Содержание

Социалистические страны - это... Что такое Социалистические страны?

Социалистические страны в XX веке Социалистические страны и страны «социалистической ориентации» с марксистко-ленинскими правящими партиями в XX веке Все страны, провозглашавшие социализм

Социалисти́ческие стра́ны — определение, использовавшееся во время холодной войны в СССР, в соответствии с терминологией КПСС, для обозначения стран, вставших на путь развития социализма, то есть придерживающихся идеологии марксизма-ленинизма и с достаточно устойчивыми режимами — независимо от дружественных или враждебных отношений с СССР[1] (ряд стран социалистического строя имели серьёзные идеологические и политические разногласия с Советским Союзом, например, социалистические Югославия, КНР и Албания).

В литературе США и их политических союзников такие страны и страны социалистической ориентации вместе как правило называли коммунисти́ческими (термин, который с конца 1980-х также используется рядом российских политологов и журналистов[кем?] для характеристики стран с подобным строем).

Наряду с понятием «социалистические страны» также использовался термин «социалисти́ческое содру́жество» (по-западному — социалистический лагерь, советский блок) для союзных СССР социалистических стран, в число которых входили все соц.страны, кроме Югославии, КНР, Албании и союзной СССР, но идеологически обособленной КНДР.

Классификация в СССР

С середины 1940-х до середины 1950-х годов в СССР и ряде других стран для обозначения стран с переходным между капиталистическим и социалистическим строем использовалось определение «страны народной демократии».

К середине 1980-х годов в СССР к социалистическим странам относили 15 государств:

Прекратившие существование

Действующие

Помимо этого, целый ряд стран Третьего мира в 1960-80-е годы заявили о своей «социалистической ориентации» и начале строительства социалистического общества: имевшие марксистко-ленинские правящие партии Ангола, Демократическая республика Афганистан (до 1992 г.), Народная Демократическая Республика Йемен, Народная Республика Кампучия, Народная Республика Конго, Мозамбик, Никарагуа, Сомали (до 1977), Эфиопия, а также Алжир, Бангладеш, Бенин, Бирма (Мьянма), Буркина-Фасо, Гайана, Гана

(при Нкрума), Гвинея, Гвинея-Бисау, Гренада, Египет (при Насере и раннем Садате), Индонезия (при Сукарно), Ирак (до 2003 г.), Кабо-Верде, Ливия, Мадагаскар, Мали, Сан-Томе и Принсипи, Сейшельские острова, Сирия, Танзания, Зимбабве.

Такие страны, как Демократическая Социалистическая Республика Шри Ланка, Великая Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия, Сенегал, Мавритания, Тунис, Суринам, Судан, Замбия, провозглашавшие национальные модели социализма, но ориентировавшиеся (за исключением Ливии) на Запад, или страны, в которых элементы социализма закреплены в конституциях, как Индия и Португалия, а также Демократическая Кампучия «аграрного социализма» режима «красных кхмеров», где идеи коммунизма были доведены до абсурда, к социалистическим странам в СССР не причислялись.

Существующие социалистические страны

Существующие социалистические страны

В настоящее время к классическим социалистическим странам как в политическом, так и в экономическом отношении относятся Корейская Народно-Демократическая Республика и Куба.

В социалистических КНР и Вьетнаме у власти продолжают находиться коммунистические партии, однако в экономике присутствует значительный сектор частной собственности на средства производства. Сходная ситуация наблюдается и в Лаосе.

Во всех остальных вышеперечисленных странах в начале 1990-х годов произошёл возврат к капитализму.

В начале XXI века социализм стал усиливать свои позиции в странах Латинской Америки. На 2010 год правительства Никарагуа, Венесуэлы, Эквадора и Боливии уже проводят в жизнь социалистическую политику.

В 2008 году в Непале коммунисты (Коммунистическая партия Непала (маоистская) одержали победу на выборах в Учредительное собрание и с тех пор формируют правительство. С 29 августа 2011 года главой правительства Непала стал главный идеолог ОКПН(м) Бабурам Бхаттараи. Однако взять в свои руки всю власть маоистам не удалось. Президентом Непала избран представитель Непальского конгресса. На сегодняшний день Непал представляет из себя страну с преобладанием в политической жизни коммунистических идей и доминированием двух основных коммунистических партий — Объединённой Коммунистической партии Непала (маоистской) (ОКПН(м)) и Коммунистической партии Непала (объединённой марксистско-ленинской) (КПН(омл)).

Реформы кубинского социализма

В конце 2010 года новый руководитель Кубы Рауль Кастро выдвинул радикальную программу экономических перемен фактически по китайскому пути модернизации социализма. Ранее уже было принято решение о сокращении до миллиона штатных единиц в государственном секторе. Одно из направлений реформ — значительное увеличение роли частного предпринимательства. При этом Р. Кастро отметил необходимость изменения отношения к мелкому частному бизнесу в сторону его положительной оценки как со стороны населения, так и со стороны правящей коммунистической партии. В то же время Кастро подчеркнул, что «планирование, а не свободный рынок, будет отличительной чертой экономики, и не будет дозволяться концентрация собственности».[2] Рауль Кастро призвал граждан поддержать реформы, поскольку «будущее революции висит на волоске»[3].

Свобода передвижения

Проблемы с содержанием статьи Проверить информацию.

Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.

На странице обсуждения должны быть пояснения.

По мнению некоторых авторов, особенностью всех социалистических стран, кроме Югославии, было отсутствие возможности для граждан свободно выезжать за границу.[источник не указан 548 дней] При этом если поездки между восточноевропейскими социалистическими странами были относительно свободными (иногда даже безвизовыми, как, например, в случае ГДР и ЧССР), то советские граждане не могли свободно ездить даже и в социалистические страны[источник не указан 379 дней].

Временный выезд за границу в СССР осуществлялся либо в связи со служебной командировкой, либо в составе организованной туристической группы, либо для посещения живущих за границей родственников. При этом часть граждан были «невыездными» (им разрешение на поездку за границу не выдавали) либо в связи с их доступом к секретной информации, либо в связи со слабым здоровьем, либо в связи с «неблагонадёжностью».[4]

Из-за ограничений были случаи «бегства» за границу (см. Невозвращенцы). Чаще всего люди, временно пребывающие в капиталистической стране, просили там политического убежища, которое гражданам соцстран предоставлялось автоматически.

На Кубе в 2011 году было принято решение о легализации выезда за границу.[5]

См. также

Примечания

Ссылки

Социалистические государства — Циклопедия

Социалистические государства (Социалистические страны, коммунистические страны) — совокупность государств, провозглашающие в той или иной форме построение социализма (см. Социалистическая республика). Обычно имеют форму правления, которая характеризуется однопартийным правлением и доминирующей стороной, как правило из коммунистической партии и исповедует верность коммунистической идеологии как руководящему принципу государства. Появились в XX веке. Ряд государств в 1980-е — 1990-е годы отказались от социалистического курса.

Социалистические страны могут иметь несколько правовых политических партий, но коммунистической партии, как правило, предоставляются специальную, доминирующую роль в правительстве, которая часто уставляется в Конституции. Следовательно, институты государства и коммунистическая партия стали тесно переплетаться, например, в разработке параллельных институтов.

В XX веке большинство социалистических государств приняли плановое хозяйство. Однако, были и исключения: Советский Союз в 1920-е и Югославия после Второй мировой войны позволили ограниченные рынки и степень рабочего самоуправления, в то время как Китайская Народная Республика, Вьетнам и Лаос внесли далеко идущие реформы рынка после 1980-х годов.

[править] Список социалистических государств

Ниже перечислены однопартийные государства, в которых правящая партия заявляет о верности марксизму-ленинизму, в котором учреждения партии и государства стали взаимосвязаны. Они перечислены здесь вместе с годом своего основания и их правящими партиями.

Современные коммунистические страны «Коммунистический лагерь» конца 80-х годов 20 века и Камбоджа (Кампучия) во время холодной войны

Хотя эти страны имели схожие системы управления, они практиковали весьма отличающуюся экономическую политику в течение последних 25 лет. Например, Китайская Народная Республика ввела радикальные рыночные реформы. Кроме того, различные коммунистические страны используют разные термины для определения себя и своих социальных систем. Лаос удалил все ссылки на марксизм-ленинизм, коммунизм и социализм из своей конституции в 1991 году. Северная Корея сняла ссылки на марксизм-ленинизм из своей конституции и официально называет свою идеологию чучхе. Вьетнам является «переходной к социализму» страной, а Куба является «социалистической страной, которой правят на основах идей Маркса, Энгельса и Ленина, и которая переходит к коммунистическому обществу». Китай развивает свою систему социализма с китайской спецификой.

Коммунистическое государство — Википедия

Эта статья — о суверенных государствах, управляемых коммунистическими партиями. О гипотетическом социальном строе см. Коммунизм. Карта стран, объявивших себя или считающихся социалистическими, придерживающимися идеалов марксизма-ленинизма в определённый момент их истории. На карте показаны современные границы стран. Следует отметить, что не все эти страны одновременно являлись социалистическими.

Коммунистическое государство (англ. communist state), также рабочее государство (workers' state) — термин, употребляемый в англоязычных источниках для обозначения государства, в котором управление сосредоточено в руках одной партии, представляющей пролетариат, и где главенствует идеология марксизма-ленинизма, а главной целью ставится достижение коммунизма. В коммунистических странах также существуют организации, которые частично участвуют в процессе управления, включая такие внепартийные организации как профсоюзы, заводские комитеты и такую форму политической организации как прямая демократия

[1][2][3][4][5].

Термин «коммунистические государства» используется западными историками, политическими аналитиками и средствами массовой информации, чтобы обозначить государства с подобными признаками. Однако в противоположность использованию этого термина западными странами, сами страны не используют термин «коммунистические»; эти страны обозначают себя как социалистические государства или государства рабочих, которые стремятся перейти к коммунизму от социализма[6][7][8][9]. С точки зрения марксистской теории, выражение «коммунистическое государство» является оксюмороном[10], поскольку коммунизм по его достижении предполагает бесклассовое и безгосударственное общество.

Коммунистическое государство может управляться единым централизованным партийным аппаратом, хотя в такой стране как, например, Северная Корея, существует несколько партий. Обычно эти партии пропагандируют марксизм-ленинизм или его вариации (маоизм в Китае и чучхе в Северной Корее) и главной целью ставят достижение социализма с последующим переходом к коммунизму и отмиранием государства. Этот государственный режим марксисты обычно называют диктатурой пролетариата или рабочей демократией, когда рабочий класс является правящим классом в отличие от капиталистических государств с диктатурой буржуазии, где правящим классом является буржуазия.

Коммунистическая партия во главе государства[править | править код]

В теории немецкого философа и экономиста Карла Маркса государство в любом обществе — это инструмент угнетения одного социального класса другим; исторически, при частной собственности на средства производства, угнетающим классом является меньшинство, которое эксплуатирует и управляет большинством эксплуатируемого класса. Маркс писал, что в настоящее время новые национальные государства характеризуются возрастающим несогласием между рабочим и капиталистическим классами, где класс буржуазии является правящим. Карл Маркс предсказывал, что если классовые противоречия капиталистической системы продолжат усиливаться, то рабочий класс в конечном итоге осознает себя как эксплуатируемый слой и свергнет капиталистов и установит общественную собственность на средства производства, при этом приступив к новой фазе развития, называемого социализмом (в марксистском понимании). Государство, управляемое рабочим классом в процессе перехода к бесклассовому обществу, называется «диктатурой пролетариата». Владимир Ленин создал революционную авангардную теорию в попытке расширить данное понятие. Ленин видел, что наука — это то, что изначально доступно только для меньшинства, которое свободно от тяжелого труда, что позволяет заниматься созерцанием, и считал, что научный социализм не является исключением. Поэтому он выступал за то, чтобы коммунистическая партия была структурирована как авангард тех, кто достиг полного классового сознания, чтобы быть на переднем крае классовой борьбы и помогать рабочим расширять классовое сознание и заменять класс капиталистов как господствующий класс, создав пролетарское государство.

История возникновения коммунистических государств[править | править код]

В XX-м веке первое социалистическое государство было провозглашено в России в 1917 г. В декабре 1922 г. к России были присоединены её прежние территории, в результате чего было создано новое государство — Союз Советских Социалистических Республик (СССР). В 1920-х гг. социалистические режимы, при прямой поддержке СССР, также были установлены монгольскими и тувинскими коммунистами в Монголии и Туве. Образовались Монгольская и Тувинская народные республики. Во время Второй мировой войны Тувинская народная республика вошла в состав СССР. После Второй мировой войны Красная армия заняла большую часть Восточной Европы и помогла создать коммунистические государства в этих странах. Большинство стран Восточной Европы были связаны с СССР через Организацию Варшавского договора и Совет экономической взаимопомощи, исключая Югославию, которая объявила себя вне Варшавского договора. В 1949 г., после войны с японскими оккупантами и гражданской войны, которая привела к победе коммунистов была создана Китайская Народная Республика. Коммунистические режимы также утвердились в некоторых странах Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки. В 1989-91 гг. коммунистические режимы в странах Восточной Европы были свергнуты вследствие социального давления в процессе антикоммунистических переворотов, что в итоге привело и к распаду Советского Союза в 1991 г. В 1990 г. политические перемены произошли в Монголии, и страна перешла к многопартийной демократии. В настоящее время коммунистический режимы сохранились на Кубе и в КНДР.

Коммунистические государства часто заявляют, что пока не смогли построить социализм или коммунизм, однако стремятся к тому, чтобы в их странах был установлен социализм. Например, предисловие к Конституции Социалистической республики Вьетнам гласит, что страна только достигла перехода между капитализмом и социализмом после того, как страна была объединена под эгидой коммунистической партии в 1976 г.[11], а Конституция Республики Куба 1992 года утверждает, что роль коммунистической партии состоит в том, чтобы «направлять все усилия на достижение целей и построение социализма»[12].

Государственные организации в коммунистических странах[править | править код]

Коммунистические государства имеют похожие организации, которые созданы на том основании, что коммунистическая партия является авангардом пролетариата и представляет долгосрочные интересы народа. Доктрина демократического централизма, разработанная Владимиром Лениным как набор принципов, используемых во внутренних делах коммунистической партии, распространяется на общество в целом[13].

Согласно демократическому централизму, все лидеры должны избираться народом, и все предложения должны обсуждаться открыто, но, как только решение будет принято, все граждане обязаны подчиняться этому решению, и все дебаты должны быть окончены. Внутри политической партии демократический централизм предназначен для предотвращения фракционности и раскола. Когда применяется к целому государству, демократический централизм создает однопартийную систему[13].

Конституции большинства социалистических государств описывают свою политическую систему как форму демократии[14]. Таким образом, они признают суверенитет народа, воплощенный в ряде представительных парламентских институтов. Такие государства не имеют разделения властей; вместо этого у них есть один национальный законодательный орган (такой как Верховный Совет в Советском Союзе), который считается высшим органом государственной власти и который юридически превосходит исполнительную и судебную ветви власти[15].

Такая национальная законодательная политика в социалистических государствах часто имеет сходную структуру с парламентами, существующими в либеральных республиках, с двумя существенными различиями: во-первых, депутаты, избранные в эти национальные законодательные органы, не должны представлять интересы какого-либо конкретного избирательного округа, а представляют долгосрочные интересы народа; во-вторых, в противоречие советам Маркса, законодательные органы социалистических государств не находятся на постоянной сессии. Они собираются один или несколько раз в год на сессиях, которые обычно продолжаются всего несколько дней[16].

Когда национальный законодательный орган не заседает, его полномочия передаются в меньший совет (который часто называют президиумом), который объединяет законодательную и исполнительную власть, а в некоторых социалистических государствах (таких как Советский Союз до 1990 года) действует вместо главы государства. В некоторых системах президиум состоит из важных членов коммунистической партии, которые голосуют за то, чтобы принятые партией решения были утверждены законными.

Государственные социальные организации[править | править код]

Особенностью социалистических государств является существование многочисленных общественных организаций (профсоюзов, молодежных организаций, женских организаций, ассоциаций учителей, писателей, журналистов и других специалистов, потребительских кооперативов, спортивных клубов и т. д.), которые интегрированы в политическую систему.

В некоторых социалистических государствах, представителям этих организаций гарантируется определённое количество мест в национальных законодательных органах. Ожидается, что в социалистических государствах социальные организации будут способствовать социальному единству и сплоченности, служить связующим звеном между правительством и обществом и способствовать вербовке новых членов коммунистической партии[17].

Политическая власть[править | править код]

Исторически политическая организация многих социалистических государств определяется монополией единственной партии. Некоторые коммунистические правительства, такие как правительства Северной Кореи, Восточной Германии или Чехословакии, имеют или имели больше одной партии, но все меньшие партии должны следовать курсу, задаваемому основной коммунистической партией. В социалистических государствах правительство может быть нетерпимым к критике политики, которая уже была реализована в прошлом или реализуется в настоящем[18].

Тем не менее, в некоторых странах коммунистические партии выигрывали выборы и вели управление в контексте многопартийной демократии, не стремясь создать однопартийное государство. Например, Сан-Марино, Никарагуа (1979—1990 годы)[19], Непал (в настоящее время), Кипр (2008—2013 годы) и индийские штаты Керала, Западная Бенгалия и Трипура[20]. Однако в контексте данной статьи эти субъекты не подпадают под определение коммунистического государства.

Такие страны, как СССР и Северная Корея, подвергались критике со стороны западных авторов и организаций из-за отсутствия многопартийной системы[21][22], а также по ряду других вопросов, где социалистическое и западные общества отличаются друг от друга. Например, социалистические общества обычно характеризовались тем, что средства производства находятся в государственной собственности либо в ведомстве партийных организаций, демократически избранных советов и коммун и кооперативных структур в противовес либерально-демократическому капиталистическому парадигме свободного рынка управления, владения и контроля средств производства корпорациями и частными лицами[23]. Кроме того, коммунистические государства подвергаются критике за излишнее влияние и участие своих правящих партий в жизни общества в дополнение к отсутствию признания некоторых законных прав и свобод западных стран[24], таких как право частной собственности, и ограничение свободы слова.

Советские защитники и социалисты отреагировали на эти критические замечания, подчеркнув идеологические различия в концепции «свободы». Макфарланд и Агеев отмечали, что «марксистско-ленинские идеи унижают принцип невмешательства государства (жилищные условия должны определяются способностью человека платить), а также [осуждает] широкие различия в личных богатствах, которые не осуждает Запад. Вместо этого советские идеологи подчеркивали равенство — бесплатное образование и медицинское обслуживание, небольшое различие в жилищных условиях или зарплатах и т. д.»[25] Когда его попросили прокомментировать заявление о том, что бывшие граждане коммунистических государств пользуются повышенными свободами, Хайнц Кесслер, бывший министр обороны Восточной Германии, ответил, что «миллионы людей в Восточной Европе теперь свободны от работы, свободны от безопасных улиц, свободны от здравоохранения, свободны от социального обеспечения»[26]. Политика экономического развития коммунистических государств также подвергается критике за то, что она фокусируется прежде всего на развитии тяжелой промышленности.

Экономист Майкл Эллман из Университета Амстердама в своей критике государств с марксистско-ленинской идеологией отмечает, что такие государства выгодно соперничают с западными государствами по некоторым показателям здоровья, таким как младенческая смертность и продолжительность жизни[27]. Аналогично, собственный анализ сопоставления ожидаемой продолжительности жизни Амартии Сен обнаружил, что несколько марксистско-ленинских государств добились значительных успехов и прокомментировал: «одна мысль, которая неизбежно возникает состоит в том, что коммунизм хорош для устранения нищеты»[28]. Распад Советского Союза сопровождался быстрым ростом бедности[29][30][31], преступности[32][33], коррупции[34][35], безработицы[36], потери жилья[37][38], показателей заболеваемости[39][40][41] и неравенством доходов[42] наряду с уменьшением потребляемых калорий, ожидаемой продолжительности жизни, грамотности и доходов[43].

Карта стран, считающихся коммунистическими на 2017

Список стран, признанных коммунистическими в настоящее время[править | править код]

Следующие страны являются однопартийными государствами, в которых институты правящей коммунистической партии и государства переплетаются. Они, как правило, приверженцы марксизма-ленинизма. Они перечислены здесь вместе с годом их основания и их соответствующими правящими партиями[44]:

Марксизм-ленинизм[править | править код]
Чучхе[править | править код]
Страна Оригинальное Название Основана Правящая партия Дополнительная информация
 КНДР на корейском: 조선민주주의인민공화국

на новом корейском: Chosŏn Minjujuŭi Inmin Konghwaguk

9 сентября 1948 Трудовая партия Кореи Социалистическое государство, хотя официальной идеологией считается Чучхе, часть многовековой конфуцианской традиции и часть политики Ким Ир Сена, в противоположность традиционному марксизму-ленинизму. В 2009 году Конституция КНДР была довольно сильно изменена, так, что из неё исчезли не только все ссылки на идеологию марксизма-ленинизма, которые присутствовали в первой редакции, но и ссылки на коммунизм[45]. Этот строй является наследственной тотальной военной диктатурой.

Многопартийные государства, где правящей партией является коммунистическая[править | править код]

Есть многопартийные государства с коммунистическими партиями, возглавляющими правительство. Такие государства не считаются коммунистическими государствами, поскольку сами страны допускают множественные партии и не обеспечивают конституционной роли своих коммунистических партий.

  • Непал Непальская коммунистическая партия является правящей партией. Коммунистические партии входили во все правительственные коалиции с момента перехода страны от монархии к республике.
  1. Sloan, Pat. Soviet democracy. — 1st edition. — London: Victor Gollancz Ltd., 1937.
  2. Farber, Samuel. Before Stalinism: The Rise and Fall of Soviet Democracy. — Cambridge: Polity Press, 1990. — 312 p. — ISBN 978-0745607917.
  3. Getzler, Israel. Kronstadt 1917-1921: the fate of a Soviet democracy. — Cambridge University Press, 2002. — 312 p. — (Cambridge Russian, Soviet and Post-Soviet Studies (Book 37)). — ISBN 978-0521894425.
  4. Webb, Sidney; Beatrice Webb. Soviet communism: a new civilisation?. — New York: C. Scribner's Sons, 1936.
  5. Busky, Donald F. Democratic Socialism: A Global Survey. — Praeger, July 20, 2000. — P. 9. — «In a modern sense of the word, communism refers to the ideology of Marxism-Leninism.». — ISBN 978-0275968861.
  6. Wilczynski, J. The Economics of Socialism after World War Two: 1945-1990. — Aldine Transaction, 2008. — P. 21. — «Contrary to Western usage, these countries describe themselves as ‘Socialist’ (not ‘Communist’). The second stage (Marx’s ‘higher phase’), or ‘Communism’ is to be marked by an age of plenty, distribution according to needs (not work), the absence of money and the market mechanism, the disappearance of the last vestiges of capitalism and the ultimate ‘whithering away of the state.». — ISBN 978-0202362281.
  7. Steele, David Ramsay. From Marx to Mises: Post Capitalist Society and the Challenge of Economic Calculation. — Open Court, September 1999. — P. 45. — «Among Western journalists the term ‘Communist’ came to refer exclusively to regimes and movements associated with the Communist International and its offspring: regimes which insisted that they were not communist but socialist, and movements which were barely communist in any sense at all.». — ISBN 978-0875484495.
  8. Rosser, Mariana V. and J Barkley Jr. Comparative Economics in a Transforming World Economy. — MIT Press, July 23, 2003. — P. 14. — «Ironically, the ideological father of communism, Karl Marx, claimed that communism entailed the withering away of the state. The dictatorship of the proletariat was to be a strictly temporary phenomenon. Well aware of this, the Soviet Communists never claimed to have achieved communism, always labeling their own system socialist rather than communist and viewing their system as in transition to communism.». — ISBN 978-0262182348.
  9. Williams, Raymond. Socialism // Keywords: A vocabulary of culture and society, revised edition. — Oxford University Press, 1983. — P. 289. — «The decisive distinction between socialist and communist, as in one sense these terms are now ordinarily used, came with the renaming, in 1918, of the Russian Social-Democratic Labour Party (Bolsheviks) as the All-Russian Communist Party (Bolsheviks). From that time on, a distinction of socialist from communist, often with supporting definitions such as social democrat or democratic socialist, became widely current, although it is significant that all communist parties, in line with earlier usage, continued to describe themselves as socialist and dedicated to socialism.». — ISBN 0-19-520469-7.
  10. Ален Бадью, Фабьен Тарби. Философия и событие. Беседы с кратким введением в философию Алена Бадью. — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2013. — С. 29.
  11. ↑ VN Embassy — Constitution of 1992 Архивировано 9 июля 2011 года. Full Text. From the Preamble: «On 2 July 1976, the National Assembly of reunified Vietnam decided to change the country’s name to the Socialist Republic of Vietnam; the country entered a period of transition to socialism, strove for national construction, and unyieldingly defended its frontiers while fulfilling its internationalist duty.»
  12. ↑ Cubanet — Constitution of the Republic of Cuba, 1992 Архивировано 9 июля 2011 года. Full Text. From Article 5: «The Communist Party of Cuba, a follower of Martí’s ideas and of Marxism-Leninism, and the organized vanguard of the Cuban nation, is the highest leading force of society and of the state, which organizes and guides the common effort toward the goals of the construction of socialism and the progress toward a communist society.»
  13. 1 2 Furtak, Robert K. The political systems of the socialist states, St. Martin’s Press, New York, 1986, pp. 8-9.
  14. ↑ Furtak, Robert K. The political systems of the socialist states, St. Martin’s Press, New York, 1986, p. 12.
  15. ↑ Furtak, Robert K. The political systems of the socialist states, St. Martin’s Press, New York, 1987, p. 13.
  16. ↑ Furtak, Robert K. The political systems of the socialist states, St. Martin’s Press, New York, 1986, p. 14.
  17. ↑ Furtak, Robert K. The political systems of the socialist states, St. Martin’s Press, New York, 1986, p. 16-17.
  18. ↑ Furtak, Robert K. The political systems of the socialist states, St. Martin’s Press, New York, 1986, p. 18-19.
  19. Kinzer, Stephen. NICARAGUA'S COMMUNIST PARTY SHIFTS TO OPPOSITION, The New York Times (15 января 1987).
  20. ↑ Kerala Assembly Elections-- 2006
  21. SP, Huntington. Authoritarian politics in modern society: the dynamics of established one-party systems (англ.). — Basic Books (AZ), 1970.
  22. Lowy, Michael. Mass organization, party, and state: Democracy in the transition to socialism (англ.) // Transition and Development: Problems of Third World Socialism : journal. — 1986. — No. 94. — P. 264.
  23. Amandae, Sonja. Rationalizing capitalist democracy: The cold war origins of rational choice liberalism (англ.). — University of Chicago Press (англ.)русск., 2003.
  24. ↑ Assemblée parlementaire du Conseil de l'Europe (неопр.). coe.int.
  25. McFarland, Sam; Ageyev, Vladimir; Abalakina-Paap., Marina. Authoritarianism in the former Soviet Union (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 1992. — DOI:10.1037/0022-3514.63.6.1004.
  26. Parenti, Michael. Blackshirts and reds : rational fascism and the overthrow of communism (англ.). — San Francisco: City Lights Books, 1997. — P. 118. — ISBN 0-87286-330-1.
  27. ↑ Michael Ellman. Socialist Planning. Cambridge University Press, 2014. ISBN 1107427320 p. 372.
  28. ↑ Richard G. Wilkinson. Unhealthy Societies: The Afflictions of Inequality. Routledge, November 1996. ISBN 0415092353. p. 122
  29. McAaley, Alastair. Russia and the Baltics: Poverty and Poverty Research in a Changing World (англ.). Архивная копия от 23 января 2017 на Wayback Machine
  30. ↑ An epidemic of street kids overwhelms Russian cities (неопр.). The Globe and Mail. Дата обращения 17 июля 2016.
  31. Targ, Harry. Challenging Late Capitalism, Neoliberal Globalization, & Militarism (неопр.). — 2006.
  32. ↑ Theodore P. Gerber & Michael Hout, «More Shock than Therapy: Market Transition, Employment, and Income in Russia, 1991—1995», AJS Volume 104 Number 1 (July 1998): 1—50.
  33. ↑ The bitter legacy of Boris Yeltsin (1931-2007) (неопр.).
  34. ↑ Cops for hire (неопр.). Economist (2010). Дата обращения 4 декабря 2015.
  35. ↑ Corruption Perceptions Index 2014 (неопр.). Transparency International. Дата обращения 18 июля 2016.
  36. Hardt, John. Russia's Uncertain Economic Future: With a Comprehensive Subject Index (англ.). — M. E Sharpe, 2003. — P. 481.
  37. Alexander, Catharine; Buchil, Victor; Humphrey, Caroline. Urban Life in Post-Soviet Asia (неопр.). — CRC Press, 2007.
  38. Smorodinskaya. Encyclopaedia of Contemporary Russian (неопр.). — Routledge.
  39. Galazkaa, Artur. Implications of the Diphtheria Epidemic in the Former Soviet Union for Immunization Programs (англ.) // Journal of Infectious Diseases : journal. — Vol. 181. — P. 244—248. — DOI:10.1086/315570.
  40. ↑ Non-communicable Diseases and Former Soviet Union countries (неопр.). Дата обращения 18 июля 2016.
  41. ↑ Diphtheria in the Former Soviet Union: Reemergence of a Pandemic Disease (неопр.). CDC: Center for Disease Control and Prevention. Дата обращения 18 июля 2016.
  42. Hoepller, C. Russian Demographics: The Role of the Collapse of the Soviet Union (англ.). — 2011.
  43. ↑ Russian Economy in the Aftermath of the Collapse of the Soviet Union (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 18 июля 2016. Архивировано 8 июля 2016 года.
  44. ↑ Central Intelligence Agency World Factbook: FIELD LISTING :: GOVERNMENT TYPE Архивная копия от 8 сентября 2018 на Wayback Machine
  45. ↑ DPRK has quietly amended its Constitution (неопр.). Leonid Petrov's KOREA VISION.

Страны социалистической ориентации — Википедия

Страны социалистической ориентации (иногда государства социалистической ориентации) — термин, принятый в советской публицистике и историографии для обозначения государств, с которыми СССР поддерживал тесные двусторонние связи в сфере политического, экономического, военного, научного, образовательного, культурного и других форм межгосударственного сотрудничества. Термин начал употребляться с конца 1960-х годов[1]. Ввод указанного термина в оборот был призван восполнить возникший с интенсификацией процесса деколонизации пробел в определениях субъектов международно-правовых отношений, которые в силу различных обстоятельств не соответствовали определению «социалистические страны», а признание их «капиталистическими» противоречило доктринальным принципам и установкам марксистско-ленинской философии и делало невозможным проведение курса на сотрудничество с ними в необходимом объёме, дискредитировало СССР как на международной арене, так и внутри страны (тема стран социалистической ориентации неоднократно обыгрывалась в творчестве антисоветски настроенных деятелей культуры и искусства). В то же время, называть их «просоветскими режимами» (как это делалось в публицистике и научной литературе капиталистических стран), означало с одной стороны признать таковые как просоветские, каковыми в сущности многие из них и являлись, с другой стороны поставить под вопрос легитимность нахождения этих политических режимов у власти в названных странах, что было немыслимо с точки зрения поддержания дальнейшего сотрудничества с ними. При этом, само употребление данного термина, как в научных, так и в публицистических трудах, позволяло обходить проблемные вопросы построения социализма в отдельных странах, при этом отдельные успехи на этом поприще в других странах преподносились как всеобщая тенденция[2].

Поначалу основную массу бывших колоний и доминионов именовали «освободившиеся страны» (когда ещё было не до конца ясно, каким останется формат их взаимодействия с бывшей метрополией), но с течением времени такая формулировка утрачивала актуальность, а многие из указанных государств собирались наладить или уже наладили тесные связи с СССР, что требовало от советской стороны научно артикулировать и официально закрепить их статус в таковом качестве (как стран-партнёров). Компромиссный вариант «социалистическая ориентация» предполагал, что указанные государства находятся на пути построения социализма (если принимать за эталон по умолчанию ту форму реального социализма, которая исторически сформировалась в Советском Союзе и именовалась развитым социализмом), их политический и социальный строй несёт в себе отдельные признаки социализма, но говорить о текущем этапе исторического развития этих государств, как о социалистическом строительстве, пока ещё преждевременно. При этом, «социалистическая ориентация» того или иного правящего режима могла оцениваться советскими учёными и публицистами сугубо с политических позиций, но никогда не с политэкономических, — экономические аспекты либо обходились стороной, либо вообще не принимались в учёт[1]. В 1970 году эта практика была закреплена Академией Наук СССР при помощи тезиса о том, что «характерной особенностью любой формы некапиталистического развития состоит в том, что переход к социализму начинается с политической надстройки, которая впоследствии создаёт условия для изменения структуры социально-экономического базиса»[1]. За прошедшее с тех пор десятилетие курс внешней политики СССР претерпел существенные изменения и к концу 1970-х годов данный тезис был отвергнут советской наукой, в трудах крупных советских учёных подчёркивалось, что пробел между декларируемыми политическими целями и социально-экономическими реалиями в той или иной стране был непреодолимым препятствием на пути построения социализма. Признание этого обстоятельства как научного факта послужило стимулом для проведения множества научных конференций, фундаментальных исследований и научных публикаций, ставивших перед собой целью смену концептуального наполнения понятия «социалистической ориентации» в выгодных для советского строя формах[3] (при этом, особый акцент на отдельных вопросах реальной экономики стал делаться ещё до указанного поворота)[4]. Среди советских партийно-государственных деятелей и представителей науки идеологами происходящей смены наполнения понятия «социалистической ориентации» были К. Н. Брутенц, Р. А. Ульяновский, А. А. Громыко и Е. М. Примаков, коллективный труд, редакторами которого они выступали, широко цитировался советскими учёными как аутентичное толкование понятия «социалистической ориентации»[2]. Помимо прочего, там недвусмысленно утверждалось, что «социалистическая ориентация» — это прогрессивная форма государственной политики, но при этом, она никоим образом не может отождествляться с подлинным социалистическим строительством, в наилучшем случае она выступает лишь указателем в направлении социализма, первым шагом на пути к нему, и по определению является подготовительным, досоциалистическим этапом становления государственности той или иной страны[2]. Для исключения возможности обращения в научной полемике к истории становления социализма в самих советских республиках и отношений в системе «центр—окраины», в историческом контексте были разграничены страны социалистической ориентации 1920-х и 1930-х годов, к тому времени либо уже вошедшие в состав СССР (под ними подразумевались среднеазиатские социалистические республики в период становления там советской власти), либо являвшиеся его неизменными сателлитами на протяжении десятилетий (МНР), и страны социалистической ориентации современности, которым перспектива становления советской власти была недоступна по объективным причинам, географического, экономического и политического характера[5]. Более того, сам выбор «социалистической ориентации» на том или ином этапе исторического развития отныне рассматривался как обратимый процесс[2]. Указанные тенденции стали ещё более очевидными к началу 1980-х годов и наконец получили государственную оценку в период пребывания у власти Ю. В. Андропова[6]. В итоге проблема была списана на особенности классообразования указанных стран, как одно из непреодолимых препятствий на пути построения социализма[7].

Основные критерии, по которым можно было судить о том, относилось ли то или иное государство к социалистическим странам или странам социалистической ориентации, следующие:

Критерий оценки Социалистическая страна Страна социалистической ориентации
Форма правления коллегиальная коллегиальная, единоличная или смешанная
Государственный строй республиканский республиканский, монархический или иной
Политический режим[8] демократический демократический, революционно-демократический или иной
Субъект верховной власти организация организация, группа лиц или отдельное лицо
Правящая организация национальная (или интернациональная) социалистическая партия политическая партия (Индонезия — ПКИ), фракция политической партии (Афганистан — Хальк), политическое движение (Никарагуа — сандинисты, Гренада — ДЖУЭЛ), религиозное движение (Ливан — Хезболла), религиозная группа (Сирия — алавиты), военно-политическая организация (Вьетнам — Вьетминь), военная хунта (Египет, Ирак, Судан — «свободные офицеры»), этническая группа (Гана — нзима), кровно-родственная община (Ливия — каддафа), варна (Индия — брахманы) или иная организационная форма
Соотношение классовых сил во власти (социальная природа государственной власти)[9][10] бесклассовый характер сильны позиции феодалов и помещиков (Бирма, Сирия, Ирак, Алжир), бюрократической буржуазии и родо-племенной знати (Гвинея, Танзания), военных (Египет, Сирия, Ирак), иностранной буржуазии (Алжир, Танзания, Сирия, НДРЙ, Ирак и др.)
Формы организации трудящихся[11][12] партийно-профсоюзные организации комитеты производственных единиц (Гвинея), «ассамблеи трудящихся» (Алжир), «комитеты развития» (Танзания), «действия сельского обновления» (Народная Республика Конго), движения «добровольного труда» (Бирма, Алжир), движения «самопомощи» (Танзания), «добровольной бесплатной работы» и др.
Институционализация власти[11] превалирующая роль институтов государственной власти превалирующая роль ряда традиционных общественных институтов и учреждений: родоплеменная демократия, деревенские и религиозные общины, национально-этнические организации, советы старейшин и т. п.
Способ перехода к прогрессивному пути развития[13][14] социалистическая революция национально-освободительная революция (Ангола, Мозамбик), национально-демократическая революция (Гвинея, Танзания), государственный переворот, военный переворот (Ирак, Ливия, Сирия, Бирма)

Объединяющим началом для социалистических стран и стран социалистической ориентации была концепция «диктатуры пролетариата».[15]

В целом, формулировка была довольно расплывчатой, что позволяло употреблять её в отношении только тех государств, которые поддерживали сотрудничество с СССР, и не употреблять её в отношении государств-сателлитов развитых капстран. Те из стран социалистической ориентации, где в силу произошедшей смены правящей верхушки произошла смена внешнеполитического курса на союз с Китаем, либо с капиталистическими странами, практически сразу же выпадали из данной категории, но могли вернуться обратно после очередной переориентации внешнеполитического курса на восстановление связей с СССР. При этом, с течением времени и постепенным переходом от послевоенного периода советской истории и начального этапа периода застоя (1960-е) к позднесоветскому времени (1980-е), перечень критериев, по которым гипотетически можно было идентифицировать ту или иную страну, как страну социалистической ориентации, становился всё более и более размытым. Среди стран-партнёров СССР на международной арене, относимых западными политологами к «радикальным» или «экстремистским» режимам (то есть, с военно-полицейской диктатурой у власти), наблюдалось всё меньше соответствия фундаментальным постулатам марксистско-ленинской философии, при этом на объёмах сотрудничества этих стран с СССР в количественном аспекте это обстоятельство не отражалось[2].

Существование стран социалистической ориентации, по логике вещей (в порядке обратной гипотезы), предполагало наличие стран капиталистической ориентации, — такое выражение так же употреблялось в научной полемике (как правило, применительно к ближневосточным монархиям, иначе называемым «нефтяными», и некоторым странам Тропической Африки), но частота его употребления была весьма невелика. Поэтому, выпавшие из категории стран социалистической ориентации попадали в категорию «реакционных режимов», «антинародных режимов» и т. п. Причём, если на заре сотрудничества, от стран социалистической ориентации требовались такие шаги, как проведение национализации и других форм отчуждения иностранной собственности в пользу государства, вкупе с устранением местных капиталистических и феодальных пережитков, то ко второй половине 1980-х на повестку дня в научной среде вышли вопросы о важной роли иностранных инвестиций в деле становления экономики стран социалистической ориентации, создания благоприятных условий (инвестиционного климата) для привлечения в страну иностранного капитала, увеличения количества занятого населения на предприятиях с иностранными инвестициями и удовлетворения потребительских нужд населения, учреждение совместных предприятий с частно-государственной формой собственности, и другие вопросы, само обсуждение которых в таких формулировках было немыслимо ранее. Подавалось это под предлогом необходимости считаться с историко-культурными предпосылками той или иной страны, местными традициями ведения хозяйства. Постепенно, акцент стал смещаться от мелких собственников к крупному бизнесу, оправдывая его присутствие в экономике стран социалистической ориентации[16].

Близким по значению было выражение «некапиталистическое развитие» (соответственно, «некапиталистические страны»), ограниченно употреблявшееся в СССР и на Западе с конца 1960-х — начала 1970-х годов, исходно применительно к Египту времён правления Гамаля Абдель Насера, проводившего дружественный по отношению к СССР курс внешней политики, — но его употребление в научной литературе так же было на грани дозволенного, поскольку вышеупомянутая марксистско-ленинская философия и основанная на ней советская идеология предполагали наличие только капиталистического и противостоящего ему социалистического лагерей, обсуждение гипотетически возможного третьего пути долгое время было табу в научной полемике (поскольку непременно касалось вопросов социализма в Китае и Югославии, существования движения неприсоединения и тому подобных вопросов и тем, само обсуждение которых не допускалось органами управления советской наукой). Кроме него пользовалось популярностью выражение «прогрессивные режимы», но в отличие от перечисленных, выражение «страны социалистической ориентации» употреблялось не только в науке и публицистике, но и в официальной правительственной документации.

На Западе выражение в дословном переводе (англ. socialist orientation, нем. sozialistische Orientierung, фр. orientation socialiste и др.) употреблялось только писателями-социалистами и деятелями левого толка, а также в переводных работах с русского языка.

Поскольку выражение было введено в оборот безо всяких нормативных документов, которые бы регламентировали его употребление, прекращение его употребления официально не регламентировалось и происходило подспудно. Тенденция к отказу от широкого употребления данного выражения в советских академических изданиях наметилась уже с середины 1980-х годов и происходила одновременно с интенсификацией двусторонних связей СССР с капиталистическими странами. В противовес ему поначалу наметилась тенденция к своеобразной регионализации научной терминологии применительно к названным странам, вместо отождествления с социалистическим путём развития их стали относить к определённым мега- и макрорегионам, — «арабские страны», «африканские страны», «азиатские страны», «латиноамериканские страны», «карибские страны» и тому подобные выражения, благодаря которым само слово «социализм» и производные от него (в частности, прилагательное «социалистический») исчезли из научного дискурса и перестали быть главным предметом научной полемики. Анализ программных речей советских лидеров и официальных заявлений советского правительства ко Дню международной солидарности трудящихся за период с 1984 по 1987 гг., проведённый сотрудницей Института им. Гарримана Колумбийского университета Элизабет Кридл Валькенье, показал, что к середине 1980-х годов, страны социалистической ориентации вообще перестали в них упоминаться, что не могло не отразиться на употреблении данного выражения в научной полемике[17].

С дезинтеграцией Советского Союза и официальной отменой государственной цензуры в печати и средствах массовой информации, термин практически сразу же окончательно исчез из научного и публицистического оборота (поскольку главный «ориентир» для социалистической ориентации фактически и юридически прекратил своё существование), взамен стали употребляться эквивалентные выражения, являющиеся иностранными заимствованиями: «страны третьего мира», «отсталые страны», «наименее развитые страны», «развивающиеся страны», «несостоявшиеся государства», «банановые республики» и тому подобные.

  1. 1 2 3 Valkenier, 1987, p. 24.
  2. 1 2 3 4 5 Valkenier, 1987, p. 25.
  3. ↑ Valkenier, 1987, pp. 24-25.
  4. ↑ Valkenier, 1987, pp. 30-31.
  5. ↑ Valkenier, 1987, pp. 25-26.
  6. ↑ Valkenier, 1987, p. 26.
  7. ↑ Valkenier, 1987, p. 27.
  8. ↑ Кива, 1978, с. 215.
  9. ↑ Кива, 1978, с. 56.
  10. ↑ Кива, 1978.
  11. 1 2 Губанов, 1981, с. 70.
  12. ↑ Губанов, 1981, с. 84.
  13. ↑ Кива, 1978, с. 141.
  14. ↑ Кива, 1978, с. 151.
  15. ↑ Valkenier, 1987, p. 28.
  16. ↑ Valkenier, 1987, p. 31.
  17. ↑ Valkenier, 1987, p. 23.
Иностранная
Советская
  • Губанов В. И. Политическая организация общества стран социалистической ориентации. — Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1981. — 158 с.
  • Кива А. В. Страны социалистической ориентации: Основные тенденции развития. — М.: Наука, 1978. — 287 с.
  • Попов Ю. Н. Социалистическая ориентация — форма перехода к социализму: Мнение советского ученого. — М.: Новости, 1985. — 102 с. — (Основы политических знаний).
  • Ушакова Н. А. Страны СЭВ и развивающиеся государства социалистической ориентации. — М.: Наука, 1980. — 183 с.

Социалистические страны | Политология вики

Эта статья о термине или понятии.

Социалистические страны в XX веке

Социалистические страны и страны «социалистической ориентации» с марксистско-ленинскими правящими партиями в XX веке

Все страны, провозглашавшие социализм

Социалистические страны - это определение, использовавшееся во время холодной войны в СССР, для обозначения стран, ставших на путь развития социализма, то есть придерживающихся идеологии марксизма-ленинизма и с достаточно устойчивыми режимами — независимо от дружественных или враждебных отношений с СССР (ряд стран социалистического строя имел серьёзные идеологические и политические разногласия с Советским Союзом, например, социалистические Югославия, КНР и Албания, а в 1975—1990 годах раскол в «социалистическом лагере» принял форму военного противостояния и вылился в Третью Индокитайскую войну).

В литературе США и их политических союзников такие страны и страны социалистической ориентации вместе, как правило, называли коммунисти́ческими.

Наряду с понятием «социалистические страны» также использовался термин «социалисти́ческое содру́жество» (по-западному — советский блок) для союзных СССР социалистических стран, в число которых входили все «соцстраны», кроме Югославии, КНР, Албании и союзной СССР, но идеологически обособленной КНДР.

    Классификация в СССР Править

    С середины 1940-х до середины 1950-х годов в СССР и ряде других стран для обозначения стран с переходным между капиталистическим и социалистическим строем использовалось определение «страны народной демократии». К середине 1980-х годов в СССР к социалистическим странам относили 15 государств[Прим. 1]:

    Прекратившие существование Править

    Название республик период существования
    Союз Советских Социалистических Республик (СССР) 1922—1991 гг.
    Тувинская Народная Республика (ТНР) 1921—1944 гг
    Монгольская Народная Республика (МНР) 1924—1992 гг
    Народная Социалистическая Республика Албания (НСРА) 1946—1992 гг.
    Народная Республика Болгария (НРБ) 1946—1990 гг.
    Венгерская Народная Республика (ВНР) 1949—1989 гг.
    Германская Демократическая Республика (ГДР) 1949—1990 гг.
    Польская Народная Республика (ПНР) 1952—1989 гг.
    Социалистическая Республика Румыния (СРР) 1947—1989 гг.
    Чехословацкая Социалистическая Республика (ЧСР) 1948—1990 гг.
    Социалистическая Федеративная Республика Югославия (СФРЮ) 1945—1992 гг.

    Действующие Править

    Название республик
    Китайская Народная Республика (КНР)
    Социалистическая Республика Вьетнам (СРВ)
    Корейская Народно-Демократическая Республик (КНДР)
    Республика Куба (РК)
    Лаосская Народно-Демократическая Республика (ЛНДР)

    Кроме того, на сегодняшний день несколько стран являются по сути социалистическими, но практикуют национальную модель социализма вместо марксистско-ленинской: Боливия, Никарагуа, Венесуэла, Эквадор. Президенты этих стран возглавляют местные соцпартии. Данная форма социальных отношений и политических режимов названа социализмом 21 века.

    Помимо этого, целый ряд стран Третьего мира в 1960—80-е годы заявили о своей «социалистической ориентации» и начале строительства социалистического общества: имевшие марксистско-ленинские правящие партии Ангола, Афганистан, Йемен, Народная Республика Кампучия, Конго, Мозамбик, Никарагуа, Сомали (до 1977), Эфиопия, а также Алжир, Бангладеш, Бенин, Социалистическая Республика Бирманский Союз, Буркина-Фасо, Гайана, Гана (при Нкрума), Гвинея, Гвинея-Бисау, Гренада, Египет (при Насере и раннем Садате), Индонезия (при Сукарно), Ирак (до 2003 г.), Кабо-Верде, Ливия, Мадагаскар, Мали, Сан-Томе и Принсипи, Сейшельские острова, Сирия, Танзания, Зимбабве.

    Такие страны, как Демократическая Социалистическая Республика Шри Ланка, Великая Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия, Сенегал, Мавритания, Тунис, Суринам, Судан, Замбия, провозглашавшие национальные модели социализма, но ориентировавшиеся (за исключением Ливии) на Запад, или страны, в которых элементы социализма закреплены в конституциях, как Индия и Португалия, а также Демократическая Кампучия «аграрного социализма» режима «красных кхмеров», где идеи коммунизма были доведены до абсурда, к социалистическим странам в СССР не причислялись.

    Существующие социалистические страны Править

    В настоящее время к классическим социалистическим странам как в политическом, так и в экономическом отношении относятся Корейская Народно-Демократическая Республика и Куба.

    В социалистических КНР и Вьетнаме у власти продолжают находиться коммунистические партии, однако в экономике присутствует значительный сектор частной собственности на средства производства. Сходная ситуация наблюдается и в Лаосе.

    В начале XXI века социализм стал усиливать свои позиции в странах Латинской Америки. На 2010 год правительства Никарагуа, Венесуэлы, Эквадора и Боливии уже проводят в жизнь социалистическую политику.

    В 2008 году в Непале коммунисты (Коммунистическая партия Непала (маоистская) одержали победу на выборах в Учредительное собрание и с тех пор формируют правительство. С 29 августа 2011 года главой правительства Непала стал главный идеолог ОКПН(м) Бабурам Бхаттараи. Однако взять в свои руки всю власть маоистам не удалось. Президентом Непала избран представитель Непальского конгресса. На сегодняшний день Непал представляет из себя страну с преобладанием в политической жизни коммунистических идей и доминированием двух основных коммунистических партий — Объединённой Коммунистической партии Непала (маоистской) (ОКПН(м)) и Коммунистической партии Непала (объединённой марксистско-ленинской) (КПН(омл)).

    Реформы кубинского социализма Править

    В конце 2010 года новый руководитель Кубы Рауль Кастро выдвинул радикальную программу экономических перемен фактически по китайскому пути модернизации социализма. Ранее уже было принято решение о сокращении до миллиона штатных единиц в государственном секторе. Одно из направлений реформ — значительное увеличение роли частного предпринимательства. При этом Р. Кастро отметил необходимость изменения отношения к мелкому частному бизнесу в сторону его положительной оценки как со стороны населения, так и со стороны правящей

    Социализм — Википедия

    Социали́зм (от лат. socialis «общественный») — ряд экономических и социальных систем, характеризующихся государственным и общественным контролем над экономикой, средствами производства и распределением ресурсов[1][2][3][4][5][6][7][8][9], а также политические теории и движения, связанные с ними[10]. Существует много разновидностей социализма, и не существует единого определения, включающего все из них[11].

    Социалистические системы делятся на нерыночные и рыночные формы[12]. Нерыночный социализм предполагает замену рыночных факторов производства и денег инженерно-техническими критериями, основанными на расчётах, выполненных в натуральной форме, тем самым создавая экономический механизм, который функционирует в соответствии с экономическими законами, отличными от законов капитализма. Нерыночный социализм направлен на то, чтобы обойти неэффективность и кризисы, традиционно связанные с накоплением капитала и системой прибыли[13][14][15][16][17][18][19]. В свою очередь рыночный социализм сохраняет использование денежных цен, факторов рынка и, в некоторых случаях, мотив прибыли в отношении деятельности предприятий, находящихся в общественной собственности, и распределения средств производства между ними. Прибыль, полученная этими фирмами, будет напрямую контролироваться рабочей силой каждой фирмы или накапливаться для общества в целом в форме социального дивиденда[20][21][22].

    Социалистическая политика была как интернационалистской, так и националистической по ориентации; организованная как через политические партии, так и противостоящая партийной политике; временами пересекающаяся с профсоюзами, а иногда независима и критична по отношению к профсоюзам; присутствует как в промышленно развитых, так и в развивающихся странах[23]. Созданная в рамках социалистического движения, социал-демократия подразумевает смешанную экономику с рынком, который включает существенное государственное вмешательство в форме перераспределения доходов, различного рода регулирования и государство всеобщего благосостояния.

    Последователи марксизма (сам Маркс этот термин не использовал[24]) называют социализмом первую фазу коммунизма, которая начинается после переходной стадии от капитализма к коммунизму: переходная стадия начинается захватом политической власти и завершается уничтожением частной собственности на основные средства производства с переходом к государственной плановой экономике. Первая фаза коммунизма завершается с преодолением противоречий между людьми умственного и материального труда, а также между городом и деревней. Гарант этого развития с момента захвата политической власти — диктатура пролетариата, которая осуществляется советами[25][26].

    Термин «социализм» впервые был использован в работе Пьера Леру «Индивидуализм и социализм» (1834)[27][28][29]. Михаил Туган-Барановский писал, что термин «социализм» подчёркивает значение общественного сотрудничества в новой социальной модели, в противоположность господствовавшей экономической школе, признававшей идеалом хозяйственного строя неограниченную свободу единоличного предпринимательства. Социализм, таким образом, противопоставлялся индивидуализму[30].

    Социалистическое политическое движение включает в себя ряд политических философий, возникших в революционных движениях середины-конца 18-го века и связанных с социальными проблемами капитализма[31]. К концу 19-го века, после работ Карла Маркса и его сотрудника Фридриха Энгельса, социализм стал обозначать оппозицию капитализму и защиту посткапиталистической системы, основанной на некоторой форме общественной собственности на средства производства[32][33][33]. К 1920-м годам социал-демократия и коммунизм стали двумя доминирующими политическими тенденциями в международном социалистическом движении[34]. К этому времени социализм стал «наиболее влиятельным светским движением двадцатого века во всем мире. Это политическая идеология (или мировоззрение), широкое и разделённое политическое движение»[35], и в то время как появление Советского Союза как первого номинально социалистического государства в мире привело к широко распространённой ассоциации социализма с советской экономической моделью, некоторые экономисты и интеллектуалы утверждали, что на практике эта модель функционировала как форма государственного капитализма[36][37]. Социалистические партии и идеи остаются политической силой с различной степенью власти и влияния на всех континентах, возглавляя национальные правительства во многих странах мира. Сегодня некоторые социалисты также поднимают проблемы других социальных движений, таких как защита окружающей среды, феминизм и прогрессивизм[38]. В США в XXI веке термин социализм, без четкого определения, стал уничижительным и используется республиканцами, чтобы запятнать либеральную и прогрессивистскую политику, предложения и общественных деятелей[39].

    Идеи общественного устройства на основе отказа от частной собственности и уравнительного распределения существовали на протяжении всей истории человечества[40]. По мнению некоторых исследователей, все такие учения имеют одно общее ядро — они основываются на полном отрицании современного им строя жизни, призывают к его разрушению, рисуют картину более справедливого общественного строя, в котором найдут разрешения все основные проблемы современности, и предлагают конкретные пути для достижения этого строя[41][Прим. 1].

    Античность[править | править код]

      Утверждаю: все сделаться общим должно и во всем
         пусть участвует каждый.
         <...>
         Мы общественной сделаем землю,
         Всю для всех, все плоды, что растут на земле, все чем
         собственник каждый владеет.

    Утописты[править | править код]

    Идеи социализма содержатся в трудах ранних коммунистов-утопистов Томаса Мора (1478—1535) и Томмазо Кампанеллы (1568—1639). На острове Утопия, о котором говорит Т. Мор, нет частной собственности, денежного обращения и царит полное равенство. Основу общества составляет семейный и трудовой коллектив. Труд обязателен для всех. Чтобы не способствовать развитию собственнических инстинктов, семьи регулярно обмениваются домами.

    Новое время[править | править код]

    Всплеск социалистических проектов пришёлся в Западной Европе на начало XIX века, и связан он с именами Сен-Симона, Фурье и Оуэна.

    Социализм по Карлу Марксу[править | править код]

    Маркс и Энгельс объединили враждовавшие до того между собой коммунистическую и социалистическую идеи, выдвинув положение, что построение коммунистического общества — процесс поэтапный и что первые (и следовательно практически значимые для марксистов) этапы его связаны с реализацией программы социалистов[43][44]. Понятия социализма и коммунизма у них фактически синонимичны. Социализм мыслился как результат победы мировой революции во всех странах, а коммунизм как результат воспитания нового поколения в условиях социалистических отношений и бурного развития производительных сил, в результате чего труд из необходимости становится потребностью человека и полностью исчезают пережитки деления на классы, товарно-денежных отношений и государственных институтов. В марксистской традиции название «социализма» получил постулировавшийся Марксом первый этап коммунизма, о которой Маркс писал: «Мы имеем дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет ещё родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло»[45]. В целом, этот этап виделся Марксу и Энгельсу как результат комплекса целого ряда мероприятий, из которых главные:

    • Ограничение частной собственности и постепенная экспроприация крупных собственников.
    • Организация труда или предоставление занятий пролетариям в национальных имениях, фабриках и мастерских, благодаря чему будет устранена конкуренция рабочих между собой, и фабриканты, поскольку они ещё останутся, будут вынуждены платить такую же высокую плату, как и государство.
    • Одинаковая обязательность труда для всех членов общества. Образование промышленных армий, в особенности для сельского хозяйства.
    • Национализация банковской и транспортной систем.
    • Общественное воспитание детей за государственный счёт. Соединение воспитания с фабричным трудом.
    • Сооружение больших дворцов в национальных владениях, в качестве общих жилищ для коммун, граждан, которые будут заниматься промышленностью, сельским хозяйством и соединять преимущества городского и сельского образа жизни, не страдая от их односторонности и недостатков[44][46].

    Отношения на первом этапе коммунистического общества (то есть на той стадии, которая в марксистской традиции получила название социалистической) представлялись Марксу как реализация принципа: «от каждого по способностям, каждому по труду». Рабочий по окончании работы «получает от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов такое количество предметов потребления, на которое затрачено столько же труда». При полном же развитии коммунизма, труд из обязанности становится потребностью и необходимость в его учёте для регулирования потребления отпадает: побеждает принцип «от каждого по способности, каждому по потребностям»[43].

    В. И. Ленин считал, что «…социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией»[47].

    Этический социализм[править | править код]

    В конце XIX века среди теоретиков II Интернационала (Э. Бернштейн, К. Форлендерruen, М. И. Туган-Барановский и др.) распространились неокантианские идеи, и появилось стремление соединить социально-экономическое учение Маркса с этикой И. Канта, трактуя социализм как этическое мировоззрение. Вскоре стремление этического социализма дополнить марксизм кантианством сменилось противостоянием марксизму, который отождествлялся с фатализмом, не предполагающим свободы и нравственной ответственности человека. Этический социализм исходил из идеи эволюционного развития общества, не признавал теории «крушения капитализма», обосновывал необходимость политики реформ. На протяжении XX века этический социализм был идейной основой европейской социал-демократии[48].

    • Ранние социалисты-утописты считали, что достаточно придумать правильное устройство общества, и люди сами его примут, когда поймут его преимущества.
    • В первой половине XIX века марксисты и анархисты считали, что эксплуататорские классы не захотят отказываться от своих привилегий. Следовательно, переход к социализму возможен только путём революции. Это нашло своё отражение в «Манифесте коммунистической партии» 1848-го года и последующих текстах многих революционных марксистов и анархистов.
    • После установления всеобщего избирательного права в ряде европейских стран во второй половине XIX века К. Маркс и Ф. Энгельс ставят вопрос о мирном завоевании власти рабочим классом. Поздравляя французских социалистов с победой на выборах 1881 года К. Маркс пишет о том, что используя демократические институты, рабочий класс может мирным путём завоевать власть. Ф. Энгельс во «Введение к работе К. Маркса „Классовая борьба во Франции“» пишет, что используя демократические институты «Мы, „революционеры“, „ниспровергатели“, мы гораздо больше преуспеваем с помощью легальных средств, чем с помощью нелегальных или с помощью переворота».[49]
    «Манифест коммунистической партии» — оригинал

    Впоследствии В. И. Ленин, споря с ревизионистами марксизма, такими как Бернштейн, доказывал, что завоевание власти мирным путём — лишь один из способов, применимый далеко не всегда, при этом Ленин апеллировал к работам основоположников марксизма: во многом этому была посвящена одна из самых знаменитых работ Владимира Ильича «Государство и революция», изданная в 1918 году (написана в 17-м)[50]. Ленин настаивал на том, что социализм нельзя «ввести», что путь к нему лежит через ожесточённую борьбу, а между капитализмом и социализмом следует длительный период применения насилия, которому соответствует диктатура пролетариата[51] — первая форма принуждения не эксплуататоров трудящихся (рабовладельцев-феодалов-капиталистов, как было в предыдущие общественные формации), а самих трудящихся. Формой осуществления этой власти являются советы[52].

    Споры революционных анархистов и марксистов по вопросу об участии в парламентской борьбе, а также о захвате государственной власти привели к размежеванию этих двух течений (окончательно — в 1893 году после долгих споров внутри уже Второго Интернационала, куда споры перекочевали из Первого Интернационала).

    • Социал-демократы и фабианцы считают возможным приход социалистической партии к власти путём парламентских выборов, с последующим проведением социалистических реформ легальным способом, без насилия и без крови.

    Социализм, основанный на полном контроле государства над экономикой (плановое хозяйство, командно-административная система). Наиболее распространённая форма практической реализации теорий социализма.

    Термин «государственный социализм» (нем. Staatssozialismus) возник в Германии[en] в конце XIX века: так немецкие социалисты называли элементы социального обеспечения рабочих, введённых канцлером Германии Отто фон Бисмарком[53].

    В работах Р. Пёльмана, М. Вебера, М. И. Ростовцева, Ф. Хайхельхайма, К. А. Витфогеля и многих других исследователей признавалось, что в Древнем мире и в Средневековье существовал государственный социализм, основными чертами которого были государственная собственность, государственное регулирование и управление наёмными чиновниками. В качестве классических примеров учёные приводили Египет времён Древнего царства и Шумер конца III тысячелетия до н. э. В Древнем Египте государства социалистического типа сменяли друг друга до времён Птолемеев (305-30 гг. до н. э.). В III веке Древний Рим превратился в социалистическую империю, скопировавшую многие черты Египта и проводившую широкую политику государственного распределения[54].

    Государственная экономика господствовала в Египте после мусульманского завоевания. В Османской империи вся земля считалась государственной, семьи крестьян обеспечивались стандартными наделами. Все земли, недра и другие источники богатства рассматривались как общее достояние мусульманской общины. Воины получали право на сбор налогов с небольших поместий, но не имели никакой власти над крестьянами, а собираемые налоги были невелики. Порядки Османской империи были заимствованы многими соседними странами, в том числе Ираном. Распространение крупного частного землевладения в Османской империи в XVIII веке нарушило принципы государственного регулирования[54].

    В Китае эпохи Цзинь и Тан была реализована система равных наделов, в соответствии с которой вся земля считалась государственной и всем крестьянам выделялись одинаковые участки. В XIV веке порядки империи Тан в основных чертах возродил император Чжу Юаньчжан, но основанная им империя Мин впоследствии переродилась в общество, в котором господствовали помещики[54].

    В марксистском учении коммунизмом называется теоретический общественный и экономический строй, основанный на полном равенстве, общественной собственности на средства производства[55].

    Философская энциклопедия под редакцией А. А. Ивина под коммунизмом понимает радикальную, высшую форму социализма, стоящего на позициях интернационализма, ставившую целью обозримого будущего насильственное свержение капитализма[56] и построение «идеального общества», конец предыстории человечества и начало его подлинной истории. Коммунистическое учение обещало обеспечить прекрасное будущее для всего человечества. Для достижения этой цели предполагалось опираться на пролетарскую солидарность, научно-технический прогресс и централизованную организацию экономики, которая, по мысли основателей данной теории была более эффективной, чем капиталистическая. Подобный тип социализма существовал, охватив до трети человечества, на протяжении почти всего XX века, но в конце-концов разрушился из-за малоэффективной плановой экономики и безудержного экспансионизма[57].

    Ведущим идеологом и практиком этого направления был В. И. Ульянов (Ленин), доктрину которого принято называть марксизмом-ленинизмом. Ленин подчеркивал отличия своей идеологии и практики от умеренного социализма (социал-демократии[Прим. 2]) и для практического размежевания с последними в 1919 г. создал международную структуру — Коммунистический интернационал в отличие от уже существовавшего Социалистического интернационала.

    «Если мы спросим себя, что представляет собою коммунизм в отличие от социализма, то мы должны будем сказать, что социализм есть то общество, которое вырастает из капитализма непосредственно, есть первый вид нового общества. Коммунизм же есть более высокий вид общества и может развиваться лишь тогда, когда вполне упрочится социализм. Социализм предполагает работу без помощи капиталистов, общественный труд при строжайшем учёте, контроле и надзоре со стороны организованного авангарда, передовой части трудящихся; причем должны определяться и мера труда и его вознаграждение. Это определение необходимо потому, что капиталистическое общество оставило нам такие следы и такие привычки, как труд враздробь, недоверие к общественному хозяйству, старые привычки мелкого хозяина, которые господствуют во всех крестьянских странах. Все это идёт наперекор действительно коммунистическому хозяйству. Коммунизмом же мы называем такой порядок, когда люди привыкают к исполнению общественных обязанностей без особых аппаратов принуждения, когда бесплатная работа на общую пользу становится всеобщим явлением».

    В. И. Ленин «Доклад о субботниках на московской общегородской конференции РКП(б) 20 декабря 1919 г.» — Полн. собр. соч., т. 40, с. 33—34.

    На VII съезде РСДРП(б) было принято решение переименовать партию в коммунистическую, которая ранее называлась «Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков)» — РСДРП(б). В своём докладе Ленин сказал:

    Центральный Комитет предлагает вам переменить название нашей партии, назвав её Российской коммунистической партией, в скобках — большевиков. <…> Название «социал-демократическая партия» научно, неправильно…
    Важнейшим доводом за перемену названия партии является то, что до сих пор старые официальные социалистические партии во всех передовых странах Европы не отделались от того угара социал-шовинизма и социал-патриотизма, который привёл к полному краху европейского социализма… почти все официальные социалистические партии являлись настоящим тормозом рабочего революционного социалистического движения, настоящей помехой ему.

    В.И. Ленин. ПСС. «Доклад о пересмотре программы и изменении названия партии»[58]

    Д. э. н. Я. А. Кронрод и сложившаяся вокруг него в возглавлявшемся им секторе политэкономии Института экономики школа экономистов-«товарников» рассматривали социализм как самостоятельный способ производства с органично присущими ему товарно-денежными отношениями, а не как фазу коммунизма. В конце 1971 года «товарники» Института экономики подверглись критике идеологических органов ЦК КПСС, часть из них была вынуждена уйти, возможности публикации работ остальных, в том числе Кронрода, ухудшились[Прим. 3][59][60].

    Социал-демократия — социально-политическое движение и идейно-политическое течение, возникшее в рамках социализма и впоследствии трансформировавшееся на позиции постепенного совершенствования капитализма легальными методами политической борьбы с целью утверждения социальной справедливости, солидарности и большей свободы[61].

    Первоначально социал-демократия, возникшая в последней трети 19 века, была воплощением марксистского социализма. В настоящее время под социал-демократией подразумевают теорию и практику партий, входящих в Социалистический интернационал. Внутри неё существует ряд социально-философских, идеологических и политических течений, национальных и региональных вариантов. Существуют «скандинавская» или «шведская» модель социализма, «интегральный социализм», основывающийся на австромарксизме, «фабианский социализм», «гильдейский социализм»[62] и т. д. Все разновидности социал-демократии, как правило, объединяют общим понятием «демократический социализм»[63].

    Фабианский социализм[править | править код]

    Концепция фабианского социализма, являясь в настоящее время стратегией лейбористской партии Великобритании, имеет значительное влияние в интеллектуальной элите и правящих кругах многих стран мира, в том числе Канаде, Новой Зеландии и США — и ориентирована на признание и реализацию социалистических идеалов: социальной справедливости, равенства, высокого уровня социальной защищённости трудящихся, равенства возможностей и экономической демократии, политического интернационализма, эмансипацию земли и промышленного производства от личной и частной собственности, экономическое планирование, развитие кооперативного движения, но, в отличие от марксистской интерпретации социализма, нацелена на медленную «естественную» эволюцию общества на основе просвещения и пропаганды социалистических идей, медленных локальных постепенных реформ, классового мира и консенсуса между социальными группами и классами; марксистская концепция рассматривается в качестве авторитетной, но не бесспорной, в качестве одной из многих моделей общественного переустройства и движения к социализму.[64][65]Тони Блэр, экс-премьер Великобритании является видным представителем фабианского движения, к сторонникам фабианского социализма аналитики относят президента США Барака Обаму, рассматривающего рост социального неравенства, уменьшение возможностей социального продвижения в США и во всем мире в качестве фундаментального вызова современным демократическим институтам и видящего своё призвание в преодолении этих разрывов, особенно в сфере медицинского обслуживания и образования.[66]

    «Шведская модель»[править | править код]

    Китайский социализм[править | править код]

    Функциональный социализм[править | править код]

    Иногда социализмом называют сочетание социального государства и капиталистической экономики. Так, например, говорят о «шведской модели социализма».

    Шведская модель (в оригинальных терминах — «Дом для народа») исходит из того положения, что рыночная экономика наиболее эффективна, поэтому государство придерживается невмешательства в собственно производственную деятельность предприятий и компаний; а негативные социальные издержки рынка — в частности, безработицу и сильное неравенство — можно побороть при помощи активной деятельности государства на рынке труда, перераспределения части прибыли через налогообложение и использование госсектора, преимущественно включающего в себя инфраструктурные элементы и коллективные денежные фонды (а не предприятия).

    Эта концепция реформистской идеологии получила название «функциональный социализм», термин ввёл в политический оборот в конце 60-х годов видный теоретик СДРПШ Г. Адлер-Карлссон[67].

    Критика[править | править код]

    Ряд исследователей действительно усматривает в развитом «социальном государстве» признаки реализации социалистической идеи общественной собственности, осуществляемой за счёт перераспределения доходов через систему налогообложения и специальные фонды. Однако, эта модель постоянно подвергается жёсткой критике как «справа», так и «слева».

    Критики «справа» (неолибералы) отмечают, что в сущности такая система осуществляет «скрытую экспроприацию», при которой имущие вынуждены платить за неимущих, и является тупиковой. Отмечается, что «конфискационное налогообложение» душит экономику и уже привело к прекращению экономического роста, а «государство всеобщего благоденствия» приводит лишь к массовому иждивенчеству и апатии населения, большая часть которого живёт преимущественно на государственные дотации и не имеет никакого стимула к деятельности.[68]

    С противоположной стороны, от более радикальных социалистов и коммунистов, в свою очередь исходят утверждения, что «шведская модель» — это «политическая маскировка буржуазного паразитизма» и «оправдание грабежа трудящихся», являющаяся лишь мелкой уступкой капитализма с целью сохранить текущее положение вещей.[69] Отмечается, что, во-первых, «шведская модель» никак не устраняет отчуждение и эксплуатацию трудящихся, что является одной из главных задач социализма[70], а лишь сглаживает их последствия, во-вторых — выгодна в первую очередь крупному бизнесу, так как создаёт ему стабильный рынок сбыта и поддерживает народные массы в относительном спокойствии, при этом все отрицательные явления бьют больнее всего по самим народным массам: «потери при капитализме всегда обобществляются, а прибыли остаются частными».

    Менее радикальные критики «слева» отмечают, что, в отличие от государств бывшего «Восточного блока» и в том числе СССР, в Швеции госсектор отнюдь не состоит из предприятий, создающих прибавочный продукт. При этом расходы на социальное обеспечение в ВВП Швеции составляют более 40 %. Извлекаются необходимые для этого средства путём налогообложения, причём основным его объектом является не крупный корпоративный бизнес, а наёмные рабочие и мелкие предприниматели. Таким образом выходит, что в виде «социальных выплат» им возвращается часть ими же и созданной стоимости, ранее у них же изъятой. Максимальная ставка налога на средний доход рабочего составляет — 50-65 %, служащего — до 80 %.[71] Вывод делается следующий:

    Социальные, или как их именуют социал-демократы «умеренно социалистические» реформы, затрагивающие только сферу распределения, всегда оказываются половинчатыми и в долгосрочной перспективе — непременно убыточными. Любая попытка улучшить изнутри такой «распределительный (трансферный) социализм» будет усугублять системные противоречия, скрытые в недрах этого социально-политического порядка. И большая часть грядущих материальных издержек, связанных с реставрацией или модернизацией этой модели «государства благоденствия», вновь ляжет на плечи класса наёмных работников.[71]

    Американский социолог и экономист Дж. Бьюкенен называет подобный тип социально-политического устройства «государством трансфера»:

    «Государство трансфера» всего лишь взимает налоги с индивидов и групп, находящихся в его юрисдикции, и переводит (англ. transfers) эти средства в виде выплат наличными другим индивидам и группам данного политического сообщества[71].

    Лишена такая «перераспределительная» социальная система, стоящая на ориентированном на получение прибыли любой ценой (то есть, имеющим с ней строго противоположные цели) рыночно-капиталистическом базисе, и большинства характерных (как практически, так и потенциально) для плановой экономики преимуществ: в частности, рационального, планомерного и научно обоснованного развития производительных сил общества как единого народнохозяйственного организма.

    Критики справа, в свою очередь, также отмечают и такие свойственные этой системе проблемы, как огромный рост бюрократизма, сильнейшая идеологизация и даже постепенный дрейф к «неототалитаризму», характерные для бесплатной медицины длинные очереди и т. д.

    Самоуправленческий социализм[править | править код]

    Самоуправленческий социализм — внутреннее течение социалистической мысли отрицающее необходимость сильного государства и монополию государственной собственности. Концепция в 70—80-е годы XX века сформулирована в некоторых программных документах ряда партий Социнтерна — Франции, Испании, Португалии, Бельгии[72]. Считается, что все граждане общества должны участвовать в процессе выработки и принятия решений при децентрализации системы управления. Государство сохраняется для внешних отношений, а все его внутренние функции передаются органам самоуправления. Сторонники данной концепции поддерживают необходимость классовой борьбы, принципа интернационализма, однако считают, что в СССР не было социализма, а был госкапитализм.

    В России[править | править код]

    После прихода в России большевиков к власти пути социализма и социал-демократии решительно разошлись[73].

    Существует мнение[74], что наличие предприятий с коллективной формой собственности в условиях рыночной экономики позволяет говорить об особой форме социализма, т. н. «рыночном социализме». Адепты рыночного социализма утверждают что самоуправление на производственных предприятиях имеет принципиальные отличия от обычного права распоряжения и управления собственностью, характерного для рыночной экономики.

    Вопрос о роли рынка в социалистическом хозяйстве встал в СССР в период новой экономической политики, но дискуссии того времени были насильственно прерваны. Теория рыночного социализма начала формироваться в ходе дискуссии с тезисом неоавстрийской школы о невозможности хозяйственного расчёта при социализме после опубликования работ польского экономиста О. Ланге «Об экономической теории социализма» (1938) и англо-американского экономиста А. Лернера «Экономическая теория контроля: принципы экономики благосостояния» (1944), авторы которых использовали аппарат теории общего экономического равновесия[75].

    В начале 1950-х годов руководство Югославии провозгласило курс на создание модели социализма, ключевым элементом которой стало «рабочее самоуправление» предприятий, имеющих возможность выбирать наиболее выгодные условия реализации своей продукции, включая доступ к внешним рынкам, при сохранении государственного планирования. Главным теоретиком «югославской модели» стал Э. Кардель. Под влиянием югославского опыта американский экономист Я. Ванек начал разработку «общей теории рыночного хозяйства, управляемого рабочими»[75].

    В ходе «

    Восточный блок — Википедия

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

    Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 28 декабря 2019; проверки требуют 3 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 28 декабря 2019; проверки требуют 3 правки. Восточный блок

    Восточный блок (англ. Eastern Bloc) — термин, использовавшийся на Западе во второй половине XX века для обозначения просоветских стран Центральной и Восточной Европы во главе с СССР[1][2][3], являвшихся европейскими странами «второго мира».

    Возник после окончания Второй мировой войны как результат прихода к власти Коммунистических и рабочих партий в странах народной демократии. При этом не все страны региона, провозглашавшие себя социалистическими, входили в Восточный блок: Югославия шла отдельным от СССР путём с 1948 года (см. Советско-югославский раскол) и стала одним из инициаторов Движения неприсоединения, а Албания в 1960-е годы покинула объединения Восточного блока — СЭВ и ОВД (см. Советско-албанский раскол).

    Восточный блок закончил своё существование после «бархатной революции» в Чехословакии и объединения Германии в 1990 году. 1 июля 1991 года на встрече в Праге была распущена Организация Варшавского договора, что подвело окончательную черту под существованием Восточного блока.

    Важнейшую интеграционную роль выполняли экономические структуры СЭВ.

    Восточный блок был основан не только на идеологической и экономической близости социалистических стран, но также на соглашениях о коллективной взаимопомощи при потенциальном нападении блока НАТО.

    Для нужд информации и связи стран блока функционировала телекоммуникационная сеть Восточный Берлин — Варшава — Прага — Москва, посредством которой осуществлялось телевещание на страны Восточной Европы, транслировались телевизионные передачи из Москвы, также сеть использовалась для фиксированной голосовой связи абонентов в указанных странах. В 1963 году в Польше был введен в эксплуатацию крупнейший в Восточной Европе узел связи на 2 тыс. каналов передачи данных[4].

    1. ↑ Hirsch, Donald; Kett, Joseph F. & Trefil, James S. (2002), The New Dictionary of Cultural Literacy, Houghton Mifflin Harcourt, с. 316, ISBN 0-618-22647-8 
    2. ↑ Satyendra, Kush (2003), Encyclopaedic dictionary of political science, Sarup & Sons, с. 65, ISBN 81-7890-071-8 .
    3. ↑ Compare: Janzen, Jörg. Cities of Pilgrimage / Jörg Janzen, Thomas Taraschewski. — Münster : LIT Verlag, 2009. — Vol. 4. — P. 190. — «Until 1990, despite being a formally independent state, Mongolia had de facto been an integral part of the Soviet dominated Eastern Bloc.». — ISBN 9783825816186.
    4. ↑ Poland: New Communications Facility. // Military Review. — April 1963. — Vol. 43 — No. 4 — P. 106.
    • Applebaum, Anne (2012), Iron Curtain: the Crushing of Eastern Europe, 1944-56, Allen Lane 
    • Beschloss, Michael R (2003), The Conquerors: Roosevelt, Truman and the Destruction of Hitler's Germany, 1941–1945, Simon and Schuster, ISBN 0-7432-6085-6 
    • Berthon, Simon & Potts, Joanna (2007), Warlords: An Extraordinary Re-creation of World War II Through the Eyes and Minds of Hitler, Churchill, Roosevelt, and Stalin, Da Capo Press, ISBN 0-306-81538-9 
    • Bideleux, Robert & Jeffries, Ian (2007), A History of Eastern Europe: Crisis and Change, Routledge, ISBN 0-415-36626-7 
    • Böcker, Anita (1998), Regulation of Migration: International Experiences, Het Spinhuis, ISBN 90-5589-095-2 
    • Brackman, Roman (2001), The Secret File of Joseph Stalin: A Hidden Life, Frank Cass Publishers, ISBN 0-7146-5050-1 
    • Cook, Bernard A. (2001), Europe Since 1945: An Encyclopedia, Taylor & Francis, ISBN 0-8153-4057-5 
    • Crampton, R. J. (1997), Eastern Europe in the twentieth century and after, Routledge, ISBN 0-415-16422-2 
    • Dale, Gareth (2005), Popular Protest in East Germany, 1945–1989: Judgements on the Street, Routledge, ISBN 0714654086 
    • Dowty, Alan (1989), Closed Borders: The Contemporary Assault on Freedom of Movement, Yale University Press, ISBN 0-300-04498-4 
    • Ericson, Edward E. (1999), Feeding the German Eagle: Soviet Economic Aid to Nazi Germany, 1933–1941, Greenwood Publishing Group, ISBN 0-275-96337-3 
    • Frucht, Richard C. (2003), Encyclopedia of Eastern Europe: From the Congress of Vienna to the Fall of Communism, Taylor & Francis Group, ISBN 0-203-80109-1 
    • Gaddis, John Lewis (2005), The Cold War: A New History, Penguin Press, ISBN 1-59420-062-9 
    • Goertz, Gary (1995), Contexts of International Politics, Cambridge University Press, ISBN 0-521-46972-4 
    • Grenville, John Ashley Soames (2005), A History of the World from the 20th to the 21st Century, Routledge, ISBN 0-415-28954-8 
    • Grenville, John Ashley Soames & Wasserstein, Bernard (2001), The Major International Treaties of the Twentieth Century: A History and Guide with Texts, Taylor & Francis, ISBN 0-415-23798-X 
    • Grogin, Robert C. (2001), Natural Enemies: The United States and the Soviet Union in the Cold War, 1917–1991, Lexington Books, ISBN 0-7391-0160-9 
    • Gorodetsky, Gabriel (2001), Grand Delusion: Stalin and the German Invasion of Russia, Yale University Press, ISBN 0300084595 
    • Hardt, John Pearce & Kaufman, Richard F. (1995), East-Central European Economies in Transition, M.E. Sharpe, ISBN 1-56324-612-0 
    • Harrison, Hope Millard (2003), Driving the Soviets Up the Wall: Soviet-East German Relations, 1953–1961, Princeton University Press, ISBN 0-691-09678-3 
    • Krasnov, Vladislav (1985), Soviet Defectors: The KGB Wanted List, Hoover Press, ISBN 0-8179-8231-0 
    • Lipschitz, Leslie & McDonald, Donogh (1990), German unification: economic issues, International Monetary Fund, ISBN 1-55775-200-1 
    • Lukacs, John (2006), June 1941: Hitler and Stalin, Yale University Press, ISBN 0-300-11437-0 
    • Maddison, Angus (2006), The world economy, OECD Publishing, ISBN 92-64-02261-9 
    • Michta, Andrew A. & Mastny, Vojtech (1992), East Central Europe after the Warsaw Pact: Security Dilemmas in the 1990s, Greenwood Press, ISBN 92-64-02261-9 
    • Miller, Roger Gene (2000), To Save a City: The Berlin Airlift, 1948–1949, Texas A&M University Press, ISBN 0-89096-967-1 
    • Miscamble, Wilson D. (2007), From Roosevelt to Truman: Potsdam, Hiroshima, and the Cold War, Cambridge University Press, ISBN 0-521-86244-2 
    • Murray, Williamson & Millett, Allan (2001), A War to be Won: Fighting the Second World War, Harvard University Press, ISBN 0-674-00680-1 
    • Myant, Martin & Drahokoupil, Jan (2010), Transition Economies: Political Economy in Russia, Eastern Europe, and Central Asia, Wiley-Blackwell, ISBN 978-0-470-59619-7 
    • Navrátil, Jaromír (2006), The Prague Spring 1968: A National Security Archive Document Reader (National Security Archive Cold War Readers), Central European University Press, ISBN 963-7326-67-7 
    • Nekrich, Aleksandr Moiseevich; Ulam, Adam Bruno & Freeze, Gregory L. (1997), Pariahs, Partners, Predators: German–Soviet Relations, 1922–1941, Columbia University Press, ISBN 0-231-10676-9 
    • O'Connor, Kevin (2003), The history of the Baltic States, Greenwood Publishing Group, ISBN 0-313-32355-0 
    • O'Neil, Patrick (1997), Post-communism and the Media in Eastern Europe, Routledge, ISBN 0-7146-4765-9 
    • Olsen, Neil (2000), Albania, Oxfam, ISBN 0-85598-432-5 
    • Overy, R. J. (2004), The Dictators: Hitler's Germany and Stalin's Russia, W. W. Norton & Company, ISBN 0-393-02030-4 
    • Pearson, Raymond (1998), The Rise and Fall of the Soviet Empire, Macmillan, ISBN 0-312-17407-1 
    • Pollack, Detlef & Wielgohs, Jan (2004), Dissent and Opposition in Communist Eastern Europe: Origins of Civil Society and Democratic Transition, Ashgate Publishing, Ltd., ISBN 0-7546-3790-5 
    • Puddington, Arch (2003), Broadcasting Freedom: The Cold War Triumph of Radio Free Europe and Radio Liberty, University Press of Kentucky, ISBN 0-8131-9045-2 
    • Roberts, Geoffrey (2006), Stalin's Wars: From World War to Cold War, 1939–1953, Yale University Press, ISBN 0-300-11204-1 
    • Roberts, Geoffrey (2002), Stalin, the Pact with Nazi Germany, and the Origins of Postwar Soviet Diplomatic Historiography, vol. 4 
    • Saxonberg, Steven (2001), The Fall: A Comparative Study of the End of Communism in Czechoslovakia, East Germany, Hungary and Poland, Routledge, ISBN 90-5823-097-X 
    • Shirer, William L. (1990), The Rise and Fall of the Third Reich: A History of Nazi Germany, Simon and Schuster, ISBN 0-671-72868-7 
    • Smith, David James; Pabriks, Artis; Purs, Aldis & Lane, Thomas (2002), The Baltic States: Estonia, Latvia and Lithuania, Routledge, ISBN 0-415-28580-1 
    • Taagepera, Rein (1993), Estonia: Return to Independence, Westview Press, ISBN 0-8133-1703-7 
    • Teichova, Alice & Matis, Herbert (2003), Nation, State, and the Economy in History, Cambridge University Press, ISBN 0-521-79278-9 
    • Tucker, Robert C. (1992), Stalin in Power: The Revolution from Above, 1928–1941, W. W. Norton & Company, ISBN 0-393-30869-3 
    • Turner, Henry Ashby (1987), The Two Germanies Since 1945: East and West, Yale University Press, ISBN 0-300-03865-8 
    • Turnock, David (1997), The East European economy in context: communism and transition, Routledge, ISBN 0-415-08626-4 
    • Watry, David M. Diplomacy at the Brink: Eisenhower, Churchill, and Eden in the Cold War. Baton Rouge: Louisiana State University Press, 2014.
    • Wegner, Bernd (1997), From Peace to War: Germany, Soviet Russia, and the World, 1939–1941, Berghahn Books, ISBN 1-57181-882-0 
    • Weinberg, Gerhard L. (1995), A World at Arms: A Global History of World War II, Cambridge University Press, ISBN 0-521-55879-4 
    • Wettig, Gerhard (2008), Stalin and the Cold War in Europe, Rowman & Littlefield, ISBN 0-7425-5542-9 
    • Williams, Kieran (1997), The Prague Spring and its Aftermath: Czechoslovak Politics, 1968–1970, Cambridge University Press, ISBN 0-521-58803-0 
    • Photographs of Russia in 1967 (неопр.). Архивировано 31 января 2008 года.
    • Candid photos of the Eastern Bloc September-December 1991, in the last months of the USSR
    • Photographic project «Eastern Bloc» «Eastern Bloc» examines the specificities and differences of living in totalitarian and post totalitarian countries. The project is divided into chapters, each dedicated to one of the Eastern European countries—Slovak Republic, Poland, ex-GDR, Hungary, Czech Republic and ex-Yugoslavia.
    • The Lives of Others official website
    • RFE Czechoslovak Unit Open Society Archives, Budapest
    • Museum of occupations of Estonia — Project by the Kistler-Ritso Estonian Foundation
    • Gallery of events from Poznań 1956 protests
    • OSA Digital Archive Videos of the 1956 Hungarian Revolution
    • RADIO FREE EUROPE Research, RAD Background Report/29: (Hungary) 20 October 1981, A CHRONOLOGY OF THE HUNGARIAN REVOLUTION, 23-4 October November 1956, compiled by RAD/Hungarian Section-Published accounts
    • The Berlin Airlift (неопр.). American Experience. Дата обращения 5 марта 2007. — A PBS site on the context and history of the Berlin Airlift.
    • 1961 JFK speech clarifying limits of American protection during the 1961 Berlin Wall crisis (неопр.). Архивировано 19 февраля 2006 года.
    • Berlin 1983: Berlin and the Wall in the early 1980s (неопр.). Архивировано 28 сентября 2007 года.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *