «политических радикалов» [14]. Обе эти схемы кажутся окруженными проблемами, и вполне возможно, что попытки провести такие аналитически четкие и, возможно, искусственные различия бесполезны, поскольку сложная ситуация на местах является одновременно изменчивой и постоянно меняющейся.Возможно, самое большее, что можно сделать, как это сделал Арон, это то, что за последние десять лет Чечня претерпела процесс «палестинизации», в результате которого старые националистические элементы движения сопротивления были вытеснены или вытеснены некоторыми ключевыми исламистскими командирами и молодая когорта воинствующих чеченцев, решившая сплотиться вокруг них.

Чеченские террористические формирования и возможность радиологического терроризма

Главной фигурой, деятельность которой необходимо учитывать при любой серьезной оценке чеченского терроризма, радиологического или иного, несомненно, является Шамиль Басаев.По иронии судьбы, хотя позже он принял исламизм и стал главным военным лидером исламистских элементов чеченского движения сопротивления, он признал, что ранее был «советским» ребенком и поклонником известных светских революционеров, сражавшихся в национально-освободительной борьбе. , такие как Эрнесто «Че» Гевара и Джузеппе Гарибальди. [15] В августе 1991 года он присоединился к более чем 100 другим чеченцам, чтобы защищать Бориса Ельцина на баррикадах в Москве, но вскоре после этого вернулся в Чечню, чтобы поддержать стремление Дудаева к независимости.В период с конца 1991 г. по середину 1994 г. он оттачивал свои боевые навыки, участвуя в военных кампаниях в Нагорном Карабахе и в отколовшемся регионе Абхазия, где он возглавил батальон в несколько сотен человек, некоторые из которых впоследствии стали ключевыми командирами в армии. Чеченская война против России. Должно быть, именно в этот бурный период, когда он сражался вместе с другими мусульманами, он обратился в исламизм, и в период с апреля по июль 1994 года он отправился в Афганистан, чтобы посетить партизанские лагеря Аль-Кайда недалеко от Хоста, возможно, чтобы получить дополнительные военные силы. подготовка.

С тех пор у него был долгий и постоянно растущий послужной список военных успехов против российских войск, что дает понять, что он не только храбрый и стойкий в традиционных чеченских манерах, но также и настоящий храбрый и блестящий командир. Фактически он был настолько успешен, что некоторые заговорщически настроенные комментаторы утверждали, что его эффективность объясняется тем, что он был тайно обучен приемам специальных операций Федеральной службой безопасности (ФСБ: Федеральная служба безопасности) или спецназом. (Спецназ), и что он на самом деле тайный российский оперативник и провокатор.[16] Каким бы неправдоподобным это ни было, есть четыре причины, по которым он имеет особое значение и беспокойство в этом контексте.

Во-первых, Басаев, похоже, был прямо или косвенно причастен к большинству наиболее заметных террористических актов чеченского терроризма в период с 1991 года по настоящее время. В ноябре 1991 года он и двое друзей угнали российский самолет вскоре после того, как он вылетел из аэропорта в Минеральных Водах, заставили его вылететь в Анкару и потребовали провести пресс-конференцию, которую он использовал в знак протеста против отказа России от информации о событиях в Чечне. .В июне 1995 года он возглавил нападение 200 чеченских боевиков на город Буденновск на юге России, в 100 милях от чеченской границы, и захватил больницу и почти 2000 заложников. После нескольких неудачных попыток российского спецназа спасти заложников, Басаев договорился об их освобождении в обмен на безопасный проезд в Чечню. В январе 1996 года чеченский лидер Салман Радуев возглавил 250 боевиков «Одинокого волка» (включая нескольких арабских добровольцев) в рейде на дагестанский город Кизляр, где он захватил более 2000 заложников, прежде чем пробиться домой через российский военный кордон. Фактическим командиром был Хункар Исрапилов, ветеран абхазского батальона Басаева.Осенью 1999 года исламистские силы под руководством Басаева в Дагестане осуществили несколько террористических атак, в том числе взорвали казармы российской армии в Буйнакске, а в сентябре того же года более 300 мирных жителей были убиты в результате семи крупных жилых комплексов в Москве и Москве. другие города подверглись бомбардировкам якобы «чеченскими бандитами», действующими под руководством Басаева и его заместителя Хаттаба [17]. Во время эффектной операции по захвату заложников, проведенной в московском театре на Дубровке в октябре 2002 года, ФСБ записала на прослушку разговоры между Мовсаром Саламовым (лидером чеченской террористической группировки, осуществившей нападение) [18] и Зелимханом Яндарбаевым (предшественником Масхадова на посту президента Чечни). , в котором Саламов заявил, что его боевики действовали по приказу Шамиля Басаева, который якобы присутствовал при подготовке к операции.В том же разговоре Саламов также заявил, что для миссии были отобраны люди, готовые умереть, и что «около 100 камикадзе» за пределами театра готовы оказать поддержку захватчикам заложников [19]. Наконец, с 2000 года по настоящее время, в течение которого Басаев был командующим чеченскими войсками, чеченские исламисты провели несколько «мученических операций», то есть взрывов террористов-смертников. Одно такое нападение произошло в мае 2003 года и, возможно, было приурочено к террористическим взрывам на той же неделе в Эр-Рияде и Касабланке, организованных Аль-Каидой.Самым громким событием стал, пожалуй, взрыв 5 июля 2003 года двух бомб женщинами-«мучениками» на рок-концерте под открытым небом в Москве, в результате которого 16 человек погибли и несколько десятков были ранены.

Во-вторых, практически все чеченские группировки, внесенные в список террористических организаций Россией и США, похоже, действовали под прямым или косвенным контролем Басаева. Две чеченские группы, указанные в списке террористических групп ФСБ за февраль 2003 г., — это Маджлис аш-Шура объединенных муджахидов (Консультативный совет объединенных святых воинов), который возглавляет Басаев, и Конгресс народов Дагестана и Ичкерии, объединенный организационный фронт, сопредседателями которого были Басаев и Мовлади Удугов.Оба состояли из исламистских радикалов, и Андрей Бабицкий предположил, что они были, соответственно, военным и политическим крылом одной и той же организации; однако, по словам Удугова, их даже нет. [20] В списке Госдепартамента США за тот же месяц значатся три чеченские террористические группировки, каждая из которых якобы принимала участие в рейде театра в Москве в октябре 2002 года. Но любопытно, но ни один из них точно не соответствует списку ФСБ. Это Исламский полк особого назначения (СПИР), Исламская интернациональная бригада (ИИБ) и разведывательно-диверсионный батальон чеченских шахидов Риядус-Салихин («шахид» в переводе с арабского означает «мученик»).SPIR перед их смертью командовал сначала Арби, а затем Мовсар Бараев, и ранее он брал на себя ответственность за совершение различных убийств в 2001 году. МИБ был основан Басаевым и Хаттабом и состоял из арабских, а также чеченских боевиков. Батальон Риядус-Салихин также был организацией, возглавляемой Басаевым, и 20 ноября 2002 года он предупредил, что впредь он будет нацеливаться на различные европейские организации и НАТО из-за их якобы лицемерной пророссийской позиции.Однако возможно, что большинство этих организаций были не столько отдельными формированиями, сколько передовыми группами под руководством Басаева с пересекающимися кадрами, которые набирались из одного и того же пула преданных бойцов. Согласно чеченскому сайту «Кавказ», и СПИР, и МИБ были интегрированы в вооруженные силы ЧРИ после захвата театра военных действий, тогда как батальон Риядус-Салихин остается под командованием Басаева.

В-третьих, Басаев действовал как фактический лидер и защитник коренных исламистских элементов в рамках чеченского движения сопротивления, приветствовал и временами ощутимо сотрудничал с иностранными моджахедами, которые отправились в Чечню, чтобы вести свою «священную войну».»Несколько сотен международных добровольцев сейчас, как сообщается, действуют в Чечне и соседних государствах на Кавказе, и многие из них предположительно связаны с Аль-Каидой или ее филиалами. Кроме того, на протяжении многих лет исламистские силы в Чечне получали финансовую помощь. от мусульманских «благотворительных организаций», спонсируемых Саудовской Аравией, другими странами Персидского залива и пакистанскими исламистскими партиями. Среди этих экстремистских финансовых спонсоров — саудовские прикрытые организации, такие как Всемирная ассамблея мусульманской молодежи (WAMY) и Всемирная исламская лига, саудовские благотворительные организации, такие как Фонд аль-Харамайн и Международная исламская организация помощи (IIRO), партия Джамаат-и Ислами в Пакистане, США.Международный фонд благотворительности, базирующийся на С., и, конечно же, бен Ладен и его соратники. [21] Хотя российские власти, несомненно, преувеличивают роль иностранных спонсоров террористов в финансировании чеченского сопротивления, нет сомнений в том, что такое финансирование было значительным и имело большое значение для испытывающих нехватку денежных средств чеченских боевиков.

Наконец, в прошлом Басаев часто пытался шантажировать российское правительство, угрожая применить радиологическое, химическое или биологическое оружие, а также атаковать и уничтожить российские ядерные объекты.Например, в 1995 и 1996 годах он выступал с серией угроз взорвать радиоактивные контейнеры в российских городах, нанести удар по ядерным объектам в России и даже взорвать ядерное устройство. Чтобы поддержать эти зловещие угрозы, он продемонстрировал на конференции в Шали контейнеры с радиоактивными материалами, которые, вероятно, содержали кобальт-60, цезий-137 или стронций-90, и рассказал российской телекомпании, где найти контейнер с цезием-137. утверждал, что похоронен в Измайловском парке Москвы.Похоже, что ни одна из его угроз не оказала ощутимого воздействия на поведение российских властей, за исключением, возможно, подпитки их непримиримости и упрочения их решимости, а после прекращения огня в 1996 году Басаев перестал их делать. Позже другие чеченские лидеры время от времени повторяли эти предупреждения во время кризиса, в том числе Асламбек Абдухадыев и Салман Радуев, но неоднократная неспособность чеченских командиров выполнить свои угрозы CBRN предполагает, что, несмотря на опасения международного сообщества, они были, по сути, неотъемлемой частью кампании психологической войны. ведется против правительства и населения России.Однако это не означает, что они не смогли бы взорвать контейнер, заполненный радиологическим материалом, если бы они действительно этого хотели. [22]

Если посмотреть на хронологию этих угроз с использованием материалов ХБРЯ, можно увидеть, что они в целом предшествовали процессу исламизации после 1996 года, описанному выше. Действительно, такие предупреждения впервые были сделаны Дудаевым в 1991 году, сразу после того, как он объявил Чечню независимой. Басаев и другие участвовали в этом лишь в 1995 году, когда в Чечне действительно произошел «исламистский поворот».Это может привести случайных наблюдателей к выводу об отсутствии связи между распространением исламизма в Чечне и будущей угрозой радиологического и ядерного терроризма. Такой вывод был бы преждевременным, если не полностью необоснованным. Несмотря на то, что частота публичных угроз со стороны чеченцев заметно снизилась, с 1999 года постоянно растет количество сообщений, свидетельствующих о том, что чеченцы осуществляют наблюдение за чувствительными российскими объектами, предположительно с целью нападения на них или доступа к ним. и тем самым приобретать опасные материалы.Если эти сообщения окажутся правдой, а это еще не определено, это будет означать, что чеченцы и их зарубежные союзники находятся в процессе перехода от пустых угроз к осуществлению конкретных действий.

Какова же тогда вероятность того, что чеченские боевики совершат акты радиологического и ядерного терроризма, и какие чеченцы и / или иностранные добровольцы, скорее всего, сделают это? Один потенциально тревожный сценарий предвидел Симон Сараджян.Он считает, что чеченские военные руководители, возможно, независимо от их идеологических предрасположенностей, могут прибегнуть к радиологическим атакам или атакам с применением оружия массового уничтожения, когда они станут достаточно разгневанными или отчаявшимися. В самом деле, он, кажется, полагает, что они уже достигли этого состояния. [23] Согласно этой схеме, наиболее вероятным причинным фактором будущих нетрадиционных атак будет растущее убеждение среди чеченских лидеров, таких как Басаев и Масхадов, в том, что они никогда не смогут изгнать российские войска с помощью обычных военных тактик.Поэтому при отсутствии всех других военных вариантов они могут посчитать необходимым повысить ставки. Проблема с этим сценарием состоит в том, что, если они это сделают, они рискнут подвергнуть себя и всю Чечню невообразимо ужасному возмездию со стороны русских, возможно, включая нападение с применением тактического ядерного оружия. В конечном счете, сколько чеченцев действительно готовы пойти на риск полного уничтожения, чтобы ускорить уход русских с их родины? Можно было бы представить, что они предприняли бы такие рискованные и экстремальные действия, если бы русские уже были на грани их уничтожения, но, если не считать крайнего крайнего средства, этот сценарий кажется довольно маловероятным.

Можно возразить, что ранее русских заставляли идти на уступки после громких чеченских террористических акций и военных успехов. В конце концов, они согласились вести переговоры с Басаевым в Буденновске и чувствовали себя вынужденными уйти из Чечни после внезапного захвата Грозного войсками Масхадова в 1996 году. С другой стороны, российское правительство каждый раз занимало еще более жесткую публичную позицию, когда чеченцы пригрозили осуществить акты ХБРЯ терроризма в городах России.Несомненно, Басаев, лично передавший многие из этих угроз, должен осознавать, насколько неэффективными и контрпродуктивными оказались его предыдущие попытки ядерного и радиологического шантажа. Любой акт катастрофического терроризма на российской земле со стороны чеченцев, скорее всего, приведет в ярость россиян и приведет к разрушительному ответному удару по Чечне, которого вполне может быть достаточно, чтобы отговорить нормальных чеченских патриотов и националистов от проведения подобных действий.

Однако можно легко представить себе другой возможный сценарий, который, возможно, вызывает еще большее беспокойство.Представляется вероятным, что радикальные исламистские компоненты чеченского движения сопротивления с большей вероятностью по идеологическим причинам прибегнут к радиологическому или ядерному терроризму, чем к традиционным националистическим или умеренно религиозным компонентам. Более того, иностранные джихадисты, воюющие бок о бок с чеченцами, возможно, даже более склонны к этому, чем местные чеченцы, которые, очевидно, были бы очень обеспокоены тем, что использование таких методов может спровоцировать массированное российское возмездие, которое может привести к опустошению их родины, уничтожению их собственного населения и препятствовать тому, чтобы Чечня когда-либо обрела настоящую независимость.Однако у иностранных ваххабитов и салафитов может быть немного таких сомнений, если они вообще есть, поскольку ведение международного джихада против неверующих, которое может привести к мученической смерти, является их главной заботой. Подобно тому, как членов «Аль-Каиды» никогда особо не беспокоило то, как их террористическая деятельность внутри Афганистана и в других местах может повлиять на их несчастных афганских хозяев, так и международные исламистские добровольцы, сражающиеся в Чечне, не слишком обеспокоены тем, что их провокационные действия могут негативно повлиять на местное население, ускоряя жесткие репрессии со стороны России.Например, их неудачная попытка создать исламскую республику в Дагестане в 1999 г. вскоре после этого подтолкнула русских к повторному вторжению в Чечню, что привело к дальнейшим страданиям сотен тысяч, если не миллионов чеченцев. Действительно, как это часто бывает с террористическими группами, провокация репрессий с целью подтолкнуть все больше и больше пострадавших гражданских лиц в свои ряды, по-видимому, является ключевым компонентом их общей стратегии в Чечне.

Эти иностранные моджахеды по определению убеждены, что они сражаются на службе великого и санкционированного Богом высшего призвания, в отличие от чего-то столь приземленного и ограниченного, как политическая независимость Чечни, которую они рассматривают как лучшую ступеньку для достижения их более широкая повестка дня.Как указал Стивен Шварц, они рассматривают конфликт в Чечне как «крестовый поход сил куфра [неверия] (христианства, иудаизма, коммунизма, атеизма) против ислама» в его совокупности [24]. Здесь можно провести полезное сравнение между провозглашенной мусульманской поддержкой Чечни и инструментальным, часто циничным образом, с которым различные арабские правительства и мусульманские боевики поддержали борьбу палестинского сопротивления. На протяжении десятилетий всевозможные государства и негосударственные субъекты стремились использовать страдания палестинского народа для продвижения своих собственных интересов, а не ради самих палестинцев.Возможно, именно поэтому ни одно соседнее арабское государство никогда не предлагало предоставить постоянный дом для перемещенных палестинцев — кажется, что их собственные политические цели, такие как отвлечение внимания от собственных неудач по существенному улучшению жизни своих граждан (отчасти намеренно подпитывая, а затем выдавая себя за поборников антиизраильской борьбы), лучше продлить, а не облегчить страдания сотен тысяч палестинцев, отправленных в убогие лагеря беженцев в секторе Газа.Поскольку эти исламистские иностранные боевики не заинтересованы в первую очередь в судьбе Чечни, они могут не чувствовать себя ограниченными в проведении атак, которые могут привести к катастрофе для самих чеченцев.

Однако даже если они решат, что проведение такой атаки — хорошая идея, им все равно придется преодолеть некоторые другие препятствия. Одна из практических проблем, с которой первоначально столкнулись иностранные джихадисты в Чечне, заключалась в том, что им самим не хватало личных контактов внутри бывшего Советского Союза с недовольными военными, низкооплачиваемыми учеными и организованными преступными группировками (включая чеченскую мафию), контактами, которые могли оказаться в выгодном положении. для облегчения собственного приобретения опасных радиологических материалов или оружия массового уничтожения.Поэтому некоторые связанные с «Аль-Каидой» боевики, должно быть, чувствовали необходимость налаживания все более тесных союзов с коренными чеченскими сторонниками, которые могли уже иметь такие контакты. Со временем им, вероятно, удалось установить контакт с некоторыми полезными инсайдерами в России, которые, по идеологическим или, что более вероятно, чисто корыстным причинам, могли бы пожелать им помочь.

Таким образом, наиболее тревожный сценарий заключается в том, что воинствующие иностранные исламисты, связанные с международными террористическими сетями, такими как Аль-Кайда, в конечном итоге приобретут такие материалы с помощью некоторых из своих чеченских сторонников и союзников, и что в случае успеха они решат использовать они когда-нибудь в будущем выступят против своих «неверных» врагов.Еще неизвестно, станут ли их главными целями в конечном итоге российские враги чеченцев или их собственные провозглашенные враги на ненавистном Западе — или, возможно, и то, и другое. Мировые службы безопасности не должны игнорировать или преуменьшать эту возможность, поскольку даже если фактическая вероятность такого радиологического террористического нападения с использованием российских материалов остается предметом споров среди экспертов, возможные человеческие последствия могут оказаться очень значительными. . Если таким группам когда-либо удастся получить настоящие ядерные устройства, результаты могут быть еще более катастрофическими.

* Это краткое изложение проблемы NTI было частично взято из более объемного эссе, которое изначально было подготовлено как часть более крупного исследования, предназначенного для оценки потенциальных источников радиологического терроризма в России. Автор благодарит Кристину Чуен, Кори Джонстон и Виктора Мизина из CNS за их помощь с русскими исходными материалами и переводами.

Источники:

[1] О «национальных радикалах» см. Джон Б. Данлоп, Россия противостоит Чечне: корни сепаратистского конфликта (Кембридж: Кембриджский университет, 1998), стр.90-1.
[2] Себастьян Смит, Горы Аллаха: политика и война на российском Кавказе (Лондон: И. Б. Таурис, 1998), с. 77.
[3] Анатол Ливен, Чечня: могила российской власти (Нью-Хейвен: Йельский университет, 1998), с. 363.
[4] Анатолий Ливен, Чечня: могила российской власти (Нью-Хейвен: Йельский университет, 1998), стр. 355-6.
[5] Даниил Кобяков, «Угроза ядерного, химического и радиологического терроризма в контексте конфликта в Чечне», научная статья аспирантов осени 2001 г., МИИС, с.10 со ссылкой на Алексея Малашенко и Дмитрия Тренина, Время Юга: Россия в Чечне, Чечня в России (Москва, 2002).
[6] Леон Арон, «Чечня: новые измерения старого кризиса», AEI Online, 1 февраля 2003 г.
[7] Там же. Ваххабизм — это фундаменталистская доктрина с активной политической программой, названная в честь Мухаммада ибн ‘Абд аль-Ваххаба (1703-1792), который продвигал необычно жесткий, но, тем не менее, своеобразный вариант и без того очень строгой ханбалийской школы суннитской юриспруденции и поэтому умело присоединился к ней. Дом Сауда.Сегодня ваххабизм является официальной доктриной монархии Саудовской Аравии, и его усердно продвигают как контролируемый государством религиозный истеблишмент, так и поддерживаемые Саудовской Аравией международные организации (такие как Рабитат аль-Алам аль-Ислами, или Всемирная исламская лига) и якобы «частные» саудовские благотворительные организации.
[8] Стивен Шварц, Два лица ислама: Дом Сауда от традиций до террора (Нью-Йорк: Doubleday, 2002), с. 215.
[9] Дор Голд, «Королевство ненависти: как Саудовская Аравия поддерживает новый глобальный терроризм» (Вашингтон, округ Колумбия: Регнери, 2003 г.), с.137.
[10] Салафизм — еще одна фундаменталистская доктрина с политическим подтекстом, и движение, которое она вдохновила, было известно как движение салафийя. Первоначально он был разработан в конце 19 века как часть усилий египетских интеллектуалов (прежде всего Мухаммада Абдуха и Рашида Рида) по примирению традиционализма с прагматическим реформизмом, но постепенно превратился в крайнюю фундаменталистскую доктрину и, в конечном итоге, в одну из основных течения современного исламизма. Имя Салафи, которое происходит от арабского глагола салафа (предшествовать), относится к первоначальным сподвижникам Мухаммеда, которые вместе известны как ас-Салаф ас-Салих («добродетельные праотцы» веры).В нынешнем контексте салафит — бескомпромиссный традиционалист, который требует, чтобы все мусульмане следовали образцовому, благочестивому и непорочному поведению Мухаммеда и его верных первоначальных соратников. В отличие от ваххабизма, он не назван в честь конкретного человека и не связан напрямую с определенным режимом. Действительно, крайние салафитские исламисты, такие как бен Ладен и его последователи-джихадисты, обычно являются непримиримыми соперниками и противниками ваххабитов, которых они считают прислужниками лицемерного, нечестивого У.Саудовская монархия, поддерживаемая С.
[11] См., Например, Анси Куллберг, «Чеченское большинство выступает против исламизма», The Eurasian Politician 5 (апрель 2002 г.).
[12] Не далее как в 1999 году Масхадов резко критиковал вмешательство Саудовской Аравии, сказал, что в Чечне нет места антисуфийским мусульманским сектам (то есть ваххабитам и салафитам), и заявил, что не потерпит никого, кто пытается попирать ногами столетия. -старые чеченские традиции или осквернение имен местных святых. Цитируется по Голду, Царство Ненависти, стр.139
[13] Пол Гобл, «Россия: анализ из Вашингтона — определение различий в Чечне», RFE / RL Features, 3 октября 2001 г.
[14] Дэвид Чазен, «Подразделения чеченских повстанцев», BBC News, 26 октября 2002 г.
[15] См. Карлотта Галл и Томас де Ваал, Чечня: Бедствие на Кавказе (Нью-Йорк: Нью-Йоркский университет, 1998), стр. 260-2.
[16] О теориях заговора, связанных с актами чеченского терроризма внутри России, включая предполагаемое сотрудничество между сотрудниками ФСБ и Басаевым, см. Ольга Недбаева, «Теории заговора о взрывах российских бомб в 1999 году набирают силу», Agence France-Presse, 28 июля 2002 г., ссылка на www. .eng.terror99.ru. Но ср. примечание 17.
[17] Следует отметить наличие некоторых косвенных свидетельств того, что эти взрывы были провокационными операциями «под ложным флагом», проведенными самой ФСБ. Ситуация по-прежнему остается очень неясной даже после нескольких лет расследований. См., Например, англоязычную полемику Юрия Фельштинского и Александра Литвиненко против ФСБ, Взрыв России: Террор изнутри (Нью-Йорк: S.P.I, 2002), особенно главу 6.
[18] Первоначально Мовсар Саламов в новостях был идентифицирован как Мовсар Бараев, племянник Арби Бараева.Однако в июне 2003 года российская прокуратура выявила, что этим человеком был на самом деле Саламов, а не родственник и преемник Бараева. См. Валерий Чаликов, «Спокойное расследование», Время новостей, 3 июня 2003 г., Интегрум Техно, www.integrum.ru.
[19] Олег Рубникович, «Сейчас они узнают нам цену», Газета, 1 ноября 2002 г. Согласно другим источникам, Саламов на самом деле сказал (на своем родном языке) «100 ваххабитов». Следует, однако, отметить, что использование термина «ваххабиты» в данном контексте не совсем точно.Большинство чеченских исламистов и иностранных добровольцев, сражающихся вместе с ними, на самом деле не ваххабиты в том смысле, что они являются приверженцами поддерживаемой государством религии в Саудовской Аравии, а скорее джихадистские салафиты. Многие российские комментаторы также небрежно и неточно используют термин «Вахабит» как своего рода сокращение от «исламист». Только правительственные деятели Саудовской Аравии и лояльные последователи доктрины аль-Ваххаба могут на законных основаниях считаться ваххабитами.
[20] Сравните Бабицкий, «Включение Госдепартаментом США в список террористических организаций трех чеченских группировок», Радио Свобода, 1 марта 2003 г .; и «Ястржембский сдавал старые вещи в Вашингтон», — Кавказцентр.com, 16 мая 2003 г.
[21] Деятельность различных саудовских организаций и благотворительных обществ хорошо известна. Связь с Пакистаном изложена в Виноде Ананде, «Экспорт священного террора в Чечню из Пакистана и Афганистана», Стратегический анализ [Нью-Дели] 24: 3 (июнь 2000 г.), стр. 539-51.
[22] Чеченские группировки несколько раз решали отказаться от возможности использовать радиологические или даже ядерные материалы. Например, в хорошо известном случае с источником низкоактивного радиоактивного излучения, оставленным в Измайловском парке в Москве в 1995 году, этот материал не использовался для создания радиологического распылительного устройства или «грязной бомбы».»В потенциально гораздо более разрушительном заговоре, разработанном в то время, Ислам Хасуханов, начальник штаба чеченских вооруженных сил и бывший офицер ВМФ СССР, который работал заместителем командира атомной подводной лодки, планировал захватить Тихоокеанский флот. Российская атомная подводная лодка. Группа из семи человек славянского происхождения должна была подняться на борт подводной лодки и заложить взрывчатку в торпедном, батарейном и реакторном отсеках, а также возле боеголовки одной из ракет. Чеченцы не захотели реализовать этот план. однако, который не был обнаружен до 2002 года.Григорий Санин и Александр Захаров, Контейнер из Измайловского парка благополучно эвакуирован, Сегодня, 25 ноября 1995 г., с. 5; «Чеченские боевики планировали захват российской атомной подводной лодки», Интернет-сайт НТВРУ, www.ntvru.com, 4 февраля 2002 г .; Андрей Островский, «Атака на Приморье», Владивосток, https://vl.vladnews.ru, 6 февраля 2002 г .; «Штаб Масхадова остался без начальника», Коммерсантъ, 23 апреля 2002 г., в документе FBIS CEP20020423000247.
[23] Саймон Сараджян, «Россия: осознание реальности ядерного террора», дискуссионный доклад, Белферский центр науки и международных отношений, Гарвардский университет, март 2003 г., стр.24-6.
[24] Стивен Шварц, Два лица ислама: Дом Сауда от традиций до террора (Нью-Йорк: Doubleday, 2002), с. 216.

Министерство признало, что чеченское сопротивление по-прежнему представляет «серьезную угрозу»

Российские оценки силы чеченского сопротивления исторически были приблизительными и противоречивыми, иногда казалось, что они преувеличены или преуменьшены по чисто политическим соображениям.

Российская ежедневная газета «Коммерсантъ», например, 7 ноября перечислила 14 отдельных оценок, сделанных в период с февраля 2000 года по ноябрь 2006 года.

Сомнительная бухгалтерия

В августе 2005 года Таус Джабраилов, тогдашний председатель прокремлевского госсовета Чечни, назвал количество боевиков «где-то между 800-1000». Месяц спустя полномочный представитель президента в Южном федеральном округе России Дмитрий Козак заявил, что их число недавно увеличилось до «примерно 1500».

Однако в середине октября 2005 года командующий Объединенной группой войск на Северном Кавказе генерал-полковник Аркадий Еделев назвал цифру всего 800 бойцов.

Совсем недавно, после смерти Садулаева и Басаева, промосковские чеченские чиновники пытались изобразить сопротивление, состоящее всего из нескольких десятков человек.

В августе премьер-министр Чечни Рамзан Кадыров сообщил «Независимой газете», что численность сопротивления не превышает 50-60 человек, а его заместитель Адам Делимханов назвал цифру в 60 чеченских боевиков плюс 20-30 «иностранных наемников».

Сообщается, что несколько сотен чеченских боевиков откликнулись на июльский призыв директора Федеральной службы безопасности (ФСБ) Николая Патрушева сложить оружие и сдаться.Еще до того, как в середине сентября Госдума официально приняла амнистию, сообщалось, что до 200 боевиков сдались, причем 50 боевиков, как сообщается, лично сдались Кадырову в его родном городе Гудермес только 29 августа.

Развертывание в начале октября двух взводов из восточного и западного батальонов (преимущественно состоящих из чеченских военнослужащих) для службы в составе российского миротворческого контингента в Ливане, возможно, также было направлено на то, чтобы послать сигнал внешнему миру о том, что война в Чечне окончательно закончился.

Прыжки с пистолета?

Но данные о военных действиях, проведенных чеченским сопротивлением в сентябре-октябре 2006 г., опубликованные на сайтах chechenpress.org и kavkazcenter.com, говорят о другом.

За это время боевики сопротивления почти ежедневно проводили несколько операций, в ходе которых, по их утверждениям, были убиты или ранены десятки российских и промосковских чеченских военнослужащих. В негласном подтверждении этих утверждений генерал-полковник Евгений Баряев, командующий Группой федеральных сил на Северном Кавказе, признал на собрании российских военных и правительственных чиновников Чечни в Грозном 12 октября, что боевая обстановка ухудшается.

Баряев сказал, что количество нападений и «террористических актов» со стороны чеченских боевиков растет, но не назвал никаких данных о потерях. Он объяснил всплеск активности сопротивления тем, что они получили «крупную сумму денег».

Комментарии Баряева последовали после того, как в сентябре президент Чеченской Республики Ичкерия и командующий сопротивлением Доку Умаров обратился к мусульманам всего мира с просьбой оказать финансовую поддержку. Как сообщает Кавказцентр, в сентябре Умаров также дал указание своим бойцам об изменениях в тактике.com от 29 октября, хотя неясно, есть ли какая-либо прямая корреляция между этими заказами и ростом активности сопротивления за последние два месяца.

Выступая 19 октября в Москве, промосковский глава администрации Чечни Алу Алханов также признал, что ситуация с безопасностью в Чечне остается напряженной, и что боевики активизировали операции в нескольких районах, сообщила 20 октября «Независимая газета».

Затем, 3 ноября, Баряев сообщил на следующей встрече сотрудников службы безопасности в Грозном, что молодые новобранцы все еще стекаются в ряды сопротивления, и что российские силы на юге Чечни используют артиллерию против групп боевиков в горах, пытаясь прижать Их сбили, сообщил 7 ноября «Коммерсант».

Официальное признание

6 ноября полковник Николай Варавин, возглавляющий пресс-центр Регионального оперативного штаба Антитеррористической операции в Чечне, открыто признал, что сопротивление «представляет серьезную угрозу», что, как он намекнул, чеченской полиции не до задача содержания. Несколькими днями ранее regnum.ru процитировал Варавина, который сообщил, что молодые люди из Ингушетии и Дагестана также присоединяются к чеченскому сопротивлению.

Хотя Варавин не сказал об этом прямо, лояльность многих сотрудников чеченской полиции — особенно бывших бойцов сопротивления, которые воспользовались ранее объявленной амнистией и впоследствии были приняты на работу премьер-министром Кадыровым в его так называемый полк президентской гвардии — под вопросом. Несколько месяцев назад Ахмед Закаев, находящийся в Лондоне министр иностранных дел в правительстве Чеченской Республики Ичкерия, сослался на около 20 000 вооруженных чеченцев, в том числе высокопоставленных чиновников промосковской администрации, которые, как он утверждал, регулярно помогают сопротивлению и подстрекают к нему.

В явном стремлении улучшить работу промосковского МВД Чечни президент России Владимир Путин недавно назначил нового первого заместителя министра внутренних дел генерала Николая Симакова, который возьмет на себя ответственность за работу криминальной полиции, согласно » Коммерсантъ »7 ноября.

Алханов, однако, утверждал на митинге 3 ноября в Грозном, что простая активизация военных действий не сломает хребет сопротивления и не помешает молодым безработным пополнить его ряды, сообщила «Независимая газета» 7 ноября.Он утверждал, что создание тысяч новых рабочих мест будет стоить не больше, чем продолжающаяся военная операция по подавлению чеченского сопротивления.

Угроза остается

Между тем, 7 ноября директор ФСБ Патрушев заявил на заседании Национального антитеррористического комитета, что существует «вполне реальная опасность» терактов против гидроэлектростанций на юге России.

Он сказал, что у комитета «есть разведывательные данные, позволяющие предположить, что объекты гидроэнергетики» в Волгоградской, Саратовской, Ростовской областях и в Дагестане «становятся объектами нападений», добавив, что такие атаки могут «привести к катастрофическим последствиям, парализовать [вовлеченный] регион, привести к массовым нападениям». жертвы и причиняют серьезный экономический ущерб.«

«Время новостей», после чего 8 ноября сообщалось, что чеченское сопротивление угрожало в 1999 г. взорвать плотину и мосты через Волгу, сообщает lenta.ru. Поволжский фронт чеченского сопротивления взял на себя ответственность в конце сентября за взрыв, повредивший газопровод в Волгоградской области, и пообещал нанести новый удар по энергосистеме России.

Чеченские террористки-смертницы

Зарема Мужихоева, задержанная в июле 2003 г. при попытке взорвать бомбу смертника, в московском суде в августе 2004 г. (ТАСС)

РАДИКАЛИЗОВАННЫЕ ЖЕНЩИНЫ: В октябре 2002 года 42 чеченских боевика захватили сотни заложников в одном из московских театров.Девятнадцать человек, захвативших заложников, были женщинами, что означает первое участие женщин в миссии подобного рода в таком масштабе. Однако чеченские женщины совершают самоубийства и другие нападения как минимум с 2000 года.

1-3 сентября 2004 г .: Более 30 чеченских террористов захватили более 1000 заложников в школе в Беслане , Северная Осетия. По имеющимся данным, от двух до четырех террористов были женщины.

31 августа 2004 г.: Роза Нагаева Сестра Аманат Нагаевой (см. выше) взорвалась возле станции московского метро, ​​в результате чего погибли 10 человек.

24 августа 2004 г .: Две чеченские женщины, Аманат Нагаева и Сатисита Джбирханова, почти одновременно взорвали взрывчатку на двух российских коммерческих авиалайнерах , убив в общей сложности 90 человек.

6 февраля 2004 г .: Неизвестная женщина убила более 40 человек в результате взрыва бомбы-смертника в московского метро .

9 декабря 2003 г. : Неизвестная женщина ударила себя и еще шестерых возле московской гостиницы .

5 декабря 2003 г .: Четыре террориста-смертника — как сообщается, три женщины и мужчина — взорвали пригородный поезд на юге России, убив по меньшей мере 44 человека.

27 июля 2003 г .: Неизвестная женщина взорвала себя и гражданскую женщину на блокпосту в Грозном.

10 июля 2003 г .: Зарема Мужихоева задержана при попытке взорвать бомбу возле гостиницы в центре Москвы. Полицейский сапер позже убит, пытаясь обезвредить бомбу.

5 июля 2003 г .: Две террористки-смертницы — Зулихан Элихаджиева и Марьям Шарипова — убили 14 человек на рок-концерте в Москве .

5 июня 2003 г .: Неопознанная террористка-смертница взорвала автобус в Моздоке, Северная Осетия, убив не менее 18 человек.

14 мая 2003 г .: Одна или две террористки-смертницы убили не менее 16 человек в чеченском городе Илисхан-Юрт . Российские власти считают, что нападение было попыткой убийства промосковского чеченского лидера Ахмед-хаджи Кадырова.

12 мая 2003 г .: Два или три террориста-смертника взорвали грузовик в правительственном комплексе в Знаменском , Чечня, в результате чего погибли не менее 60 человек. По некоторым данным, грузовиком управляли две неизвестные женщины.

23-26 октября 2002 г .: Девятнадцать из 41 боевика, захватившего заложников в московском театре , были женщинами. Все террористы погибли при штурме здания спецназом.

29 ноября 2001 г .: Эльза Газуева взрывает бомбу, убивая себя и российского военного в Урус-Мартане.Газуева обвинила офицера в том, что он заказал убийство ее мужа.

7 июня 2000 г .: В чеченском городе Алхан-Юрт Хава Бараева — женщина, связанная с двумя чеченскими полевыми командирами — взрывает заминированный грузовик. Российские военные заявляют, что двое солдат были убиты.

ХРОНОЛОГИЯ

Аннотированная хронология конфликта в Чечне года . Аннотированная хронология крупных террористических актов , связанных с конфликтом в Чечне.


RFE / RL полностью освещает раздираемую войной Чечню.

Защита здоровья вооруженных сил США в Афганистане: применение уроков, извлеченных после войны в Персидском заливе | Клинические инфекционные болезни

Абстрактные

Через четыре недели после террористических атак на Всемирный торговый центр и Пентагон боевые части США начали бомбардировки Афганистана в рамках операции «Несокрушимая свобода». Дополнительный персонал резерва и национальной гвардии был призван на действительную службу для поддержки военных действий и обеспечения безопасности на всей территории Соединенных Штатов.Всем этим войскам потребуется медицинская помощь и помощь во время и после войны с терроризмом. Они получат выгоду от недавнего федерального законодательства, которое расширило доступ к медицинскому обслуживанию, и от изменений, внесенных министерствами обороны и по делам ветеранов после войны в Персидском заливе. Новаторская стратегия Министерства обороны «Охрана здоровья сил» делает больший упор на оказание помощи военнослужащим и их семьям в сохранении здоровья и хорошей формы, а также на предотвращение травм и болезней. Эти два агентства также разработали новые руководящие принципы клинической практики после развертывания, создали исследовательские центры развертывания и внесли дальнейшие улучшения в профилактическую медицину, наблюдение за здоровьем и информирование о рисках, и, таким образом, лучше подготовлены к новому поколению ветеранов войны.

После террористических атак на Всемирный торговый центр и Пентагон 11 сентября 2001 года Соединенные Штаты начали развертывание военного персонала в Южной Азии. Четыре недели спустя, 7 октября 2001 года, началась операция «Несокрушимая свобода», когда американские военные самолеты начали бомбардировку Афганистана. В первоначальном развертывании участвовало более 30 000 военнослужащих мужского и женского пола [1]. Воздушная и морская кампания велась с 3 авианосцев и 2 десантных кораблей морской пехоты, дислоцированных у берегов Пакистана [2].В этот флот входили эсминцы, фрегаты, крейсеры и другие корабли поддержки. Бомбардировочные миссии также выполнялись бомбардировщиками ВВС B-52 и B-1B, летевшими с острова Диего-Гарсия в Индийском океане, и бомбардировщиками B-2, летевшими туда и обратно из Миссури в континентальной части Соединенных Штатов. Помимо воздушной кампании, сухопутные войска были переброшены в Афганистан, Пакистан и соседние бывшие советские республики. Первыми американскими войсками, действовавшими в Афганистане, были силы специального назначения. Обычные сухопутные войска начали продвигаться в южный Афганистан 25 ноября 2001 г. [3].

Помимо развертывания боевых частей, на действительную службу было призвано более 50 000 военнослужащих резерва. Эти войска обеспечивали поддержку военных операций в Южной Азии. Пять тысяч военнослужащих Национальной гвардии также служили в Нью-Йорке, где они участвовали в спасательных и восстановительных работах. Для обеспечения безопасности дополнительные войска Национальной гвардии были размещены по всей территории Соединенных Штатов в аэропортах и ​​вокруг правительственных зданий [4].

Всем этим войскам потребуется медицинская помощь и помощь во время и после войны с терроризмом.Военнослужащие, дислоцированные в Южной Азии, сталкиваются с уникальными рисками для здоровья. Военнослужащие, дислоцированные в Соединенных Штатах, также могут иметь особые медицинские потребности. В этой статье основное внимание уделяется фундаментальным изменениям в сфере здравоохранения и помощи, которые произошли после войны в Персидском заливе в Министерстве обороны (DoD) и Департаменте по делам ветеранов (VA). Эти изменения напрямую коснутся этого нового поколения ветеранов войны и их семей.

Война в Персидском заливе

Первоначальный толчок к изменению системы здравоохранения и помощи DoD и VA был обеспечен вопросами здоровья, возникшими после войны в Персидском заливе [5].Когда боевые действия закончились 28 февраля 1991 года, в общей сложности 697 000 американских военнослужащих были развернуты на театре военных действий в Персидском заливе. В отличие от предыдущих войн, большая часть солдат США была из резервов и национальной гвардии (17%) и составляла женщин (7%) [6]. Из-за суровых условий пустыни и эндемических инфекционных заболеваний ожидались высокие показатели заболеваемости; однако программы наблюдения, проведенные во время войны, показали, что военнослужащие были в хорошем состоянии [7, 8]. К счастью, во время этого военного командования было гораздо меньше смертей (147 человек умерли от боевых ранений), чем кто-либо ожидал [9].

Хотя ветераны войны в Персидском заливе, вернувшись домой, казались здоровыми, в течение нескольких месяцев начали появляться сообщения о различных заболеваниях и множественных соматических симптомах [5]. В конце концов, аналогичные проблемы со здоровьем были зарегистрированы среди ветеранов войны в Персидском заливе в Великобритании, Канаде, Австралии и совсем недавно во Франции [10]. Для оценки этих проблем со здоровьем программы клинической оценки были созданы в США VA и DoD, а также в Великобритании и Канаде. Систематическое клиническое обследование более 100 000 американских, британских и канадских ветеранов войны в Персидском заливе выявило широкий спектр медицинских и психиатрических проблем со здоровьем, но не было выявлено ни одного нового или уникального синдрома [11–13].

В дополнение к специальным клиническим программам в Соединенных Штатах было выделено более 170 миллионов долларов на изучение вопросов здоровья во время войны в Персидском заливе [14]. Эпидемиологические обследования различных групп ветеранов войны в Персидском заливе неизменно выявляли повышенную частоту появления многочисленных симптомов и заболеваний, а некоторые клинические исследования небольших групп ветеранов обнаружили свидетельства неврологических аномалий [15]. Однако эпидемиологические исследования, основанные на записях больниц, не показали увеличения частоты госпитализаций среди ветеранов войны в Персидском заливе или врожденных дефектов среди их детей [16, 17].Важно отметить, что после войны уровень смертности ветеранов войны в Персидском заливе США был менее половины от смертности демографически сопоставимого гражданского населения [18].

Двенадцать независимых научных групп рассмотрели вопросы здравоохранения войны в Персидском заливе [19]. Не обнаружено ни одной причины, вызывающей серьезные проблемы со здоровьем среди ветеранов войны в Персидском заливе, и уникальный «синдром войны в Персидском заливе» не подтвержден [20]. В настоящее время более интенсивные исследования сосредоточены на возможности неврологических расстройств [14].Кроме того, VA выделило 24 миллиона долларов на 2 рандомизированных контролируемых испытания лечения с участием ветеранов с необъяснимыми симптомами [14]. Одно исследование оценивает, приносит ли доксициклин пользу ветеранам войны в Персидском заливе с доказательствами заражения видами Mycoplasma , а другое — когнитивно-поведенческой терапией.

Здравоохранение

Один из наиболее важных уроков, извлеченных после конфликта в Персидском заливе, заключается в том, что ветеранам войны требуется более широкий доступ к высококачественной медицинской помощи.После войны в Персидском заливе более 100 000 резервистов и сотрудников Национальной гвардии были быстро выведены из строя, чтобы они могли вернуться к своим семьям и на гражданскую работу. В результате они потеряли право на обычную медицинскую помощь DoD. Быстрое сокращение численности вооруженных сил после войны в Персидском заливе означало, что многие ветераны войны в Персидском заливе, находившиеся на действительной военной службе, лишились права на медицинское обслуживание военнослужащих в начале 1990-х годов. Кроме того, медицинское обслуживание VA не было доступно сразу после войны, если ветеран войны в Персидском заливе не смог продемонстрировать связанные с обслуживанием проблемы со здоровьем или финансовые потребности.

Без постоянного доступа к военным и поставщикам медицинских услуг VA, которые знакомы с проблемами здоровья ветеранов и уникальными рисками для здоровья военнослужащих, ветераны войны в Персидском заливе не могли получить ответы на основные вопросы о своем военном опыте. Даже здоровые ветераны были разочарованы и по понятным причинам обеспокоены потенциальными последствиями службы в войне в Персидском заливе для здоровья. Стало ясно, что после современных войн оказание комплексной медицинской помощи необходимо не только для лечения травм и заболеваний, но и для решения проблем пациентов, что является основой хорошего здравоохранения.

Потребность в доступе к высококачественной медицинской помощи была рассмотрена в 1993 году Конгрессом и президентом посредством публичного закона 103–210, который предоставил особые права на получение медицинской помощи VA для всех ветеранов войны в Персидском заливе с любыми заболеваниями, которые могут быть связаны с военной службой. Более постоянное решение было предложено в 1998 году путем принятия Закона 1998 года о расширении программ для ветеранов (публичный закон 105–368). Этот закон предоставляет льготы VA в течение 2 лет ветеранам, служащим в обозначенной зоне боевых действий.Военнослужащие, возвращающиеся из текущего конфликта в Афганистане, будут иметь больший доступ к медицинскому обслуживанию, даже после того, как они возобновят свою гражданскую карьеру.

Еще один очевидный урок, извлеченный после войны в Персидском заливе, заключается в том, что клиницисты Министерства обороны и VA нуждаются в своевременном обучении относительно рисков для здоровья при развертывании, а также о причинах и лечении хронических симптомов [21]. Поскольку компетентная медицинская помощь в период после развертывания имеет решающее значение для предотвращения долгосрочных проблем со здоровьем, Министерство обороны и VA разработали Руководство по клинической практике (CPG) для оценки и управления после развертывания [22].Оба агентства разработали дополнительное вспомогательное руководство для оценки ветеранов синдрома хронической усталости и фибромиалгии. Другой метод лечения посттравматического стрессового расстройства находится в стадии разработки.

CPG для оценки и управления после развертывания был разработан для оказания помощи врачам первичной медико-санитарной помощи в оценке пациентов, обращающихся за помощью после опасного развертывания. Это руководство предоставляет структуру, клинические инструменты и связанные ресурсы, которые позволяют поставщикам первичной медико-санитарной помощи диагностировать и лечить пациентов с проблемами со здоровьем, связанными с развертыванием.CPG после развертывания также применяется к членам семей развернутых войск и предназначен для поддержки всесторонних образовательных мероприятий, связанных с рисками для здоровья при развертывании.

CPG после развертывания основан на стандартной практике амбулаторного здравоохранения, но с несколькими важными отличиями. Медицинские работники DoD и VA более подробно осведомлены о рисках для здоровья при развертывании и имеют легкодоступные источники подробной информации об этих рисках. В результате медицинские работники могут быстрее и точнее определять причины жалоб ветеранов, обеспечивать более эффективное лечение и более тщательно информировать пациентов и их семьи о характере проблемы со здоровьем.Руководство также обеспечивает более полную документацию о рисках для здоровья, особенно связанных с недавним развертыванием. Например, в дополнение к обычному медицинскому анамнезу пациента оценивают на предмет профессиональной деятельности и истории использования (включая возможное токсическое воздействие), травматических событий во время развертывания и использования профилактических препаратов и вакцин. Наконец, руководство предусматривает дальнейшую оценку ветеранов, проблемы со здоровьем которых остаются невыясненными, в новых медицинских клинических центрах DoD и VA.

Регулярное использование CPG снизит потребность в специальных программах клинической оценки. Впервые военнослужащие будут проходить специальное обследование в учреждениях первичной медико-санитарной помощи на предмет заболеваний, которые могут быть связаны с военным развертыванием. Программы регистрации клинических случаев войны в Персидском заливе были отличным инструментом для привлечения ветеранов в системы здравоохранения VA и DoD, предоставления квалифицированной медицинской помощи и облегчения информационно-просветительской работы [11, 12]. Однако специальные клинические программы охватывают лишь меньшинство ветеранов, а клинические данные, полученные в результате самоотбора, трудно интерпретировать.Напротив, CPG после развертывания будут гарантировать, что проблемы со здоровьем всех ветеранов, возвращающихся из опасного развертывания, решаются всякий раз, когда они обращаются за помощью в системы здравоохранения DoD или VA.

В дополнение к непосредственному уходу за пациентами в 163 больницах VA, VA поддерживает национальную систему из 206 «Центров ветеринарии» для предоставления консультаций по корректировке для вернувшихся ветеранов боевых действий. Эти общественные объекты изначально были созданы для помощи ветеранам Вьетнама, но с тех пор были расширены за счет включения более поздних когорт ветеранов боевых действий.Программа Vet Center включает психологическое консультирование, семейное консультирование, работу с общественностью и образование, а также социальные и экономические программы направления к специалистам.

Force Health Protection

За 11 лет, прошедших после войны в Персидском заливе, американские военные провели серию опасных операций. Войска постоянно размещаются в Персидском заливе для обеспечения соблюдения бесполетной зоны над Ираком и защиты от дальнейшей иракской агрессии. Войска США также были размещены в Сомали в 1992–1993 годах и на Гаити в 1994 году для выполнения миротворческих операций.Совсем недавно американские войска были переброшены на Балканы и в 1999 году вели воздушную войну, чтобы освободить Косово от сербской оккупации.

В этот трудный период непрерывного развертывания вооруженные силы США усовершенствовали свои стратегии здравоохранения [23]. Результатом стала разработка унифицированных политик, составляющих «Force Health Protection» (FHP) [24]. FHP — это развивающаяся стратегия, которая уравновешивает ответственность Министерства обороны за выполнение своей боевой миссии и в то же время способствует поддержанию здоровья и благополучия на протяжении всей военной службы; предотвращение острых и хронических заболеваний и травм во время обучения и развертывания; и быстрая стабилизация, лечение и эвакуация пострадавших [25].

FHP — это существенный отход от предварительного планирования готовности к медицинскому обслуживанию, ориентированного на оказание неотложной помощи пострадавшим. В отличие от традиционной боевой медицины, FHP уделяет больше внимания помощи военнослужащим и семьям, чтобы оставаться здоровыми и в хорошей форме, а также предотвращению травм и болезней. В связи с изменением миссий и все более частым использованием сил США по всему миру необходимо уделять больше внимания рискам для здоровья, не связанным с боевыми действиями, включая инфекционные заболевания, воздействие токсичных веществ, экстремальные экологические явления, а также физический и психологический стресс — все это необходимо предотвращать и лечить иначе, чем травматические боевые раны.

Боевые операции на юге Афганистана представляют собой последний пример новой стратегии FHP. Врачи, хирурги и медсестры сопровождали первые контингенты обычных сухопутных войск [26]. В то же время, когда создавалось травматологическое отделение, были задействованы специалисты по профилактической медицине для обеспечения высокого уровня санитарии в лагере [27]. Упор делался на простые, но эффективные гигиенические меры, такие как мытье рук и вывоз мусора, чтобы предотвратить проблемы со здоровьем, от которых страдали советские войска, отправленные в Афганистан [28, 29].Для защиты от малярии, главной угрозы инфекционного заболевания в этом регионе, в войсках применялась профилактика доксициклином [27].

Для укрепления здоровья всей силы стратегия FHP объединила профилактическую медицину, клинические и операционные программы. Успешная интеграция программ и политики зависит от постоянной оценки состояния здоровья военнослужащих посредством медицинского наблюдения, продольных исследований состояния здоровья, надлежащей документации медицинских карт и последующего клинического наблюдения.Всестороннее наблюдение за здоровьем имеет решающее значение для обеспечения точной оценки риска, прямых профилактических мер по охране здоровья и оценки эффективности военного здравоохранения. Таким образом, политика FHP требует усиления деятельности по надзору за здоровьем, особенно во время крупных развертываний, которые представляют значительный риск для здоровья военнослужащих [30, 31].

Необходимость основывать политику и программы FHP на усилении эпиднадзора и более тщательном ведении медицинских записей была определена на основе уроков, извлеченных после войны в Персидском заливе.Основным препятствием в попытках понять причины проблем со здоровьем ветеранов войны в Персидском заливе было отсутствие данных наблюдения. В результате одной из первых инициатив FHP было проведение скрининга здоровья до и после развертывания [32]. Для опасных заграничных миссий, таких как недавние боевые действия в Южной Азии, состояние здоровья войск оценивается до и после развертывания. Кроме того, недавно активированные резервисты получают более тщательную медицинскую проверку и документацию из медицинских карт, чем это было во время развертывания войск в Персидском заливе.Наконец, войска, отправленные в Афганистан, предоставили образец сыворотки перед развертыванием для длительного хранения в хранилище сыворотки Министерства обороны, который содержит> 26 миллионов образцов замороженной сыворотки от военнослужащих [25].

Существуют ограничения, связанные с проверкой до и после развертывания из-за поспешных, хаотичных и стрессовых обстоятельств, связанных с боевым развертыванием. Пока войска готовятся к развертыванию, можно получить и задокументировать лишь ограниченные медицинские и психологические данные.Большее внимание следует уделять обеспечению того, чтобы военнослужащие не имели нерешенных проблем со здоровьем и были в курсе последних событий по вакцинации. Более того, из оценки проблем со здоровьем ветеранов войны в Персидском заливе становится ясно, что наблюдение должно начинаться задолго до начала опасного развертывания. Без исчерпывающих исходных и продольных данных о состоянии здоровья может оказаться невозможным определить последствия службы в военное время, приводящие либо к возникновению новых проблем со здоровьем, либо к обострению существующих нарушений.

Чтобы устранить ограничения системы наблюдения за развертыванием, Министерство обороны инициировало пилотное тестирование Программы оценки рекрутов (RAP) [33].ПДП разработан для сбора исчерпывающих исходных данных о состоянии здоровья всего военнослужащего в начале базовой подготовки. Новобранцы заполняют анкету, которая позволяет получить подробную информацию об их истории болезни, семейном анамнезе, факторах риска для здоровья и предшествующих контактах, связанных с работой. Если осуществимость этой программы будет продемонстрирована, ПДП станет начальным модулем компьютеризированной системы непрерывного ведения медицинских записей и наблюдения, начиная с первого дня военной службы и до последнего дня в военной форме, когда медицинские записи станут доступны. доступный VA.В настоящее время RAP проходит испытания в учебных центрах морской пехоты, военно-морского флота и армии.

Другая деятельность по надзору за здоровьем в рамках FHP включает Систему медицинского надзора Министерства обороны, которая была создана в 1997 г. [34, 35]. Система медицинского наблюдения Министерства обороны постоянно собирает данные о состоянии здоровья о заболеваниях и медицинских событиях, а также данные о личном составе и размещении в долгосрочном периоде. Информация о госпитализациях, амбулаторных посещениях, регистрируемых заболеваниях, тестах на ВИЧ и результатах оценки риска для здоровья передается в систему медицинского надзора Министерства обороны.Связанным аспектом программы FHP является недавно созданный реестр новорожденных и младенцев, созданный Министерством обороны США, который основан как на активном, так и на пассивном наблюдении [36].

В дополнение к усиленному надзору за здоровьем военнослужащих, усиленный надзор за окружающей средой был введен во время развертывания в рамках FHP [37]. Профилактическая медицина, наблюдение за окружающей средой и передовые лабораторные бригады теперь являются обычным компонентом военных операций [38]. Наряду с наблюдением за окружающей средой, при развертывании войск и медицинского персонала проводятся брифинги об угрозах здоровью и предоставляются письменные инструкции по выявлению и предотвращению опасностей для здоровья [39, 40].Руководство по охране здоровья для афганского конфликта было распространено среди войск в начале операции «Несокрушимая свобода» [40]. Кроме того, карманные справочники с инструкциями по управлению пострадавшими от воздействия ядерных, биологических и химических агентов регулярно публикуются и предоставляются военному медперсоналу.

Полезность усиленного медицинского и экологического надзора зависит от улучшений в ведении медицинских записей и доступе к данным как в Министерстве обороны, так и в VA [41].Что необходимо, так это интегрированная информационная система, которая собирает все данные о здоровье и воздействии и предоставляет эту информацию вооруженным силам во всем мире. Поэтому критически важной целью программы FHP является наличие у каждого военнослужащего пожизненной истории болезни со всеми заболеваниями и травмами, прививками, медицинским и стоматологическим обслуживанием, а также с потенциальными опасностями для здоровья [42].

Composite Health Care System II (CHCS-II) — это основная информационная технология, внедряемая в системе военного здравоохранения.Эта компьютерная система в конечном итоге будет вести полную медицинскую карту на протяжении всей жизни каждого получателя помощи системы здравоохранения. Программа медицинской информации театра, которая будет интегрирована с CHCS-II, будет собирать индивидуальную медицинскую информацию на протяжении всего оперативного развертывания. По окончании военной службы военная медицинская карта будет передана VA для обеспечения непрерывности медицинского обслуживания и документирования связанных со службой проблем со здоровьем.

Уведомление о рисках

Еще один важный урок, извлеченный после войны в Персидском заливе, — необходимость эффективного информирования о рисках даже после короткой и успешной войны.До начала крупных конфликтов необходимо предпринять более широкие усилия по оценке рисков и информированию. Когда ветераны не могут получить ответы на вопросы о воздействиях военного времени и их последствиях, неизбежно возрастают проблемы со здоровьем. Более того, когда соответствующая информация о здоровье недоступна, многие конкурирующие источники данных о состоянии здоровья, такие как Интернет, могут предоставлять вводящую в заблуждение и ошибочную информацию.

Этот урок включен в программы FHP и VA [43, 44].Эффективное общение с военнослужащими, ветеранами и семьями относительно рисков для здоровья является ключевым элементом усилий в области здравоохранения и профилактической медицины. Чтобы быть эффективным, коммуникация о рисках не может быть сосредоточена только на ветеранах и их семьях. СМИ, политические лидеры и широкая общественность нуждаются в точной информации, чтобы понять потребности военнослужащих и ветеранов в медицинской помощи.

Были выпущены многочисленные публикации и созданы веб-сайты VA и DoD для предоставления военнослужащим, ветеранам и медицинскому персоналу точной информации о здоровье.Например, Министерство обороны поддерживает веб-сайт PDHealth.mil, чтобы постоянно предоставлять клиницистам, работающим в широком диапазоне военных и гражданских практик, актуальную медицинскую информацию, относящуюся к военным развертываниям [45]. Кроме того, VA регулярно проводит брифинги для организаций, обслуживающих ветеранов, организует национальные встречи по вопросам военного здоровья и публикует национальные информационные бюллетени, информационные бюллетени и другие образовательные материалы по вопросам здравоохранения, связанным с военной службой [44, 46].

Чтобы предоставить научно обоснованные данные о рисках для здоровья во время службы в армии, Министерство обороны и Вирджиния создали 5 центров по изучению состояния здоровья при развертывании [47, 48]. В сотрудничестве с Министерством здравоохранения и социальных служб США эти центры специализируются на расследовании проблем со здоровьем, связанных с развертыванием. Они помогут разработать новые способы минимизировать болезни и травмы до, во время и после будущих конфликтов и миротворческих миссий. Центры также изучат способы улучшения медицинского обслуживания военнослужащих и ветеранов.Наряду с исследовательскими центрами развертывания, важной новой инициативой является исследование DoD Millennium Cohort Study, которое включает первоначальную выборку из 100 000 военнослужащих [49]. За этой популяцией в течение 20 лет будут проспективно следить Министерство Обороны и Вирджиния, используя медицинские записи и почтовые опросы.

После войны в Афганистане

Тип проблем со здоровьем, которые возникают во время и после конфликта в Афганистане, будет зависеть от масштабов и продолжительности этого боевого развертывания.Количество военных и гражданских миротворцев, необходимых для оказания помощи в усилиях по оказанию помощи и восстановлению, также повлияет на потребности в медицинской помощи [50]. Независимо от масштаба конфликта и последующей миротворческой деятельности ветераны этого опасного развертывания получат выгоду от недавнего федерального законодательства и изменений, которые Министерство обороны и VA осуществили в здравоохранении, профилактической медицине, надзоре и информировании о рисках.

Войска, отправленные на войну в южной Азии, могут столкнуться с самыми разными проблемами со здоровьем.Развернутые войска будут подвержены риску инфекционных заболеваний, эндемичных для этого региона, как отмечается в этом выпуске дополнения. Остальные войска вернутся с травмами. Могут быть травмы, вызванные воздействием холода, что не было большой проблемой со времен Корейской войны [51]. Как и во всех войнах, войска испытают психологические эффекты в результате выживания в опасном для жизни опыте. Хотя это и менее изучено, физический и психический стресс, связанный с развертыванием, усугубит уже существующие проблемы с медицинским и психологическим здоровьем [52].

Как ожидается, некоторые войска вернутся с труднообъяснимыми проблемами со здоровьем. Как и в случае с войной в Персидском заливе, у ветеранов недавних боевых действий возникали вопросы о причинах изнурительных симптомов. Были постулированы уникальные заболевания, связанные с развертыванием, включая балканский синдром [53, 54], камбоджийский синдром [55] и синдром Чечни [56]. Кроме того, исторические данные показывают, что ветераны войны испытывали необъяснимые проблемы со здоровьем после каждого крупного конфликта после гражданской войны в США [57].Следовательно, вопросы об уникальных «синдромах войны» следует ожидать после любой опасной боевой или миротворческой миссии. Повторяющееся появление труднообъяснимых симптомов среди военнослужащих указывает на то, что эти проблемы со здоровьем являются неотъемлемым аспектом опасного развертывания [58].

Заключение

Хотя военнослужащие, участвующие в войне с терроризмом, находятся под наблюдением на предмет развития проблем со здоровьем и оказываются медицинские услуги, им потребуется дополнительная медицинская помощь и помощь после завершения текущего кризиса.И Министерство обороны, и Вирджиния лучше подготовлены к новому поколению ветеранов войны из-за изменений, внесенных после войны в Персидском заливе. Тем не менее, необходимо сделать больше для удовлетворения медицинских потребностей развернутых войск и ветеранов. Сложная задача по ведению всеобъемлющей медицинской карты на всю жизнь должна быть завершена как можно скорее. Кроме того, следует предвидеть вопросы о рисках для здоровья во время развертывания и заранее разработать более эффективные стратегии информирования о рисках и управления ими.

Если история чему-то нас учит, так это тому, что мужчины и женщины меняются войной. Никто не возвращается с войны незатронутым опытом. У ветеранов неизбежно возникают вопросы о последствиях службы в военное время для здоровья, а некоторым ветеранам требуется специализированная медицинская помощь и финансовая помощь. Кроме того, можно ожидать, что у ветеранов будут хронические, трудно объяснимые проблемы со здоровьем, потому что боевые раны не всегда видны. Каждый раз, когда мы думаем об отправке войск на войну, мы должны планировать не только травматические повреждения.Мы должны учитывать долгосрочные человеческие жертвы каждой войны.

Список литературы

1,.

США направляют войска в бывшие советские республики

,

Washington Post 3 October

,

2001

2,.

Военно-морской флот приказал заблокировать любую попытку бен Ладена сбежать морем

,

Washington Post, 22 ноября

,

2001

3,.

Морские пехотинцы отправлены в Афганистан

,

Washington Post, 26 ноября

,

2001

4,.

США заплатят за дополнительные войска в аэропортах

,

Вашингтон Пост, 10 ноября

,

2001

5

Координационный совет ветеранов Персидского залива

.

Необъяснимые болезни ветеранов «Бури в пустыне». Поиск причин, лечение и сотрудничество

,

Arch Intern Med

,

1995

, vol.

155

(стр.

262

8

) 6. ,

Справочная книга о войне в Персидском заливе: отчет о действиях

,

1997

Grants Pass, OR

Hellgate Press

7

Defense Science Board

. ,

Отчет Целевой группы Совета по оборонным наукам о последствиях войны в Персидском заливе для здоровья

,

1994

Вашингтон, округ Колумбия

Офис заместителя министра обороны по закупкам и технологиям

8

Офис специального помощника по заболеваниям, вызванным войной в Персидском заливе

.,

Медицинское наблюдение во время операций Desert Shield / Desert Storm

,

1997

Вашингтон, округ Колумбия

Пентагон

9,,.

Сравнительная смертность среди военнослужащих США в регионе Персидского залива и во всем мире во время операций «Щит в пустыне» и «Буря в пустыне»

,

JAMA

,

1996

, vol.

275

(стр.

118

21

) 10.

Франция исследует синдром войны в Персидском заливе

,

Lancet

,

2000

, vol.

356

стр.

1747

11« и др.

Комплексная клиническая оценка 20 000 ветеранов войны в Персидском заливе

,

Mil Med

,

1997

, vol.

162

(стр.

149

55

) 12,,, et al.

Состояние здоровья ветеранов войны в Персидском заливе: уроки, извлеченные из Регистра здоровья Департамента по делам ветеранов

,

Mil Med

,

1999

, vol.

164

(стр.

327

31

) 13,,,,.

Клинические данные второй 1000 британских ветеранов войны в Персидском заливе, которые участвовали в программе медицинского обследования Министерства обороны

,

JR Army Med Corps

,

2001

, vol.

147

(стр.

153

60

) 14

Исследовательская рабочая группа Координационного совета ветеранов Персидского залива

. ,

Годовой отчет Конгрессу: спонсируемое государством исследование болезней ветеранов войны в Персидском заливе за 2000 год

,

2001

Вашингтон, округ Колумбия

Департамент по делам ветеранов,

15 октября,, и др.

Оценка неврологической функции у ветеранов войны в Персидском заливе: слепое исследование случай-контроль

,

JAMA

,

1997

, vol.

277

(стр.

223

30

) 16« и др.

Послевоенный опыт госпитализации американских ветеранов войны в Персидском заливе

,

N Engl J Med

,

1996

, vol.

335

(стр.

1505

13

) 17« и др.

Оценка риска врожденных дефектов у детей ветеранов войны в Персидском заливе на основе записей

,

N Engl J Med

,

1997

, vol.

336

(стр.

1650

56

) 18,.

Смертность среди американских ветеранов войны в Персидском заливе: 7-летнее наблюдение

,

Am J Epidemiol

,

2001

, vol.

154

(стр.

406

9

) 19,.

Независимая научная оценка Медицинским институтом проблем со здоровьем во время войны в Персидском заливе

,

Mil Med

,

2002

, vol.

167

(стр.

186

90

) 20,,. ,

Война в Персидском заливе и здоровье.Том 1. Обедненный уран, зарин, пиридостигмина бромид, вакцины

,

2000

Вашингтон, округ Колумбия

Национальная академия прессы

21

Министерство обороны, Управление по поддержке здравоохранения

.

Будущее здравоохранения после развертывания

Вашингтон, округ Колумбия

ССЫЛКА на развертывание

22

Министерство обороны

. ,

Руководство по клинической практике для оценки состояния здоровья и управления после развертывания

23,,, et al.

Защита здоровья вооруженных сил США: национальное обязательство

,

Авиация, космос и медицина окружающей среды

,

2000

, vol.

71

(стр.

260

5

) 24

Подразделение медицинской готовности, J-4, Объединенный штаб

. ,

Силовая охрана здоровья. Здоровая и физическая сила, предупреждение раненых, уход за ранеными и управление ими

,

1999

Вашингтон, округ Колумбия

Пентагон

25,,,,.

Охрана здоровья сил: десять лет уроков, извлеченных Министерством обороны

,

Mil Med

,

2002

, vol.

167

(стр.

179

85

) 26.,

Американские медики в Афганистане учатся у истории

,

2001

27.

Импровизация военного оазиса: морские пехотинцы превращают захваченный комплекс в современную базу

,

Вашингтон Пост, 6 декабря

,

2001

28

Морские пехотинцы сражаются с афганскими микробами

,

2001

Associated Press

29,. ,

Медицинская поддержка в контрпартизанской войне: эпидемиологические уроки советско-афганской войны

,

1995

Форт Ливенворт, Канзас

Офис военных исследований армии США

30

Министерство обороны

.,

Наблюдение за состоянием здоровья и готовность к развертыванию

,

1998

Вашингтон, округ Колумбия

Пентагон

31

Министерство обороны

. ,

Политика в отношении оценки состояния здоровья до и после развертывания и образцов крови

,

1998

Вашингтон, округ Колумбия

Пентагон

32

Министерство обороны

,

2001

Вашингтон, округ Колумбия

РазвертываниеLINK

33,,, и другие.

Программа оценки призывников: программа для сбора исчерпывающих исходных данных о состоянии здоровья военнослужащих США

,

Mil Med

,

2002

, vol.

167

(стр.

44

7

) 34.

Военная профилактика и медицинское наблюдение в эпоху после холодной войны

,

Mil Med

,

1998

, vol.

163

(стр.

272

7

) 35

Медицинский надзор в армии, Центр укрепления здоровья и профилактической медицины армии США (USACHPPM)

. ,

Система медицинского наблюдения Министерства обороны

Абердинский испытательный полигон, MD

USACHPPM

36,,,.

Активное наблюдение за врожденными дефектами среди получателей помощи Министерства обороны США. Технико-экономическое обоснование

,

Mil Med

,

2001

, vol.

166

(стр.

179

83

) 37

Центр укрепления здоровья и профилактической медицины армии США (USACHPPM)

. ,

Программа наблюдения за окружающей средой при развертывании

Абердинский испытательный полигон, MD

USACHPPM

38,,.

Военно-профилактическая медицина: опыт Балкан

,

Mil Med

,

1999

, vol.

164

(стр.

848

56

) 39.

Рекомендации по воздействию химических веществ на военнослужащих

,

Drug Chem Toxicol

,

2000

, vol.

23

(стр.

139

53

) 40

Центр укрепления здоровья и профилактической медицины армии США (USACHPPM)

.

Справочник для солдат по поддержанию здоровья в Афганистане и Пакистане

,

Абердинский полигон, Мэриленд

,

2001

41

Институт медицины, Агентство медицинского наблюдения

.

Стратегии защиты здоровья развернутых сил США

,

Медицинское наблюдение, ведение документации и снижение риска

,

1999

Вашингтон, округ Колумбия

National Academy Press

42

Национальный совет по науке и технологиям

. ,

Национальное обязательство: планирование готовности к охране здоровья и перестройка военных, ветеранов и их семей после будущего развертывания

,

1998

Вашингтон, округ Колумбия

Администрация президента, Управление по политике в области науки и технологий

43

Центр укрепления здоровья и профилактической медицины армии США (USACHPPM)

.,

Офис по информированию о рисках для здоровья

Абердинский испытательный полигон, MD

USACHPPM

44,,.

Инновации в охране здоровья и помощи ветеранам: Департамент по делам ветеранов через 10 лет после войны в Персидском заливе

,

Mil Med

,

2002

, vol.

167

(стр.

191

5

) 45

Министерство обороны

. ,

PDHealth.ml

,

2001

Сан-Диего, Калифорния

Медицинские исследования Министерства обороны после развертывания

46

Институт медицины, Комитет по рассмотрению воздействия гербицидов на ветеранов Вьетнама

.,

Veterans and Agent Orange

,

1999

Вашингтон, округ Колумбия

National Academy Press

pg.

28

47

Министерство обороны

. ,

Naval Health Research Center

,

2001

San Diego, CA

Центр исследований в области здравоохранения Министерства обороны

48

Министерство обороны

,

2002

Вашингтон, округ Колумбия

Медицинский центр армии Уолтера Рида. Развертывание клинического центра здоровья

49,,,,,,,,

для группы исследования Millennium Cohort Study Group

.

21-летнее перспективное когортное исследование 140 000 военнослужащих

,

Mil Med

50.

Белый дом может поддержать рост миротворческих сил: войска могут быть отправлены в большее количество афганских городов

,

Washington Post, 28 февраля

,

2002

51.,

Холод, высота угрожает здоровью солдат в Афганистане

,

2001

Вашингтон, округ Колумбия

Пресс-служба американских вооруженных сил

52

Президентский консультативный комитет по болезням ветеранов войны в Персидском заливе

.,

Заключительный отчет

,

1996

Вашингтон, округ Колумбия

Типография правительства США

53

Синдром Балканской войны

,

Ланцет

,

2000

, vol.

355

стр.

1250

54,.

Вопросы врачей НАТО «Синдром балканской войны»

,

Lancet

,

2001

, vol.

357

стр.

201

55« и др.

Соматические гипотезы синдромов войны

,

Eur J Clin Invest

,

2000

, vol.

30

(стр.

630

41

) 56.

Российские войска столкнулись с «синдромом Чечни»

,

Washington Post, 6 августа

,

2000

57,,.

Синдромы войны и их оценка: от гражданской войны в США до войны в Персидском заливе

,

Ann Intern Med

,

1996

, vol.

125

(стр.

398

405

) 58.

Война — это ад. Это тоже может быть опасно

,

Wall Street Journal, 17 апреля

,

2001

.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *