Содержание

О показателях благосостояния

№1(16), 2011
Научная жизнь

В статье на примере Великобритании анализируется содержание основных показателей экономического благосостояния

Ключевые слова: показатели благосостояния, Великобритания

I.Martynova. On Welfare Indicators. The paper analyses principal indicators of welfare illustrated by UK example

Key words: welfare indicators, UK

Введение

Точного и однозначного ответа на вопрос о том, что такое экономическое благосостояние человека, не существует. Можно дать наиболее общее определение этого понятия: благосостояние — обеспеченность населения необходимыми материальными и духовными благами, т. е. предметами, услугами и условиями, удовлетворяющими определенные человеческие потребности. Благосостояние выражается системой показателей, характеризующих уровень жизни, таких как: уровень распределения доходов, уровень бедности, качество жизни, уровень занятости, показатели образования и здоровья.

Рассмотрим эти показатели на примере Великобритании.

Уровень распределения доходов

Одним из важнейших показателей благосостояния человека выступает доход, так как он предопределяет, в каком объеме население будет приобретать товары и услуги. Доход людей зависит от уровня деловой активности и от структуры распределения национального дохода. Благосостояние человека во многом зависит и от эффективности хозяйственной деятельности. Эффективная экономика в свою очередь создает условия для большего перераспределения дохода.

Британская статистика распределения доходов основывается главным образом на доходах домашних хозяйств. В 2009 году на 10% семей с самыми высокими доходами приходился 31% всех доходов, а на 10% семей с самыми низкими доходами — 1%, таким образом, различия в доходах самых бедных составляют 31 к 1. За последнее десятилетие наблюдается некоторое снижение доходов 10% самого бедного населения, в то время как доходы 10% самого богатого населения возросли: в 1990-х они составляли соответственно 2,1% и 28,5%.

[1]

Экономическое положение беднейшей группы населения — безработица и старость. Число пенсионеров этой группы населения составляет 11%, число безработных — 34% (для сравнения эти же показатели для самой богатой группы населения составляют 13% и 2%).

В данный момент коэффициент Джинни в Великобритании составляет 0,34. Неравенство доходов в Британии примерно соответствует этому показателю в Италии, Испании, значительно выше, чем во Франции, ФРГ, Греции, Испании, но ниже, чем в США.

Наблюдается региональная поляризация богатых и бедных. Наибольшие разрывы в доходах отмечаются в Лондоне, Западном Мидленде и Северо — Западном районе. В этих районах самые высокие доли самого богатого и самого бедного населения (к примеру, в Лондоне проживает 29% из числа тех, кого относят к 5% самого бедного населения и 28% тех, кого относят к 5% самого богатого населения).

Уровень бедности

Проявлением неравенства в распределении доходов выступает бедность, под которой понимают социальное исключение, выпадение из общественной жизни. В Великобритании бедность определяется на основании выделения границы по отношению к среднему уровню дохода страны. Основа исчисления — домашнее хозяйство, а не личный доход. Чаще всего низкий доход определяется как доход, составляющий 60% медианного располагаемого дохода. Понятие «бедность» имеет абсолютное и относительное понимание. Относительное определение бедности представляют низшие уровни доходов населения. Абсолютная бедность — тот уровень дохода, который не обеспечивает поддержание жизни или находится ниже прожиточного. Этот минимальный уровень удовлетворения основных потребностей не применяется в Великобритании, как и в других развитых странах.

В 2008 — 2009 гг. в Великобритании насчитывалось 13,4 миллиона бедных или 22,3% (по доходам после оплаты налогов и расходов на жилье и 10,9 миллионов или 18,1% (по доходам до оплаты налогов и расходов на жилье). С 1997 по 2005 наблюдалось некоторое снижение числа бедных[2], особенно среди детей и пенсионеров.

В данный момент насчитывается около 4 миллиона детей, живущих в относительной бедности[3], что составляет около 30,5% их общего числа. Это один из самых высоких показателей среди развитых стран. Детская бедность быстро увеличивалась в 1970-1990 годах и была сломлена лишь в последнее десятилетие. Детская бедность присуща семьям с одним родителем, с безработными родителями, многодетным семьям и — особенно — семьям национальных меньшинств.[4]

Число пенсионеров, относящихся к бедным, составляет 1.8 миллионов (1,6% общего их числа) по доходам после оплаты жилья и 2,3 миллиона (20%) по доходам до оплаты налогов и расходов на жилье.[5] На данный момент наблюдается самый низкий уровень бедности данной группы населения с 1980-х. Если смотреть по доходам после оплаты жилья, то уровень относительной бедности среди пенсионеров в Великобритании ниже, чем среди других групп населения, однако если смотреть по доходам до оплаты жилья и налогов, то уровень бедности здесь будет немного выше, чем уровень среди трудоспособного населения.

В других группах населения также в период с 1996 по 2000-е наблюдалось снижение числа бедных, однако этого не произошло среди бездетных лиц трудоспособного возраста (число бедных по доходу после оплаты расходов на жилье и налогов составляло 3,5 миллиона человек, сейчас — 4,4[6]), что связано с высокой безработицей и с тем, что на эту группу в меньшей степени распространяется социальная помощь государства.

В целом, в Великобритании довольно высокий уровень бедности по сравнению с другими развитыми странами. Число бедных выше, чем в среднем в Европейском Союзе[7]. Высокий уровень бедности указывает на неиспользуемый потенциал производительности труда и наличие социальных вызовов, является признаком недостаточной квалификации рабочей силы, дискриминации, разрывов в социальной и экономической политики.

Уровень занятости

По уровню занятости Великобритания выделяется среди других стран ЕС. Уровень занятости составляет 70%, общее число занятых составляет около 29 миллионов человек, из них 15 миллионов человек — мужчины и 13 миллионов — женщины. До кризиса, в период 2000-2008, было занято 74% трудоспособного населения. Хотя уровень занятости в период кризиса понизился, все же он остался выше, чем в других странах ЕС.

Темпы прироста населения в Великобритании невысокие, однако численность рабочей силы растет быстро. Основным источником роста населения трудовых возрастов в Великобритании является миграция. Приток рабочей силы в основном обеспечивается за счет лиц с неполным среднем и высшим образованием, доля иммигрантов с неполным среднем образованием выше, чем в Германии, но ниже, чем в США.

Современная тенденция — увеличение трудовой деятельности женщин. В 2007 году было занято 70% женщин трудоспособного возраста, их доля среди работающих составляет около 47%, особенно в сфере образования, здравоохранения, торговли.

Уровень безработицы на август 2010 года составил 7,7%, число безработных 2,45 миллионов человек. При этом безработица среди мужчин несколько выше, чем среди женщин (1,4 миллиона человек и 1, 01 миллиона соответственно)[8]

В целом рынок труда до экономического кризиса развивался в Великобритании успешнее, чем во многих других странах. Это является следствием общей макроэкономической стабильности и ряда реформ.

Показатель здоровья

Качество рабочей силы определяется здоровьем и образованием. О здоровье, а значит, в некоторой степени и о физических характеристиках рабочей силы отдельно взятой страны принято судить по таким показателям, как средняя продолжительность жизни, рождаемость, смертность, естественный прирост населения, младенческая смертность, степень распространенности тяжелых заболеваний, размеры расходов на здравоохранение.

По данным Всемирной Организации Здравоохранения, средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении в Великобритании составляет 80 лет, причем среди мужчин — 78 лет, у женщин — 82 года. Для сравнения в 1990 году этот показатель составлял 76 лет.[9] Стоит отметить, что по этому показателю Великобритания находится на одном из первых мест в мире, опережая США, но уступая Швеции, Швейцарии, Норвегии, Люксембургу.

В Великобритании коэффициент рождаемости составляет 12,9, коэффициент смертности — 9,4, коэффициент смертности детей в возрасте до 5 лет — 6, темпы прироста населения низкие — всего 0,28[10]. Низкие темпы пророста определяются сокращением в общей численности населения доли молодых возрастов 16-24. В 2007 году доля детей до 16 лет стала меньше доли населения пенсионного возраста. Кроме того, низкий пророст населения — результат сближения показателей смертности и рождаемости.

Риск заболеть целым рядом опасных болезней в Великобритании значительно ниже, чем в среднем по миру. Так, случаи заболевания в стране туберкулезом на 100 000 человек составляют лишь 12 против 140 среднего по миру, при этом, наблюдается тенденция к снижению (в 2005 году этот показатель составлял 16).[11] Общая численность ВИЧ-инфицированных составляет 0,2% против 1% среднего по миру[12]. Поэтому можно сделать вывод, что ситуация с распространением опасных заболеваний в Великобритании одна из самых благополучных в мире.

Совокупные расходы на здравоохранение, как государственные, так и частные, составляют 8,4% ВВП, что ниже среднемирового — 9,7%. По этому показателю Великобритания почти вдвое уступает США — там расходы составляют 15,7% ВВП страны.[13] Доля государственных расходов из общего числа расходов на здравоохранение преобладает и составляет 80%. Благодаря достаточно высокому размеру ВВП, расходы на здравоохранение в расчете на душу населения в Великобритании гораздо выше среднемирового и составляют 3,867 долларов США.

Показатель образования

Важным аспектом качества рабочей силы является ее образовательный уровень. Существенные изменения произошли в этой сфере за последние десятилетия. Произошло значительное увеличение числа обучающихся в старших классах средней школы и профессиональных учебных заведениях наряду с увеличением числа студентов — 35% окончивших среднюю школу поступает в ВУЗы. По доле населения в возрасте 25-64 лет, имеющих высшее образование, Великобритания находится на уровне США (9%), но значительно отстает от Японии (18%). Два британских вуза входят в 10 лучших вузов мира. Доля малообразованных составляет 26% (для сравнения: в 1995 году она составляла 37%), доля среднего уровня — 20%, доля населения с четвертым и более высоким уровнем — 33% (по данным на 2007 год). В то же время число детей, которые не посещают школу, составляет 6 643 тыс.чел. Средняя продолжительность получения среднего образования в Великобритании составляет 12 лет.

Расходы на образование были увеличены за последнее десятилетие и составляют 5,6% ВВП [14] или 11% всех государственных расходов. При этом из них 32% идет на начальное образование, 47% на финансирование среднего образования, 20,6% — на высшее.

Качество жизни

Качество жизни — категория, посредством которой оценивается уровень потребления товаров и услуг, возможность населения удовлетворить свои потребности, здоровье, продолжительность жизни, условия среды и другое.

Для определения качества жизни используется ряд показателей, главный из которых индекс человеческого развития, который рассчитывается на основе таких показателей, как ожидаемая продолжительность жизни при рождении, ожидаемая продолжительность получения образования и ВВП на душу населения по ППС. В рейтинге качества жизни, представленном ООН в ноябре 2010 года, Великобритания опустилась с 21 на 26 место.

В 2006 году был предложен международный индекс счастья (Happy planet index), главная задача которого — отразить реальное благосостояние наций. МИС основывается на общих принципах, что большинство людей хотят прожить долгую и полноценную жизнь, а страны стремятся сделать всё возможное для достижения максимального благополучия своих граждан, разумно используя имеющиеся ресурсы, не нанося ущерб окружающей среде. Для расчёта индекса используются три показателя: субъективная удовлетворенность жизнью людьми, ожидаемая продолжительность жизни и так называемый «экологический след» (степень воздействия окружающей среды на человека). МИС рассчитывался дважды: в 2006 году и 2009. Великобритания переместилась с 108 на 74 место, уступая по последнему показателю [15].

Заключение

В целом можно сказать, что в Великобритании уровень экономического благосостояния человека высок. Об этом говорят многие показатели, как высокий уровень занятости, высокая продолжительность жизни и низкая смертность, уровень расходов на здравоохранение. По всем этим параметрам данная страна находится на одном из первых мест в мире, превышая среднемировые показатели.

В то же время нельзя сказать, что в Британии сложилась идеальная ситуация с удовлетворением основных потребностей человека. Несмотря на успехи, достигнутые за последние годы, ряд проблем остается нерешенным. Наиболее яркий пример — проблемы бедности и безработицы, уровень которых на данный момент является достаточно высоким для такой страны, как Великобритания.

Различные параметры, характеризующие степень субъективной удовлетворенности жизнью людьми, показывают, что далеко не все население Британии довольно своим уровнем жизни и благосостояния. Однако тот факт, что за последние три года Великобритания улучшила свои показатели по этому параметру, говорит о том, в сфере экономического благосостояния населения происходят улучшения.


1. www.poverty.org.uk/09/index.shtml

2. http://www.ifs.org.uk/comms/comm116.pdf

3. http://endchildpoverty.org.uk/why-end-child-poverty/key-facts

4. Там же

5. http://www.ifs.org.uk/comms/comm116.pdf

6. Там же

7. http://poverty.org.uk/01/index.shtml

8. http://www.statistics.gov.uk/pdfdir/lmsuk1010.pdf

9. http://data.worldbank.org/indicator/SP.DYN.LE00.IN/countries?page=3

10. http://epp.eurostat.ec.europa.eu/cache/ITY_OFFPUB/KS-QA-09-031/EN/KS-QA-09-031-EN.PDF

11. http://data.worldbank.org/indicator/SH.TBS.INCD/countries?page=1

12. http://data.worldbank.org/indicator/SH.DYN.AIDS.ZS/countries?page=2

13. http://data.worldbank.org/indicator/SH.XPD.TOTL.ZS/countries

14. http://data.worldbank.org/indicator/SE.XPD.TOTL.GD.ZS/countries

15. http://www.happyplanetindex.org/public-data/files/happy-planet-index-2-0.pdf

Уровень благосостояния в мире растет, однако неравенство сохраняется, отмечается в докладе Всемирного банка

Для оценки уровня экономического развития стран, помимо ВВП, в Докладе используются дополнительные источники данных

Вашингтон, 30 января 2018 г. В течение последних двух десятилетий в мире отмечался существенный рост благосостояния, однако более чем в двух десятках стран этот показатель на душу населения в различных группах по доходам снижался или оставался неизменным, говорится в новом докладе Всемирного банка. В докладе, помимо таких традиционных критериев оценки уровня экономического развития и устойчивости стран, как ВВП, используется показатель благосостояния.

В докладе за 2018 год, озаглавленном «Изменение уровня благосостояния наций» (The Changing Wealth of Nations 2018), ­прослеживается уровень благосостояния в 141 стране за период с 1995 по 2014 годы на основе оценки совокупных показателей природных ресурсов (леса и полезные ископаемые), человеческого капитала (доходы граждан на протяжении жизни), материального капитала (сооружения, инфраструктура и пр.) и чистых иностранных активов. Как следует из доклада, человеческий капитал – наиболее значительный компонент благосостояния в целом, тогда как в странах с низким уровнем доходов природные ресурсы составляют почти половину этого показателя.

«За счет формирования и прироста человеческого капитала и природных ресурсов страны во всем мире могут достигать более высокого уровня благосостояния и более уверенного экономического роста. Группа Всемирного банка наращивает свои усилия, помогая странам повышать уровень и эффективность инвестиций в человеческий капитал», – сказал Президент Группы Всемирного банка Джим Ён Ким. «Если не учитывать роль человеческого капитала как важнейшего компонента благосостояния, то не может быть устойчивого и последовательного развития наций».

Как указано в докладе, уровень благосостояния повысился примерно на 66 процентов (с 690 трлн долларов США до 1 143 трлн долларов США (в постоянных рыночных ценах в долларах США за 2014 год)). Вместе с тем уровень неравенства оставался значительным: так, величина благосостояния в станах ОЭСР с высоким уровнем доходов в 52 раза превышала аналогичный показатель в странах с низким уровнем доходов.

Снижение уровня благосостояния на душу населения отмечается в ряде крупных стран с низким уровнем доходов, в некоторых странах Ближнего Востока с высоким уровнем углеродных запасов и в нескольких странах ОЭСР с высоким уровнем доходов, пострадавших от финансового кризиса 2009 года. Снижение уровня благосостояния на душу населения свидетельствует о возможном истощении важнейших ресурсов, необходимых для формирования будущих доходов, а этот факт редко находит отражение в показателях роста ВВП в странах.

Как указано в докладе, более чем два десятка стран с низким уровнем доходов, в которых в 1995 году природные ресурсы играли ведущую роль в формировании благосостояния, за последние двадцать лет перешли в категорию стран со средним уровнем доходов; это произошло отчасти благодаря инвестированию доходов, полученных за счет природных ресурсов, в такие отрасли, как инфраструктура, образование и здравоохранение, которые способствуют приросту человеческого капитала.

Инвестиции в человеческий и материальный капитал важны, однако достижение благосостояния заключается отнюдь не в том, чтобы наращивать капитал за счет истощения природных запасов, отмечается в докладе. Показатель природных ресурсов на душу населения в странах ОЭСР в 3 раза выше, чем в странах с низким уровнем доходов, несмотря на то что в странах ОЭСР доля природного капитала в общем благосостоянии составляет лишь 3 процента.

«Если рост будет происходить за счет истощения природных запасов, таких как лесные угодья и рыбное хозяйство, то он будет краткосрочным. Как показали наши исследования, стоимость природных ресурсов на душу населения, как правило, увеличивается по мере роста доходов. Это противоречит традиционным представлениям о том, что развитие неизменно влечет за собой истощение природных запасов», — говорит Карин Кемпер, Старший директор Глобальной практики по вопросам экологии и природных ресурсов во Всемирном банке.

Согласно приведенным в докладе оценкам, за период с 1995 по 2014 годы стоимость природных ресурсов в мире удвоилась. Помимо прочих факторов это объясняется ростом цен на сырье, а также увеличением экономически подтвержденных запасов. Напротив, стоимость продуктивных лесов сократилась на 9 процентов, а во многих регионах увеличение сельскохозяйственных земель происходило за счет сведения лесов.

В недавнем докладе, который стал продолжением аналогичных оценок, опубликованных Всемирным банком в 2006 и 2011 годах, впервые содержатся оценки человеческого капитала. Человеческий капитал оценивается как величина полученных доходов в течение оставшегося срока трудовой жизни человека, поэтому этот показатель учитывает здравоохранение и образование. На долю женщин приходится менее 40 процентов показателя человеческого капитала в мире из-за более низкого уровня доходов на протяжении жизни. Обеспечение гендерного равенства может привести к росту благосостояния за счет человеческого капитала на 18 процентов.

На долю человеческого капитала приходится две трети мирового уровня благосостояния; на долю материального капитала приходится четверть этого показателя. Природные ресурсы составляют одну десятую мирового уровня благосостояния, при этом они остаются наиболее значительным компонентом благосостояния в странах с низким уровнем доходов (47 процентов в 2014 году), а в странах с уровнем доходов ниже среднего на него приходится более четверти показателя благосостояния.

Показатели благосостояния в странах формируются на основе опубликованных данных, полученных из признанных в мире источников, с использованием единой для всех стран методологии. Некоторые компоненты природных ресурсов, формирующие благосостояние, такие как запасы воды и рыбы и возобновляемые источники энергии, не были отражены в докладе.  

Доклад был отчасти профинансирован за счет партнерства WAVES (Wealth Accounting and the Valuation of Ecosystem Services) (Учет благосостояния и оценка стоимости услуг экосистем) и Глобального партнерства по образованию.

Благосостояние — Что такое Благосостояние?

Благосостояние — это характеристика социально-экономических условий жизни и удовлетворения потребностей населения.
По рекомендациям ООН благосостояние представляет собой систему нескольких элементов: здоровье, в т. ч. демографические условия, пища, одежда, фонды потребления и накопления; условия труда, занятости, организации труда; образование, в т. ч. грамотность; жилище; социальное обеспечение; человеческие свободы.
Для международного сопоставления уровня жизни (благосостояния) ООН использует так называемый «индекс человеческого развития», включающий преобразованный национальный доход на душу населения, продолжительность жизни, образование.

Главным элементом благосостояния является уровень и дифференциация доходов населения.
Уровень доходов в целом — результат развития экономики страны и наличия в ней природных ресурсов.
Дифференциация доходов складывается под воздействием экономических, демографических и социальных факторов и измеряется соотношением уровня материальной обеспеченности 10 % наиболее и 10 % наименее обеспеченных групп населения (децильный коэффициент).

Одной из главных характеристик благосостояния населения является степень соответствия денежных доходов прожиточному минимуму.
Так, в Декларации прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 26) предусмотрено, что «пенсии, пособия и другие виды социальной помощи должны обеспечивать уровень жизни ниже установленного законом прожиточного минимума».
Прожиточный минимум — это показатель объема и структуры потребления важнейших материальных благ и услуг на минимально допустимом уровне, обеспечивающем условия поддержания активного физического состояния населения.
Бюджет прожиточного минимума представляет собой стоимостную оценку натурального набора прожиточного минимума, а также включает в себя расходы на налоги и обязательные платежи.
При изучении благосостояния остро стоит проблема малообеспеченности — следствие низкого размера доходов, низкой квалификации, незанятости, наличия иждивенцев и пр.

Благосостояние, наряду с доходами и потреблением, включает условия труда и быта, объем и структуру рабочего и свободного времени, показатели культурного и образовательного уровня, здоровья, демографии и демографической и экологической ситуации.
В большинстве стран с рыночной экономикой преобладающая часть расходов на образование, медицину, социальное обслуживание покрывается за счет коллективных источников финансирования.

Отрицательно сказывается на благосостоянии населения инфляция, которая обесценивает доходы населения.
Нейтрализуются негативные последствия инфляции посредством политики индексации доходов.

Уровень жизни населения – дают ли цифры полное представление о сложившейся ситуации?

Цифры не врут. Вот почему в нашей повседневной жизни мы в значительной степени полагаемся на цифры, полученные в результате обследований домашних хозяйств, на основе данных национальных счетов, а также из других традиционных источников, для того, чтобы охарактеризовать мир вокруг нас: для расчёта, для сравнения, для оценки, для понимания экономических и социальных тенденций в странах, где мы работаем.

Но, возможно, мы слишком полагаться на цифры для получения представления о жизни людей и обществ, в которых они живут? Действительно ли цифры позволяют нам получить полное представление о сложившейся ситуации?

В последнее время, эти вопросы встают перед нами каждый раз, когда мы пытаемся понять, как с течением времени меняется благосостояние и уровень жизни людей и общин по всему региону Европы и Центральной Азии. В наших исследованиях, с помощью обследований домашних хозяйств, мы рассматривали рост среди наименее обеспеченных 40 процентов населения, тенденции показателей бедности и коэффициента Джини — показателей, которые в целом представляют позитивную картину деятельности на протяжении 2000-х годов. Например, цифры показывают, что доля людей, живущих в условиях крайней или умеренной бедности, снизилась с почти 50% в 2000 году до 14% в 2013 году и что численность среднего класса удвоилась в период между 2003 и 2013 гг.

Значит, сообщение очень позитивно, не так ли?

Не совсем. Мы чувствовали, что для полноты картины чего-то не хватает и решили выйти за рамки цифр. Поэтому мы договорились спросить у людей, что они сами думают и чувствуют о своём благосостоянии и уровне жизни.

Выбранные по всему региону мужчины и женщины говорили нам, что традиционные показатели не в полной мере отражают реальное положение на местах. Действительно, недавно проведённые в 43 общинах 9 стран качественные исследования показывают, что существует много неудовлетворённости даже в быстро растущих странах. Аналогичные представления были получены по результатам исследования Жизнь в переходный период: даже в периоды роста большая доля домашних хозяйств во многих странах Европы и Центральной Азии утверждали, что жизнь до переходного периода 1990-х годов была лучше.

Почти везде, мужчины и женщины считают, что рост уровня жизни был более сдержанным (если вообще был), чем указывают традиционные экономические показатели и они чувствуют себя крайне уязвимыми в условиях снижения мобильности. В странах, которые растут медленнее, респонденты беспокоятся об исчезновении среднего класса.

Повсюду есть беспокойство по поводу растущей поляризации общества, которая уже создала проблемы в других частях мира. Но что стоит за этим разрывом между объективными показателями и представлениями людей о благосостоянии и мобильности?

Мы спрашивали мужчин и женщин в регионе Европы и Центральной Азии, какие факторы они считают важными для продвижения вверх по “лестнице благополучия” в своих общинах? В ходе этих обсуждений, были неоднократно выражены три твёрдых убеждения:

“Всё дело в работе”

Отсутствие (хороших) рабочих мест, особенно для женщин и молодёжи, ведёт к недовольству на фоне общего роста благосостояния. Но что такое хорошая работа? 78 процентов и 47 процентов наших респондентов, соответственно, считают, что только занятость в сельском хозяйстве и строительстве представляют собой реальную работу. Люди имеют высокие устремления, которые заставляют их исключать из своих представлений о рабочих местах многие «неправильные» формы занятости, которые становятся все более распространёнными в регионе.

Люди стремятся получить официальную работу с полной занятостью и постоянными контрактами и они придают большое значение безопасности и стабильности. В результате, около 80 процентов опрошенных нами людей заявили, что они предпочли бы работать в государственном, а не в частном секторе, “потому что это стабильные рабочие места”. Даже молодёжь, как правило, выражает предпочтение работать в государственном секторе, так что это не может быть отклонено как проблема поколений.

“То, кого вы знаете, важнее, чем то, что вы знаете”

Люди, с которыми мы разговаривали в регионе Европы и Центральной Азии воспринимают социальные и политические связи, а также социальные нормы, как решающие факторы для улучшения индивидуального благосостояния и для получения доступа к рабочим местам. Тем не менее, обе эти цели воспринимаются как находящиеся вне контроля человека, что приводит к разочарованию и ощущению несправедливости того, что происходит на рынках труда.

И мужчины, и женщины выражали большое разочарование по поводу отсутствия связей, что ограничивает их возможности, а также по поводу возникновения чувства несправедливости в процессе поиска работы. Многие согласились с тем, что “в настоящее время очень трудно найти работу без связей, будь то политическая партия или родственные отношения”.

Аналогичным образом и от социальных норм, особенно касающихся гендерной принадлежности, также зависит получение доступа к рабочим местам. Женщины часто говорили о необходимости пересмотра ролей в домашнем хозяйстве для того, чтобы иметь возможность искать работу. Кроме того, эту возможность ограничивает отсутствие доступа к недорогим и высококачественным услугам по уходу за детьми. И мужчины, и женщины разделяют широко распространённое мнение о том, что “женщины имеют худшие перспективы найти работу, так как менталитет, семья и дети мешают им быть нанятыми”.

“Бедные становятся ещё беднее, а богатые — ещё богаче”

Мужчины и женщины в регионе указывают на усиливающуюся поляризацию сообществ и на трудности в достижении уровня среднего класса. Сообщение, которое мощно резонирует с другими голосами, говорит о том, что “те богатые, которые находятся наверху, так там и останутся, но положение тех, кто находится на нижних ступеньках общества, резко отличается от того, что было 10 лет назад, и становится только хуже”.

И хотя все могут продвигаться наверх, но тот факт, что некоторые делают это быстрее, влияет на восприятие, и поэтому прогресс кажется более скромным. Но существует также мнение, что люди добиваются успеха не благодаря напряжённой работе, а благодаря тому, что “у них больше связей”, “они контролируют денежные потоки” и “у них больше возможностей”.

Наше исследование свидетельствует о существовании слепого пятна в политике, направленной на улучшение доступа к большему количеству хороших рабочих мест. Это происходит потому, что традиционные показатели, на которых основаны большинство стратегий, не отражают полную картину происходящего в обществе. Поэтому, такие барьеры, как отсутствие сетевых структур и информации, а также социальные нормы, которые не позволяют людям получить работу, часто игнорируются при разработке стратегии реагирования на вызовы рынка труда. И, тем не менее, они играют решающую роль в формировании восприятия, поведения и возможностей людей.

К счастью, как только эти нетрадиционные барьеры выявляются, они быстро поддаются корректировке. Итак, что же можно сделать?

Во-первых, мы можем лучше обеспечивать людей рабочими местами. Существует растущий объем фактических данных о мероприятиях, которые помогают в решении ошибок управления, особенно касающихся занятости в государственном секторе, а также в решении информационных проблем за счёт улучшения доступа к сетевым структурам и информации о переходном периоде между обучением и работой, а также о рынках труда.

Во-вторых, мы можем сделать больше, чтобы преодолеть те социальные нормы, которые ограничивают доступ к экономическим возможностям, особенно для женщин. Ещё раз напомним, что данные базируются на мероприятиях, которые могут изменить ситуацию. Они включают в себя изменение устремлений посредством наставничества и ролевых моделей, проведения медиа-кампаний или использования новаторских методов с участием работодателей, таких как гендерные сертификации и поведенческие постановки для устранения ошибок при найме на работу.

Наш новый доклад “Голоса Европы и Центральной Азии”, который будет опубликован 14 ноября, раскрывает представления и ожидания людей в регионе по поводу мобильности и рабочих мест. Но это лишь часть более широкой программы в регионе Европы и Центральной Азии и за его пределами. В дальнейшем, дополнительная качественная работа, которая выходит за рамки цифр, может помочь нам лучше понять воздействие этих ожиданий на людей и общины во время быстро меняющейся экономической обстановки и растущей озабоченности по поводу поляризации общества.

Присоединяйтесь к нашей дискуссионной группе 14 ноября: Дают ли цифры полное представление о сложившейся ситуации? Восприятия и реальное положение дел в области благосостояния и занятости

Доклад “Голоса Европы и Центральной Азии: Новый взгляд на всеобщее процветание и занятость” финансировался Зонтичным фондом по вопросам гендерного равенства (UFGE), который является целевым фондом с участием нескольких доноров, управляемым Группой Всемирного банка.

Ссылки по теме:
Европа и Центральная Азия: http://www.worldbank.org/ru/region/eca
Бедность: http://www.worldbank.org/ru/topic/poverty

По тебе судят: названы регионы России с самым высоким уровнем жизни | Статьи

Москва заняла первое место среди регионов России по социально-экономическому и экономическому развитию в 2020 году. Об этом говорится в интегральном рейтинге, составленном Фондом развития гражданского общества на основании данных Росстата, Росказны, Минфина и ФНС (имеется в распоряжении «Известий»). На второе и третье место авторы исследования поместили Тюменскую и Ленинградскую области. Интересно, что ряд регионов занимают разные позиции в блоках, оценивающих экономическое положение края или области и уровень благосостояния населения. Опрошенные «Известиями» эксперты считают, что положение субъектов в рейтинге ФоРГО определили как показатели их развития, так и работа губернаторов.

Два десятка первых

Москва возглавила рейтинг 25 регионов-лидеров по социально-экономическому и экономическому развитию по итогам 2020 года. Показателями оценки стали девять критериев, в числе которых — среднемесячная зарплата и стоимость потребительской корзины (авторы исследования назвали их соотношение «минимальной стоимостью жизни»), а также индекс промышленного производства и соотношение задолженности перед федеральным центром с доходами регионального бюджета и т.д. При этом у Москвы нет первых мест ни по одному из них. Лучшие показатели столицы — два вторых места в «Отношении суммы госдолга субъекта РФ к сумме доходов консолидированного бюджета» и «Отношении суммы госдолга субъекта РФ к сумме поступившего в федеральный бюджет от региона НДС». При этом эксперты ФоРГО поместили Москву на четвертую позицию по зарплате, на пятую — по отношению заработка к стоимости потребкорзины и на 64-ю — по динамике валового регионального продукта с коррекцией на инфляцию.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Второе место в рейтинге заняла Тюменская область. У этого региона лучшим показателем оказался индекс промышленного производства и отношение суммы госдолга к сумме поступившего в федеральный бюджет налога на добавленную стоимость — вторая и третья позиции соответственно. Как и у столицы, самым низким показателем этого субъекта стала динамика ВРП — 53-е место.

Ленинградская область заняла третью позицию благодаря показателям отношения суммы госдолга к доходам бюджета и собираемости НДС, заняв по ним пятое и шестое место среди всех субъектов РФ соответственно. Меньше всего Ленобласти «повезло» тоже с динамикой регионального продукта — по этому критерию авторы рейтинга поставили ее на 63-е место.

Также в топ-10 попали ЯНАО, Московская область, Санкт-Петербург, Магаданская, Иркутская, Калужская области и ХМАО.

Во второй десятке оказались Красноярский край, Чукотка, Мурманская, Владимирская, Тульская, Челябинская, Воронежская области, Камчатский и Хабаровский края, а также Свердловская область.

Фото: Pixabay

Замыкают рейтинг регионов-лидеров Белгородская область, Башкирия, Татарстан, Сахалинская и Рязанская области.

Стоит отметить, что по уровню зарплаты по итогам прошлого года на первом месте оказалась Магаданская область. Следом за ней в рейтинге идут Чукотка, ЯНАО, Москва и Сахалинская область. По показателю «минимальной стоимости жизни» лидером также стала Магаданская область. После нее в рейтинге расположились те же регионы, но уже в другом порядке: ЯНАО, Сахалинская область, Чукотка и Москва.

Все показатели сразу

Несмотря на то что экономическое положение (наполняемость бюджетов и объемы реального сектора) тесно связано с социально-экономическим (уровень благосостояния населения), позиции субъектов в этих блоках совпадают не всегда, отметил в беседе с «Известиями» председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин.

— При достаточно устойчивом и динамично развивающемся реальном секторе экономики стоимость жизни (например, из-за географического положения) может быть довольно высока, а уровень среднемесячных зарплат, определяемых отраслевой структурой региональной экономики, невелик, — отметил он. — Поэтому может возникнуть несоответствие уровня жизни населения и наполняемости региональных бюджетов с объемами производства товаров, выполненных работ и оказанных услуг (на основании этих показателей в ФоРГО определяют уровень «регионального продукта». — «Известия»).

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Занимающая самую верхнюю строчку рейтинга Москва находится на первом месте в первую очередь благодаря высокому уровню жизни и благополучию регионального бюджета, пояснил Константин Костин. Одновременно динамика стоимости отгруженных товаров, выполненных работ и оказанных услуг, а также тесно связанный с этим объем начисленного налога на добавленную стоимость ставит столицу примерно в середину списка, отметил автор рейтинга.

Эксперт обратил внимание, что за счет аналогичных факторов на верхних строчках оказалось и большинство так называемых добывающих регионов (кроме Магаданской области). А такие субъекты, как Ленинградская, Московская, Иркутская и Калужская области, являются лидерами в первую очередь за счет стабильности всех принимаемых в расчет показателей.

Главам субъектов, которые хотят изменить места в рейтинге, необходимо активно заниматься привлечением в регион инвесторов и инфраструктурных проектов, попадать во все федеральные программы, полагает политконсультант, автор Telegram-канала «Давыдов.Индекс» Леонид Давыдов.

— С другой стороны, надо иметь в виду, что губернаторы трезво смотрят на положение вещей и, возможно, их устраивает существующий порядок вещей, — добавил эксперт.

При этом полностью доверять статистике не стоит — жизнь в регионах зависит от очень многих факторов, отметил политтехнолог Александр Твердов. Вместе с тем эксперт согласен с первым местом Москвы, которая имеет неплохие экономические показатели. Неслучайно перебраться в столицу стремятся многие россияне, сказал эксперт. А вот в Тюменской области, по его мнению, высокие доходы получают только те, кто работает в нефтяной отрасли.

Уровень жизни населения

Порядок подачи и рассмотрения электронных обращений граждан

Обращение, направленное на официальный сайт Министерства по электронной почте, должно содержать фамилию, имя, отчество заявителя, почтовый адрес, по которому должен быть направлен ответ, контактный телефон, суть обращения (далее — Интернет-обращение).

Интернет-обращение, поступившее на официальный сайт по электронной почте, распечатывается, и в дальнейшем работа с ним ведется в установленном порядке в соответствии с Федеральным законом от 02.05.2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», административным регламентом предоставления министерством труда и социальной защиты населения Ставропольского края государственной услуги «Организация приема граждан, обеспечение своевременного и полного рассмотрения обращений граждан, принятие по ним решений и направление ответов заявителям в установленный законодательством Российской Федерации срок» (далее — Административный регламент). По электронному адресу, указанному в обращении направляется уведомление о приеме обращения.

Для приема Интернет-обращения заявителя в форме электронного сообщения применяется специализированное программное обеспечение, предусматривающее заполнение заявителем, реквизитов, необходимых для работы с обращениями и для письменного ответа. Адрес электронной почты заявителя (законного представителя) и электронная цифровая подпись являются дополнительной информацией.

Основаниями для отказа в рассмотрении Интернет-обращения, помимо указанных оснований, в пункте 2.9 Административного регламента, также являются:

  • отсутствие адреса (почтового или электронного) для ответа;
  • поступление дубликата уже принятого электронного сообщения;
  • некорректность содержания электронного сообщения.

Ответ заявителю на Интернет-обращение может направляться как в письменной форме, так и в форме электронного сообщения.

Заявителю гарантируется не разглашение без его согласия сведений, содержащихся в Интернет-обращении, а также сведений, касающихся частной жизни гражданина. Информация о персональных данных заявителей хранится и обрабатывается с соблюдением требований российского законодательства о персональных данных.

Интернет-обращения представляются руководству Министерства для рассмотрения. На наиболее часто задаваемые вопросы периодически публикуются ответы руководителей Министерства. Ваш вопрос, заданный в Интернет-обращении может быть опубликован на сайте в обезличенной форме.

Закрыть

Россия вошла в топ-5 стран мира по падению благосостояния населения | 23.06.21

Задача войти в «пятерку» крупнейших экономик мира, поставленная президентом России Владимиром Путиным три года назад, в 2020 году была выполнена с неожиданной стороны.

Россия вошла в топ-5 среди 50 крупнейших мировых экономик по скорости падения благосостояния людей, подсчитали аналитики банка Credit Suisse в ежегодном Global Wealth Report (.pdf).

На конец прошлого года на 111,8 млн взрослых россиян приходилось 3,038 трлн долларов благосостояния — 0,73% от мирового показателя в 418,34 трлн долларов.

За год благосостояние российских домохозяйств сократилось на 338 млрд долларов в номинальном выражении. По этому показателю РФ заняла третье место в мире, уступив лишь Индии (-594 млрд долларов) и Бразилии (-839 млрд).

По относительной скорости падения cовокупного благосостояния — на 9,9% за год — у России четвертая позиция среди 50 крупных стран.

На первом месте в топ-5 пережившая девальвацию реала Бразилия (-23%). Далее следуют Объединенные Арабские эмираты (-13,1%) и Чили (-10,7%).

В среднем на каждого взрослого жителя России приходится 27,162 тысячи долларов благосостояния, подсчитали в Credit Suisse.


За год эта сумма уменьшилась на 9,6%. Более резкое сокращение было зафиксировано только в Саудовской Аравии (-9,7%), Чили (-11,7%), ОАЭ (-13,8%) и Бразилии (-24,1%).

Впрочем, 27 тысяч долларов на человека — это условная цифра. В реальности же подавляющее большинство российских граждан обладают активами на сумму в разы ниже, поскольку уровень неравенства в РФ — один из самых высоких в мире.


С коэффициентом Джинни 87,8 Россия опережает почти все страны Латинской Америки (кроме Бразилии — 88), большинство государств Африки (кроме ЮАР — 88), уступая лишь отдельным ближневосточным петрократиям (ОАЭ — 88,8, Бахрейн — 88,9) и излюбленным офшорам миллиардеров (Багамские острова — 91,2).

У половины населения России, по подсчетам Credit Suisse, суммарный объем активов не превышает сумму в 5431 доллар на человека.

Это медианный уровень благосостояния, который по сравнению с прошлым годом сократился на 691 доллар, 11,2% — на столько обеднел среднестатистический россиянин за год пандемии.

По медианному благосостоянию россияне в 14,5 раз беднее американцев (79274 доллара), в 19 раз беднее испанцев (105831 доллар), в 22,6 раза беднее японцев (122980 долларов).

От жителей Эстонии (38901 доллар) россияне отстают в 7 раз, Албании — в 2,8 раза, Сербии — 2,7 раза.

Медианное благосостояние домохозяйств в России примерно соответствует уровню Перу и Эквадора (5445 и 5444 доллара соответственно), немного отстает от показателей Египта (6329 долларов), но при этом опережает Габон (4685 доллларов) и Экваториальную Гвинею (4651 доллар).

У 72,8% населения России суммарные активы на человека не превышают 10 тысяч долларов.

Для сравнения в Германии таких всего 10,6%, в Испании — 16,7%, в США — 26,3%, в Панаме — 45,3%, в Шри-Ланке — 54,3%.


 По этой доле условно «небогатых» людей Россия находится примерно между Ямайкой (66,7%) и Никарагуа (78,2%). Значительно хуже показатели, например, в Руанде (92,8%), Мьянме (91,7%) и королевстве Лесото (97,8%).

Среди взрослых жителей России 3,78 миллиона владеют активами на сумму больше 100 тысяч долларов, а 252 тысячи являются долларовыми миллионерами. Их число за год сократилось на 65 тысяч человек, подсчитали в Credit Suisse.

Более 5 млн долларов имеют 22,1 тысячи россиян, больше 10 млн долларов — 15,18 тысячи, больше 50 миллионов — 1,64 тысячи, больше 100 млн — 1,12 тысячи.

Наконец, в топ по богатству входят 199 человек — их активы превышают 500 млн долларов.

концепций благополучия | HRQOL | CDC

Благополучие — это положительный результат, который имеет значение для людей и многих секторов общества, потому что он говорит нам о том, что люди считают, что их жизнь идет хорошо. Хорошие условия жизни (например, жилье, занятость) имеют основополагающее значение для благополучия. Отслеживание этих условий важно для государственной политики. Однако многие индикаторы, которые измеряют условия жизни, не позволяют измерить, что люди думают и чувствуют о своей жизни, например качество их отношений, их положительные эмоции и устойчивость, реализация своего потенциала или их общая удовлетворенность жизнью — i.е., их «благополучие». 1, 2 Благополучие обычно включает в себя глобальные оценки удовлетворенности жизнью и чувств, от депрессии до радости. 3, 4

  • Почему благополучие полезно для здоровья населения?
  • Как благополучие соотносится с укреплением здоровья?
  • Как определяется благополучие?
  • Как измеряется благополучие?
  • Каковы некоторые выводы этих исследований?
  • Каковы корреляты и детерминанты благополучия на индивидуальном уровне?
  • Каковы корреляты благополучия на национальном уровне?
  • В чем разница между качеством жизни, связанным со здоровьем, благополучием, процветанием, позитивным психическим здоровьем, оптимальным здоровьем, счастьем, субъективным благополучием, психологическим благополучием, удовлетворенностью жизнью, гедонистическим благополучием и другими терминами, которые есть в литературе?
  • Что делает CDC для изучения и повышения благополучия?

Почему благополучие полезно для здоровья населения?

  • Благополучие объединяет психическое (разум) и физическое (тело) здоровье, что приводит к более целостным подходам к профилактике заболеваний и укреплению здоровья. 6
  • Благополучие — это действительный показатель результатов для населения, помимо заболеваемости, смертности и экономического статуса, который показывает нам, как люди воспринимают свою жизнь с их собственной точки зрения. 1, 2, 4, 5
  • Благополучие — это результат, значимый для общества.
  • Достижения в области психологии, нейробиологии и теории измерений показывают, что благополучие можно измерить с некоторой степенью точности. 2, 7
  • Результаты поперечных, продольных и экспериментальных исследований показывают, что благополучие связано с 1, 8 :
    • Самооценка здоровья.
    • Долголетие.
    • Здоровое поведение.
    • Психические и физические заболевания.
    • Социальная связанность.
    • Производительность.
    • Факторы физического и социального окружения.
  • Благополучие может предоставить общий показатель, который может помочь разработчикам политики определять и сравнивать эффекты различных политик (например, потеря зеленых насаждений может повлиять на благосостояние больше, чем коммерческое развитие территории). 4, 5
  • Измерение, отслеживание и повышение благополучия могут быть полезны для множества заинтересованных сторон, участвующих в профилактике заболеваний и укреплении здоровья.

Благополучие связано с многочисленными преимуществами, связанными со здоровьем, работой, семьей и экономикой. 8 Например, более высокий уровень благополучия связан со снижением риска заболеваний, болезней и травм; лучшее функционирование иммунной системы; более быстрое выздоровление; и повышенная долговечность. 9-13 Люди с высоким уровнем благосостояния более продуктивны на работе и с большей вероятностью вносят свой вклад в жизнь своих сообществ. 4, 14

Предыдущие исследования подтверждают мнение о том, что отрицательный аффективный компонент благополучия тесно связан с невротизмом и что положительный аффективный компонент имеет аналогичную связь с экстраверсией. 15, 16 Это исследование также поддерживает точку зрения о том, что положительные эмоции — центральные компоненты благополучия — не просто противоположны отрицательным эмоциям, но представляют собой независимые измерения психического здоровья, которые можно и нужно развивать. 17, 25 Хотя значительную часть различий в уровне благополучия можно отнести к наследственным факторам, 26, 27 факторы окружающей среды играют не менее, если не более важную роль. 4, 5, 28

Начало страницы

Как благополучие связано с укреплением здоровья?

Здоровье — это больше, чем отсутствие болезней; это ресурс, который позволяет людям реализовать свои стремления, удовлетворить свои потребности и справиться с окружающей средой, чтобы жить долгой, продуктивной и плодотворной жизнью. 25, 29-31 В этом смысле здоровье способствует социальному, экономическому и личному развитию, фундаментальному для благополучия. 25, 30, 31 Укрепление здоровья — это процесс, позволяющий людям усилить контроль над своим здоровьем и улучшить его. 25, 30, 32 Экологические и социальные ресурсы для здоровья могут включать: мир, экономическую безопасность, стабильную экосистему и безопасное жилье. 30 Индивидуальные ресурсы для здоровья могут включать: физическую активность, здоровое питание, социальные связи, устойчивость, положительные эмоции и автономию.Мероприятия по укреплению здоровья, направленные на укрепление таких индивидуальных, экологических и социальных ресурсов, могут в конечном итоге улучшить благосостояние. 24, 25

Начало страницы

Как определяется благополучие?

Нет единого мнения относительно единого определения благополучия, но есть общее согласие, что как минимум благополучие включает в себя наличие положительных эмоций и настроений (например, удовлетворенность, счастье), отсутствие отрицательных эмоций (например,д., депрессия, тревога), удовлетворенность жизнью, удовлетворенность и позитивное функционирование. 4, 33-35 Проще говоря, благополучие можно описать как положительное отношение к жизни и хорошее самочувствие. 36, 37 В целях общественного здравоохранения физическое благополучие (например, чувство очень здорового и полного энергии) также считается критически важным для общего благополучия. Исследователи из разных дисциплин изучили различные аспекты благополучия, включая следующие 4, 34, 38, 39, 41-46 :

  • Физическое благополучие.
  • Экономическое благополучие.
  • Социальное благополучие.
  • Развитие и деятельность.
  • Эмоциональное благополучие.
  • Психологическое благополучие.
  • Удовлетворение жизнью.
  • Удовлетворенность доменом.
  • Занимательная деятельность и работа.

Начало страницы

Как измеряется благополучие?

Поскольку благополучие субъективно, оно обычно измеряется с помощью самоотчетов. 40 Использование показателей самооценки коренным образом отличается от использования объективных показателей (например,g., доход домохозяйства, уровень безработицы, преступность в районе), часто используемый для оценки благосостояния. Использование как объективных, так и субъективных показателей, когда они доступны, желательно для целей государственной политики. 5

Существует множество доступных инструментов для измерения благополучия, которые измеряют самооценку благополучия по-разному, в зависимости от того, измеряется ли благополучие как клинический результат, исход здоровья населения, для исследований экономической эффективности или для других целей. Например, показатели благополучия могут быть основаны на психометрических показателях или на полезности.Психометрические показатели основаны на соотношении и силе между несколькими элементами, которые предназначены для измерения одной или нескольких областей благополучия. Меры, основанные на полезности, основаны на предпочтениях отдельного человека или группы в отношении определенного состояния и обычно привязаны к диапазону от 0 (смерть) до 1 (оптимальное здоровье). Некоторые исследования поддерживают использование отдельных показателей (например, глобальной удовлетворенности жизнью) для экономного измерения благополучия. Отчеты коллег, методы наблюдения, физиологические методы, методы выборки опыта, мгновенная экологическая оценка и другие методы используются психологами для измерения различных аспектов благополучия. 42

На протяжении многих лет для целей наблюдения за общественным здоровьем CDC измерял благополучие с помощью различных инструментов, в том числе психометрических, полезных или отдельных показателей:

Надзор за общественным здоровьем
Обзор Анкеты / вопросы
Национальное обследование здоровья и питания (NHANES)
  • График общего благополучия (1971–1975). 43,44
Национальное собеседование по вопросам здоровья (NHIS)
  • Шкала качества благополучия. 45
  • Удовлетворенность жизнью во всем мире.
  • Удовлетворение эмоциональной и социальной поддержкой.
  • Чувствовал себя счастливым за последние 30 дней.
Система надзора за поведенческими факторами риска (BRFSS)
  • Удовлетворенность жизнью во всем мире.
  • Удовлетворенность эмоциональной и социальной поддержкой. 47, 48
Опрос Porter Novelli Healthstyles Survey
  • Шкала удовлетворенности жизнью. 49
  • Смысл в жизни. 50
  • Автономия, компетентность и родство. 51
  • Удовлетворенность жизнью в целом и в конкретной области.
  • Общее счастье.
  • Шкала положительных и отрицательных влияний. 52

Начало страницы

Каковы некоторые результаты этих исследований?

  • Данные NHANES I (1971–1975) показали, что работающие женщины обладают более высоким чувством благополучия и используют меньше профессиональных услуг для решения проблем личного и психического здоровья, чем их неработающие коллеги. 53
  • Данные NHIS 2001 года и шкалы качества благополучия, основанной на предпочтениях шкалы, оценивающей благополучие от 0 до 1, показали, что мужчины и женщины в возрасте от 20 до 39 лет имели значительно лучшее благополучие (баллы ≥ 0,82 ) по сравнению с мужчинами или женщинами в возрасте 40 лет и старше (баллы> 0,79). 54
  • Данные Системы наблюдения за поведенческими факторами риска 2005 г. показали, что 5,6% взрослого населения США (около 12 миллионов) сообщили, что они недовольны / очень недовольны своей жизнью. 48
  • Данные BRFSS 2005 года показали, что около 8,6% взрослых сообщили, что они редко / никогда не получали социальной и эмоциональной поддержки; варьируется от 4,2% в Миннесоте до 12,4% на Виргинских островах США. 47
  • На основе данных Porter Novelli HealthStyles за 2008 год. 55
    • 11% взрослых постоянно чувствовали себя бодрыми в течение последних 30 дней.
    • 15% взрослых чувствовали себя спокойными и умиротворенными все время в течение последних 30 дней.
    • 13% взрослых постоянно чувствовали себя полными жизни за последние 30 дней.
    • 9,8% взрослых полностью согласны с тем, что их жизнь близка к их идеалу.
    • 19% взрослых полностью согласны с тем, что они довольны своей жизнью.
    • 21% взрослых полностью согласны с тем, что их жизнь имеет четкую цель.
    • 30% взрослых полностью согласны с тем, что в большинстве случаев они испытывают чувство выполненного долга от того, что они делают.

Начало страницы

Каковы корреляты и детерминанты благополучия на индивидуальном уровне?

Не существует единственного фактора, определяющего индивидуальное благополучие, но в целом благополучие зависит от хорошего здоровья, позитивных социальных отношений, а также наличия и доступа к основным ресурсам (например,г., жилье, доход).

Многочисленные исследования изучали связи между детерминантами индивидуального и национального уровней благополучия. Во многих из этих исследований использовались разные показатели благополучия (например, удовлетворенность жизнью, положительный аффект, психологическое благополучие) и разные методологии, приводящие к случайным несогласованным выводам, связанным с благополучием и его предикторами. 37, 56 В целом удовлетворенность жизнью в большей степени зависит от наличия удовлетворяемых базовых потребностей (еда, жилье, доход), а также доступа к современным удобствам (например,г., электричество). Приятные эмоции более тесно связаны с поддерживающими отношениями. 5

Ниже приведены некоторые общие выводы о связи между благополучием и его связью с другими факторами:

Гены и личность

На индивидуальном уровне генетические факторы, личность и демографические факторы связаны с благополучием. Например, положительные эмоции в какой-то степени передаются по наследству (оценки наследуемости варьируются от 0.36–0,81), предполагая, что может существовать генетически определенная уставка для таких эмоций, как счастье и печаль. 26,27,57,58,59 Однако на проявление генетических эффектов часто влияют факторы окружающей среды, подразумевающие, что обстоятельства и социальные условия имеют значение и требуют действий с точки зрения государственной политики. Продольные исследования показали, что благополучие зависит от жизненных событий (например, безработицы, брака). 60, 61 Кроме того, одни только генетические факторы не могут объяснить различия в благосостоянии между нациями или тенденции внутри наций.

Некоторые личностные факторы, тесно связанные с благополучием, включают оптимизм, экстраверсию и чувство собственного достоинства. 20, 62 Генетические факторы и факторы личности тесно связаны и могут взаимодействовать, влияя на индивидуальное благополучие.

Хотя генетические факторы и личностные факторы являются важными детерминантами благополучия, они выходят за рамки целей государственной политики.

Возраст и пол

В зависимости от того, какие типы мер используются (например,g., удовлетворенность жизнью или положительный аффект), возраст и пол также связаны с благополучием. В целом, мужчины и женщины имеют одинаковый уровень благополучия, но эта закономерность меняется с возрастом, 63 , и со временем менялась. 64 Существует U-образное распределение благополучия по возрасту: молодые и пожилые люди, как правило, имеют большее благополучие по сравнению со взрослыми среднего возраста. 65

Доходы и работа

Взаимосвязь между доходом и благосостоянием сложна. 4, 39, 65 В зависимости от того, какие типы показателей используются и какие сравнения производятся, доход лишь незначительно коррелирует с благосостоянием. В целом связи между доходом и благополучием (обычно измеряемым с точки зрения удовлетворенности жизнью) сильнее у людей с более низким экономическим уровнем, но исследования также обнаружили эффекты для людей с более высоким уровнем доходов. 66 Оплачиваемая занятость имеет решающее значение для благополучия людей, поскольку дает прямой доступ к ресурсам, а также способствует удовлетворению, значимости и цели для некоторых. 67 Безработица отрицательно сказывается на благосостоянии как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. 61, 65, 67

Отношения

Поддерживающие отношения — один из самых сильных предикторов благополучия, имеющий особенно положительный эффект. 68, 69

Начало страницы

Каковы некоторые корреляты благополучия на национальном уровне?

Страны существенно различаются по уровню благосостояния. 4, 70 Общества с более высоким уровнем благосостояния — это общества, которые более развиты в экономическом отношении, имеют эффективное правительство с низким уровнем коррупции, имеют высокий уровень доверия и могут удовлетворить основные потребности граждан в продуктах питания и здоровье. 4, 5 Культурные факторы (например, индивидуум против коллективизма, социальные нормы) также играют роль в национальных оценках благополучия. 70

В чем разница между качеством жизни, связанным со здоровьем, благополучием, процветанием, положительным психическим здоровьем, оптимальным здоровьем, счастьем, субъективным благополучием, психологическим благополучием, удовлетворенностью жизнью, гедонистическим благополучием и другими терминами, которые есть в литературе?

71

Некоторые исследователи предполагают, что многие термины являются синонимами, в то время как другие отмечают, что существуют серьезные различия, основанные на том, какие измерения являются независимыми и больше всего способствуют благополучию. 37, 71 Это развивающаяся наука, в которой участвуют многие дисциплины. Традиционно качество жизни, связанное со здоровьем, было связано с результатами лечения пациентов и, как правило, сосредоточено на дефиците функций (например, боли, негативном влиянии). Напротив, благополучие сосредоточено на активах в функционировании, включая положительные эмоции и психологические ресурсы (например, положительный аффект, автономию, мастерство) в качестве ключевых компонентов. Некоторые исследователи использовали обе точки зрения для измерения физического и психического благополучия в клинических и экономических исследованиях.Субъективное благополучие обычно относится к самоотчетам, противопоставляемым объективным показателям благополучия. Термин «позитивное психическое здоровье» привлекает внимание к психологическим компонентам, составляющим благополучие, с точки зрения людей, заинтересованных в первую очередь в области психического здоровья. С этой точки зрения позитивное психическое здоровье является ресурсом, в широком смысле включающим психологические активы и навыки, необходимые для благополучия. 24, 25 Но последнее обычно исключает физический компонент благополучия.«Гедоническое» благополучие фокусируется на «чувственном» компоненте благополучия (например, счастье) в отличие от «эвдонического» благополучия, которое фокусируется на «мыслящем» компоненте благополучия (например, удовлетворении). 35 Людей с высоким уровнем положительных эмоций, а также тех, кто хорошо функционирует психологически и социально, некоторые описывают как имеющих полное психическое здоровье или как «процветающих». 46

Таким образом, позитивное психическое здоровье, благополучие и процветание относятся к наличию высоких уровней позитивного функционирования — в первую очередь в области психического здоровья (включая социальное здоровье).Однако в самом широком смысле благополучие охватывает физическую, умственную и социальную сферы.

Причины, по которым следует измерять благополучие и связанные с ним конструкции, и оценка того, как эти области могут быть изменены, должны помочь информировать о том, какие области (например, удовлетворенность жизнью, положительный аффект, автономия, значение, жизнеспособность, боль) следует измерять и какие инструменты и методы использования. 71

Начало страницы

Что делает CDC для изучения и повышения благополучия?

Программа

CDC по обеспечению качества жизни, связанного со здоровьем, с 2007 года возглавляет усилия по изучению того, как благополучие можно интегрировать в укрепление здоровья и как его можно измерить в системах наблюдения за общественным здоровьем. 55 В ряде исследований изучалась возможность использования существующих шкал для эпиднадзора, включая применение теории «элемент-ответ» для определения кратких, психометрически обоснованных кратких форм, которые могут использоваться в системах эпиднадзора за общественным здравоохранением. 72,73 CDC и три штата (OR, WA, NH) собирали данные с использованием шкалы удовлетворенности жизнью и других показателей благополучия в Системе наблюдения за поведенческими факторами риска 2010 года. 74 CDC также руководил разработкой всеобъемлющих целей, связанных с качеством жизни и благополучием, для инициативы Healthy People 2020External.

Начало страницы

ресурсов

Начало страницы

  1. Динер Э., Селигман МЭ. Помимо денег. К экономии благосостояния. Психологическая наука в интересах общества 2004; 5 (1): 1–31.
  2. Динер Э. Оценка благополучия: собрание сочинений Эда Динера. Нью-Йорк: Спрингер; 2009.
  3. Diener E, Scollon CN, Lucas RE. Эволюционирующая концепция субъективного благополучия: многогранная природа счастья.В: E Diener (ed.) Оценка благополучия: собрание сочинений Эда Динера . Нью-Йорк: Спрингер; 2009: 67–100.
  4. Фрей Б.С., Штутцер А. Счастье и экономика. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета; 2002.
  5. Динер Э., Лукас Р., Шиммак У. и Хелливелл Дж. Благополучие для государственной политики. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2009.
  6. Dunn HL. Велнес на высоком уровне. Р. В. Битти, ООО: Арлингтон; 1973.
  7. Канеман Д. Объективное счастье. В: Д. Канеман, Э. Динер и Н. Шварц (ред.) Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа; 1999: 3–25.
  8. Любомирский С., Кинг Л., Динер Э. Преимущества частого положительного аффекта: ведет ли счастье к успеху? Psychol Bull 2005; 131 (6): 803–855.
  9. Прессман С.Д., Коэн С. Положительно влияет на здоровье? Psychol Bull 2005; 131: 925–971.
  10. Ostir GV, Markides KS, Black SA. и другие. Эмоциональное благополучие предсказывает последующую функциональную независимость и выживание. J Am Geriatr Soc 2000; 48: 473–478.
  11. Ostir GV, Markides KS, Peek MK, et al. Связь между эмоциональным благополучием и частотой инсульта у пожилых людей. Psychosom Med 2001; 63: 210–215.
  12. Динер Э., Бисвас-Динер Р. Счастье: раскрытие тайн психологического богатства. Мальден, Массачусетс: издательство Blackwell Publishing; 2008.
  13. Фредериксон Б.Л., Левенсон Р.В. Положительные эмоции ускоряют восстановление сердечно-сосудистой системы после отрицательных эмоций. Познание и эмоции 1998; 12: 191–220.
  14. Тов В., Динер Э. Благополучие наций: объединение доверия, сотрудничества и демократии. В: Б.А. Салливан, М. Снайдер, Дж. Л. Салливан (ред.) Сотрудничество: Психология эффективного человеческого взаимодействия . Мальден, M.A .: Blackwell Publishing; 2008: 323–342.
  15. Динер Э., Лукас РЭ. Личность и субъективное благополучие. В: Д. Канеман, Э. Динер и Н. Шварц (ред.). Благополучие: основы гедонической психологии.Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа; 2003: 213–229.
  16. Steel P, Schmidt J, Schultz, J. Уточнение взаимосвязи между личностью и субъективным благополучием. Психологический бюллетень 2008; 134 (1): 138–161.
  17. Брэдберн НМ. Структура психологического благополучия. Чикаго: Алдин; 1969.
  18. Динер Э., Эммонс РА. Независимость положительного и отрицательного воздействия. Журнал личности и социальной психологии 1984; 47: 1105–1117.
  19. Ryff CD, Love GD, Urry LH и др.Психологическое благополучие и плохое самочувствие: имеют ли они различные или зеркальные биологические корреляты? Psychother Psychosom 2006; 75: 85–95.
  20. Costa PT, McCrae RR. Влияние экстраверсии и невротизма на субъективное благополучие: счастливые и несчастные люди. Журнал личности и социальной психологии 1980; 38: 668–678.
  21. Шиммак У. Структура субъективного благополучия. В: M Eid, RJ Larsen (ред.). Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк: Guilford Press; 2008 г.
  22. Селигман М.Е. Настоящее счастье. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса; 2002.
  23. Фредериксон, Б.Л. Позитивность. Нью-Йорк: Crown Publishing; 2009.
  24. Tellegen A, Lykken DT, Bouchard TJ, Wilcox KJ, Segal NL, Stephen R. Личностное сходство у близнецов, воспитываемых отдельно и вместе. J Pers Soc Psychol 1988; 54 (6): 1031–1039.
  25. Херрман Х.С., Саксена С., Муди Р. Содействие психическому здоровью: концепции, новые данные, практика. Отчет ВОЗ в сотрудничестве с Фондом укрепления здоровья Виктории и Мельбурнским университетом.Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2005. http://www.who.int/mental_health/evidence/MH_Promotion_Book.pdf Cdc-pdf [PDF — 1,98 МБ] Внешний. По состоянию на 1 октября 2010 г.
  26. Барри М.М., Дженкинс Р. Осуществление укрепления психического здоровья . Оксфорд: Черчилль Ливингстон, Эльзевир. 2007
  27. Lykken D, Tellegen A. Счастье — это случайное явление. Psychol Sci 1996; 7: 186–189.
  28. Diener E, Lucas RE, Scollon CN. Помимо гедонистической беговой дорожки: пересмотр теории адаптации благополучия. Американский психолог 2006; 61 (4): 305–314.
  29. Всемирная организация здравоохранения. 1949 г. Устав ВОЗ. Получено 12 февраля 2008 г. с сайта http://www.who.int/about/en/External.
  30. Оттавская хартия укрепления здоровья, Первая международная конференция по укреплению здоровья, Оттава, 21 ноября 1986 г. — WHO / HPR / HEP / 95.1. Доступно по адресу: http://www.who.int/healthpromotion/conferences/previous/ottawa/en/External
  31. Бреслоу, Л. Измерение здоровья в третью эру общественного здравоохранения. Американский журнал общественного здравоохранения 2006; 96: 17–19.
  32. Грин Л., Кройтер М. «Укрепление здоровья как стратегия общественного здравоохранения на 90-е годы». Ежегодный обзор общественного здравоохранения 1990; 11: 313–334).
  33. Эндрюс FM, Уити SB. Социальные показатели благополучия. Нью-Йорк: Plenum Press; 1976: 63–106.
  34. Динер Э. Субъективное благополучие: наука о счастье и предложение для национального индекса. Американский психолог 2000; 55 (1): 34–43.
  35. Ryff CD, Keyes CLM.Пересмотр структуры психологического благополучия. Журнал личности и социальной психологии 1995; 69 (4): 719–727.
  36. Динер Э., Сух Э., Оиши С. Последние данные о субъективном благополучии. Индийский журнал клинической психологии 1997 ; 24: 25–41.
  37. Винховен Р. Социологические теории субъективного благополучия. В: M Eid, RJ Larsen (ред.). Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк: Guilford Press; 2008: 44–61.
  38. Чиксентмихайи М.Поток: психология оптимального опыта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Многолетний Харпер; 1991.
  39. Динер Э., Сух Э.М., Лукас Р., Смит Х. Субъективное благополучие: три десятилетия прогресса. Психологический бюллетень 1999; 125: 276–302.
  40. Ларсен Р.Дж., Ид М. Эд Динер и наука о субъективном благополучии. В: RJ Larsen and M Eid, (Eds.) Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк: Guildford Press, 2008: 1–12.
  41. Канеман Д., Крюгер А.Б., Шкаде Д.А., Шварц Н., Стоун А.А.Метод исследования для характеристики повседневной жизни: метод реконструкции дня. Наука 2004; 306: 1776–1780.
  42. Ид М. Измерение неизмеримого: Психометрическое моделирование данных субъективного благополучия. В: Eid M, Larsen RJ (eds.) Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк: Guilford Press; 2008: 141–167.
  43. Dupuy HJ (1978). Самовосприятие общего психологического благополучия взрослых американцев. Документ, представленный на заседании Американской ассоциации общественного здравоохранения, Лос-Анджелес, октябрь 1978 г.
  44. Фацио, А.Ф. (1977). Параллельное валидационное исследование Общего расписания благополучия NCHS. Хяттсвилл, Мэриленд: Министерство здравоохранения, образования и социального обеспечения США, Национальный центр статистики здравоохранения, 1977 г. Серия естественных и медицинских статистических данных 2, № 73. Публикация DHEW № (HRA) 78-1347.
  45. Каплан RM, Андерсон JP. Шкала качества благополучия: обоснование единого индекса качества жизни. В: С. Р. Уокер, Р. Россер (ред.) Качество жизни: оценка и применение .Лондон: MTP Press; 1988: 51–77.
  46. Keyes CLM. Континуум психического здоровья: от томления к процветанию в жизни. J Health Soc Res 2002; 43 (6): 207-222.
  47. Strine TW, Chapman DP, Balluz LS, Mokdad AH. Связанное со здоровьем качество жизни и поведение в отношении здоровья посредством социальной и эмоциональной поддержки: их значение для психиатрии и медицины. Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология 2008; 43 (2): 151–159.
  48. Strine TW, Chapman DP, Balluz LS, Moriarty DG, Mokdad AH.Связь между удовлетворенностью жизнью и качеством жизни, связанным со здоровьем, хроническими заболеваниями и поведением в отношении здоровья среди взрослых, проживающих в сообществах США. Журнал общественного здравоохранения 2008; 33 (1): 40–50.
  49. Динер Э., Эммонс Р., Ларсен Дж., Гриффин С. Шкала удовлетворенности жизнью. J Оценка личности 1985; 49: 71–75.
  50. Стегер М.Ф., Фрейзер П., Оиши С., Калер М. Опросник «Смысл в жизни»: оценка наличия и поиск смысла жизни. J Консультативной психологии 2006; 53 (1): 80–93.
  51. Deci EL, Райан RM. «Что» и «почему» достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологическое исследование 2000; 11: 227–268.
  52. Уотсон Д., Кларк Л.А., Теллеген А. Разработка и проверка краткой меры положительного и отрицательного аффекта: шкалы PANAS. Дж. Личности и социальной психологии 1988; 54 (6): 1063–70.
  53. Уиллер и др., Занятость, чувство благополучия и использование профессиональных услуг среди женщин. Am J Public Health 1983; 73: 908–911.
  54. Hanmer, et al. Отчет о национальных репрезентативных значениях для неинституционализированного взрослого населения США для 7 показателей качества жизни, связанных со здоровьем. Принятие решений в медицине 2006; 26: 391–400.
  55. Кобау Р., Снежек Дж., Зак М.М., Лукас Р.Э., Бернс А. Оценка благополучия: оценка шкал благополучия для общественного здравоохранения и оценки населения благополучия среди взрослого населения США. Прикладная психология: здоровье и благополучие 2010;
  56. Канеман Д., Дитон А.Высокий доход улучшает оценку жизни, но не улучшает эмоциональное благополучие. Слушания Национальной академии наук, DOI / 10.1073 / pnas.1011492107.
  57. King LA. Вмешательства для улучшения субъективного благополучия: можем ли мы сделать людей счастливее и должны ли мы? В: Мид, Р. Дж. Ларсен, (ред.) Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2008: 431–448.
  58. Nes RB, Roysamb E, Tambs K, Harris JR, Reichborn-Kjennerud T. Субъективное благополучие: генетический и экологический вклад в стабильность и изменения. Psychol Med 2006; 36: 1033–1042.
  59. Шниткер Дж. Счастье и успех: гены, семьи и психологические эффекты социально-экономического положения и социальной поддержки. Am J Sociol 2008; 114: S233 – S259.
  60. Лукас Р.Э., Кларк А.Э., Джорджеллис Ю., Динер Э. Безработица меняет точку отсчета для удовлетворения жизни. Психологическая наука 2004; 15: 8–13.
  61. Лукас Р.Э., Кларк А.Э., Джорджеллис Ю., Динер Э. Пересмотр адаптации и модели заданных значений счастья: реакции на изменения в семейном положении. Журнал личности и социальной психологии 2003; 84: 527–539.
  62. Динер Э., Оиши С. и Лукас Р.Э. Личность, культура и субъективное благополучие: эмоциональные и когнитивные оценки жизни. Ежегодный обзор психологии 2003; 54: 403–425.
  63. Инглхарт Р. Пол, старение и субъективное благополучие. Intl J Comp Sociol 2002; 43 (3-5): 391-408.
  64. Стивенсон Б. и Вольферс Дж. Парадокс снижения женского счастья. Национальное бюро экономических исследований.Рабочий документ 14969; 2009 г. (http://www.nber.org/papers/w14969External
  65. Аргайл М. Причины и корреляты счастья. В: D Kahneman, E Diener, N Schwarz (Eds.) Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа; 1999: 307–322: 353–373.
  66. Biswas-Diener RM. Материальное благополучие и субъективное благополучие. В: M Eid, RJ Larsen (ред.). Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк: Guilford Press; 2008: 307–322.
  67. Варр П.Благополучие на рабочем месте. В: Д. Канеман, Э. Динер, Н. Шварц (ред.) Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: публикации Фонда Рассела Сейджа; 2003: 392–412.
  68. Myers DG. Близкие отношения и качество жизни. В: D Kahneman, E Diener, N Schwarz. (ред.) Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: публикации Фонда Рассела Сейджа; 2003: 374–391.
  69. Diener E, Suh EM. Национальные различия в субъективном благополучии.В: D Kahneman, E Diener, N Schwarz. (ред.) Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: публикации Фонда Рассела Сейджа; 2003: 434–450.
  70. Helliwell JF, Хуан Х. Как ваше правительство? Международные доказательства связи хорошего правительства и благополучия. Британский журнал политических наук 2008; 38: 595–619.
  71. Хирд С. Что такое благополучие? Краткий обзор современной литературы и концепций. NHS Scotland; 2003.
  72. Банн, К.М., Кобау, Р., Льюис, M.A., Зак, M.M., Luncheon, C., and Thompson, W.W. Разработка и психометрическая оценка шкалы благополучия населения. Качественная Жизнь Res . 2012; 21 (6), 1031-1043.
  73. Барил Дж. П., Рив Б., Смит А. В., Зак М. М., Митчелл С. А., Кобау Р., Селла Д., Обед С. и Томпсон В. Мониторинг здоровья населения для здоровых людей 2020: оценка инструментов NIH PROMIS® Global Health, CDC Healthy Days и Satisfaction with Life. Качественная Жизнь Res .2013; 22: 1201-1211.
  74. Кобау Р., Банн С., Льюис М., Зак М.М., Бордман А.М., Бойд Р., Лим К.С., Холдер Т, Хофф АКЛ, Ланчон С., Томпсон В., Хорнер-Джонсон В., Лукас Р. Психическое, социальное и физическое благополучие в Нью-Гэмпшире, Орегоне и Вашингтоне: последствия для исследований и практики общественного здравоохранения, Система наблюдения за поведенческими факторами риска 2010 г. Метр здоровья населения 2013; 11 (1): 19.

Начало страницы

Благополучие — это больше, чем счастье и удовлетворение жизнью: многомерный анализ 21 страны | Результаты по здоровью и качеству жизни

Этот многомерный показатель, состоящий из десяти пунктов, позволил определить четкие закономерности благополучия в 21 стране и различных группах внутри нее.Независимо от того, используется ли этот подход по отдельности или объединенный в составной балл, этот подход дает больше информации о благополучии и его компонентах, чем единичный показатель, такой как счастье или удовлетворенность жизнью. По сути, отдельные элементы невозможно распаковать в обратном порядке, чтобы получить представление, в то время как сводный балл можно использовать в качестве макроиндикатора для более эффективных обзоров, а также разобрать для поиска сильных и слабых сторон в популяции, как показано на рис. 6 и 7. Такая деконструкция позволяет более точно нацеливать вмешательства.Это приводит измерение благополучия в политическом контексте в соответствие с такими подходами, как ВВП или национальные индексы старения [7], которые являются составными индикаторами многих важнейших параметров. Сравнение с ВВП подробно обсуждается в следующих разделах.

Паттерны внутри и между популяциями

В целом представленные паттерны и профили указывают на ряд общих и более тонких представлений. Наиболее последовательным из них является то, что общая тенденция национального благосостояния обычно соответствует каждому из оцениваемых первичных показателей, например, более низкое благосостояние среди групп безработных в странах с более низкими общими оценками, чем в странах с более высокими общими оценками.Хотя, безусловно, есть исключения, эта общая закономерность прослеживается по большинству индикаторов.

Другая общая тенденция состоит в том, что группы с более низкими показателями MPWB постоянно демонстрируют большую вариабельность и более широкие доверительные интервалы, чем группы с более высокими показателями. Это особенно актуальное сообщение для политиков, поскольку оно указывает на сложность неравенства: улучшения для тех, кто преуспевает, могут быть более похожими по своей природе, чем для тех, у кого дела идут плохо. Это особенно верно для занятости по сравнению с безработицей, но обратное для уровня образования.Внутри каждого измерения наиболее критичной закономерностью является отсутствие единообразия в рейтинге каждой страны, как это обсуждается далее в других разделах.

Изучение индивидуальных параметров благополучия позволяет получить более детальное понимание того, как на благополучие влияют социальные показатели, такие как неравенство или образование. Например, возможно, что тратя больше денег на образование, вы улучшите благосостояние в одних аспектах, но не в других. Такое понимание имеет решающее значение для реализации целевых мер политики, направленных на более слабые аспекты благосостояния и может помочь избежать разработки неэффективных программ политики.Также важно отметить, что модели социально-демографических переменных могут отличаться при объединении всех групп по сравнению с результатами внутри стран. Некоторые эффекты могут быть сильнее, когда все они объединены, тогда как другие могут иметь эффекты отмены.

Используя эти идеи, одна группа, которую может быть особенно важно рассмотреть, — это безработные взрослые, у которых стабильно более низкое благосостояние, чем у работающих людей. Предыдущие исследования безработицы и благополучия часто были сосредоточены на проблемах психического здоровья среди безработных [46], но есть также многочисленные исследования различий в положительных аспектах благополучия, в основном удовлетворенности жизнью и счастья [22].Крупное популяционное исследование показало, что безработица сильнее связана с отсутствием положительного благополучия, чем с наличием симптомов психологического дистресса [28], предполагая, что программы, направленные на повышение благосостояния безработных, могут быть более эффективны, чем программы, направленные на уменьшение психологического стресса.

Конечно, хорошо известно, что более высокий доход связан с более высоким субъективным благополучием, лучшим здоровьем и продолжительностью жизни [1, 42], поэтому снижение дохода после безработицы, вероятно, приведет к усилению неравенства.Дальнейшая работа была бы особенно полезной, если бы она включала ссылки на конкретные параметры благополучия, а не только на общие баллы или общую удовлетворенность жизнью безработного населения. Таким образом, эффективные ответные меры будут включать осуществление вмешательств, которые, как известно, повышают благосостояние этих групп во времена (или несмотря на) ограниченный доступ к работе, нацеленные на аспекты, наиболее ответственные за низкое общее благополучие. Дальнейшая работа по этой теме будет представлена ​​в следующих статьях с расширенным использованием этих данных.

Это мышление также применимо к пожилым людям и пенсионерам в крайне неблагополучных регионах, где доступ к социальным услугам и пенсиям ограничен. Ключевым примером этого является отсутствие в наших данных U-образной кривой для возраста, которая обычно встречается в исследованиях с использованием удовлетворенности жизнью или счастья [5]. По нашим результатам, показатели пожилых людей обычно ниже, чем можно было бы ожидать при распределении U, а в некоторых случаях самые старые популяции имеют самые низкие оценки MPWB. В то время как предыдущие исследования показали некоторое снижение благополучия после 75 лет [20], наш анализ демонстрирует довольно серьезное падение MPWB в большинстве стран.Что делает это понимание полезным, а не просто неожиданным, так это включение отдельных параметров, таких как жизнеспособность и позитивные отношения. Очевидно, что по этим параметрам гораздо больше шансов получить более низкие баллы, чем для более молодых возрастных групп. Например, старение старше 75 лет часто связано с повышенным одиночеством и изоляцией [33, 43], а также снижением безопасной независимой мобильности [31], что, следовательно, может соответствовать более низким оценкам позитивных отношений, вовлеченности и жизнеспособности и, в конечном итоге, более низким баллы по MPWB, чем у более молодого населения.Выявление аспектов, связанных с возрастным снижением благополучия, должно стать предметом будущих исследований. Умеренная положительная взаимосвязь оценок MPWB с удовлетворенностью жизнью очевидна, но также не абсолютна, что указывает на более глубокое понимание благодаря многомерным подходам без какой-либо очевидной потери информации. Основываясь на представленных здесь выводах, очевидно, что важно рассмотреть вопрос об обеспечении благополучия таких групп, наиболее уязвимых в обществе, в периоды серьезных ограничений социальных расходов.

Последствия для политики

Важно отметить, что на рис. 6 представлено разнообразие способов достижения странами общего балла MPWB. В то время как страны с общим высоким уровнем благосостояния обычно имеют более высокие рейтинги по отдельным пунктам, для отдельных стран явно имеются слабые показатели. И наоборот, даже страны с общим низким уровнем благосостояния имеют положительные оценки по некоторым параметрам. Таким образом, нижние позиции могут рассматриваться как потенциальные политические рычаги с точки зрения адресности проблемных областей с помощью научно-обоснованных вмешательств, которые должны улучшить их.Точно так же более сильные области можно рассматривать как возможности обучения, чтобы понять, что может приводить к результатам, и, таким образом, использовать как для поддержания этих уровней, так и потенциально для того, чтобы переводить людей или группы, которые не работают так же хорошо в этом измерении. В совокупности мы можем рассматривать это понимание как сообщение о конкретных областях, требующих улучшения, даже в странах, которые преуспевают, и что даже страны, у которых дела идут плохо, могут предложить сильные стороны, которые можно усилить или поддерживать, и что их можно будет дополнительно изучить для потенциальных приложений для решения проблем. дефицит.Однако мы высказываем предостережение, поскольку эти модели основаны на рангах, а не на фактических значениях, и что эти ранги основаны на отдельных показателях.

Рисунок 7 более конкретно дополняет эти идеи, показывая, как Финляндия и Норвегия, имеющие ряд социальных, демографических и экономических сходств, плюс идентичные оценки удовлетворенности жизнью (8.1), достигают одинаковых единичных оценок MPWB с очень разными профилями по отдельным параметрам. Понимая рычаги, характерные для каждой страны (т.е. измерения с самыми низкими показателями благополучия), политики могут отреагировать соответствующими мерами, тем самым максимально увеличивая потенциал воздействия на все население. Если бы мы ограничили измерение благополучия одним вопросом о счастье, как это обычно делается, мы бы увидели, что обе страны имеют одинаковые и чрезвычайно высокие средства для достижения счастья. Это могло привести к выводу, что вмешательство для улучшения благополучия было минимальным. Таким образом, изолированно использование счастья в качестве единственного показателя замаскировало бы значительную изменчивость по нескольким другим параметрам, особенно по тем измерениям, где один или оба имели средние значения среди самых низких из 21 страны.Это привело бы к аналогичным политическим рекомендациям, хотя на самом деле, Норвегия могла бы лучше всего служить, например, нацеливаясь на более низкие измерения, такие как вовлеченность и самооценка, а Финляндия лучше всего обслуживала бы нацеленность на жизнеспособность и эмоциональную стабильность.

Ориентация на конкретные группы и соответствующие аспекты в отличие от сравнения общих национальных результатов между странами, возможно, лучше всего иллюстрируется Португалией, которая имеет один из самых низких уровней образования в странах ОЭСР, уступая только Мексике и Турции [36].Таким образом, эта группа искажает национальный показатель MPWB, который выше среднего для групп со средним и высшим образованием, но намного ниже для групп с низким уровнем образования. Хотя эта модель не является нетипичной для 21 страны, представленной здесь, размер группы с низким уровнем образования, пропорциональный населению Португалии, явно снижает национальный показатель MPWB. Это означает, что наибольший потенциал для улучшения, вероятно, будет через решение проблемы благополучия людей с низким уровнем образования в качестве краткосрочной стратегии и улучшение доступа к образованию в качестве долгосрочной стратегии.Это будет важно проанализировать в ближайшем будущем, учитывая недавние сообщения о том, что уровень образования в Португалии значительно вырос за последние годы (хотя остается одним из самых низких в странах ОЭСР) [36].

Одной из тем, которую нельзя было затронуть напрямую, является то, предлагают ли эти меры ценность в качестве индикаторов благополучия за пределами 21 страны, включенной здесь, или даже за пределами стран, включенных в ЕСС в целом. Другими словами, актуальны ли эти меры только для европейского населения или наш подход к измерению благополучия применим к другим регионам и целям? Вообще говоря, разработка этих мер, основанных на критериях DSM и ICD, должна сделать их актуальными не только для 21 страны, поскольку эти системы, как правило, должны быть глобальными.Однако можно с уверенностью утверждать, что эти методы разработки мер находятся под сильным влиянием медицинских структур Северной Америки и Европы, что может ограничить их применимость в случае применения в других регионах. При дальнейших исследованиях этих мер следует учитывать это, добавляя возможные дополнительные меры, которые считаются культурно приемлемыми, и выясняя, появятся ли в результате сопоставимые модели.

Единая оценка благополучия

Одним из потенциальных недостатков остается несоответствие масштабирования между элементами благополучия ESS, используемыми для расчета MPWB.Однако это также дает возможность рассмотреть относительный вес каждого элемента в рамках текущих шкал и позволяет разработать более последовательный и надежный показатель. Эти шкалы можно модифицировать для согласования в отдельных исследованиях с полученными новыми весами — либо в целом для всех популяций, либо стратифицированными для учета различных культурных или иных влияний. Используя эти идеи, в качестве альтернативы можно было бы создать шкалы, позволяющие упростить оценку для более универсально доступной структуры (например,грамм. 1–100), но с соответствующими значениями для каждого элемента, представляющего параметры, если это приводит к более эффективному общению с широкой публикой, чем стандартизированная оценка с весами. Кроме того, общие шкалы улучшили бы попытки использовать рейтинги для представления национальной изменчивости внутри и между измерениями. Исследователи должны знать, что факторные оценки зависят от выборки (на основе конкретных параметров факторной модели, таких как факторные нагрузки). Тем не менее, будущие исследования были сосредоточены на изучении дифференциального функционирования конкретных предметов (с помощью многомерного ответа на запросы или схожих методов) этих предметов в разных ситуациях (т.е., раунды) и выборки (т. е. раунды и страны) должны быть проведены, чтобы иметь более тонкое понимание функционирования этой шкалы.

То, что делает это обсуждение весьма актуальным, — это ценность более информированного показателя, который заменит традиционные индикаторы благополучия, преимущественно удовлетворенности жизнью. Хотя удовлетворенность жизнью может иметь обширную историю и служить полезным показателем для сравнения основных интересующих групп населения, в лучшем случае она является следствием или естественным следствием других показателей.Само по себе это бесполезно для информирования о вмешательствах, точно так же, как ограничение одним элементом для любого конкретного измерения благополучия не должно само по себе информировать вмешательства.

Напротив, проверенная и стандартизованная многомерная мера исключительно полезна с точки зрения ее пригодности для выявления тех, кто подвергается риску, а также ее потенциала для выявления сильных и слабых сторон в группе риска. Это может значительно повысить эффективность и целесообразность вмешательств.Он определяет хорошо понятные аспекты (например, жизнеспособность, положительные эмоции) для прямого применения научно-обоснованных подходов, которые улучшат проблемные области и, следовательно, общее благополучие. Учитывая эти моменты, мы решительно выступаем за использование многомерных подходов к измерению благосостояния для определения местной и национальной политической повестки дня.

Существуют и другие подходы к оценке благополучия на основе одного балла, учитывающие его многомерный характер. К ним относятся Шкала психического благополучия Уорика-Эдинбурга [44] и Шкала процветания [11].В этих показателях, хотя единая оценка выводится из элементов, которые явно затрагивают ряд измерений, измерения не были систематически выведены, и не предпринимается никаких попыток измерить базовые измерения по отдельности. В отличие от этого, используемый здесь подход к развитию — заимствуя установленные измерения из DSM и ICD — основан на многолетнем международном опыте в области психических заболеваний. Другими словами, уже давно существуют адекватные меры для выявления и понимания болезни, но есть возможности для улучшения, чтобы лучше определять и понимать здоровье.С ростом поддержки идеи о том, что они являются центральным направлением основных результатов экономической политики, такие подходы становятся исключительно полезными [13].

Лучшие меры, лучшее понимание

Естественно, это не убедительный аргумент, чтобы просто заявить, что большее количество мер дает больше информации, чем меньшее количество или единичные меры, и это не главный аргумент данной рукописи. Во многих случаях национальные меры благополучия должны ограничиваться ограниченным набором пунктов.Вместо этого утверждается, что благополучие само по себе является многомерной конструкцией, и если оно считается критически важным для определения политической повестки дня или оценки результатов, измерения должны следовать этому примеру, а не рассматривать ценности счастья и удовлетворенности жизнью как универсальные индикаторы. Элементы, включенные в ESS, представляют собой очень полезный шаг в этом направлении, даже в контексте, когда количество элементов ограничено.

Как утверждали многие, также необходима большая последовательность в измерении благополучия [26].Это может происходить в форме большей согласованности в отношении включенных измерений, способа оценки элементов, количества элементов, представляющих каждое измерение, и изменений элементов с течением времени. В то время как в литературе на сегодняшний день может преобладать непоследовательность в определениях и измерениях, значительное количество совпадающих выводов указывает на все более надежные представления о благополучии, актуальные для ученых и политиков. Усовершенствования с этой целью будут способствовать более систематическому изучению (и вмешательствам) в отношении благополучия населения, даже в тех случаях, когда сбор данных может быть ограничен небольшим количеством элементов.

Добавленная стоимость MPWB как составного показателя

Хотя есть много опубликованных аргументов (которые мы повторяем) о том, что показатели благосостояния должны выходить за рамки объективных характеристик, особенно связанных с экономическими показателями, такими как ВВП, это не значит, что одно заменяет другое. С практической точки зрения субъективный и объективный подходы будут в некоторой степени совпадать, но в значительной степени останутся разными. Например, ВВП представляет собой полезную совокупность значительного числа параметров, таких как потребление, импорт, экспорт, конкретные рыночные результаты и доходы.Если измерение ограничивается показателем макроуровня, таким как ВВП, мы не можем быть уверены в выборе подходящей политики для реализации. Политика наиболее эффективна, когда она нацелена на конкретный компонент (в данном случае ВВП), а затем непосредственно оценивается с точки зрения изменений в этом компоненте. Затем композит может быть полезен для всестороннего понимания изменений во времени и вариаций обстоятельств. Конкретные параметры необходимы для определения сильных и слабых сторон политики и изучения прямого воздействия на эти параметры.Таким образом, составной показатель в форме MPWB для совокупного благосостояния также полезен, если отдельные параметры используются при разработке и оценке политики. Аналогичные аргументы в пользу других многомерных конструкций были выдвинуты недавно, например, национальных индексов старения [7].

В конкретном случае MPWB в отношении существующих показателей благополучия существует несколько важных причин для обеспечения надежного подхода к измерению посредством систематической проверки психометрических свойств.Во-первых, эти меры уже являются частью ESS, что означает, что они используются для изучения очень большой выборки по ряду социальных проблем, а не конкретно нового показателя для благополучия. ESS оказывает значительное влияние на обсуждение политики, а это означает, что наилучшие подходы к использованию данных критически важно представлять систематически, как мы и пытались сделать здесь. Этот подход выходит за рамки существующих показателей, таких как Gallup или World Happiness Index, и в целом охватывает психологическое благополучие, а не индивидуальные характеристики, такие как счастье или удовлетворенность жизнью (хотя мы повторяем: как мы демонстрируем на рис.7a и b, эти индивидуальные меры могут и должны по-прежнему широко согласовываться с любым многомерным показателем благополучия, даже если они не полезны для прогнозирования всех измерений). Хотя это часто называют «всеобъемлющим» измерением, это просто описывает широкий диапазон параметров, хотя в идеальном сценарии, безусловно, было бы предпочтительнее больше элементов для каждого измерения — и, возможно, большее количество измерений.

Эти параметры были выявлены в результате обширного исследования мер по процветанию, проведенного Huppert & So [27], что означает, что они не просто смесь параметров, а систематически устанавливаются как ключевые характеристики благополучия (противоположности плохого самочувствия).Кроме того, разработка элементов соответствует широко проверенным и применяемым на практике методам выявления заболеваний. Первичная корректировка просто заключалась в акценте на здоровье, но в остальном придерживались тех же принципов оценки. Следовательно, общий подход предлагает большую ценность, чем оценка только отрицательных характеристик, а вывод о том, что отсутствие приравнивается к противоположным (положительным), или о том, что отдельные показатели, такие как счастье, могут в достаточной степени представлять собой многомерный конструкт, такой как благополучие.В совокупности мы считаем, что подход, представленный в этой работе, поэтому является предпочтительным методом для оценки благополучия, особенно на уровне населения, и аналогичные подходы должны заменить отдельные элементы, используемые по отдельности.

Ожидаемая продолжительность жизни, связанная с показателями благополучия населения на уровне округа

Недавнее исследование обнаружило положительную связь между показателем благополучия округа и ожидаемой продолжительностью жизни, даже после учета расы, бедности и образования. Результаты показали, что инвестирование в местные инициативы по повышению благосостояния может улучшить качество жизни и увеличить продолжительность жизни этого сообщества.

Недавнее исследование обнаружило положительную связь между показателем благосостояния округа и ожидаемой продолжительностью жизни, даже с учетом расы, бедности и образования. Результаты показали, что инвестирование в местные инициативы по повышению благосостояния может улучшить качество жизни и увеличить продолжительность жизни этого сообщества.

Исследование, опубликованное в журнале « Health Affairs », определило благополучие населения как показатель, который включает физическое, эмоциональное и социальное здоровье. В исследовании благополучие указывало не только на отсутствие болезней, но и на положительные ощущения возможностей, счастья и отсутствия стресса среди людей в сообществе.Примеры факторов, способствующих благополучию, включают стабильный доступ к пище, жилью и здравоохранению, а также безопасные районы и уважительные рабочие места.

«По сравнению с жителями сообщества с низким уровнем благосостояния, жители сообщества с высоким уровнем благосостояния могут с большей вероятностью вести здоровый образ жизни, развивать социальные связи и создавать сильные системы поддержки», — пишут исследователи. «Жизнь в обществе с высоким уровнем благополучия может также способствовать устойчивости, смягчать негативные последствия стрессовых событий и улучшать здоровье на протяжении всей жизни.”

Чтобы проверить гипотезу о том, что эти положительные эффекты в популяции могут привести к увеличению продолжительности жизни, в исследовании были проанализированы оценки благосостояния на уровне округов, а также оценки ожидаемой продолжительности жизни на уровне округов. Он также провел статистический анализ после учета факторов расы, бедности и образования.

На каждое увеличение показателя благополучия на 1 стандартное отклонение ожидаемая продолжительность жизни была на 1,9 года выше для женщин и на 2,6 года для мужчин. После поправки на 3 других фактора ассоциации были менее выраженными, но все же значимыми, что привело к 0.На 9 лет выше ожидаемая продолжительность жизни женщин и на 1,1 года выше ожидаемая продолжительность жизни мужчин, связанная с каждым увеличением на 1 стандартное отклонение в оценке благополучия.

Измерения благополучия, наиболее тесно связанные с увеличением продолжительности жизни, включали физическое здоровье, выбор здорового образа жизни и базовый доступ (который включает восприятие безопасности и доступ к жилью и здравоохранению). Каждая из трех других областей, эмоциональное здоровье, оценка жизни и рабочая среда, также были в значительной степени связаны с ожидаемой продолжительностью жизни.

Исследование также показало, что благополучие может, по крайней мере, частично объяснять связь бедности, расы и образования с продолжительностью жизни. Например, бедность была фактором, наиболее сильно связанным с уменьшением продолжительности жизни, но отчасти этот эффект был опосредован более низким уровнем благосостояния среди этих групп.

Предыдущие исследования обнаружили положительную связь между ожидаемой продолжительностью жизни и конкретными компонентами благополучия, такими как здоровое поведение или безопасное окружение.Однако авторы заявили, что это первое исследование, в котором была обнаружена взаимосвязь между суммарным показателем благосостояния округа и ожидаемой продолжительностью жизни для этих групп населения.

Исследование показало, что инициативы на уровне сообществ по повышению благосостояния могут уменьшить неравенство в отношении здоровья и увеличить продолжительность жизни. Он также рекомендовал принять социальную и экономическую политику, способствующую развитию возможностей трудоустройства, доступного жилья и социальной сплоченности в надежде, что они повысят благосостояние и продолжительность жизни.

Измерение благополучия — Центр здоровья и счастья Ли Кум Шеунг

В определении здоровья Всемирной организации здравоохранения четко подчеркивается важность благополучия: « Здоровье — это состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или недугов ». Благополучие — это широкая концепция, охватывающая множество измерений, которые по существу можно разделить на две большие области: объективное и субъективное благополучие.В результате были разработаны различные шкалы и индексы для измерения обеих областей. Чтобы просмотреть неполный список соответствующих статей о благополучии, щелкните здесь.

Объективное благополучие

Многие страны и частные учреждения заинтересованы в знании благополучия своих членов. Более высокие уровни объективного благополучия обычно характеризуются, например, более высоким уровнем образования, безопасными районами, а также экономической достаточностью и стабильностью.

Таким образом, объективное благополучие часто оценивается с помощью показателей, которые измеряют аспекты образования, физической и искусственной среды, сообщества и экономики.Этот подход имеет тенденцию отражать социальную, а не индивидуальную точку зрения на благополучие, основанную на материальных, материальных и количественных показателях.

Чтобы просмотреть неполный список примеров измерения объективного благополучия, щелкните здесь.

Субъективное благополучие

Субъективное благополучие характеризуется внутренней субъективной оценкой личности, основанной на когнитивных суждениях и аффективных реакциях, своей собственной жизни в целом. Существуют различные суб-измерения, которые исследователи рассматривают в рамках субъективного благополучия.К ним относятся психологические, социальные и духовные аспекты благополучия. Многие шкалы были разработаны для использования в научных исследованиях для оценки субъективного благополучия людей на протяжении всей жизни. Чтобы просмотреть неполный список обзоров, которые определяют и оценивают такие существующие шкалы, щелкните здесь.

Устойчивость — это конструкция, связанная с субъективным благополучием, но отличная от нее. Для получения дополнительной информации об устойчивости и примерах соответствующих мер посетите страницу Центра, посвященную ресурсам устойчивости.

Перспектива Центра здоровья и счастья Ли Кум Шеунг

В рамках миссии Центра одна из целей — изучить взаимосвязь между психологическим благополучием и физическим здоровьем. Хотя описанные выше показатели объективного благополучия являются информативными, они не оптимально приспособлены для научных исследований, направленных на понимание сложной взаимосвязи между психосоциальными детерминантами и физическим здоровьем / ухудшением состояния. Поэтому мы заинтересованы в определении того, какие аспекты субъективного благополучия могут служить активами здоровья и способствовать достижению и поддержанию физического здоровья.К настоящему времени были предложены различные теоретические измерения для характеристики исследований психологического благополучия: эвдемоническое благополучие (например, обретение смысла в жизни, переживание чувства личностного роста, самостоятельность в собственных решениях и поведении), гедоническое благополучие ( например, чувство счастья, удовлетворение собственной жизнью), а также другие (например, оптимизм).

Мы провели обзор шкал, которые использовались в научных исследованиях, чтобы определить, связано ли психологическое благополучие с будущими результатами физического здоровья, включая поведение в отношении здоровья, биологические маркеры и развитие хронических заболеваний с течением времени, среди людей, которые изначально без болезней.Стоит отметить, что психологические факторы, такие как положительное психологическое благополучие, могут по-разному влиять на здоровье среди здорового населения и людей с заболеванием. В общем, доступные меры сосредоточены либо на одном, либо на нескольких измерениях психологического благополучия. Один вывод, который следует из проведения этого обзора литературы, заключается в том, что существует множество шкал, измеряющих благополучие. Следовательно, одна из проблем, с которыми сталкиваются исследователи, работающие в этой области, связана с тем, являются ли одни шкалы более теоретически обоснованными, чем другие, и какой из них следует отдавать предпочтение в каких контекстах (например,g. как детерминант поведения в отношении здоровья, хронических заболеваний или смертности).

Ниже Центр предоставляет (1) репозиторий избранных шкал , обычно используемых для этого исследования, с подробными описаниями и примерами исследований, в которых они использовались; и (2) неполный список обзоров , в котором резюмируются исследования взаимосвязи между психологическим благополучием и физическим здоровьем.

Щелкните здесь, чтобы увидеть Репозиторий шкал положительного психологического благополучия Центра

Щелкните здесь, чтобы просмотреть список обзоров Центра


Обратите внимание: Центр здоровья и счастья Ли Кум Шеунга не может предоставить разрешение на использование этих весов.Мы собрали всю информацию в репозиторий для удобства использования. Если у вас нет доступа к шкале и / или публикации, пожалуйста, свяжитесь с автором (авторами) шкалы для получения разрешения и любых вопросов, связанных с ее использованием .

Подготовлено в марте 2017 г.

Измерение благополучия и прогресса: исследование благополучия

В последние годы возникла озабоченность по поводу того факта, что макроэкономическая статистика, такая как ВВП, не дает достаточно подробной картины условий жизни, в которых живут обычные люди.Хотя эти опасения были очевидны уже в годы активного роста и хороших экономических показателей, которые характеризовали начало десятилетия, финансовый и экономический кризис еще больше усилил их. Рассмотрение этих представлений имеет решающее значение для авторитета и подотчетности государственной политики, но также и для самого функционирования демократии.

Социальный прогресс — это улучшение благосостояния людей и домашних хозяйств. Оценка такого прогресса требует рассмотрения не только функционирования экономической системы, но и разнообразного опыта и условий жизни людей.Схема ОЭСР для измерения благосостояния и прогресса, показанная ниже, основана на рекомендациях, сделанных в 2009 году Комиссией по измерению экономических показателей и социального прогресса, в реализацию которых ОЭСР внесла значительный вклад. Он также отражает предыдущую работу ОЭСР и различные национальные инициативы в этой области. Эта структура построена на трех различных компонентах: текущее благополучие, неравенство в результатах благополучия и ресурсы для будущего благополучия.

Рамки благополучия ОЭСР

Исследования и текущая работа

Измерение благополучия и прогресса является ключевым приоритетом, который ОЭСР преследует в рамках Инициативы «Лучшая жизнь» посредством различных потоков исследований и текущей работы, описанных ниже.

Проведение анализа

Для того, чтобы меры по обеспечению благополучия начали реально влиять на жизнь людей, они должны быть прямо включены в процесс разработки политики. Устранение разрыва между показателями благополучия и политическим вмешательством является сложной задачей. Опираясь на Рамки ОЭСР для измерения благосостояния и прогресса, ОЭСР продвигает эту повестку дня посредством различных аналитических работ, в том числе:

Разработка лучших показателей

Программа измерения благосостояния требует новых и улучшенных статистических показателей, направленных на восполнение разрыва между стандартной макроэкономической статистикой, которая иногда используется в качестве косвенных показателей благосостояния людей, и показателями, которые имеют более непосредственное отношение к жизни людей.ОЭСР разрабатывала и продолжает разрабатывать ряд руководящих принципов и рамок для поддержки тех, кто заинтересован в разработке более эффективных показателей благополучия, и продвигает программу измерений с помощью различных работ, показанных ниже.

ОЭСР также запускает новые проекты по измерению различных аспектов благополучия в тех случаях, когда имеющиеся данные имеют низкое качество. Эти проекты включают:

Измеритель доверия

Измерение неравенства в отношении здоровья

Для получения дополнительной информации о нашей текущей работе, пожалуйста, свяжитесь с wellbeing @ oecd.орг.

Дополнительная литература

Рабочие документы ОЭСР по благополучию


См. Другие рабочие документы по благополучию

Связанные работы

Инициатива «Назад к лучшей жизни»

Устойчивое развитие и благополучие человека

Введение

В этой главе исследуются эмпирические связи между Целями устойчивого развития (ЦУР) и благополучием человека.ЦУР были ратифицированы в 2015 году как преемники Целей развития тысячелетия, и их целевой срок — 2030 год. Цели измеряют различные аспекты экономического, социального и экологического развития внутри стран. Чтобы эмпирически изучить связи между устойчивым развитием и благополучием, мы объединяем два основных направления сбора данных. Мы используем Индекс ЦУР, который измеряет, насколько далеко страны находятся в процессе достижения ЦУР. Мы также используем всемирный опрос Gallup World Poll, который является репрезентативным для 98% населения мира и включает в себя вопрос о том, как люди оценивают качество своей жизни, что в дальнейшем мы будем называть субъективным благополучием (SWB ).Данные о других аспектах субъективного благополучия, таких как переживание положительных и отрицательных эмоций, будут упоминаться явно, а не как элементы более широкого определения SWB. Объединение наборов данных Всемирного опроса Gallup и индекса ЦУР позволяет нам эмпирически изучить, как устойчивое развитие соотносится с образом жизни людей.

Интуитивно понятно, что достижение прогресса в области устойчивого развития, вероятно, принесет пользу как людям, так и планете. Однако детальная эмпирическая работа может выявить некоторые противоречия, когда действия, необходимые для достижения устойчивости, могут побудить людей изменить поведение и потенциально снизить их благосостояние (по крайней мере, в краткосрочной перспективе).Фактически, крупномасштабные общественные движения, такие как «желтые жилеты» во Франции, были инициированы, когда были введены дополнительные налоги на топливо. Хотя налоги на топливо считаются эффективным способом стимулирования более устойчивого поведения, они оказывают дополнительное давление на образ жизни и покупательную способность людей, живущих за пределами крупных городов, которым требуется больше автомобилей, учитывая, что для них меньше вариантов общественного транспорта. Наряду с общественными движениями, такими как «желтые жилеты», существуют движения в защиту окружающей среды, такие как «Восстание за вымирание», которые поднимают тревогу в связи с изменением климата и необходимостью принятия решительных и немедленных мер по снижению нашей зависимости от углеродного топлива.Распечатывая семнадцать ЦУР в отношении благополучия, в этой главе делается попытка более пристально эмпирически взглянуть на то, как устойчивое развитие согласуется с интересами людей и планеты, но также и там, где могут существовать внутренние противоречия, требующие более сложных политических усилий для того, чтобы наметить курс на экологически устойчивый и социально справедливый рост без снижения благосостояния людей.

Связанный с этим эмпирический вопрос касается относительной важности каждой из ЦУР с точки зрения повышения благосостояния людей.Все ЦУР важны, но некоторые ЦУР могут иметь большее значение для благополучия, чем другие. Это представляет интерес по ряду причин. Те ЦУР, которые наиболее тесно связаны с повышением благосостояния, возможно, могут стать приоритетными, если бюджеты ограничены (а благополучие считается целью разработки политики). Достижение ЦУР, которые отрицательно коррелируют с показателями благополучия, вероятно, потребует более сложных политических действий, чтобы снять другие опасения. Распаковывая ЦУР с точки зрения благополучия, мы также показываем, как их относительная важность может меняться со временем и в зависимости от регионального контекста.Анализ, представленный в этой главе, может дать некоторые общие политические ориентиры для политиков во всех регионах мира, которые стремятся повысить благосостояние как людей, так и всей планеты.

Согласно интуиции, страны с более высоким показателем Индекса ЦУР, как правило, добиваются лучших результатов с точки зрения субъективного благополучия (SWB), при этом страны Северной Европы возглавляют оба рейтинга. Фактически, существует очень значимый коэффициент корреляции 0,79 между индексом ЦУР и оценками SWB. Это показывает важность целостного подхода к экономическому развитию при попытке улучшить благосостояние граждан.Интересно, что наиболее подходящая модель для описания взаимосвязи между индексом ЦУР и SWB принимает квадратичную форму, что указывает на то, что более высокая оценка индекса SDG сильнее коррелирует с более высокой оценкой SWB на более высоких уровнях индекса SDG. Это может указывать на то, что экономический рост является важным фактором благополучия на ранних этапах, но становится менее значимым на более поздних этапах цикла развития. Иными словами, этот результат подразумевает увеличение предельной отдачи от устойчивого развития с точки зрения благосостояния людей.

Концептуальная модель, исследующая пути между устойчивым развитием и благополучием, показывает, что ЦУР тесно связаны с «детерминантами благополучия», изложенными в главе 2. Это доход, социальная поддержка, щедрость, свобода, доверие к власти и здоровье. Однако среди различных ЦУР мы находим большую неоднородность в том, как они соотносятся с SWB. Фактически, некоторые экологические цели существенно отрицательно коррелируют с SWB. Это Цель 12 (ответственное потребление и производство) и Цель 13 (действия по борьбе с изменением климата).Более того, в этих корреляциях есть существенные региональные различия. Например, цель 10 (сокращение неравенства) имеет корреляцию 0,71 с SWB в Европе, но не коррелирует с SWB во многих других регионах. Таким образом, эти анализы выявляют ряд внутренних противоречий между устойчивым развитием и благополучием, которые, как мы надеемся, будут стимулировать дальнейшие исследования и дискуссии для обоснования политических действий.

Эта глава начинается с обсуждения корреляции заголовков между Индексом ЦУР и SWB.Мы анализируем изображенную квадратичную зависимость, а затем показываем, какие страны значительно отклоняются от основной тенденции. Затем мы также рассмотрим, как SWB связан с другими индексами, измеряющими прогресс, чтобы показать, что Индекс ЦУР хорошо с ними сравнивается. В следующем разделе Индекс ЦУР разделен на 17 компонентов целей, и мы анализируем различные отношения с благополучием. Здесь мы обсуждаем компромиссы, которые появляются, когда мы глубже погружаемся в взаимосвязь между устойчивым развитием и благополучием.Мы завершаем этот раздел проведением анализа декомпозиции отклонений, чтобы показать, какие цели наиболее сильно влияют на различия в уровне благосостояния между странами. Наконец, мы изучаем детерминанты благополучия и анализируем их как пути, по которым цели устойчивого развития влияют на благополучие. В целом в этой главе делается вывод о том, что ЦУР представляют собой критически важный, но сложный набор задач, поскольку правительства все больше осознают всеобъемлющую цель повышения благосостояния своего населения.

Способствует ли устойчивое развитие благосостоянию людей?

Для нашего анализа мы используем стандартную меру благополучия, используемую в рейтингах World Happiness Report и большинстве других исследований по этой теме. В пункте опроса респондентам предлагается оценить свою нынешнюю жизнь по шкале от 0 до 10, причем наихудшая из возможных жизней — за 0, а самая лучшая из возможных — за 10. Страны кодируются так, чтобы представлять шесть регионов, к которым они принадлежат: Европа, Ближний Восток. и Северная Африка, Америка, страны Африки к югу от Сахары и бывший Советский Союз.Также отмечены страны G7 и БРИКС, а также некоторые из стран-аутсайдеров.

На рисунке 6.1 показана диаграмма рассеяния для индекса ЦУР и SWB для всех стран в наборе данных. Индекс ЦУР и SWB имеют очень значимый коэффициент корреляции 0,79, и, что интересно, линия наилучшего соответствия не линейна, а квадратична. В Приложении мы показываем, что квадратичная аппроксимация статистически превосходит чисто линейную, а также более мощные модели, что подтверждается применением байесовского информационного критерия и информационного критерия Акаике для проверки относительного качества соответствия модели.Идея увеличения предельной отдачи от устойчивого развития согласуется с экономической интуицией и предшествующими исследованиями экономики благосостояния. По мере того, как страны становятся более развитыми, более высокий показатель индекса ЦУР связан с еще более высоким показателем SWB. Это означает, что экономическая активность более важна для благополучия на более низких уровнях экономического развития. По мере того, как страны становятся богаче, благосостояние их граждан стагнирует, если дальнейший экономический рост не станет более устойчивым, например, за счет устранения неравенства и улучшения качества окружающей среды.

Рисунок 6.1: Устойчивое развитие и субъективное благополучие

Наш показатель SWB является оценочным показателем благополучия, и ответы на опрос могут отличаться от эмоциональных показателей благополучия, особенно если рассматривать их в связи с экономическим положением. такие показатели, как доход и развитие. Таким образом, в Приложении мы также сообщаем о взаимосвязи между Индексом ЦУР и показателями эмоционального благополучия. Опрос Gallup World включает измерения положительных эмоций, таких как «удовольствие» и «улыбка или смех», а также отрицательных эмоций, таких как «беспокойство», «грусть» и «гнев».Корреляция индекса положительных эмоциональных переживаний с оценками индекса ЦУР приводит к коэффициенту корреляции 0,27 — хотя он является статистически значимым, это указывает на гораздо более слабую эмпирическую связь между достижением ЦУР и переживанием положительных эмоций по сравнению с уже изученными жизненными оценками. В меньшей степени это относится к индексу негативных эмоциональных переживаний, для которого мы получаем коэффициент корреляции -0,57, что свидетельствует о том, что в странах, которые не достигают хороших результатов с точки зрения ЦУР, также, как правило, есть группы населения, которые испытывают больше негативных эмоций.В целом эти результаты согласуются с представлением о том, что оценочные меры сильнее коррелируют с экономическими показателями, такими как доход, развитие и неравенство, чем с эмоциональными показателями благополучия.

Таблица 6.1: Выбросы стран относительно наиболее подходящей модельной линии

В таблице 6.1 показан список стран, которые больше всего отклоняются от линии тренда. Страны, находящиеся значительно выше линии наилучшего соответствия, явно превышают свой вес с точки зрения счастья по сравнению с тем, где, согласно модели, эти страны получат свои баллы по Индексу ЦУР.И наоборот, страны, находящиеся значительно ниже линии наилучшего соответствия, имеют меньший вес с точки зрения благополучия по сравнению с тем, где, как мы ожидаем, их средний уровень получит оценку в Индексе ЦУР. Эти эмпирические наблюдения поднимают интересные вопросы о том, почему средний уровень благосостояния в этих странах существенно отклоняется от тенденции. Эти результаты также указывают на то, что существует ряд аспектов, определяющих благополучие людей, которые не полностью отражены в ЦУР.

Насколько хорошо Индекс ЦУР и другие индексы развития объясняют благополучие?

В этом разделе мы исследуем, насколько хорошо Индекс ЦУР соотносится с благополучием человека.Чтобы иметь возможность сравнивать и противопоставлять Индекс ЦУР (SDGI), мы также включаем Индекс человеческого развития (HDI), Индекс экономической свободы (IEF), Индекс глобального мира (GPI), Индекс глобальной конкурентоспособности (GCI), Индекс защиты окружающей среды ( EPI) и ВВП на душу населения.

Таблица 6.2 показывает, что Индекс ЦУР и другие индексы развития положительно и значительно коррелируют с SWB. SWB наиболее сильно коррелирует с Индексом человеческого развития, но статистические доверительные интервалы вокруг этих оценок показывают, что нет существенной разницы с коэффициентами Индекса ЦУР, Индекса глобальной конкурентоспособности, Индекса защиты окружающей среды и даже ВВП на душу населения.Однако Индекс экономической свободы и Индекс глобального мира значительно меньше коррелируют с SWB по сравнению с вышеупомянутыми индексами.

Индекс человеческого развития измеряет уровень благосостояния в стране на основе трех различных показателей: показателей ожидаемой продолжительности жизни, показателей уровня образования и показателей уровня жизни. Показатель ожидаемой продолжительности жизни относится к ожидаемой продолжительности жизни при рождении. Уровень образования состоит из уровня грамотности взрослого населения и общего коэффициента охвата образованием.Уровень жизни измеряется ВВП на душу населения. Эти данные, составляющие ИЧР, во многом совпадают с тем, что измеряет Индекс ЦУР (корреляция 0,92 между ИЧР и Индексом ЦУР).

Таблица 6.2: Регрессионный анализ индекса ЦУР и других показателей развития по субъективному благополучию

Индекс глобальной конкурентоспособности состоит из следующих 12 столпов: институты, инфраструктура, внедрение ИКТ, макро-стабильность, здоровье, навыки, рынок продуктов , Рынок труда, финансовая система, размер рынка, динамизм бизнеса и инновационный потенциал.Это комплексный показатель, который также в значительной степени совпадает с индексом ЦУР и ИЧР. Корреляция составляет 0,87 и 0,92 соответственно.

Индекс охраны окружающей среды состоит из двадцати четырех показателей, сгруппированных по десяти тематическим категориям и двум политическим целям. Эти десять категорий вопросов охватывают: биоразнообразие и среду обитания, леса, рыболовство, климат и энергетику, загрязнение воздуха, водные ресурсы, сельское хозяйство, тяжелые металлы, воду и санитарию и качество воздуха. EPI — это комплексный показатель состояния окружающей среды, который намного шире, чем экологически ориентированные ЦУР.

ВВП на душу населения и Индекс экономической свободы также положительно коррелируют с SWB, но в меньшей степени, чем вышеупомянутые показатели. Этого, возможно, и следовало ожидать: экономический рост — лишь один из многих факторов благосостояния. В свою очередь, Индекс экономической свободы определяет, насколько социально-экономическая среда способствует экономическому росту.

Наконец, отметим относительно слабую корреляцию между индексом глобального мира и SWB. GPI — это очень широкая мера, которая, среди прочего, учитывает международные и внутренние конфликты, преступность, политическую нестабильность, численность полиции на 100 000 граждан, а также возможности ядерных и тяжелых вооружений.Относительно низкая корреляция с SWB и другими индексами развития, такими как GPI (см. Корреляционную таблицу в Приложении), может быть результатом того, что более развитые страны также с большей вероятностью будут иметь ядерный потенциал и, возможно, более крупные полицейские силы при не меньшем количестве сообщений о преступлениях, чем развивающиеся нации. Похоже, что GPI построен таким образом, что нелегко оценить здравый смысл, согласно которому безопасная среда для жизни является необходимым предшественником счастливых сообществ.

В столбце (8) таблицы 6.2 мы включаем все эти индексы развития в единую регрессию с SWB в качестве зависимой переменной. Как отмечалось ранее, некоторые из этих индексов сильно коррелированы, поэтому эта многомерная регрессия страдает от мультиколлинеарности. Результаты этого исследовательского анализа показывают, что Индекс ЦУР остается значительным наряду с Индексом охраны окружающей среды и ВВП на душу населения. Другие тесты показывают, что четыре незначимые переменные можно безопасно опустить, так что модель, представленная в столбце (9), которая включает только индекс ЦУР, индекс защиты окружающей среды и ВВП на душу населения, дает достаточное объяснение.

Распаковка ЦУР в отношении благополучия

В этом разделе мы распаковываем ЦУР и рассматриваем семнадцать целей отдельно в отношении благополучия. Хотя общий индекс ЦУР может сильно коррелировать с благополучием человека, остается вопрос, могут ли некоторые ЦУР в большей или меньшей степени способствовать благополучию. Мы начнем с рассмотрения основных одномерных корреляций между каждой ЦУР и благополучием в глобальном масштабе, прежде чем делать то же самое по регионам мира. Далее в этом разделе мы применим метод разложения дисперсии, чтобы рассмотреть относительную важность каждой ЦУР для объяснения различий в уровне благосостояния между странами.Оба этих подхода обнаруживают важную неоднородность в том, как ЦУР связаны с благополучием.

Как каждая ЦУР соотносится с благополучием?

В таблице 6.3 мы сообщаем о том, как каждая ЦУР соотносится с благополучием как на глобальном, так и на региональном уровне. Как и ожидалось из вышеупомянутых общих результатов, мы обнаруживаем, что большинство ЦУР сильно и положительно коррелируют с более высоким уровнем благосостояния. В то же время, распаковывая ЦУР, мы обнаруживаем большую неоднородность в том, как некоторые из ЦУР связаны с благополучием.Фактически, мы считаем, что ЦУР 14 (Жизнь под водой), 15 (Жизнь на суше) и 17 (Партнерство для достижения целей) в целом несущественны. Поразительно, но мы обнаружили, что ЦУР 12 (Ответственное потребление и производство) и 13 (Действия по борьбе с изменением климата) в значительной степени отрицательно коррелируют с благополучием человека.

Таблица 6.3: Таблица корреляции для каждой ЦУР и благополучия (в глобальном и региональном масштабе)

При рассмотрении взаимосвязи между ЦУР и благополучием по регионам мы обнаруживаем дополнительные уровни неоднородности в том, как отдельные ЦУР соотносятся с благополучием. находясь в разных контекстах.Однако важно отметить, что рассмотрение этих данных по регионам уменьшает количество наблюдений и, следовательно, как точность коэффициента, так и статистическую мощность для сообщения о существенных различиях. Как визуально видно на Рисунке 6.1, существует более сильная связь между Индексом ЦУР и благополучием на более высоких уровнях экономического развития. В таблице 6.3 мы действительно обнаруживаем, что общая корреляция между ЦУР и благополучием значительно ниже в регионах с преимущественно развивающимися странами.Фактически, только для Европы, Азии и Америки мы обнаруживаем сильную статистически значимую корреляцию между Индексом ЦУР и благополучием. Рассматривая ЦУР по отдельности, мы замечаем еще большее разнообразие в том, как одни ЦУР сильнее связаны с благополучием, чем другие. Некоторые заслуживающие внимания региональные результаты включают: (1) важную роль ЦУР 8 (достойный труд и экономический рост) для стран бывшего Советского Союза; (2) относительная важность ЦУР 9 (промышленность, инновации и инфраструктура) для стран Европы и региона Ближнего Востока и Северной Африки; и (3) ЦУР 10 (сокращение неравенства), по-видимому, имеет большое значение только для европейских стран.К этим региональным корреляциям следует подходить с должной осторожностью, учитывая относительно небольшое количество доступных наблюдений, но, вместе взятые, таблица 6.3 рисует яркую картину разнообразных и сложных способов, которыми ЦУР связаны с благосостоянием людей, и того, как эти пути сильно зависит от контекста.

Есть ли компромиссы между ЦУР и благополучием человека?

Таблица 6.3 показывает, что ЦУР 12 (ответственное потребление и производство) и ЦУР 13 (действия по борьбе с изменением климата) на самом деле имеют сильную отрицательную корреляцию с самооценкой показателей благосостояния людей.Более того, эти отрицательные корреляции, по-видимому, сохраняются для каждого из регионов мира и, следовательно, заслуживают более пристального внимания ученых и политиков.

Изучение показателей, лежащих в основе Индекса ЦУР, показывает, что ЦУР 12 (ответственное потребление и производство) определяется твердыми бытовыми отходами, производимыми электронными отходами, производственными и импортируемыми выбросами SO2, экологическим следом производства азота, чистыми импортируемыми выбросами реактивного азота. , и непереработанные твердые бытовые отходы. Основываясь на этих показателях, ЦУР 12 может сильно коррелировать с количеством отходов, образующихся в результате потребления и производства, а не с долей ответственного производства и потребления.Поскольку экономически развитые страны производят больше отходов, но, как правило, имеют более высокий уровень благосостояния, это может помочь объяснить, почему ЦУР 12 имеет такую ​​сильную отрицательную корреляцию с благополучием. Если под ответственным потреблением и производством понимается, в первую очередь, сокращение потребления и производства, это, как правило, идет рука об руку с экономическими условиями, которые, как правило, являются более низкими с точки зрения благосостояния. Однако это не то, что мы обнаруживаем при регрессе ЦУР 12 по контролю благополучия для общего уровня экономического развития.Как видно из таблицы 6.4, ЦУР 12 продолжает отрицательно коррелировать с SWB даже с учетом общего уровня экономического развития, измеряемого с использованием ВВП на душу населения. Таким образом, этот анализ предполагает, что продвижение ответственного потребления и производства требует компромисса с точки зрения (краткосрочного) благосостояния, о котором сообщают сами граждане.

ЦУР 13 (меры по борьбе с изменением климата) определяется выбросами CO2, связанными с энергетикой, с поправкой на технологии, импортируемыми выбросами CO2 на 100000 человек, людьми, пострадавшими от стихийных бедствий, -дорожная энергия без выбросов биомассы.Как и в случае с ЦУР 12, более экономически развитые страны, как правило, больше загрязняют окружающую среду, а также имеют более высокий уровень благосостояния. Действия по борьбе с изменением климата здесь будут предполагать не только качественные действия по сокращению выбросов CO2 (при сохранении общих уровней производства), но и меры по борьбе с изменением климата также выиграют от количественного сокращения производственной мощности, которое приведет к структурным экономическим изменениям, которые будут противоречить другим факторам роста. благополучие. Однако, в отличие от ЦУР 12, мы обнаруживаем, что учет общего уровня экономического развития превращает отрицательную корреляцию в незначительную.Как показано в Таблице 6.4, это говорит о том, что основные меры по борьбе с изменением климата сильно коррелируют с уровнем экономического развития в первую очередь, что, в свою очередь, определяет отношение к благополучию (в большей степени, чем действия по борьбе с изменением климата сами по себе).

Таблица 6.4: Регрессионный анализ ЦУР 12 и ЦУР 13 в отношении благополучия (с учетом ВВП))

В более общем плане возможно, что ни одна из этих экологических ЦУР не отражает должным образом то, как люди на самом деле ценят окружающую среду.Индекс защиты окружающей среды (EPI) имеет сильную положительную корреляцию с субъективным благополучием, как показано в Таблице 6.2. Это подтверждается предыдущими исследованиями, которые показали, что на субъективное благополучие негативно влияет плохое качество воздуха, что люди готовы платить за заметно более чистый воздух и что время на природе улучшает самочувствие и необходимо человечеству. Эти выводы исследования показывают, что благополучие положительно коррелирует с результатами экологической политики, даже если оно не обязательно положительно коррелирует с усилиями, требуемыми от этой политики.В крупномасштабном исследовании оценивались возможные объяснения этого экологического парадокса, и было обнаружено, что это правдоподобно: (1) после деградации экосистемы проходит временной лаг, прежде чем будет затронуто благополучие; (2) технологии и инновации до некоторой степени отделили благополучие от природы; и что (3) благополучие зависит от обеспечивающих услуг, таких как производство продуктов питания, которые оказывают все большее давление на нашу экосистему. Такие наблюдения могут помочь объяснить, почему экологическая деградация не повлияла отрицательно на благосостояние людей, даже несмотря на то, что люди зависят от экосистемных услуг.

Компромиссы между ЦУР и SWB также могут возникать в результате компромиссов между различными ЦУР. Возможно, ЦУР 11, 13, 14, 16 и 17 по-прежнему имеют негативные компромиссы и не связаны с другими ЦУР. В высшей степени позитивные связи между целями 11 и 16 и благосостоянием людей могут, возможно, компенсировать эти компромиссы внутри ЦУР, но директивные органы могут счесть достижение ЦУР 13, 14 и 17 более трудным из-за отрицательной или незначительной корреляции с благополучие нынешних поколений.Однако излишне говорить, что безотлагательность изменения климата требует действий для обеспечения благополучия будущих поколений.

Анализ дисперсионной декомпозиции ЦУР по отношению к благополучию

В этом разделе мы применяем дисперсионную декомпозицию, чтобы исследовать относительную важность каждой ЦУР в объяснении различий в уровне благополучия между странами. Этот метод, называемый «анализ доминирования», исследует относительный вклад в дисперсию, объясняемую показателем благополучия (R2) для данного набора предикторов — в данном случае 17 ЦУР.Одно важное предположение, которое делается в таком анализе, заключается в том, что он заставляет ЦУР объяснять все различия в уровне благосостояния между странами. Существует также ряд важных ограничений, поскольку в первую очередь это зависит от наличия расхождений, и все же измерения для некоторых ЦУР не сильно различаются. Более того, мы ограничены с точки зрения количества наблюдений, поскольку мы можем рассматривать только 149 стран, доступных в данных (или меньше, если рассматривать регионы). В соответствии с подходом, основанным на индексе ЦУР, при необходимости мы приписываем недостающие значения ЦУР региональным значениям, а не теряем наблюдения.

На рисунке 6.2 представлены результаты декомпозиции дисперсии и показаны большие различия в том, как каждая ЦУР способствует объяснению разницы в уровне благосостояния между странами. Этот рисунок рисует картину, которая точно совпадает с коэффициентами корреляции, приведенными в таблице 6.3.

Рисунок 6.2: Относительная важность ЦУР в объяснении различий в уровне благосостояния между странами

ЦУР 10, 14, 15 и 17, по-видимому, незначительно способствуют объяснению различий в уровне благополучия во всем мире.С другой стороны, наибольшая объяснительная сила, по-видимому, принадлежит ЦУР 3, 8, 9 и 12. ЦУР 8 (достойный труд и экономический рост), ЦУР 9 (промышленность, инновации и инфраструктура) и ЦУР 12 (ответственное потребление и производства) объясняют 10% или более отклонений. Конечно, важно отметить, что ЦУР 12 (а также ЦУР 13) отрицательно коррелируют с благополучием, как было показано ранее в Таблице 6.3.

Анализ дисперсионной декомпозиции региональных групп ЦУР по отношению к благополучию

В этом анализе мы группируем ЦУР на экономические (4,8,9), социальные (1,5,10), здравоохранение (3) и право. (16) и экологические цели (2, 6, 7, 11, 12, 13, 14, 15).На рисунке 6.3 сначала показаны результаты того, насколько хорошо эти группы ЦУР объясняют различия между всеми странами. На Рисунке 6.4 мы показываем результаты по регионам.

Рисунок 6.3: Относительная важность групп ЦУР в объяснении различий в уровне благосостояния между странами

Рисунок 6.4: Относительная важность групп ЦУР в объяснении регионального благополучия

Общий вывод из декомпозиции региональной дисперсии Анализ показывает, что за глобальным анализом скрывается значительная региональная неоднородность, при этом региональный контекст определяет, какие ЦУР являются наиболее важными для объяснения различий в уровне благосостояния между странами в регионе.В Европе (N = 33) и особенно в странах бывшего Советского Союза (N = 15) мы находим большое значение экономических ЦУР в объяснении региональных различий в уровне благосостояния. В Азии (N = 23) мы находим довольно сбалансированную роль групп ЦУР в области экономики, права, социального развития и здравоохранения в объяснении региональных различий в благополучии. В Северной и Южной Америке (N = 23) мы обнаружили, что здоровье играет наиболее важную роль в обеспечении региональных различий в уровне благополучия. Результаты для стран Африки к югу от Сахары (N = 38) указывают на то, что социально-экономические ЦУР играют самую большую роль в объяснении региональных различий, но экологические ЦУР также играют большую роль, особенно по сравнению с другими регионами.Для стран региона MENA (N = 17) мы находим более сбалансированную картину, в которой ЦУР в области здравоохранения и экономики определяют большую часть изменений, но также играют важную роль для социальных, правовых и экологических ЦУР.

Важно повторить, что эти анализы декомпозиции дисперсии ограничены своими методами и количеством наблюдений. Таким образом, эти результаты являются исследовательскими и направлены исключительно на стимулирование размышлений и дальнейших исследований того, как ЦУР связаны с благосостоянием людей — и как общий анализ может скрыть важную неоднородность при рассмотрении отдельных ЦУР и в контексте различных регионов.

Простая базовая теория ЦУР и SWB

В этом разделе мы предлагаем простую концептуальную модель того, как ЦУР могут формировать благополучие посредством шести детерминант благополучия, изложенных в главе 2. Это доход. , Социальная поддержка, Щедрость, Свобода делать жизненный выбор, Доверие к правительству и бизнесу, и Ожидаемая продолжительность здоровой жизни.

Стрелки в модели представляют линейные корреляции между пятью вышеупомянутыми группами ЦУР и шестью детерминантами благополучия.Мы показываем те отношения, которые, по нашему мнению, лучше всего подчеркивают наиболее подходящие пути. В Приложении мы представляем общую корреляционную таблицу для всех возможных ссылок. Что касается детерминант благополучия, мы обнаруживаем, что наиболее сильными корреляциями с благополучием являются доход на душу населения, социальная поддержка и здоровье. Это интуитивно понятно, но также является результатом наличия хороших мер для этих функций. Следующими идут свобода делать жизненный выбор и доверие к правительству. Мера ценностей невелика, но мы отмечаем, что это, скорее всего, результат того, что щедрость очень трудно измерить.

Три группы ЦУР имеют сильную положительную корреляцию с доходом на душу населения. Неудивительно, что это группы, охватывающие экономические характеристики (ЦУР 4, 8 и 9), право (ЦУР 16) и здоровье (ЦУР 3). Цели, представляющие окружающую среду (ЦУР 2, 6, 7, 11, 12, 13, 14, 15), также имеют положительную корреляцию с доходом на душу населения, но мы отмечаем, что он ниже — 0,17. Эти пути являются очень важным путем для воздействия ЦУР на благополучие из-за тесной взаимосвязи между доходом на душу населения и SWB.Социальная поддержка, еще один важный детерминант SWB, очень положительно связана с целями, представляющими социальное равенство (ЦУР 1, 5 и 10). Как ни странно, мы отмечаем более низкую корреляцию между этой группой и детерминантами SWB ценностей (щедрость) и свободы делать жизненный выбор. Верховенство закона имеет те же отношения с этими тремя детерминантами, что и группа социальных ЦУР. Наконец, детерминанта здоровья имеет корреляцию, близкую к 1, с ЦУР в области здравоохранения. Мы видим, что группа «Окружающая среда» также очень важна для здоровья с положительной корреляцией 0.63.

Рисунок 6.5: Простая модель пути того, как ЦУР соотносятся с благополучием

Заключение

В этой главе была изучена эмпирическая взаимосвязь между ЦУР и субъективным благополучием с использованием данных из Индекса ЦУР и Всемирный опрос Gallup. Существует сильная корреляция между достижением устойчивого развития и самооценкой благополучия. Более того, анализ показывает, что от устойчивого развития возрастает предельная отдача с точки зрения благосостояния.

Разделение Индекса ЦУР на 17 компонентов целей позволило проанализировать возможные компромиссы между устойчивым развитием и благополучием. В то время как большинство ЦУР были положительно коррелированы с благополучием, цель 12 (ответственное потребление и производство) и цель 13 (меры по борьбе с изменением климата) отрицательно коррелировали с SWB. Тем не менее, Индекс защиты окружающей среды положительно коррелирует с SWB, предполагая, что результат экологической политики положительно коррелирует с SWB, даже если процесс достижения этих политик может и не быть.Это создает проблему для политических действий в этих областях, поскольку они противоречат субъективному благополучию важных групп общества. Учитывая, что снижение благосостояния подрывает поддержку действующих правительств, реализация такой политики становится еще более сложной. В недавнем отчете ОЭСР делается попытка решить эту проблему, предлагая смягчение последствий изменения климата через призму благополучия и ставя людей в центр действий по борьбе с изменением климата.

Мы изучили связь между ЦУР и SWB нынешних поколений.В будущих исследованиях следует изучить, в какой степени собственные показатели SWB учитывают благополучие будущих поколений. Это особенно актуально при рассмотрении ЦУР 12 (ответственное потребление и производство) и ЦУР 13 (действия по борьбе с изменением климата). Реализация этой политики требует взаимности между поколениями, которая, как было показано, зависит от поведения предыдущих поколений. Возможность оценить степень, в которой самооценка показателей благополучия включает более долгосрочные аспекты благополучия, включая благополучие будущих поколений, является особенно важным ограничением для этого направления работы.

В этой работе также не рассматривается международная динамика. Устойчивое развитие страны может дорого обойтись другим странам, или действия одной страны могут повлиять на благополучие других. Более того, модель увязки ЦУР с благополучием предполагает только прямые отношения. Некоторые недавние работы показывают, что решение проблем ЦУР имеет косвенный эффект и для других ЦУР. Еще одна динамика, которая не обсуждалась, — это степень, в которой благосостояние населения само по себе может влиять на подход их страны к развитию.Документально подтверждено, что изменения в благосостоянии имеют самые разные последствия для экономики, общества и здоровья. Эти объективные преимущества субъективного благополучия включают просоциальное поведение. Таким образом, существует острая необходимость в объединении программ исследований и политики в области ЦУР и SWB для выработки решений, которые работают как для людей, так и для планеты и помогают ускорить устойчивое развитие.

Ссылки

Bennett, N.J., Cisneros-Montemayor, A.M., Blythe, J. et al. (2019): На пути к устойчивой и справедливой голубой экономике.Nature Sustainability, 2, 991–993 doi: 10.1038 / s41893-019-0404-1

Азен, Р. и Будеску, Д. В. (2003): Подход анализа доминирования для сравнения предикторов в множественной регрессии. Психологические методы, 8, 129-48.

Дитон А. и Канеман Д. (2010): Высокий доход улучшает оценку жизни, но не улучшает эмоциональное благополучие. Труды Национальной академии наук, 107 (38) 16489-16493.

Де Неве, Дж. Э., Динер, Э., Тай, Л. и Сюереб, К. (2013): Объективные преимущества субъективного благополучия.В Helliwell, J., Layard, R., and Sachs, J. (eds) World Happiness Report, New York: Sustainable Development Solutions Network.

Хелливелл, Дж., Лейард, Р. и Сакс, Дж. (2019): Отчет о мировом счастье 2019, Нью-Йорк: Сеть решений для устойчивого развития.

Международный совет по науке (ICSU) (2017). Руководство по взаимодействию «ЦУР»: от науки к реализации (). Париж, Франция: Международный совет по науке (ICSU).

Кролл, К., Варчолд, А., и Прадхан, П.(2019): Цели в области устойчивого развития (ЦУР): успешно ли мы превращаем компромиссы в синергию? Palgrave Communications (DOI: 10.1057 / s41599-019-0335-5).

Левинсон А. (2012): Оценка общественных благ с использованием данных о счастье: случай качества воздуха. Journal of Public Economics, 96, 869-880, 2012.

Лючингер, С. (2009): Оценка качества воздуха с использованием подхода удовлетворенности жизнью. Экономический журнал, 119, 482-515.

OECD (2019): Accelerating Climate Action: Refocusing Policies through the well-being Lens, OECD Publishing, Paris, https: // doi.org / 10.1787 / 2f4c8c9a-en

Powdthavee, N., Burkhauser, R., and De Neve, J.-E. (2017): Высокие доходы и благосостояние людей: данные опроса Gallup World Poll, Journal of Economic Psychology, 62, 246-257.

Sachs, J., Schmidt-Traub, G., Kroll, C., Lafortune, G., and Fuller, G. (2019): Отчет об устойчивом развитии, 2019 г. Нью-Йорк: Bertelsmann Stiftung and Sustainable Development Solutions Network (SDSN) ).

Шмидт-Трауб, Г., Мофф, Х. и Бернлёр, М. (2019): Международные вторичные эффекты и цели в области устойчивого развития (ЦУР): Сеть решений для устойчивого развития (SDSN).

Стерн, Н. (2015): Почему мы ждем? Логика, срочность и перспективы решения проблемы изменения климата, MIT Press.

Стерн, Н. (2018): Государственная экономика, как будто время имеет значение: изменение климата и динамика политики. Журнал общественной экономики, 162, S.I., 4-17.

Уэйд-Бенцони, К.А. (2002): Золотое правило с течением времени: взаимность в решениях о распределении между поколениями, Academy of Management Journal, 45, 1011-30.

Уорд, Г. (2020). Счастье и голосование: свидетельства четырех десятилетий выборов в Европе.Американский журнал политологии. https://doi.org/10.1111/ajps.12492

Уильямс, Ф. (2017): The Nature Fix: Почему природа делает нас счастливее, здоровее и креативнее, 1-е издание, W. W. Norton Company.

Раудсепп-Херн, К., Петерсон, Г.Д., Тенго, М., Беннет, Э.М., Холланд, Т., Бенессайя, К., Макдональд, Г.К., и Пфайфер, Л. (2010) Распутывая парадокс эколога: почему Повышается ли благосостояние людей по мере ухудшения экосистемных услуг? BioScience, Vol. 60, No. 8.

Сноски

Назад к отчету за 2020 год

Субъективное благополучие в меняющемся обществе Китая

Значимость

Мы переоцениваем уровень субъективного благополучия в Китае на основе данных Китайского исследования финансирования домашних хозяйств.Анализ показывает, что в отличие от снижения благополучия, о котором сообщалось в более ранних исследованиях, все группы сообщают о повышении качества жизни во втором десятилетии 21 века. Анализ показывает, что разрыв между респондентами из сельских и городских районов сокращается. Пробит-модели уровней благополучия показывают, что социальный капитал, измеряемый как воспринимаемое чувство защищенности и защищенности, участие сообщества и то, воспринимается ли общество как справедливое, влияет на сообщаемое благополучие. Семейный доход, имущество, здоровье, брак и качество инфраструктуры района, измеряемое наличием парков, начальных школ и больниц, положительно влияют на субъективное благополучие.

Abstract

В настоящее время признается, что общий уровень благосостояния населения определяется не только доходом и благосостоянием. Место, где мы живем и с кем взаимодействуем, вероятно, в равной степени влияет на наш общий уровень удовлетворенности своей жизнью. Это мышление стимулировало исследования субъективного благополучия или счастья как в национальном, так и в местном масштабе. Эти исследования показывают, что место вашего проживания имеет значение, хотя здоровье и семейный статус имеют самое непосредственное влияние на благополучие.В этом исследовании мы используем подробный набор данных о благополучии из Обследования финансирования домашних хозяйств в Китае для повторного изучения благополучия в Китае, где происходят глубокие социально-экономические изменения. Исследование контролирует самооценку здоровья и исследует субъективное благополучие в обширной и разнообразной городской и сельской местности Китая. Мы обнаруживаем, что прежний пессимизм по поводу благополучия Китая, который подчеркивал снижение счастья, может быть неуместным. Мы делаем два вклада: во-первых, мы показываем растущий уровень субъективного благополучия, а во-вторых, мы показываем, что существует сокращение разрыва в благополучии по различным социальным показателям.Методологически мы учитываем как социальный капитал, так и географический контекст.

Существует длинный список исследований субъективного благополучия психологами, которые установили корреляты благополучия, то, как благополучие создается, и его связь с социальным контекстом (1, 2). Экономистов также интересовала природа субъективного благополучия и связи с основными экономическими условиями наций (3). В этой работе утверждается, что после достижения определенного уровня достатка удовлетворение может не увеличиваться как простая функция материальной выгоды, и мы с большей вероятностью попадем под влияние социального контекста, в котором мы живем.Это часто называют парадоксом достатка (4). Этот вопрос о связи между достатком и благополучием поднимался в дискуссиях о благополучии в Китае по мере того, как Китай претерпел экономические преобразования. Всего за 3 десятилетия благосостояние Китая резко возросло. Однако для некоторых сопутствующего улучшения самочувствия не произошло. И Брокманн и его коллеги (5), и Истерлин и его коллеги (6) обращают внимание на тот факт, что просто не было увеличения удовлетворенности жизнью, которого можно было бы ожидать от очень резкого увеличения потребления на душу населения.Они подчеркивают снижение удовлетворенности жизнью, в частности, для групп с самым низким доходом. Мы занимаемся этим вопросом и еще раз проверяем, действительно ли благосостояние в Китае осталось на прежнем уровне или снизилось. Мы расширяем анализ тремя способами. Во-первых, мы используем крупномасштабное исследование, чтобы пересмотреть изменение уровня благосостояния в Китае за последний период; во-вторых, мы вводим переменные, чтобы измерить социальную ткань сообщества; и в-третьих, мы исследуем географический аспект субъективного благополучия в Китае.Особое внимание в нашем исследовании уделяется изучению представления о том, что социальная ткань сообщества важна для субъективного благополучия, понимание, которое было стимулировано исследованием социального капитала Патнэмом (7) и исследовано на местном уровне Форрестом. и Кернс (8) в исследованиях взаимодействий между сообществом и индивидуумом.

Большая часть исследований субъективного благополучия была сосредоточена на национальных взаимосвязях достатка и благополучия, при этом меньше внимания уделялось вариациям благополучия внутри стран и меньше исследований того, как на это можно повлиять. социальными связями и ролью окружающей среды.Еще одной мотивацией исследования является изучение хорошо задокументированных региональных различий и неравенства в сельских районах Китая (9). В этом контексте некоторые важные вопросы заключаются в том, имеет ли значение сообщество и как социальная сплоченность и социальный капитал влияют на наше выражение благополучия в контексте отношений изобилия и благополучия? Чтобы изучить эти проблемы, мы используем 5-балльную шкалу от очень счастливого до очень несчастного. Как отмечает Динер (10), субъективное благополучие в разговорной речи иногда называют счастьем и относятся к оценке людьми своей жизни.Люди испытывают обильное субъективное благополучие, когда они испытывают много приятных и мало неприятных эмоций, когда они заняты интересными делами и когда они удовлетворены своей жизнью. Мы связываем этот показатель благосостояния с набором независимых объясняющих переменных, включая конкретные показатели социального капитала и географические различия между городами и провинциями Китая. Мы также подчеркиваем, что наша выборка намного больше, чем в большинстве предыдущих исследований субъективного благополучия в Китае.

Предыдущее исследование

Исследования, проведенные на сегодняшний день о взаимосвязи между достатком и субъективным благополучием, были довольно разными: в некоторых исследованиях сообщалось о снижении благосостояния, несмотря на рост благосостояния (5, 6), а в других предполагалось, что оно остается неизменным (11) . Однако в большинстве этих исследований не изучались ни местные различия (некоторые действительно учитывали различия между городом и деревней), ни роль социальной сплоченности. Если мы примем концептуальные идеи, изложенные Патнэмом (7), в которых социальная сплоченность среди жителей является ключевым компонентом здоровых обществ и сообществ, мы ожидаем, что эти отношения между сообществами будут играть роль, помимо изобилия, в повышении благосостояния. .Хотя некоторые авторы сосредотачиваются на социальном капитале, а другие — на социальной сплоченности, они часто используются как взаимозаменяемые (8, 12). Будь то общие ценности, социальный порядок, социальные сети и / или привязанность к месту, в этом смысле чувство доверия, связанное с отношениями с соседями и возможностью полагаться на местное сообщество, может иметь положительное влияние на различные результаты.

Субъективное благополучие имеет обширную исследовательскую литературу, в том числе растущий интерес к изменениям благополучия в Китае в период экономического роста.Есть исчерпывающие обзоры у Динера и его коллег (2, 13) и Ванга и Ванга (14), которые включают всестороннее обсуждение географических контекстов субъективного благополучия. Именно обширная работа Динера (15) и его коллег обосновала использование шкалы удовлетворенности жизнью для измерения и оценки благополучия. Широкий спектр исследований в области психологии (2), экономики (16, 17), социологии и политологии (18, 19) повысил интерес к использованию идей удовлетворенности жизнью в качестве альтернативы объективным экономическим показателям.Эти исследования документально подтвердили, что благополучие с возрастом приобретает U-образную форму и что в целом дети и брак улучшают благополучие, как и хорошее здоровье. Согласно некоторым исследованиям, образование положительно связано с благополучием, как и доход, но это не универсально.

Вопрос, который занимал центральное место в исследованиях субъективного благополучия в Китае, заключается в том, до какой степени быстрое увеличение материального благополучия сопровождается увеличением субъективного благополучия. Бай и его коллеги (20) подтверждают, что шкала субъективного благополучия актуальна в Китае и что шкала жизни отражает важную и поддающуюся измерению характеристику жизни людей.В целом, несколько десятков исследований подтвердили, что счастье имеет U-образную форму, как в западных исследованиях; что увеличение дохода приносит большее благосостояние; и что здоровье и присутствие детей играют важную роль (21–24). Специальное исследование роли социальной сплоченности свидетельствует о ее влиянии на благополучие (25). Есть также некоторые свидетельства влияния размера города, указывающие на то, что города среднего размера обеспечивают наилучшие результаты для благополучия (23). Хотя некоторые отмечают (2), что появляется все больше свидетельств роли экономической, социально-политической и природной среды, еще многое предстоит узнать о том, насколько важна местность.

Всегда существовало ощущение, что небольшие города могут обеспечить большее сообщество и большее благосостояние, и эта гипотеза лежала в основе значительной работы по повышению благосостояния местного населения. Имеет ли влияние размер города? Фактически, эта работа показала, что жизнь в большом городе связана с более низким когнитивным благополучием, и исследования показали, что удовлетворенность жизнью ниже в крупных городах (26) и выше в сельской местности (27) и ниже во внутренних районах. городские кварталы в Лондоне, например (28).Однако полученные данные далеко не единообразны, и почему большие города должны создавать меньшее благосостояние, не совсем понятно (29). Есть также исследования, посвященные местной инфраструктуре, окружающей среде и зеленым насаждениям (30, 31). Большинство этих исследований посвящено измерению воздействия доступа и посещения зеленых насаждений, парков и прибрежных территорий, и, в свою очередь, того, как доступ к этим средам оказывает положительное влияние на благополучие (32) и удовлетворенность жизнью (33). .

Но для благополучия важны не только измерения объективных характеристик города; социальный капитал тоже имеет значение, как указали ряд ученых как в Китае (20, 23, 34–36), так и в других странах (28).Существует ряд эффектов города и влияния социальных связей на уровень благосостояния. Эффекты социальных связей также очевидны при исследовании пожилых людей (12). Помимо роли и качества услуг по соседству, социальный капитал и социальная сплоченность в значительной степени связаны с благополучием пожилых людей.

Данные и переменные

Данные для анализа, использованные в статье, взяты из трех волн CHFS (China Household Finance Survey), проведенных в 2013, 2015 и 2017 годах.Мы отображаем изменения в период с 2013 по 2017 год и оцениваем модели для больших наборов данных в 2015 и 2017 годах. CHFS — это всестороннее общенациональное обследование на уровне домохозяйств, проводимое посредством личных интервью на основе стандартизированной анкеты. Первоначальная выборка составляла 28 000 и увеличилась до 40 000 в 2015 и 2017 годах. 40 000 домохозяйств из 1397 общин и деревень в 29 провинциальных административных регионах (Синьцзян, Тибет, Макао, Гонконг и Тайвань исключены из этих провинциальных регионов).В выборке насчитывается 27 279 городских домохозяйств, что составляет 68,2% от общего числа выбранных домохозяйств. В сельской местности всего чуть менее 13 тысяч домохозяйств. Анкета состоит из 4 частей: демографические данные, финансовые активы и обязательства, страхование и безопасность, а также расходы и доходы. Для анализа, представленного в этой статье, обследование регистрирует демографические данные для всех членов семьи, включая возраст, образовательный статус, статус хукоу и владение домом. Важно отметить, что в опросе использовался стандартный вопрос о благополучии: «Насколько вы счастливы сейчас?»

Зависимая переменная — это общий показатель субъективного благополучия.Этот вопрос задавали в самых разных городах, странах и других географических контекстах. В целом считается, что он обладает значительной надежностью. Эти вопросы о благополучии фокусируются на том, насколько вы счастливы или несчастны: очень счастливы, счастливы, нейтральны, несчастны или очень несчастны. Уровень благосостояния очень похож на показатели стран Организации экономического сотрудничества и развития. Респонденты склонны выражать общее положительное общее благополучие, и мы обнаруживаем большую концентрацию в положительном конце шкалы, как мы видим на диаграммах распределения субъективного благополучия.Распределения здесь мало чем отличаются от распределений в Великобритании и Новой Зеландии (29).

Независимые переменные охватывают 3 важных измерения, которые, как мы предполагаем, связаны с вариациями субъективного благополучия. Меры социальной сплоченности / социального капитала, меры инфраструктуры и размера города, а также демографические меры, включая меры самооценки здоровья. В опросе 2015 года мы использовали 4 переменных для измерения социальной сплоченности: справедливо ли общество, чувствовал ли респондент в безопасности, были ли предложения респондента приняты местными властями и сколько близких членов семьи респондент имел в тот же город / село.В 2017 году в ходе опроса вопрос о справедливости был поставлен косвенно, путем измерения мнений о неравенстве доходов (было ли оно очень большим или очень маленьким). Что касается участия сообщества, в опросе спрашивалось, участвовали ли данное лицо или семья в последней конференции сообщества (по сути, это показатель участия, аналогичный тому, что был в 2015 году). В опросе 2017 года не спрашивали о близких родственниках в том же городе / селе. Размер выборки в 2015 и 2017 годах был значительно больше, чем в 2013 году, и мы оцениваем регрессии только для 2015 и 2017 годов.

Поскольку вопросы об участии сообщества, безопасности и справедливости общества не задавались последовательно в разных волнах опроса, мы используем несколько разные переменные в каждой волне, но мы определяем их структуру и формулировки здесь. Хотя они не являются идеальной заменой вопросов о доверии к соседям и о том, чувствуете ли вы, что у них схожие ценности, это разумные вопросы, которые охватывают аспекты социального капитала.

Как и в Китае, доступ к начальным школам связан с хукоу (видом на жительство), родители часто покупают дома, чтобы получить доступ к образованию своих детей.Таким образом, качество и доступность начальных школ важны как показатель инфраструктуры. Состояние здоровья, о котором сообщают сами пациенты, также является важным фактором качества жизни, и количество больниц (в расчете на 1000 жителей) может представлять собой ресурсы общественного здравоохранения, к которым семья может получить доступ. Таким образом, мы включили количество больниц в регрессию в качестве дополнительного показателя инфраструктуры. Мы также включаем в нашу модель размер зеленых насаждений парков, чтобы измерить экологическое качество города.А в 2015 году мы попросили интервьюера оценить общую чистоту общественных зданий.

Элементы управления включают возраст (который, как предполагается, имеет U-образную связь с благополучием), пол, доход (общий располагаемый доход домохозяйства, который включает трудовой доход, пенсионный доход и страховой доход, а также доход домохозяйства). доход от сельского хозяйства, доход от бизнеса, трансферты и другие доходы), активы, образование и показатели того, проживает ли домохозяйство с родителями, занятость и семейное положение.Мы включаем владение недвижимостью, которое, как было показано, имеет тесную связь с благосостоянием в некоторых контекстах, но, возможно, не в Китае, так как домовладение постоянно находится на высоком уровне. Два последовательных критерия, связанных с благополучием, — это наличие брака и хорошее здоровье; мы включаем и то, и другое, поскольку они являются надежными и последовательными предикторами более высокого уровня благополучия. Поскольку проживание с родителями на разных этапах жизненного пути является обычным явлением в Китае, мы также исследуем роль жизни с родителями и взаимосвязь с благополучием.

Что объясняет субъективное благополучие в Китае.

Ядром анализа является оценка того, как благополучие создается с помощью как показателей индивидуальных характеристик, так и контекстуальных эффектов. Когда мы контролируем индивидуальные характеристики, как показатели социального капитала и инфраструктуры изменяют выражения субъективного благополучия? В обзоре отмечена важность социального капитала и инфраструктуры: насколько они важны в Китае? Чтобы ответить на эти вопросы, мы оцениваем логит-модели субъективного благополучия.

Как мы отметили в предыдущем разделе, проявления благополучия в Китае аналогичны другим национальным контекстам: они смещены в сторону положительного конца распределения (рис. 1). Шкала на 2017 год показывает, что более 70% опрошенного населения выражают свое чрезвычайно счастливое или счастливое выражение, и это верно для Китая в целом, как для городского, так и для сельского Китая. Что примечательно, так это сдвиг в отчетном состоянии благополучия с течением времени. За относительно короткий период с 2013 по 2017 год произошло значительное повышение общего благосостояния.Респонденты в Китае в целом сообщили об увеличении благосостояния с 57%, сообщивших, что они очень счастливы или счастливы, до 71%, а респонденты из сельских районов Китая сообщили об увеличении с 53% до 70%. График показывает общий рост в двух верхних категориях и сопутствующее снижение количества тех, кто сообщил о нейтральных ответах. Предыдущие исследования показали, что трансформация китайской экономики была ориентирована исключительно на более образованные слои населения с более высокими доходами (6). Возможно, это суждение было преждевременным, поскольку для того, чтобы трансформация проникла вниз, требуется время.Кроме того, могут, наконец, стать эффективными другие изменения, в том числе программы по расширению возможностей в сельской местности. Мы обнаружили, что все сегменты диапазона доходов, уровня образования, а также сельских и городских семей сообщают о повышении уровня благосостояния двух высших категорий (чрезвычайно счастливых и счастливых) (рис. 2). Выгоды для самой низкой трети распределения доходов поразительны. Мы также подчеркиваем результаты о сокращении разрыва между доходами и уровнем образования, а также между городским и сельским контекстом.Конечно, дальнейшие исследования будут важны, поскольку общество продолжает приспосабливаться к меняющимся уровням экономического развития.

Рис. 1.

Распределение удовлетворенности жизнью с 2013 по 2017 год.

Рис. 2.

Сокращение разрыва между социальными группами с 2013 по 2017 год.

Мы построим модели для зависимой переменной, субъективного благополучия, на 2015 и 2017 годы. как функция показателей социального капитала, и в последующих моделях, меры контроля включают самооценку здоровья, за которой следуют меры для инфраструктуры и размера города (таблицы 1 и 2).В целом, модели значимы с приемлемым уровнем объяснения. Из-за относительно высокого уровня сходства моделей мы представляем результаты для оценок за 2015 и 2017 годы в целом, а затем обращаемся к различиям в результатах по годам. Переменные социального капитала значимы и значимы на всех уровнях модели. Они остаются очень позитивными, когда мы добавляем элементы управления, инфраструктуру и размер города. Они являются фундаментальными силами, объясняющими, кто счастлив в Китае.На них приходится около половины объяснительной силы в модели социального капитала и контроля.

Таблица 1.

Коэффициенты упорядоченной логит-регрессии для субъективного благополучия (счастья) в 2015 г.

Таблица 2.

Коэффициенты упорядоченной логит-регрессии для субъективного благополучия (счастья) в 2017 г.

Когда мы добавляем элементы управления, наша объяснительная сила увеличивается (хотя мы также исследовали потенциальный эффект хукоу, и наши измерения эффекта хукоу не были значительными). Как мы и ожидали, возраст имеет U-образную форму: респонденты младшего и старшего возраста сообщают о более высоком субъективном благополучии по сравнению с людьми среднего возраста, а доход и активы являются как положительными, так и значимыми объясняющими переменными.Доход и активы имеют значение и положительно и существенно связаны с благополучием. Это согласуется с другими исследованиями, которые показывают, что лица с более высоким доходом и лица с большим количеством активов выражают большее благосостояние. Конечно, в Китае, в условиях развивающейся и укрепляющейся экономики, у тех, кто находится наверху шкалы доходов, гораздо больше возможностей, чем у сельских жителей и мигрантов. В дополнительном материале мы приводим модели отдельно для городских и сельских респондентов ( SI Приложение ). Однако, как мы продемонстрировали, нижняя треть распределения доходов также сообщает об увеличении благосостояния.В большинстве исследований в США и Великобритании владение недвижимостью является мощным объяснительным показателем, но не имеет значения для благополучия в Китае. Фактически, это ожидаемый ответ, потому что собственность настолько широко распространена: более 80% всех домохозяйств владеют своим домом. Также возможно, что собственность менее важна для благосостояния в Китае не потому, что уровень жизни настолько высок, а потому, что уровень жизни в целом очень быстро повышается по ряду параметров.

Две переменные с высокими и значимыми коэффициентами (состояние в браке и хорошее самочувствие) усиливают объяснение благополучия.Состояние здоровья имеет большое значение и линейно связано с субъективным благополучием. Те, кто сообщает об отличном состоянии здоровья, имеют значительно большее субъективное благополучие, чем средние уровни состояния здоровья, а те, у кого хорошее или плохое состояние здоровья, имеют значительно более низкие логарифмические шансы выражения высокого уровня субъективного благополучия. Коэффициент упорядоченной логит-модели показывает, что для увеличения здоровья на 1 единицу мы ожидаем увеличения логарифмических шансов нахождения на более высоком уровне счастья, при условии, что все другие переменные в модели остаются постоянными.Другая мощная сила в наборе контроля — это брак. Коэффициенты семейного положения больше, чем коэффициенты здоровья, они положительны и значимы. Примечательно, что секс имеет значение, и именно мужчины менее счастливы, чем женщины.

Мы предположили, что образование будет положительно связано с субъективным благополучием, и этот показатель значительный и положительный в 2015 году, но, в частности, он значительный и отрицательный в 2017 году. Исследования в целом предполагают положительную взаимосвязь образования и благополучия. существование.Негативный эффект в 2017 году предполагает роль проблем, связанных с более широким социальным контекстом Китая и современности, таких как стрессы от меняющегося рынка труда и меняющихся условий труда, стагнации заработной платы и сокращения возможностей. Очень быстрый рост цен на жилье в период с 2015 по 2017 год также может оказать определенное влияние на недавних хорошо образованных выпускников, которые не могут выйти на рынок жилья, и тем самым снизить общее благосостояние. Мы также отмечаем, что все те, у кого образование ниже университетского, сообщают о значительном повышении благосостояния, и на самом деле есть очень небольшие различия между уровнями образования в выражении положительного благополучия.

Инфраструктура важна для благополучия. Восприятие местных услуг, измеряемое наличием хорошего образования, больничных услуг и наличием парков, дополняет общее объяснение благополучия. Это снова верно в 2015 году, чем в 2017 году.

Учитывая важность доступа к хорошим школам, неудивительно, что коэффициент для начальной школы значим в оба периода. Парки также имеют большое значение, как и в случае с выводами Моррисона (29) о том, что зеленые насаждения имеют определенную ценность, хотя переменные инфраструктуры не особенно важны для общего благополучия.Отношение к фиктивной переменной для сельских респондентов в полных моделях меняется. Эта переменная незначительна в 2015 году, но изменится на положительную и значимую в 2017 году. Сельские жители сообщают о положительном уровне счастья в 2017 году. Как мы показываем в дополнительном материале, когда мы строим модели для городских и сельских респондентов, становится ясно, что сельские респонденты имеют положительные отзывы и значительную реакцию на инфраструктуру, которая продолжится в начальных школах в 2017 году ( SI Приложение ).В целом, эти результаты могут отражать политическую направленность недавно запущенной государственной программы борьбы с бедностью в сельских районах Китая и перераспределение ресурсов в сельские районы. Дезагрегированные модели включали измерения размера города как в городском, так и в сельском анализе, хотя темпы урбанизации очень высоки; например, в Пекине и Шанхае более 10% населения этих регионов все еще проживает в сельской местности.

Существует обширная литература, указывающая на отрицательные внешние эффекты крупных городов, и мы находим некоторые подтверждения в этом исследовании.Хотя ни один из показателей размера города не является значимым в 2015 году, в 2017 году очевидно, что существуют отрицательные внешние эффекты, связанные с городами уровня 1 (очень большие города Пекин, Шанхай, Шэньчжэнь и Гуанчжоу). Неясно, в чем заключаются внешние свойства крупнейших густонаселенных городов, которые вызывают более низкий уровень счастья и удовлетворения по сравнению с меньшими городами, и, как отмечает Моррисон, им уделялось гораздо меньше внимания, чем внутренним характеристикам людей в этих городах.Есть, конечно, обычные возможности, включая большое и конкурирующее население, высокие цены на жилье (абсолютно и относительно заработной платы) и, безусловно, проблема в очень больших городах, таких как Пекин и Шанхай, но также и в Шэньчжэне. Увеличение пробок на дорогах, загрязнение воздуха и другие проблемы больших городов, вероятно, являются частью контекстных проблем.

Обсуждение: счастлив ли Китай

Исследование, приведенное в этой статье, указывает на свидетельства увеличения счастья и сокращения разрыва между социальными группами.Используя данные трех волн CHFS, мы демонстрируем свидетельства повышения субъективного благополучия во втором десятилетии 21 века. Часто упоминаемые следствия благополучия, хорошего здоровья, брака и рождения детей — все это способствует более высокому уровню субъективного благополучия. У женщин благополучие выше, чем у мужчин. Доход и активы положительно связаны с субъективным благополучием, хотя, как и на Западе, результаты благополучия имеют U-образную форму с более низким уровнем счастья среди населения среднего возраста.Наиболее важно то, что результаты показывают, что опасения по поводу стагнации или снижения благосостояния, возможно, необходимо пересмотреть. Мы показали, что счастье в Китае растет, и предложили объяснения изменений. Похоже, что есть свидетельства того, что экономический рост влияет на общее благосостояние в различных социальных слоях. Хотя исследование ограничено по времени, оно заполняет важный пробел в более ранних исследованиях, в которых используются данные, по крайней мере, десятилетней давности или более.

В предыдущей работе было обращено внимание на возможность того, что сосредоточение внимания на восстановлении сети социальной безопасности и устранении неравенства может иметь важные последствия для удовлетворенности жизнью китайского населения в будущем, и это, по-видимому, подтверждается результатами этого исследования.Есть некоторые свидетельства того, что действия правительства в Китае влияют на благосостояние. Хотя, возможно, еще слишком рано делать окончательные комментарии по поводу повышения уровня благосостояния в сельской местности, графические презентации отражают быстрое увеличение заявленного благосостояния в сельской местности. Сосредоточение внимания на искоренении сельской бедности и постоянная озабоченность правительства по борьбе с коррупцией могут иметь кумулятивный эффект на благосостояние сельских жителей.

Еще одним важным вкладом нашего исследования является документальное подтверждение той важной роли, которую социальная сплоченность играет в общем благополучии.Чувство безопасности, восприятие справедливости общества и участие в жизни местного сообщества — все это играет важную роль в обеспечении благополучия. Это подтверждение аналогичных, но пока ограниченных результатов некоторых западных исследований. Это, конечно, ожидаемый результат, но он имел лишь ограниченную предыдущую документацию. Есть некоторые свидетельства того, что размер города влияет на уровень благосостояния, но совокупный вклад географии пока довольно скромен. Как, по крайней мере, в одном другом исследовании, похоже, что города среднего размера имеют доказательства более высокого благосостояния, но опять же, хотя коэффициенты значительны, мы не можем придать этим результатам слишком много значения.Однако показатели инфраструктуры, будь то хорошие школы, здравоохранение и зеленые насаждения, имеют значение и варьируются в зависимости от группы исследования.

Еще слишком рано делать вывод о том, что благосостояние в Китае остановилось. Будущее все еще открывается с потенциально сложными ответами на государственную политику и вмешательство. Это означает, по крайней мере, в определенных контекстах, что правительство может улучшить благосостояние Китая.

Благодарности

Мы благодарим профессора Гана Ли, профессора экономики Техасского университета A&M и директора Китайского обследования финансирования домашних хозяйств, за предоставление данных для этого исследования.W.A.V.C. благодарит профессора Гана и Юго-Западный университет финансов и экономики (SWUFE) за организацию исследовательской стажировки в SWUFE в 2018 году.

Сноски

  • Вклад авторов: W.A.V.C., D.Y. и Y.H. разработал исследование, провел исследования, проанализировал данные и написал статью.

  • Рецензенты: Р.Ф., Университет Лингнан; и Д.В., Гонконгский баптистский университет.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www.pnas.org/lookup/suppl/doi:10.1073/pnas.1

    6116/-/DCSupplemental.

.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *