США ввели частичные санкции против суверенного долга России :: Экономика :: РБК

Американские власти также объявили, что будут отказывать в предоставлении лицензий на экспорт в Россию в адрес государственных предприятий химических и биологических товаров, контролируемых по линии Минторга США. Поставки по существующим контрактам смогут продолжиться. Сложно оценить, как повлияет этот запрет на двустороннюю торговлю. В 2018 году Россия, например, импортировала из США сыворотки, вакцины, токсины, культуры микроорганизмов (код 3002 ТН ВЭД) на сумму $301 млн. По оценке Госдепартамента США, новые санкции в целом могут лишить Россию доступа к «миллиардам долларов» двусторонних коммерческих отношений.

Точная сфера действия ограничений будет зависеть от того, что власти США подразумевают под «банками» с одной стороны и «сувереном» с другой. Разъяснения ожидаются от Управления по контролю за иностранными активами (OFAC) Минфина США.

На практике американские банки больше не смогут покупать валютные еврооблигации правительства России на первичных размещениях. Таким образом, администрация США реализует запрет на прямое долларовое финансирование «российского суверена». Однако американским инвесторам ничто не помешает купить российские евробонды после начала их обращения на рынке. Пока не ясно, насколько банки будут пользоваться такими возможностями — есть вероятность, что они полностью уйдут с этого рынка во избежание репутационных и санкционных рисков.

Сколько российских евробондов покупают американцы

  • В 2019 году Россия размещала еврооблигации дважды — в марте и июне, оба раза по два транша.
  • Инвесторы из США выкупили в общей сложности 22,4% всех выпусков в этом году — примерно $1,4 млрд из $6,4 млрд, следует из расчетов РБК на основе данных Минфина.
  • В последнем выпуске с погашением в 2035 году их доля достигла 29%.

Формально Россия лишится около 20% инвесторской базы по евробондам. На самом деле российские еврооблигации размещались с большой переподпиской: так, в ходе июньской продажи на $2,5 млрд совокупный спрос на бумаги составил $7 млрд, при этом российские инвесторы были исключены из размещения. При продаже евробондов Минфин сам выбирает итоговые пропорции по географии инвесторов. Таким образом, можно предположить, что выход американцев не приведет к дефициту инвесторов.

Кроме того, Минфин уже неоднократно говорил, что объективной необходимости размещать еврооблигации у него нет. Минфин вправе перераспределять внешние и внутренние заимствования в пределах общего лимита, то есть может при необходимости нарастить долю ОФЗ.

Нерезидентам принадлежит около 35,7% всего российского госдолга (ОФЗ и евробондов), или $60,7 млрд из $170,3 млрд (данные Банка России по ОФЗ на 1 июля, по еврооблигациям — на 1 апреля). В том числе лишь около $20 млрд в евробондах.

Неизвестно, сколько точно принадлежит американским инвесторам (Минфин и ЦБ не раскрывают данные о страновой принадлежности), но рейтинговое агентство АКРА в прошлом году оценивало, что американцы владеют 8–10% российского публичного госдолга (то есть $13–17 млрд). Это далеко не только банки, но и пенсионные фонды, управляющие компании.

Банкам США на конец марта 2019 года принадлежали обязательства «официа

Как новые санкции на российский госдолг отразятся на облигациях Минфина :: Новости :: РБК Quote

Как новые санкции на российский госдолг отразятся на облигациях Минфина

Американские конгрессмены одобрили поправку в бюджет о запрете операций с госдолгом России. Аналитики рассказали, как на это отреагирует российский фондовый рынок и что теперь будет с облигациями федерального займа

Здание Конгресса, Вашингтон, США (Фото: skeeze / Pixabay)

Палата представителей конгресса США включила в проект бюджета следующего года поправку о запрете каких-либо операций с государственным долгом России для американских граждан, сообщило агентство Reuters.

Конгрессмены связали это с приписываемым России вмешательством в американский избирательный процесс. Новый санкционный механизм может быть запущен после утверждения законопроекта бюджета обеими палатами конгресса и президентом США.

Конгресс уже проголосовал за; Дональд Трамп пока не высказывал свою позицию по этому вопросу. В случае одобрения поправки американцы не смогут покупать российские гособлигации и иными способами кредитовать Россию.

Как рынки отреагировали на новость

В пятницу, 12 июля, рубль и облигации  федерального займа (ОФЗ) подешевели. Инвесторы использовали новость как повод зафиксировать прибыль  , полученную после нескольких дней роста.

«Реакция рынков на новость весьма красноречива — инвесторы уже почти не обращают внимания на подобные инициативы, которые еще не стали законом», — рассказал начальник отдела инвестидей БКС Нарек Авакян.

Доля резидентов США в российском государственном долге составляет от 8% до 12%, подсчитали в компании «Иволга Капитал».

Разговоры о введении санкций на российский госдолг идут почти год, так что все, кто мог, уже подготовились, рассказал управляющий партнер Exante Алексей Кириенко. Российский долг пользовался повышенным спросом, в том числе со стороны иностранных инвесторов. Этим пользовался Минфин, активно продавая ОФЗ на рынке с начала года.

В результате на текущий момент Минфин уже выполнил годовую программу заимствований на две трети и планирует во втором полугодии наращивать госдолг помедленнее, сообщил аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин. Ведомство значительно сократило объемы размещения ОФЗ за последний месяц.

Стоит ли избавиться от гособлигаций

Старший риск-менеджер «Алго Капитала» Виталий Манжос назвал инициативу конгрессменов нелогичной. «Не совсем понятно, как оборонный бюджет США связан с активностью американских частных инвесторов на внешних финансовых рынках, — заявил Манжос. — Однако даже указанные поправки предполагают запрет на совершение новых сделок с российским суверенным долгом. Таким образом, уже сделанные инвестиции американских инвесторов в российские облигации не попадут под удар».

В худшем случае иностранные инвесторы будут постепенно выводить капитал из России по мере выхода из обращения уже существующих долговых бумаг, считает Манжос.

Генеральный директор «Иволги Капитал» Андрей Хохрин также считает, что инвесторам на такие новости реагировать преждевременно. В процессе длительного согласования проект могут неоднократно поменять, допустил аналитик.

Если ограничения действительно введут, наплыв предложения на продажу российского госдолга может вырасти, рассказал Андрей Хохрин. Это снизит спрос на будущих аукционах Минфина по продаже облигаций.

Для повышения спроса Минфин может увеличить премию на аукционах по размещению ОФЗ, что гарантирует повышенную доходность по долгу. Это сделает новые облигации более «дорогими» для бюджета. Иными словами, государство будет тратить больше на обслуживание такого долга — а инвесторы смогут получить больший доход.

«Новость о возможности введения санкций на российский госдолг может быть результатом внутриполитической борьбы в США. Маловероятно, что санкции действительно будут приняты, так как это не в интересах Соединенных Штатов. Более того, это может еще больше рассорить страны с главным союзником — Европой», — сообщил Нарек Авакян.

По мнению аналитика БКС, администрации Трампа невыгодно обострять отношения с Россией, так как это сильнее сблизит Россию с Китаем. Авакян уверен: санкции останутся локальными и символическими, а инвесторам в российские гособлигации паниковать не стоит.

Документ, удостоверяющий имущественное право, который может покупаться и продаваться. Наиболее распространенные ценные бумаги акции, облигации и депозитарные расписки. Акция — удостоверяет долю участия в имуществе компании, включая долю в нераспределенной прибыли. Акции бывают обыкновенными и привилегированными. Обыкновенная акция наделяет владельца правом голоса на собрании акционеров компании, причем количество голосов пропорционально количеству акций. Привилегированная акция наделяет преимущественным правом на распределение прибыли, но не наделяет правом голоса на собрании акционеров. Облигация удостоверяет право на часть долга эмитента, который возник путем размещения этих облигаций. Часто акции и облигации торгуются на специальных торговых площадках — биржах (обращаются на биржах) и являются предметом инвестиций портфельных инвесторов. Закрытие открытой торговой позиции для извлечения прибыли при движении биржевых котировок в выгодную для трейдера сторону. Как правило фиксация прибыли происходит при достижении определенного приемлемого размера прибыли, либо при дальнейшей неопределенности движения котировок. Для длинной позиции фиксация прибыли происходит путем продажи ценных бумаг, для короткой позиции фиксация прибыли происходит через покупку ценных бумаг. Часто массовая фиксация прибыли участниками торгов после продолжительного направленного движения цен (тренда) становится причиной коррекции

Автор: Марина Мазина.

Главные факторы рубля – по-прежнему, нефть и ОФЗ, а не фейковые «санкции»

Вчера вечером мы вновь столкнулись с безошибочно узнаваемой по прошествии лет фейковой атакой на российские активы – рубль и фондовые индексы. Ресурс «Инвестинг.ком» весьма остроумно назвал это «Morgan Stanley (NYSE:) оказался сильнее Moody’s», ссылаясь на то, что накануне вечером выходили две противоположные по тональности новости. С одной стороны, Moody’s после повышения суверенного рейтинга России в минувшую пятницу логичным образом подняли рейтинги сразу более чем полутора десяткам крупнейших российских публичных компаний. С другой, инвестбанк Morgan Stanley опубликовал небольшую аналитическую записку, в которой констатировалось, что российский фондовый рынок вырос с начала года на 13%, и по этой причине выглядит уже дорогим (с чем можно поспорить, сравнивая его инвестиционные мультипликаторы с аналогичными показателями других рынков).

Касательно быстро отождествлённого главного виновника вчерашних вечерних событий, слухов о новых санкциях. Во-первых, надо различать санкции и внесение новых имён в ограничительные списки – это разные вещи, хотя сами американцы их для единообразия всё же называют «санкциями». Настоящие же санкции – это законодательный акт, требующий постановки его на голосование сначала в Нижнюю палату американского парламента (Палату Представителей), в которой сейчас доминируют Республиканцы, потом, через несколько дней этот же законопроект (если он будет включён в повестку дня, а не отклонён, как это произошло в конце декабря, когда сенаторы-демократы просто отказались голосовать за все законопроекты республиканцев до тех пор, пока последние не возобновят работу правительства) – за или против него будут голосовать уже сенаторы Верхней палаты (Сената), и лишь затем он неспешно двинется для подписания на стол Дональда Трампа.

В прошлом году они уже пытались провести через Конгресс санкционный законопроект против России. Внесенный тогда пакет озаглавили «Актом о защите американской безопасности от кремлевской агрессии» (Defending American Security from Kremlin Aggression Act, DASKA). Законопроект не прошёл, и теперь его автор время от времени недовольно стряхивает с него пыль, пытаясь вновь и вновь напомнить о его существовании. Сенатор от штата Южная Каролина Линдси Грэм, главный его автор, известен как один из самых одиозных и гиперактивных сенаторов, кредо которого – быть постоянно в кадре и кому-нибудь что-то доказывать. Некий аналог Владимира Жириновского в пору молодости (только с противоположной повесткой) или, ещё ближе, нынешнего украинского депутата Олега Ляшко – сразу приносим извинения за сравнения, но они необходимы для лучшего понимания происходящих процессов, поскольку рынки на них реагируют крайне болезненно. В пору пика баталий Трампа с Демократами по поводу разногласий относительно строительства пограничной стены с Мексикой, г-н Грэм прямо-таки не вылезал из кадра всевозможных (и правых, и центристских, и левых) американских телеканалов и, артистично нагоняя на себя внешние признаки приступов гнева (кто знает – должен согласиться, что они у Грэма получаются отменно), всегда заканчивал свои тирады фразой «мы не можем так жить дальше!»

Поскольку риски повторения шатдауна, час икс которого наступает завтра, 15 февраля, всё же существенно снизились, заскучавший Грэм, видимо, решил, что пришло время вновь напомнить, что он терпеть не может не только мексиканские бурритос, но и русские пельмени с водкой. Вот, собственно, и вся вчерашняя история. Ничего нового мы не увидели, хотя медийного шума было вдоволь!

Как следствие, рубль сегодня у нас стоит на агрессивную покупку, так как новость эта не прошла наш внутренний фильтр на достоверность, а нефть, тем временем, уже $64,25 за баррель по сорту , хотя ещё в понедельник она была возле отметки $61/bbl. По состоянию на 12:45 МСК рубль зафиксировался на высоком уровне 66,85 к доллару, естественно, обрушив «потолок» своего среднесрочного торгового коридора 65-66. Тем не менее, запас энергии постановочной распродажи на глазах тает, так что возвращение рубля в вышеупомянутый диапазон теперь лишь вопрос очень непродолжительного времени.

Единственный нефейковый повод для волнений – это ситуация с новым правилом размещения ОФЗ. Как известно, вчера были проведены два аукциона по новой схеме, где варьируемых параметров уже два – ставка отсечения доходности и объём предложения бумаг. Размещённая доля облигаций по аукциону с большим стартовым объёмом, более 300 млрд руб, оказалась менее 2%, что, на наш взгляд, подрывает имидж этих главных для российских инвесторов бумаг. Чтобы не произошло того, что случилось с КОБРами ЦБ РФ, на наш взгляд, Минфину следует немедленно объявить о возврате к прежней схеме размещения ОФЗ. В противном случае, если рынок почувствует, что регулятору нужны средства «в неограниченном объёме», чем больше – тем лучше, есть риск того, что ОФЗ начнут сильно «продавливать» по котировкам, чего очень не хотелось бы.

Владимир Рожанковский, эксперт «Международного Финансового Центра»

Санкции против ОФЗ России: в аргументах и цифрах

Интересующиеся наверняка видели новость, распространённую ещё 2 февраля агентством Bloomberg. Речь о любопытном документе, который Минфин США подготовил по требованию Конгресса. В нём сделан вывод о негативных последствиях для самих же США, которые повлекло бы за собой введение запретов на покупку российских долговых бумаг – американскими инвесторами и компаниями, на которые США могут юридически и финансово воздействовать. Большинство русскоязычных СМИ цитировали лишь ключевые выводы, а между тем и некоторые цифры, и логические связки также представляют интерес. С оригиналом документа внимательно ознакомился шеф-аналитик ГК ТелеТрейд Пётр Пушкарёв и поделился с нами подробностями.

Одна из широко растиражированных цитат: «распространение санкций на новый суверенный долг России и на весь спектр связанных с ним производных ценных бумаг может ограничить конкурентоспособность крупных управляющих активами компаний в США и оказать потенциальные побочные влияния на глобальные финансовые рынки и на бизнес в целом».

Внимание заслуживает уже выделенное курсивом в оригинале слово новый: ведь уже в преамбуле документа говорится: «проделанный анализ не включает в себя последствия возможных запретов на обращение существующих выпусков российских долговых бумаг и существующих производных инструментов. Минфин сразу как бы расставляет акценты, показывая, что и негатива от более щадящих ограничений на покупку только новых выпусков бумаг достаточно, чтобы засомневаться в целесообразности подобных мер.

Дальше доклад методично подводит базу под высокую устойчивость и притягательность для инвесторов рынка российских ОФЗ. Материал подан словно ликбез для некоторых неучей-конгрессменов, и явно делается вывод: что Россия по серьезному хотела взять в займы, то она главным образом уже взяла. А значит, ограничат они покупки, давление на Россию это окажет, но ограниченное. Далеко не как на Венесуэлу, где всех золотовалютных резервов осталось не $450 млрд, а всего $10 млрд, и почти столько же им нужно в год платить процентов по долгам, так что даже нефть не всегда хватает средств уже от примесей очистить. Потрясёт наш рынок ОФЗ краткосрочно, отмечается в докладе, ненадолго подскочит доходность этих бумаг (брать придётся под более высокий процент). Но под этот временный скачок доходности, а значит и на более привлекательные условия, на рынок ОФЗ зайдут инвесторы из других стран, получат конкурентные преимущества, а вот по рынкам США наверняка ещё и будет нанесён некий удар «возмездия России (retaliation) против американских интересов».

В начале доклада упоминается: «после 2 лет рецессии в России из-за падения нефтяных цен и западных санкций, экономика в 2017 году «отскочила», начала восстанавливаться». Отмечена наша рекордно низкая инфляция, малый процент публичного долга: всего 15% по отношению к ВВП. Всячески и далее напоминают об устойчивости России к стрессам. «На конец 2017 года Российской Федерацией выпущено бондов на общую сумму, эквивалентную $160 млрд, из которых $122 млрд это «внутренние» бонды (ОФЗ) и $38 млрд «внешние» евробонды». ОФЗ оцениваются как «важный инструмент, финансирующий российский бюджетный дефицит и управляющий ликвидностью банковского сектора». А евробонды «Россия выпускает в основном в целях пополнения валютных резервов, для обслуживания внешнего долга и импорта облигаций, а также в имиджевых целях, чтобы быть в поле зрения международных инвесторов, особенно в Европе».

И дальше знаковая деталь: «в 2018-2019 гг в России планируются выпуски новых внутренних бондов примерно на $17 млрд в год, а затем объёмы выпусков нового долга будут потихоньку уменьшаться, так как бюджет будет постепенно приходить к балансу. А внешне постоянный профицит текущих счетов России, поддерживаемый экспортом энергии и объёмными резервами в иностранной валюте, и вполне приемлемое расписание выплат по номинированной в долларах части долга, лимитируют потребность в выпуске евробондов на ближайшие годы».

В общем, переживёт Россия без евробондов, если что. Зачем же этот «один из крупнейших развивающихся рынков» нужен инвесторам? Высокие проценты по купонам – понятно, прямая прибыль фондов. Но кроме этого в анализе Минфина США утверждается: «Связанные с суверенным долгом деривативы включают в себя широкий спектр инструментов, в том числе валютные деривативы, свопы на процентные ставки и кредитно-дефолтные свопы, с помощью которых российские и международные инвесторы управляют рыночными рисками и спекулируют на рыночных движениях. Всем этим набором инструментов, а не только напрямую связанными с долгом кредитно-дефолтными свопами, инвесторы хеджируют риски, связанные с процентными ставками и с валютным курсом рубля – то есть, защищаются от рисков, внутренне присущих рублёвым бондам». Защищаются от факторов, способных повлиять на доходность бондов, таких как изменения в процентных ставках. Защищаются от странового дефолта, покупая CDS – кредитно-дефолтные свопы. И защищают саму инвестируемую сумму и доход, чтобы денег потом не стало по итогу меньше в валютном эквиваленте из-за колебаний курса рубля – покупая, например, фьючерсы и опционы на курс Доллар/Рубль.

И если рынок деривативов, связанных с флуктуациями процентной ставки и курсом рубля, доклад оценивает всего лишь в $2,7 млрд, из которых $200 млн приходится на США, $700 млн на Францию, $400 млн на Великобританию и $600 млн на Италию, то рынок CDS на Россию оценивается аж в $72 млрд.

Именно через рынок CDS весь западный бизнес в России страхуется формально от дефолта. Отсюда указывая мягко на взаимосвязь скачков доходностей по ОФЗ в случае вызванных потрясений ещё и со скачками котировок вверх на рынке CDS, доклад как бы намекает: всё чревато удорожанием условий работы и недополученные в итоге прибылями, а то и убытками для всех действующих в России западных компаний: и для реального, и для финансового сектора. Не говоря уже о возможном синхронном росте ставок доходности на развивающихся рынках, что также упомянуто: там появятся перекосы на долговом и фондовом рынках, куда-то может из-за выросшей доходности начать стремиться больше капитал.

В открытой части записки об этом не сказано, но существует и секретная часть – где может содержаться что угодно. Допустим, может напрямую и без экивоков уже для самых «понятливых» сторонников санкций рассказываться об «актах возмездия». Например, что за собой потянет реальная возможность распродажи Россией хотя бы $50 млрд из $100 млрд имеющихся у ЦБ американских бумаг. Ведь не факт, что в этих условиях другие страны переложатся именно в провоцирующую конфликт Америку, куда и так у всех вложены максимальные суммы. Скорее захеджируются, выберут иные страны и юрисдикции. Кстати, Минфин однозначно не рекомендует вводить санкции, если к ним не присоединятся европейцы. А США вообще-то кровь из носу нужно в этом году разместить новых бумаг на рекордный триллион долларов, чтобы финансировать утверждённый уже дефицит под налоговую реформу. И может быть себе дороже устраивать разборки с возможной раскачкой на долговом рынке. Доходности на долговом рынке США и так зашкаливают, доходили на днях на пике до 2,88%. Спрос уже на «казначейки» стал слабее, этим и вызван рост доходности. Если размещать ещё на более жёстких условиях бумаги, то придется больше по долгаи потом платить. А ну как русских и Китай поддержит, продав еще часть из своих запасов «не поэтому» формально, но с учетом… И как себя частные инвесторы поведут, ещё вопрос.

Может ускориться финансовое сближение стран БРИКС. Для их компаний вырастет в России стоимость хеджирования, то есть защиты от рисков, как уже говорилось. Всем компаниям из этих стран, ведущим в России свой бизнес, придется и CDS дороже покупать страховочные, и контракты на защиту от флуктуаций колебаний курса рубля закупать надо будет в большем объеме и на менее выгодных условиях. Китай и другие инвесторы не заинтересованы в ухудшении условий в России и чисто экономически: им придется самим тогда брать на себя большую долю финансирования в совместных проектах, да и потребительский спрос желателен. Вполне могли уже американцам высказать: что мол, не делайте так, а то мы будем менее уступчивы в каких-нибудь других торговых вопросах, и если для вас рынок России не важен, то для нас важен.

И госдеп с докладом об оборонных санкциях, а теперь и Минфин США в одну дудку пытаются убедить Конгресс и сторонников версии, что «Трамп – русский шпион», что хватит с Россией бодаться, посеешь ветерок – пожнешь бурю. Да и малорезультативно. Администрация Трампа уже показала свое нежелание на деле усугублять против России какие-либо санкции, составив издевательские по форме списки фигурантов «по методу Полонского» – все, у кого есть миллиард, плюс телефонный справочник российских властных структур скопировала. И дотянули демонстративно со всем этим до последнего положенного законом дня, всячески давая понять, что не считают они нужным в этом активно участвовать. А лишь формально выполнили постановление конгресса день в день.

Не знаем, что осталось в секретной части. Но замечу, что и несекретную-то часть про санкции против ОФЗ сам где-то Bloomberg раздобыл. Минфин публиковать её, в отличие от популистского «кремлевского списка», как видим, не стремился – считая, очевидно, что такие вопросы лучше обсудить с конгрессом тет-а-тет, в своем кругу и не будить зря лихо, пока тихо.

В качестве же официального в конце предложен вывод: «масштаб и весь спектр последствий распространения санкций на суверенный долг и связанные с ним производные бумаги не очевидны [или их сложно однозначно оценить] (в оригинале — is uncertain), эффекты могут быть перенесены (могут сказаться) как на Российскую Федерацию, так и на американских инвесторов и бизнес».

Почему санкции ударят по евробондам РФ сильнее всего – Вести Экономика, 04.03.2019

Москва, 4 марта — «Вести.Экономика» Угроза санкций как домоклов меч висит над российским рынком вот уже на протяжении многих месяцев. Какой сегмент рынка пострадает сильнее всего в случае реализации неблагоприятного сценария?

Эксперты из «Ренессанс Капитал» уверены, что в случае введения санкций еврооблигации РФ окажутся под более существенным давлением по сравнению с локальными бумагами.

Падение их доходностей из-за большей концентрации нерезидентов может быть сильнее, чем по локальным бумагам, на 1-2 процентных пункта в зависимости от дюрации, сказал в интервью Bloomberg управляющий директор компании Максим Орловский.

Решение о введении запрета на покупку новых выпусков суверенных бумаг РФ повысит доходности облигаций федерального займа до 10-10,5%, а также сдвинет все без исключения корпоративные бумаги, отметил он.

После апрельского обвала российских активов, вызванного санкциями против ОК «РусАл», рынок ОФЗ испытывал скачки доходностей каждый раз, когда в Конгрессе США активизировалась работа над законопроектами, которые предусматривали ограничения в отношении госдолга РФ.

И хотя политика Федеральной резервной системы оказывает наибольшее влияние на глобальный рынок облигаций, новые меры сенаторов США могут вызвать сильные оттоки капитала из РФ, сказал Орловский.

Инвесторам сейчас лучше держать короткие ОФЗ, заняв выжидательную позицию, «потому что премии не столь высоки, а риски значительные», отметил Орловский. Вопрос заключается в том, как будет сформулировано решение США.

«Запрет на покупку нового долга, помимо сильнейшего разового эффекта, будет иметь и долгосрочное негативное давление на курс рубля за счет того, что получаемые западными инвесторами доходы от погашения облигаций и выплаты купонов не будут реинвестироваться», — приводит слова эксперта агентство Bloomberg.

По данным Центробанка, доля нерезидентов на рынке ОФЗ в январе выросла впервые с марта прошлого года, а министерство финансов в среду разместило рекордный объем госбумаг для одного аукционного дня. Если санкции не будут введены, это «прекрасно, мы сможем увидеть значительный рост, пока опять кто-то конгрессе не чихнул в сторону России», сказал Орловский.

Но даже если ограничительные меры не будут приняты, доходности ОФЗ все равно вырастут к концу года на 25-50 базисных пунктов, прогнозирует он. По его словам, ЦБР придется еще раз повысить ключевую ставку из-за инфляции.

«Рубль в прошлом году сильно подешевел, меняется конъюнктура на внешнем рынке, выросла пшеница в цене, все эти вещи так или иначе будут сказываться на инфляции», — сказал он.

Не стоит ожидать того, что еврооблигации российских компаний испытают меньший по сравнению с суверенными бумагами удар в случае санкций, говорит Орловский. Нет смысла покупать инструменты ПАО «Газпром» с доходностью меньше, чем по суверенному долгу, отметил он. «Все съедет, даже евробонды частных компаний. Если такое произойдет, паника будет больше, нежели все разумные доводы», — сказал Орловский.

Инвестиции в суверенные и корпоративные евробонды РФ с начала года могли принести инвесторам 2,95% в долларах после убытка в 1,71% за прошлый год, свидетельствуют данные индекса Bloomberg Barclays EM Russia Total Return.

Добавим, ранее «Вести. Экономика» писали, что на рынке евробондов РФ уже сейчас наблюдаются определенные проблемы.

Будущее предопределено: единственный разумный выход для России — выход из долларовой зоны. Нелепость в том, что к этому шагу Москву подтолкнул именно Вашингтон. Ну и кто же теперь снимет сливки?

Один из крупнейших держателей российских евробондов — британская Ashmore Group — считает, что многие банки отказываются проводить операции с валютными долговыми бумагами РФ, становится все меньше маркетмейкеров, что сказывается на ликвидности.

Наличие ликвидности — одна из основных характеристик любой бумаги. Чем меньше объем торгов, тем сложнее выйти из данного актива. Все это, безусловно, снижает привлекательность облигаций.

Основная причина, как уже было сказано, — это угроза санкций.

Сейчас основные операции проводятся через российские госбанки, но и здесь санкционные риски остаются, так как под ограничения могут попасть и сами Сбербанк и ВТБ.

В связи с этим и сама Ashmore, и другие участники рынка сокращают вложения в евробонды РФ, хотя и считают их крайне привлекательными.

Санкции против ОФЗ России в аргументах и цифрах – Вести Экономика, 06.02.2018

Москва, 6 февраля — «Вести.Экономика». Интересующиеся наверняка видели новость, распространенную еще 2 февраля агентством Bloomberg. Речь о любопытном документе, который Минфин США подготовил по требованию конгресса. В нем сделан вывод о негативных последствиях для самих же США, которые повлекло бы за собой введение запретов на покупку российских долговых бумаг американскими инвесторами и компаниями, на которые США могут юридически и финансово воздействовать. Большинство русскоязычных СМИ цитировали лишь ключевые выводы, а между тем и некоторые цифры, и логические связки также представляют интерес. С оригиналом документа внимательно ознакомился шеф-аналитик ГК «ТелеТрейд» Пётр Пушкарёв и поделился с нами подробностями.Одна из широко растиражированных цитат: «Распространение санкций на новый суверенный долг России и на весь спектр связанных с ним производных ценных бумаг может ограничить конкурентоспособность крупных управляющих активами компаний в США и оказать потенциальные побочные влияния на глобальные финансовые рынки и на бизнес в целом».

Внимание заслуживает уже выделенное курсивом в оригинале слово «новый», ведь уже в преамбуле документа говорится: «Проделанный анализ не включает в себя последствия возможных запретов на обращение существующих выпусков российских долговых бумаг и существующих производных инструментов». Минфин сразу как бы расставляет акценты, показывая, что и негатива от более щадящих ограничений на покупку только новых выпусков бумаг достаточно, чтобы засомневаться в целесообразности подобных мер.

Дальше доклад методично подводит базу под высокую устойчивость и притягательность для инвесторов рынка российских ОФЗ. Материал подан словно ликбез для некоторых неучей-конгрессменов, и явно делается вывод: что Россия по-серьезному хотела взять в займы, то она главным образом уже взяла. А значит, ограничат они покупки, давление на Россию это окажет, но ограниченное. Далеко не как на Венесуэлу, где всех золотовалютных резервов осталось не $450 млрд, а всего $10 млрд, и почти столько же им нужно в год платить процентов по долгам, так что даже нефть не всегда хватает средств уже от примесей очистить. Потрясет наш рынок ОФЗ краткосрочно, отмечается в докладе, ненадолго подскочит доходность этих бумаг (брать придется под более высокий процент). Но под этот временный скачок доходности, а значит, и на более привлекательные условия, на рынок ОФЗ зайдут инвесторы из других стран, получат конкурентные преимущества, а вот по рынкам США наверняка еще и будет нанесен некий удар «возмездия России (retaliation) против американских интересов».

В начале доклада упоминается: «После 2 лет рецессии в России из-за падения нефтяных цен и западных санкций экономика в 2017 г. отскочила, начала восстанавливаться». Отмечена наша рекордно низкая инфляция, малый процент публичного долга: всего 15% по отношению к ВВП. Всячески и далее напоминают об устойчивости России к стрессам. «На конец 2017 г. Российской Федерацией выпущено бондов на общую сумму, эквивалентную $160 млрд, из которых $122 млрд — это «внутренние» бонды (ОФЗ) и $38 млрд — «внешние» евробонды». ОФЗ оцениваются как «важный инструмент, финансирующий российский бюджетный дефицит и управляющий ликвидностью банковского сектора». А евробонды «Россия выпускает в основном в целях пополнения валютных резервов, для обслуживания внешнего долга и импорта облигаций, а также в имиджевых целях, чтобы быть в поле зрения международных инвесторов, особенно в Европе».

И дальше знаковая деталь: «В 2018-2019 гг в России планируются выпуски новых внутренних бондов примерно на $17 млрд в год, а затем объемы выпусков нового долга будут потихоньку уменьшаться, так как бюджет будет постепенно приходить к балансу. А внешне постоянный профицит текущих счетов России, поддерживаемый экспортом энергии и объемными резервами в иностранной валюте, и вполне приемлемое расписание выплат по номинированной в долларах части долга лимитируют потребность в выпуске евробондов на ближайшие годы».

В общем, переживет Россия без евробондов, если что. Зачем же этот «один из крупнейших развивающихся рынков» нужен инвесторам? Высокие проценты по купонам – понятно, прямая прибыль фондов. Но, кроме этого, в анализе Минфина США утверждается: «Связанные с суверенным долгом деривативы включают в себя широкий спектр инструментов, в том числе валютные деривативы, свопы на процентные ставки и кредитно-дефолтные свопы, с помощью которых российские и международные инвесторы управляют рыночными рисками и спекулируют на рыночных движениях. Всем этим набором инструментов, а не только напрямую связанными с долгом кредитно-дефолтными свопами, инвесторы хеджируют риски, связанные с процентными ставками и с валютным курсом рубля, то есть защищаются от рисков, внутренне присущих рублевым бондам». Защищаются от факторов, способных повлиять на доходность бондов, таких как изменения в процентных ставках. Защищаются от странового дефолта, покупая CDS – кредитно-дефолтные свопы. И защищают саму инвестируемую сумму и доход, чтобы денег потом не стало по итогу меньше в валютном эквиваленте из-за колебаний курса рубля, покупая, например, фьючерсы и опционы на курс доллар/рубль.

И если рынок деривативов, связанных с флуктуациями процентной ставки и курсом рубля, доклад оценивает всего лишь в $2,7 млрд, из которых $200 млн приходится на США, $700 млн на Францию, $400 млн на Великобританию и $600 млн на Италию, то рынок CDS на Россию оценивается аж в $72 млрд.

Именно через рынок CDS весь западный бизнес в России страхуется формально от дефолта. Отсюда, указывая мягко на взаимосвязь скачков доходностей по ОФЗ в случае вызванных потрясений еще и со скачками котировок вверх на рынке CDS, доклад как бы намекает: все чревато удорожанием условий работы и недополученные в итоге прибылями, а то и убытками для всех действующих в России западных компаний — и для реального, и для финансового секторов. Не говоря уже о возможном синхронном росте ставок доходности на развивающихся рынках, что также упомянуто: там появятся перекосы на долговом и фондовом рынках, куда-то может из-за выросшей доходности начать стремиться больше капитал.

В открытой части записки об этом не сказано, но существует и секретная часть, где может содержаться что угодно. Допустим, может напрямую и без экивоков уже для самых «понятливых» сторонников санкций рассказываться об «актах возмездия». Например, что за собой потянет реальная возможность распродажи Россией хотя бы $50 млрд из $100 млрд имеющихся у ЦБ американских бумаг. Ведь не факт, что в этих условиях другие страны переложатся именно в провоцирующую конфликт Америку, куда и так у всех вложены максимальные суммы. Скорее захеджируются, выберут иные страны и юрисдикции. Кстати, Минфин однозначно не рекомендует вводить санкции, если к ним не присоединятся европейцы. А США, вообще-то, кровь из носу нужно в этом году разместить новых бумаг на рекордный триллион долларов, чтобы финансировать утвержденный уже дефицит под налоговую реформу. И, может быть, себе дороже устраивать разборки с возможной раскачкой на долговом рынке. Доходности на долговом рынке США и так зашкаливают, доходили на днях на пике до 2,88%. Спрос уже на «казначейки» стал слабее, этим и вызван рост доходности. Если размещать еще на более жестких условиях бумаги, то придется больше по долгам потом платить. А ну как русских и Китай поддержит, продав еще часть из своих запасов «не поэтому» формально, но с учетом… И как себя частные инвесторы поведут, еще вопрос.

Может ускориться финансовое сближение стран БРИКС. Для их компаний вырастет в России стоимость хеджирования, то есть защиты от рисков, как уже говорилось. Всем компаниям из этих стран, ведущим в России свой бизнес, придется и CDS дороже покупать страховочные, и контракты на защиту от флуктуаций колебаний курса рубля закупать надо будет в большем объеме и на менее выгодных условиях. Китай и другие инвесторы не заинтересованы в ухудшении условий в России и чисто экономически: им придется самим тогда брать на себя большую долю финансирования в совместных проектах, да и потребительский спрос желателен. Вполне могли уже американцам высказать: что, мол, не делайте так, а то мы будем менее уступчивы в каких-нибудь других торговых вопросах, и если для вас рынок России неважен, то для нас важен.

И Госдеп с докладом об оборонных санкциях, а теперь и Минфин США в одну дудку пытаются убедить конгресс и сторонников версии, что «Трамп – русский шпион», что хватит с Россией бодаться, посеешь ветерок – пожнешь бурю. Да и мало результативно. Администрация Трампа уже показала свое нежелание на деле усугублять против России какие-либо санкции, составив издевательские по форме списки фигурантов «по методу Полонского» – все, у кого есть миллиард, плюс телефонный справочник российских властных структур скопировала. И дотянули демонстративно со всем этим до последнего положенного законом дня, всячески давая понять, что не считают они нужным в этом активно участвовать. А лишь формально выполнили постановление конгресса день в день.

Не знаем, что осталось в секретной части. Но замечу, что и несекретную-то часть про санкции против ОФЗ сам где-то Bloomberg раздобыл. Минфин публиковать ее, в отличие от популистского «кремлевского списка», как видим, не стремился, считая, очевидно, что такие вопросы лучше обсудить с конгрессом тет-а-тет, в своем кругу и не будить зря лихо, пока тихо.

В качестве же официального в конце предложен вывод: «Масштаб и весь спектр последствий распространения санкций на суверенный долг и связанные с ним производные бумаги не очевидны [или их сложно однозначно оценить] (в оригинале — is uncertain), эффекты могут быть перенесены (могут сказаться) как на Российскую Федерацию, так и на американских инвесторов и бизнес».

Иллюзия катастрофы. Почему России не страшны санкции против госдолга | Финансы и инвестиции

Выстрел в ногу

Во-первых, надо понимать, что если Euroclear и Clearstream и подчинятся решениям сверху, то для этого понадобится воздействие на уровне Евросоюза — политической воли одной Великобритании недостаточно. Позиции же Брюсселя и Лондона далеко не всегда совпадают.

Во-вторых, в случае введения запрета на учет суверенных долговых обязательств России в Euroclear и Clearstream они могут быть переведены в НРД. Так, например, в 2016 году Минфин разместил суверенные евробонды с помощью НРД, поскольку международные клиринговые системы отказались от участия в сделке. То есть технических препятствий к такому размещению нет, возможность уже апробирована и прошла боевую обкатку.

Многие зарубежные инвесторы, вероятно, откажутся от перевода своих бумаг в НРД, ведь именно для их удобства операции с российскими бумагами и были организованы в Euroclear и Clearstream. Как высказался на тему возможности обхода ограничений замминистра финансов Алексей Моисеев: «Не хотелось бы, потому что, конечно, это сделает всю инфраструктуру менее удобной для иностранных инвесторов в первую очередь».

В-третьих, для кого последствия будут более плачевными — для нас или для них — также вопрос дискуссионный. Общая стоимость ОФЗ, находящихся на руках у нерезидентов, оценивается в $37,8 млрд, объем еврооблигаций России, принадлежащих нерезидентам по состоянию на конец марта 2018 года, достиг $16,7 млрд.

Запрет на проведение сделок с российскими госбумагами поставит их иностранных держателей, в том числе американских и британских, в странную и неприятную для них же самих ситуацию, когда будет не очень понятно, что делать с бумагами, которыми они не смогут распоряжаться. По всей видимости, их придется продать.

Выкуп Россией такого объема активов будет проблематичен, но технически возможен. Например, Банк России вполне в состоянии сделать это. Для страны это будет значить некоторый рост инфляции и, возможно, незначительное ослабление курса рубля.

Иностранные инвесторы, у которых российские облигации пользуются неизменным спросом (фонды из Великобритании и США стали покупателями 39% и 25% последнего выпуска еврооблигаций России соответственно), будут вынуждены искать новый надежный и высокодоходный инструмент взамен привычному.

Также нельзя забывать о том, что в портфелях многих крупных институциональных инвесторов, в том числе британских пенсионных фондов, есть российские гособлигации. Снижение их цены, которое станет следствием гипотетического расширения санкций, приведет к заметной потере дохода держателей российского госдолга. А Euroclear и Clearstream лишатся комиссий за обслуживание наших бумаг.

Разворот на Восток

Так что ограничение или полный запрет доступа российских государственных облигаций к общемировой депозитарно-клиринговой системе приведет к неприятным, но не смертельным последствиям для финансовой системы России. «Ветвь» не отсохнет и не обломится, но на некоторое время рост плодов и листьев, конечно, замедлится.

Самое главное стратегическое последствие возможных ограничений — повышение риска инвестирования в российский суверенный долг. Занять денег на западных рынках у государства уже не получится, по крайней мере в значимых объемах.

Однако, возвращаясь к нашей аналогии с деревом, «ветвь» российского финансового рынка пусть и лишится привычного и значимого ресурса, но сможет продолжить свое существование, перейдя на самообеспечение и обходясь своими внутренними ресурсами.

Глобальная финансовая индустрия в лице крупных инвестиционных фондов, имеющих большие позиции в российских активах, при этом могут испытать заметное потрясение. Дополнительные деньги для российского бюджета придется искать внутри страны, а не за ее пределами.

Также, если путь на Запад для нас закрыт, можно поискать партнеров на Востоке. Как мы помним, несколько лет назад уже обсуждалась возможность создания аналога Euroclear для России и Китая. Euroclear и Clearstream — могущественные институты, но на них мир не заканчивается.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *