Содержание

Создание ГКО. Сталин. Жизнь одного вождя

Действия Сталина в первые дни войны можно назвать лихорадочными, беспорядочными и реактивными. Не владея ситуацией, не умея руководить войсками, Сталин пытался просто что-то предпринять, потому что ничего не делать было невозможно. В основном это были отчаянные и неадекватные попытки нанести контрудар, которые часто, если не в большинстве случаев, ухудшали положение и вызывали новые жертвы.

Сталин, судя по всему, вполне осознавал, как велика была угроза, нависшая над страной. Существуют убедительные доказательства того, что уже в первые дни войны Сталин пытался договориться с Гитлером, уступив ему ряд советских территорий на западе СССР в обмен на прекращение боевых действий. По поручению Сталина Берия организовал встречу своего представителя с посланником союзной Германии Болгарии. Перед дипломатом с надеждой на передачу Гитлеру были поставлен вопрос об условиях мира: на какие территории претендует Германия?[570] Судьба этой инициативы неизвестна. Скорее всего, болгарский посланник просто не стал ввязываться в посредничество. Однако такое прощупывание почвы говорит о многом. Даже если это был маневр, направленный на то, чтобы ослабить наступательный порыв немцев, очевидно, что Сталин осознавал угрозу поражения.

Об этом же свидетельствовали и другие факты. Наряду с широкой мобилизацией в Красную армию и подготовкой новых рубежей обороны уже в первые дни войны началась массовая эвакуация. Причем вывозу подлежали не только население и материальные ресурсы из фронтовых районов. Осуществлялась секретная, но очень показательная эвакуация столицы, все еще находившейся на значительном отдалении от боевых действий. 27 июня 1941 года Политбюро утвердило постановление о срочном (в трехдневный срок) вывозе из Москвы государственных запасов драгоценных металлов, драгоценных камней, Алмазного фонда СССР и ценностей Оружейной палаты Кремля. 28 июня столь же срочно было решено эвакуировать денежные знаки из московских хранилищ Госбанка и Госзнака. 29 июня принимается решение о переводе в тыл аппаратов народных комиссариатов и других руководящих учреждений. 2 июля Политбюро постановило вывезти в Сибирь саркофаг с телом Ленина, 5 июля – архивы, прежде всего архивы правительства и ЦК партии[571].

Один из функционеров, вызванный днем 26 июня к Сталину, вспоминал: «Сталин выглядел необычно. Вид не просто усталый. Вид человека, перенесшего сильное внутреннее потрясение. До встречи с ним я по всяким косвенным фактам чувствовал, что там, в приграничных сражениях, нам очень тяжко. Возможно, назревает разгром. Увидев Сталина, я понял, что худшее уже случилось»[572]. Последующие несколько дней не принесли облегчения. Сталин все в большей мере осознавал тщетность своих приказов и степень неуправляемости армии.

Всего через неделю после начала войны в Москву стали поступать тревожные известия о тяжелейшем положении Западного фронта и сдаче столицы Белоруссии Минска. Связь с войсками в значительной мере была утрачена. В Кремле наступила тяжелая пауза. 29 июня впервые с начала войны в кремлевском кабинете Сталина не было зафиксировано заседаний. По свидетельству Микояна, вечером у Сталина собрались Молотов, Маленков, Микоян и Берия[573]. Скорее всего, встреча состоялась или в кремлевской квартире Сталина, или на его даче. Сталин позвонил Тимошенко. Вновь безрезультатно. Военные не владели ситуацией. Встревоженный Сталин нарушил привычный распорядок и предложил членам Политбюро поехать в Наркомат обороны[574]. Здесь он лишний раз убедился в том, что катастрофа приобрела огромные размеры. Сталин обрушился на генералов с упреками и обвинениями. Не выдержав напряжения, начальник Генерального штаба Жуков разрыдался и выбежал в соседнюю комнату. Успокаивать его отправился Молотов[575]. Эта сцена, видимо, отрезвила Сталина. Он понял, что давить на военных бесполезно. Выходя из здания Наркомата обороны, Сталин, по свидетельству Микояна и Молотова, сказал: «Ленин оставил нам великое наследие, мы – его наследники – все это просрали»[576].

Крепкие выражения и грубость для Сталина не были редкостью. Однако в данном случае они отражали действительно высокую степень смятения. Из Наркомата обороны Сталин, судя по всему, уехал на дачу.

На следующий день, 30 июня, Сталин не появился не только в своем кремлевском кабинете, но вообще в Москве. В ситуации нараставшей катастрофы такая самоизоляция могла иметь критические последствия. Огромная управленческая машина, выстроенная под Сталина, в его отсутствие неизбежно давала сбой. Нужно было что-то делать. Инициативу взял на себя Молотов, старший в неформальной иерархии членов Политбюро. По словам Микояна, Молотов заявил: «У Сталина такая прострация, что он ничем не интересуется, потерял инициативу, находится в плохом состоянии»[577]. Косвенно это подтвердил много лет спустя сам Молотов в беседах с Чуевым: «Дня два-три он не показывался, на даче находился. Он переживал, безусловно, был немножко подавлен»[578]. Очевидно, что память изменила Молотову в деталях: Сталин оставался на даче более короткий срок, чем два-три дня. Однако в условиях катастрофического начала войны даже короткое отсутствие вождя, естественно, воспринималось как критическое.

Встревоженный Молотов решил действовать. Он вызвал на совещание Берию, Маленкова и Ворошилова[579]. Речь, конечно, не шла о формальном или фактическом оттеснении Сталина от власти. Соратники ломали голову над тем, как «выманить» Сталина с дачи, заставить его вернуться к делам. Задача была непростой. Заведенный порядок не предполагал визитов на сталинскую дачу без приглашения. В чрезвычайной ситуации такой несанкционированный визит мог восприниматься Сталиным особенно болезненно. Не менее сложно было сформулировать причину такой поездки. Открыто сказать Сталину, что его депрессия угрожает безопасности государства, никто бы не решился. Однако поднаторевшие в политических интригах члены Политбюро придумали блестящий ход. Они решили все вместе (обязательно вместе!) поехать к Сталину и предложить ему проект создания высшего органа власти на военный период – Государственного комитета обороны во главе с самим Сталиным. Помимо Сталина, в ГКО предлагалось включить четверку разработчиков проекта. Молотов назначался первым заместителем председателя ГКО.

Теперь все получалось гладко и убедительно. Для визита к Сталину существовала веская причина, никак не связанная с тем, что он не появлялся на рабочем месте. Предложение о создании ГКО во главе со Сталиным демонстрировало не только решимость продолжать борьбу, но и преданность соратников вождю. Коллективная поездка позволяла сгладить возможное негодование Сталина.

Когда план был согласован Молотовым, Маленковым, Ворошиловым и Берией, в кабинет Молотова позвали Микояна и Вознесенского. Они были двумя членами руководящей группы, которых «четверка» решила не включать в ГКО. Однако на дачу к Сталину Микоян и Вознесенский, демонстрируя единство рядов, должны были поехать.

Рассказ о том, что произошло на сталинской даче, оставил Микоян. Сталина, по его словам, делегация застала в малой столовой, сидящим в кресле. Он вопросительно посмотрел на соратников и спросил, зачем они пришли. «Вид у него был спокойный, но какой-то странный», – вспоминал Микоян. Выслушав предложение о создании ГКО, Сталин согласился. Небольшое препирательство вызвал проект «четверки» о персональном составе ГКО, озвученный Берией. Сталин предложил включить в ГКО также Микояна и Вознесенского. Однако Берия, уполномоченный «четверкой», изложил аргументы «против» – кто-то должен остаться на руководстве в СНК. Сталин не стал возражать[580].

Публикация мемуаров Микояна в 1999 г., подготовленная его сыном С. А. Микояном, в данном фрагменте содержит многочисленные изменения и вписывания в первоначальный текст, сохранившийся в архиве. С. А. Микоян явно старался создать впечатление об испуге Сталина. С этой целью в оригинальные диктовки А. И. Микояна были вписаны такие фразы: «Увидев нас, он (Сталин. – О. Х.) как бы вжался в кресло»; «у меня (Микояна. – О. Х.) не было сомнений: он решил, что мы приехали его арестовывать»[581]. Однако важно помнить, что эти акценты добавлены позднее и не принадлежат Микояну.

Мог ли Сталин быть испуган? Как трактовать совещание на даче 30 июня? Несомненно, это был кризисный момент в развитии сталинского единовластия. Как бы аккуратно ни вели себя сталинские соратники, они нарушили важные правила политического протокола диктатуры. Члены Политбюро приехали к Сталину, предварительно сговорившись между собой и по собственной инициативе. Они предложили принять важнейшее решение и настаивали на его принятии в том виде, в котором согласовали между собой. Принципиальное значение имело формальное подтверждение роли Молотова как второго лица в государстве и невключение в состав ГКО Вознесенского, которого Сталин в мае 1941 г. назначил вместо Молотова своим первым заместителем в СНК. Фактически соратники Сталина давали понять ему, что перед лицом смертельной угрозы необходима консолидация руководства, сложившегося после Большого террора, что новые перетряски в верхах, которые Сталин затеял накануне войны, должны прекратиться. Это был уникальный эпизод. Он знаменовал собой временное изменение характера диктатуры, появление военного политического компромисса, который был чем-то средним между предвоенной тиранией и сталинской лояльностью начала 1930-х годов. Вынужденный для Сталина принцип компромиссных отношений в Политбюро действовал на протяжении почти всей войны.

Решение о создании ГКО, согласованное на даче у Сталина, на следующий день было опубликовано в газетах. Включение в состав ГКО только Сталина, Молотова, Берии, Ворошилова и Маленкова вовсе не означало, что остальные высшие руководители Политбюро утратили свое административное влияние. Микоян и Вознесенский выполняли важнейшие функции хозяйственного характера. Жданов полностью сосредоточился на обороне Ленинграда. Каганович в качестве наркома путей сообщения занимался железными дорогами, значение которых в условиях войны и эвакуации было трудно переоценить. В феврале 1942 г. Микоян, Вознесенский и Каганович были введены в состав ГКО[582].

Образование ГКО дало толчок дальнейшему сосредоточению в руках Сталина формальных атрибутов высшей власти. 10 июля 1941 г. Ставка Главного командования, которую возглавлял нарком обороны Тимошенко, была преобразована в Ставку Верховного командования под руководством Сталина. 19 июля решением Политбюро Сталин был назначен наркомом обороны, 8 августа – Верховным главнокомандующим[583]. Все становилось на свои места. Сталин возвращался к народу и армии в его привычном образе единовластного лидера, решительного и уверенного в победе. Важнейшую роль в этом «возвращении Сталина» сыграла его известная речь по радио 3 июля.

В отличие от Молотова, который 22 июня выступал в здании Центрального телеграфа, расположенного рядом с Кремлем, Сталин потребовал, чтобы трансляция его речи была организована прямо из Кремля. Перегруженные делами связисты были вынуждены исполнять эту бессмысленную прихоть. В здание Совета народных комиссаров срочно протянули кабели. Сталин, сидевший за столиком с микрофонами и бутылкой боржоми, зачитал выступление[584]. Это обращение Сталина к народу было во многих отношениях уникальным. «Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!»[585] – уже это начало речи было непривычно и совсем не в сталинском стиле. Его специально отметили и запомнили многие современники событий. Прильнув к приемникам или вчитываясь в строки газетного репортажа, люди искали в словах Сталина ответ на главный вопрос: что будет дальше, как скоро закончится война? Однако ничего обнадеживающего Сталин не сообщил. Существенно преувеличив потери германской армии («лучшие дивизии врага и лучшие части его авиации уже разбиты»), Сталин был вынужден признать, что «дело идет […] о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР». Тревожно звучали сталинские призывы к народу осознать «всю глубину опасности, которая угрожает нашей стране», организовать партизанскую борьбу в тылу немцев, создавать отряды народного ополчения, вывозить или уничтожать все материальные ресурсы с территорий, которым угрожает захват противником. Сталин объявил начавшуюся войну всенародной и отечественной. Из всего этого следовал очевидный вывод – война будет тяжелой и долгой.

Пока же народу и особенно армии нужно было хоть как-то объяснить причины катастрофы, указать на очередных «козлов отпущения». Долго искать не пришлось. Вскоре было объявлено о полном развале Западного фронта и ошибках его руководства во главе с генералом Д. Г. Павловым, что однозначно говорило о направлении показательных репрессий. Павлов и ряд его подчиненных были преданы суду и расстреляны. Приказами, подписанными Сталиным, об этом широко оповестили армию[586].

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ это что такое ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ: определение — История.НЭС

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ

ГКО - чрезвычайный высший государственный орган, сосредоточивший в период Великой Отечественной войны всю полноту власти. Образован 30.6.1 941, упразднен 4.9.1945. Председатель — И. В. Сталин.

Оцените определение:

Источник: Словарь исторических терминов

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ (ГКО)

чрезвычайный высший государственный орган в период Великой Отечественной войны. Обладал всей полнотой власти в стране. Образован 30.6.1941. Состав: И. В. Сталин (председатель), В. М. Молотов (заместитель председателя), Н. А. Вознесенский (с 1942), Л.П. Берия, Н.А. Булганин (с 1944), К.Е. Ворошилов (до 1944), Л. М. Каганович (с 1942), Г. М. Маленков, А. И. Микоян (с 1942). Упразднен 4.9.1945.

Оцените определение:

Источник: Энциклопедия История отечества, Большая Российская энциклопедия

Государственный Комитет Обороны (ГКО)

чрезвычайный высший государственый орган, сосредоточивший всю полноту власти в годы Великой Отечественной войны. Работал с 30 июня 1941 г. по 4 сентября 1945 г. Председателем ГКО был И.В. Сталин. В состав ГКО вошли В.М. Молотов, К.Е. Ворошилов, Г.М. Маленков, Н.А. Булганин, Л.П. Берия, Н.А. Вознесенский, Л.М. Каганович, А.И. Микоян. Решения ГКО были обязательны для всех граждан Советского государства, партийных, советских, профсоюзных, комсомольских и военных органов. В прифронтовых городах создавались местные комитеты обороны. Они объединяли под партийным руководством гражданскую и военную власть на местах.

Оцените определение:

Источник: Отечественная история в терминах и понятиях

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ

чрезвычайный высший орган, сосредоточивший всю полноту власти в СССР в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Создан по постановлению Президиума Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и СНК СССР «Об образовании Государственного комитета обороны» (ГКО) от 30 июня 1941 г. В его состав вошли: пред. И. В. Сталин, зам. пред. В. М. Молотов у К. Е. Ворошилов, Г. М. Маленков; затем Я. А. Булганин, //. А. Вознесенский, JI. М. Каганович, А. И. Микоян. Постановления ГКО имели силу законов военного времени и подлежали беспрекословному исполнению всеми организациями и гражданами СССР. Стратегическое руководство вооруженной борьбой советского народа ГКО Осуществлял через Ставку Верховного Главнокомандования. ГКО сыграл важнейшую роль в централизации руководства страной, быстрой и максимальной мобилизации материальных и людских ресурсов для достижения победы над врагом. В связи с окончанием войны и прекращением чрезвычайного положения в стране решением Президиума Верховного Совета СССР 4 сентября 1945 г. ГКО был упразднен и все его дела переданы СНК СССР.

Оцените определение:

Постановление ГКО № ГКО-3399 — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Постановление Государственного Комитета Обороны № ГКО-3399 — выпущенное 20 мая 1943 постановление «О заместителях наркома обороны», значительно сокращающее число его заместителей.

В начале Великой Отечественной войны И. Сталин занял пост наркома (в то время так назывались министры) обороны. В виду широкого масштаба проводимой работы (Сталин был не только наркомом обороны, но и занимал другие важные должности) и невозможности заниматься всем подробно Сталин назначил себе большое количество заместителей, специалистов по разным направлениям. Заместителями наркома стали некоторые командующие родами войск и начальники Главных управлений НКО (в том числе главный интендант РККА, начальник Главного управления формирования и укомплектования войск (Главупроформ), начальник Главного Автобронетанкового управления,начальник управления связи и др.)

К весне 1943 общее количество заместителей наркома обороны достигло восемнадцати человек, что стало вызывать некоторые трудности в работе. Как вспоминает маршал А.М. Василевский: «Когда каждый главнокомандующий войсками Вооруженных сил и начальники многих Главных управлений стали заместителями наркома, в их действиях временами проглядывала склонность к автономным решениям. Каждый из главнокомандующих и начальников Главных управлений был, как и начальник Генштаба, в ранге заместителя наркома обороны и не всегда считался с указаниями начальника Генерального штаба, даже санкционированными Ставкой. Подобные ненормальные отношения тормозили руководство Вооруженными силами».

В результате, Государственный Комитет Обороны принял постановление, согласно которому 16 заместителей народного комиссара обороны освобождались от этой должности (при этом за ними сохранялись их остальные должности) и у наркома обороны оставалось только два заместителя — первый заместитель Г.К. Жуков и заместитель по Генеральному штабу А.М. Василевский.

Статьи в Википедии[править | править код]

Источникии в Викитеке[править | править код]

Радикальное сокращение в военном ведомстве (как Сталин в один день сократил 16 своих заместителей)

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ — Советская историческая энциклопедия

(ГКО) — чрезвычайный высший орган гос. власти в СССР во время Вел. Отечеств, войны, образован 30 июня 1941 решением Президиума Верх. Совета СССР, ЦК ВКП(б) и СНК. Создание ГКО, исходившее из опыта гражд. войны, было вызвано воен. обстановкой, к-рая потребовала сосредоточения всей полноты высшей исполнит, власти в одном органе, способном объединить усилия фронта и тыла. Во главе ГКО и Ставки Верх. Главнокомандования стоял секретарь ЦК ВКП(б) и пред. СНК И. В. Сталин. ГКО осуществлял руководство экономич., политич. и воен. мероприятиями, мобилизацией людских и материальных ресурсов страны для достижения победы над врагом. Все сов., гос., парт., воен., хоз. и проф. органы были обязаны беспрекословно выполнять решения и распоряжения ГКО. Сосредоточение в руках ГКО всей полноты власти позволяло оперативно решать вопросы укрепления обороноспособности страны, строительства и применения вооруж. сил. Вместе с тем нарушение Сталиным принципов коллективного руководства и злоупотребление им властью отрицательно сказывались на решении ряда важнейших экономич., политич. и воен. проблем ведения войны и приводили к ряду серьезных политич. и воен. ошибок, часто являвшихся следствием незнания истинного положения на фронтах и необоснованного отклонения предложений Воен. советов фронтов. В своей деятельности ГКО опирался на аппарат СНК, уполномоченных ГКО на местах и местные гор. к-ты обороны (в Севастополе, Сталинграде, Туле, Ростове, Астрахани, Мурманске, Иванове и др.). Там, где были созданы гор. к-ты обороны, деятельность исполкомов Советов депутатов трудящихся прекращалась. В начале войны усилия ГКО были направлены на превращение страны в единый воен. лагерь. В соответствии с этой задачей ГКО занимался гл. обр. вопросами строительства вооруж. сил, переводом пром-сти и транспорта на воен. рельсы, устанавливал контрольные цифры и сроки изготовления вооружения, боеприпасов и т. п., руководил эвакуацией предприятий и учреждений из угрожаемых р-нов в глубь страны, организацией обороны отд. городов и р-нов (Москва, Ленинград и др.).

=====

В 1942 центр деятельности ГКО переносится на развитие воен. экономики, в частности топливной и металлургич. базы в связи с потерей важнейших пром. р-нов Юга. Функции строительства вооруж. сил и стратегич. руководства все больше переходят к Ставке. С 1943 одним из важнейших участков деятельности ГКО становится борьба за быстрейшее восстановление нар. х-ва на освобожденных территориях. 4 сент. 1945 по решении) Президиума Верх. Совета СССР ГКО был упразднен, а его дела переданы Сов. Мин. СССР.

Источник: Советская историческая энциклопедия на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. Государственный комитет обороны — В СССР (ГКО), чрезвычайный высший государственный орган, в котором в годы Великой Отечественной войны 1941—45 была сосредоточена вся полнота власти. Образован 30 июня 1941 решением Президиума Верховного Совета СССР, ЦК ВКП (б) и СНК. Большая советская энциклопедия

Ставка Верховного Главнокомандования — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ста́вка Верхо́вного Главнокома́ндования (Ставка ВГК, СВГК) — чрезвычайный орган высшего военного управления, осуществлявший в годы Великой Отечественной войны стратегическое руководство Советскими Вооружёнными Силами.

23 июня 1941 года упразднён Главный Военный совет Красной Армии. В тот же день, постановлением Совета народных комиссаров Союза ССР и ЦК ВКП(б) № 825 создана Ставка Главного командования Вооружённых Сил Союза ССР. В её состав вошли: С. К. Тимошенко (председатель), Г. К. Жуков, И. В. Сталин, В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, С. М. Будённый, Н. Г. Кузнецов [цитата 1].

10 июля 1941 года постановлением Государственного комитета обороны в связи с образованием Главных командований войск направлений (Северо-Западное, Западное и Юго-Западное) преобразована в Ставку Верховного командования, председателем стал И. В. Сталин, а в её состав введён Б. М. Шапошников.

8 августа 1941 года переименована в Ставку Верховного Главнокомандования (СВГК).

17 февраля 1945 постановлением ГКО был определён следующий состав Ставки Верховного Главнокомандования: И. В. Сталин (Верховный главнокомандующий), Г. К. Жуков (зам. Народного комиссара обороны СССР), А. М. Василевский (зам. Народного комиссара обороны), Антонов А. И., Булганин Н. А., Кузнецов Н. Г.

СВГК осуществляла свою деятельность под руководством ГОКО.

На протяжения всей войны СВГК не покидала Москвы. Члены Ставки собирались в кремлёвском кабинете Сталина, но с началом бомбёжек Москвы, она переместилась из Кремля в небольшой особняк на улице Кирова, 37, с надёжными рабочими кабинетами и связью. Во время бомбёжек работа перемещалась на станцию метро «Кировская», где был подготовлен подземный стратегический центр по управлению ВС.

В октябре 1945 года СВГК упразднена.

23 июня — 10 июля 1941 10 июля 1941 — 17 февраля 1945 17 февраля — 3 августа 1945
председатель Тимошенко, Семён Константинович Сталин, Иосиф Виссарионович Сталин, Иосиф Виссарионович
состав Сталин, Иосиф Виссарионович Тимошенко, Семён Константинович Антонов, Алексей Иннокентьевич
Жуков, Георгий Константинович Жуков, Георгий Константинович Жуков, Георгий Константинович
Будённый, Семён Михайлович Будённый, Семён Михайлович Василевский, Александр Михайлович
Ворошилов, Климент Ефремович Ворошилов, Климент Ефремович Булганин, Николай Александрович
Кузнецов, Николай Герасимович Шапошников, Борис Михайлович Кузнецов, Николай Герасимович
Молотов, Вячеслав Михайлович Молотов, Вячеслав Михайлович
  • Приказ СВГК № 270 от 16 августа 1941 года «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия».
  • Приказ СВГК № 0428 от 17 ноября 1941 года «Разрушать и сжигать до тла все населённые пункты в тылу немецких войск …»

На протяжении всей войны ставка находилась в Москве. Это имело большое моральное значение. В связи с угрозой вражеских ударов с воздуха в начале июля из Кремля она была переведена в район Кировских ворот в небольшой особняк с надежным рабочим помещением и связью, а через месяц поблизости, на перроне станции метро «Кировская», расположились и операторы генерального штаба — рабочего органа ставки.

Г. К. Жуков.

  1. ↑ Первые заседания Ставки Главного Командования Вооружённых сил в июне проходили без Сталина. Председательство наркома обороны СССР маршала С. К. Тимошенко было лишь номинальным. Как члену Ставки, мне пришлось присутствовать только на одном из этих заседаний, но нетрудно было заметить: нарком обороны не подготовлен к той должности, которую занимал. Да и члены Ставки тоже. Функции каждого были не ясны — положения о Ставке не существовало. Люди, входившие в её состав, совсем и не собирались подчиняться наркому обороны. Они требовали от него докладов, информации, даже отчёта о его действиях. С. К. Тимошенко и Г. К. Жуков докладывали о положении на сухопутных фронтах…[1]
  • Василевский А. М. Дело всей жизни. 4-е изд. М., Политиздат, 1983.
  • Колл. авт. Великая Отечественная война 1941—1945: Словарь-справочник / Под общей редакцией М. М. Кирьяна. — 2-е изд. — М.: Политиздат, 1988. — ISBN 5-250-00107-6.
  • Военный энциклопедический словарь. М., Военное издательство, 1984.
  • Горьков Ю. А. И. В. Сталин и Ставка ВГК // Военно-исторический журнал. — 1995. — № 3. — С.20—25.
  • Горьков Ю. А. К истории создания Госкомитета Обороны и Ставки Верховного Главнокомандования. По новым архивным материалам // «Новая и новейшая история». — 1999. — № 4. — С.17—34.
  • Горьков Ю. А. Кремль. Ставка. Генштаб. — Тверь: РИФ ЛТД, 1995. — 384 с.
  • Н. Г. Кузнецов. Накануне. — М.: Воениздат, 1969. — 376 с. — (Военные мемуары). — 200 000 экз.

Государственный комитет обороны (ГКО) — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Госуда`рственный комите`т оборо`ны (ГКО) — чрезвычайный высший государственный орган в Союзе Советских Социалистических Республик, в котором в годы Великой Отечественной войны была сосредоточена вся полнота власти. Образован постановлением Президиума Верховного Совета СССР, ЦК ВКП (б) (см. Коммунистическая партия Советского Союза) и Совнаркома СССР 30 июня 1941. Председателем ГКО стал И. В. Сталин, заместителем председателя — В. М. Молотов, с мая 1944 — Л. П. Берия. Помимо этого, в разные годы войны в состав ГКО входили Н. А. Булганин, Н. А. Вознесен­ский, К. Е. Ворошилов, Л. М. Каганович, Г. М. Маленков, А. И. Микоян. Каждый член ГКО ведал определенным кругом вопросов. В годы войны ГКО руководил деятельностью всех государственных ведомств и учреждений; направлял их усилия на всемерное использование материальных, духовных и военных возможностей страны для достижения победы над врагом; решал вопросы перестройки экономики и мобилизации людских ресурсов для нужд фронта и военного хозяйства, подготовки резервов и кадров для вооруженных сил и промышленности, эвакуации промышленности из угрожаемых районов, перевода промышленных предприятий в освобожденные районы и восстановления разрушенного войной народного хозяйства в западных областях; устанавливал объем и сроки поставок промышленностью военной продукции. ГКО ставил перед Верховным Главнокомандованием и в целом перед Вооруженными силами СССР военно-политические задачи, расставлял руководящие кадры, совершенствовал структуру и определял общий порядок использования вооруженных сил в войне. Представители ГКО выезжали в войска действующей армии. Наркоматы обороны и Военно-морского флота, их управления были рабочими органами ГКО по военным вопросам, непосредственными организаторами и исполнителями его решений. Стратегическое руководство вооруженной борьбой ГКО осуществлял через Ставку Верховного Главнокомандования. Постановления ГКО имели силу законов. Все советские государственные, военные, хозяй-ственные и профсоюзные органы обязаны были беспрекословно выполнять решения и распоряжения ГКО. Первое постановление ГКО «Об организации производства средних танков Т-34 на заводе ”Красное Сормово“» было выпущено 1 июля 1941. Когда над Москвой нависла военная опасность, в целях обеспечения обороны столицы и укрепления тыла защищавших ее войск ГКО с 20 октября 1941 ввел в Москве и прилегающих районах осадное положение. В феврале 1943 решением ГКО была утверждена программа работ по созданию советской атомной бомбы. Большое внимание ГКО уделял руководству борьбой совет-ского народа в тылу врага. Во многих городах прифронтовой полосы были образованы местные чрезвычайные органы — городские комитеты обороны, объединявшие под своим руководством гражданскую и военную власть на местах. ГКО учредил переходящие красные знамена для победителей всесоюзного соревнования в отраслях народного хозяйства. После окончания войны указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 сентября 1945 ГКО был упразднен, а все его дела переданы Совнаркому СССР. Лит.: Сталин И. В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., 1951; Горьков Ю. А. Государ-ственный комитет обороны постановляет (1941—1945). М., 2002.

Совет народных комиссаров СССР — Википедия

Сове́т наро́дных комисса́ров СССР (аббр.: офиц. Совнарком СССР; разг. СНК СССР; син. офиц. Правительство СССР) — высший коллегиальный орган исполнительной и распорядительной власти Союза Советских Социалистических Республик в период c 1923 по 1946 годы.

Будучи правительством Советского Союза, Совнарком СССР и руководимые им наркоматы играли ключевую роль в таких значительных для страны и общества событиях и процессах, как восстановление экономики после гражданской войны, Новая экономическая политика (НЭП), коллективизация, электрификация, индустриализация, пятилетние планы развития народного хозяйства, цензура, борьба с религией, репрессии и политические преследования, ГУЛаг, депортация народов, присоединение Прибалтики и других территорий к СССР, организация партизанского движения, организация промышленного производства в тылу во время Великой Отечественной войны.

Почтовый адрес: Москва, Кремль.

В 1946 году преобразован в Совет Министров СССР.

Пример постановления СНК СССР (от 5 ноября 1938 года). Данным постановлением комнаты, изъятые у репрессированных лиц, передаются сотрудникам Наркомвнудела СССР.

Создание Совета Народных Комиссаров СССР в качестве исполнительного органа Центрального Исполнительного Комитета СССР (ЦИК СССР) было предусмотрено Договором об образовании СССР. В этом договоре впервые была использована аббревиатура «Совнарком».

Прообразом Совнаркома СССР был Совет Народных Комиссаров Советской России — первая в истории советского государства коллегия председателей комиссий, которым было поручено «заведывание отдельными отраслями государственной жизни». Образованный декретами 2-го Всероссийского съезда Советов и ВЦИК 27 октября (9 ноября) 1917 года[1], за пять лет до образования СССР, Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина являлся правительством Российской Советской Республики (c 1918 года — РСФСР). После образования СССР, Совет Народных Комиссаров РСФСР координировал деятельность советских республик, вошедших в состав Советского Союза, фактически став первым правительством СССР в период между подписанием Договора об образовании СССР 29 декабря 1922 года и формированием Совета Народных Комиссаров СССР 6 июля 1923.[источник не указан 1179 дней]

Первый состав Совнаркома СССР был утверждён на 2-й сессии ЦИК СССР 6 июля 1923 года:

  • Председатель — В. И. Ленин
  • Заместители председателя: Л. Б. Каменев, А. И. Рыков, А. Д. Цюрупа, В. Я. Чубарь, Г. К. Орджоникидзе, М. Д. Орахелашвили
  • Народные комиссары общесоюзных наркоматов: по иностранным делам — Г. В. Чичерин, по военным и морским делам — Л. Д. Троцкий, внешней торговли — Л. Б. Красин, путей сообщения — Ф. Э. Дзержинский, почт и телеграфов — И. Н. Смирнов
  • Народные комиссары объединённых наркоматов: ВСНХ — А. И. Рыков, продовольствия — Н. П. Брюханов, труда — В. В. Шмидт, финансов — Г. Я. Сокольников, Рабоче-Крестьянской инспекции — В. В. Куйбышев.

17 июля 1923 года Совет Народных Комиссаров СССР оповестил ЦИК союзных республик и их Советы Народных Комиссаров о том, что он приступил к исполнению возложенных на него задач.

В Конституции СССР 1924 года Совнарком СССР был определён как исполнительный и распорядительный орган ЦИК СССР[2], а с принятием Конституции СССР 1936 года он получил альтернативное наименование — Правительство СССР[3] — и приобрёл статус высшего исполнительного и распорядительного органа государственного управления Советского Союза[4].

Во время Великой Отечественной войны деятельность народных комиссариатов СССР была подчинена Государственному комитету обороны — чрезвычайному органу управления под руководством Председателя СНК СССР И. В. Сталина, который был создан на период войны и обладал всей полнотой власти в СССР[5].

15 марта 1946 года Совнарком СССР был преобразован в Совет Министров СССР[6]. Закон о преобразовании союзного правительства также предусматривал переименование подведомственных Правительству СССР союзных органов. Соответственно народные комиссариаты СССР были переименованы в министерства СССР, а наркомы — в министров. В этот же день Совет Народных Комиссаров сложил полномочия перед Верховным Советом СССР нового созыва и спустя 4 дня в соответствии с данным законом был сформирован Совет Министров[7]. 25 февраля 1947 года были внесены соответствующие изменения в Конституцию СССР.

Совет Народных Комиссаров СССР состоял из следующих лиц:

  • Председатель Совета Народных Комиссаров СССР
  • Заместители председателя СНК СССР
  • Народные комиссары СССР — руководители народных комиссариатов СССР
  • Председатель Государственной плановой комиссии СССР (с 1936 года)
  • Председатель Комиссии советского контроля (с 1936 года)
  • Председатель комитета заготовок (с 1936 года)
  • Председатель комитета по делам искусств (с 1936 года)
  • Председатель комитета по делам высшей школы (с 1936 года)

В состав СНК СССР также входили с правом совещательного голоса представители республик Союза ССР, члены ЦИК СССР, председатель Объединённого государственного политического управления (ОГПУ) и управляющий Центрального статистического управления. В дополнение, к участию в заседаниях Совнаркома СССР допускались председатели совнаркомов союзных республик и, по особому постановлению СНК СССР, иные лица[8].

На протяжении деятельности СНК СССР неоднократно менялось количество и наименования органов государственного управления по причине создания новых учреждений и разделения, слияния и упразднения ранее созданных. Соответственно изменялся состав Совета Народных Комиссаров СССР.

Согласно Конституции СССР 1924 года, Совет Народных Комиссаров СССР подчинялся ЦИК СССР и его Президиуму, которые имели право приостанавливать и отменять постановления и распоряжения СНК, а также распоряжения наркомов СССР при явном несоответствии данного распоряжения союзной Конституции, законодательству СССР или законодательству союзной республики. Начиная с 1938 года, Совет Народных Комиссаров СССР образовывался Верховным Советом СССР и был ему подотчётен (а в промежутках между сессиями — Президиуму Верховного Совета СССР).

Совет Народных Комиссаров Союза ССР, в пределах предоставленных ему прав и на основании Положения о Совете Народных Комиссаров СССР[8], обладал следующими полномочиями:

  • издание декретов и постановлений, обязательных к исполнению на всей территории СССР;
  • рассмотрение на своих заседаниях декретов и постановлений, вносимых как отдельными наркоматами СССР, так и ЦИК союзных республик и их президиумами;[9]
  • разработка положений о народных комиссариатах, которые вступали в силу после утверждения ЦИК СССР;
  • назначение членов коллегий — совещательно-распорядительных органов при народных комиссариатах СССР;
  • отмена распоряжений отдельных народных комиссариатов СССР;
  • объединение и направление работы общесоюзных и союзно-республиканских народных комиссариатов;
  • принятие мер по осуществлению народно-хозяйственного плана и государственного бюджета;
  • укрепление кредитно-денежной системы;
  • обеспечение общественного порядка;
  • осуществление общего руководства в области внешних сношений с иностранными государствами.

Совнарком СССР не имел полномочий назначать и освобождать от должности народных комиссаров СССР и их заместителей, членов коллегий союзных наркоматов, а также руководителей ряда подведомственных Совнаркому СССР органов. Это право принадлежало Президиуму ЦИК СССР, а начиная с 1936 года — Президиуму Верховного Совета СССР, который пользовался этим правом в период между сессиями Верховного Совета СССР с последующим внесением на утверждение Верховного Совета СССР. Тем не менее, председателю Совета Народных Комиссаров СССР предоставлялось право подбора и представления кандидатур на утверждение.

Взаимоотношения с республиканскими органами[править | править код]

В каждой союзной и автономной республике действовали свои правительства — республиканские советы народных комиссаров — образуемые ЦИК (с 1938 года Верховным советом) соответствующей союзной или автономной республики. Республиканские правительства юридически не находились в непосредственном подчинении Совета Народных Комиссаров СССР, однако были обязаны в своей деятельности руководствоваться декретами и постановлениями союзного совнаркома. Вместе с тем, союзно-республиканские народные комиссариаты в составе республиканских совнаркомов имели двойное подчинение — они одновременно подчинялись как совнаркому союзной республики, в рамках которого они были созданы, так и соответствующему союзно-республиканскому народному комиссариату СССР, приказами и инструкциями которого должны были руководствоваться в своей деятельности. В отличие от союзно-республиканских народных комиссариатов союзной республики, республиканские наркоматы подчинялись только совнаркому соответствующей союзной республики.

Председатель Совета Народных Комиссаров СССР[править | править код]

В. И. Ленин, первый председатель Совета Народных Комиссаров СССР

Председатель Совета Народных Комиссаров СССР являлся главой советского правительства. Назначение на должность председателя осуществлялось при утверждении состава правительства на сессии ЦИК СССР (с 1938 года — Верховного Совета СССР).

Председатели Совета Народных Комиссаров СССР

При председателе Совнаркома СССР действовал штат его заместителей.

Управление делами Совета Народных Комиссаров СССР[править | править код]

Управляющие делами Совета Народных Комиссаров СССР


Совет народных комиссаров СССР формировался из руководителей центральных органов государственного управления — народных комиссаров СССР.

Согласно Конституции 1924 года, народные комиссариаты СССР подразделялись на общесоюзные и объединённые. Общесоюзные наркоматы имели в союзных республиках своих уполномоченных, которые непосредственно подчинялись союзным наркоматам. Объединённые наркоматы действовали через сеть одноимённых народных комиссариатов союзных республик, которые выполняли задания соответствующего союзного наркомата.

Начиная с 1936 года, наркоматы СССР стали подразделяться на общесоюзные и союзно-республиканские. Также изменился порядок их деятельности. Общесоюзные наркоматы руководили порученной им отраслью государственного управления на всей территории СССР непосредственно или через назначаемые ими органы, в то время как союзно-республиканские наркоматы СССР действовали, как правило, через одноимённые наркоматы союзных республик и управляли непосредственно лишь определённым ограниченным числом предприятий по списку, утверждаемому Президиумом Верховного Совета СССР.

Совет Народных Комиссаров СССР имел право создавать, реорганизовывать и упразднять подведомственные учреждения, которые подчинялись непосредственно Совнаркому СССР.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *