Денежная сила. Когда рубль станет мировой резервной валютой | Финансы и инвестиции

Качество регулирования. Это прозрачность и предсказуемость денежно-кредитной политики, плавающий курс валюты, либерализация торговых и капитальных операций.

Уровень развития финансовых рынков, включая денежный, фондовый и рынок государственных ценных бумаг, а также срочных контрактов и иных производных финансовых инструментов, надежность рыночной инфраструктуры и институтов финансового посредничества и пр.

Геополитическое влияние государства-эмитента.

То есть для интернационализации валют существуют как объективные, так и регуляторные предпосылки. Одна группа факторов задает потенциальную рамку для международного использования той или иной денежной единицы, вторая играет стимулирующую или, напротив, ограничивающую роль в реализации ее потенциала. Помимо всего прочего, существует немалая инерция — утверждение какой-либо валюты в качестве резервной требует длительного времени и/или серьезного шока для устойчивого изменения предпочтений.

Перспективы рубля

Если анализировать профиль привлекательности рубля, то видно, что и для него одновременно существуют факторы в поддержку интернационализации и ограничения, препятствующие его влиянию. Поддерживающие факторы — это размер российской экономики, значительные объемы экспорта, разветвленные связи с соседними государствами, переход к таргетированию инфляции и ее стабилизация. Ограничения — это сырьевая зависимость, богатая история дефолтов и валютных кризисов, деградация и падение ликвидности национальных финансовых рынков, а также действие режима санкций и сокращение зоны геополитического влияния за последние годы.

С учетом всех перечисленных обстоятельств расчетная роль рубля не представляется малой. Согласно данным Банка России, по итогам III квартала 2018 года доля рубля в совокупных трансграничных операциях физических лиц находилась на максимумах последних лет и составляла 20,1% (для поступлений) и 22,9% (для перечисленных средств) соответственно. Доля рубля в поступлениях и перечислениях по внешнеторговым договорам в первой половине 2018 года была так же высока (13,1% и 30,2% соответственно), хотя и демонстрирует тенденцию к снижению.

По-видимому, было бы наивно в среднесрочной перспективе рассчитывать, что рубль сможет заместить ведущие мировые резервные валюты в значимых масштабах. Рубль способен конкурировать на глобальном уровне только с денежными единицами сопоставимого качества. Но здесь он будет проигрывать конкуренцию не только китайскому юаню (неудивительно, что соглашение о расчетах в национальных валютах с КНР пока осталось неподписанным), но и другим национальным валютам, за которыми стоят экономики с опережающими среднемировые темпами роста и активно развивающимися финансовыми рынками.

Вопрос о будущей роли национальной валюты должен рассматриваться не в нормативном ключе, а в тесной увязке с состоянием российской экономики, ее реальным местом в глобальном хозяйстве, перспективами развития внешнеэкономических связей, а также структурой и динамикой внешнего спроса на российскую валюту. Попытки административного давления на российских и иностранных хозяйствующих субъектов с целью перехода на рублевые расчеты в отрыве от фундаментальных факторов будут не просто бесплодными, но и контрпродуктивными.

Это вовсе не означает, что политика дедолларизации или интернационализации рубля не имеет смысла. Но она должна заключаться не в кавалерийских наскоках на бизнес, а в обеспечении устойчивого роста и диверсификации отечественной экономики, повышении качества и предсказуемости экономической политики, срочной разработке и осуществлении стратегии опережающего развития национальных финансовых рынков, решительном отказе от изоляционистских тенденций, а также развитии платежной и рыночной инфраструктуры и либерализации внешнеторговых операций и валютного контроля. Если такая политика будет реализована, то доля международных рублевых расчетов может явиться одним из надежных индикаторов ее эффективности.

При каком правителе российский рубль был мировой резервной валютой

Золотое время российского рубля

На протяжении веков денежное обращение в России базировалось на биметаллическом стандарте: счёт шёл в медной и серебряной монете. При графе Сергее Витте, который сначала был министром финансов, а затем премьером, Россия переходит на монометаллический стандарт, в основе которого – золото. Золотые рубли с профилем Николая II становятся международным средством платежа, о чём говорят опубликованные архивы Министерства финансов 1802-1902 гг., часть вторая. Мощь золотого николаевского рубля была столь велика, что в первые годы советская власть чеканила его для оплаты зарубежных покупок, и контрагенты охотно принимали золотой рубль в качестве средства платежа.

Первая мировая, революция, Гражданская война обрушили российскую экономикку. В 1918 году из почти 14 тысяч национализированных предприятий не работало больше трети, пишет Юрий Жуков, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. Военный коммунизм с реквизициями и продразвёрсткой не способствовал расцвету экономики, и решением Ленина в 1921 году вводится НЭП. Экономика пошла в рост, что дало возможность ввести в 1923 году золотой червонец, прототипом которого стал николаевский золотой рубль. И это была последняя российская конвертируемая валюта до начала 90-х годов XX века. Замкнувшийся в своих границах СССР пережил три денежные реформы, 1947, 1961, 1991 года, каждый раз ведших к девальвации рубля. Рассказы про «доллар за 63 копейки» не имеют отношения к реальности – это был искусственный курс, установленный по идеологическим, а не экономическим причинам. Даже внутри Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) ходил не советский рубль, а условная единица – «перево́дный рубль», утверждённый соглашением о международных расчётах стран-членов СЭВ 22 октября 1963 года. Он не имел физической формы. Переводный рубль описан в Большой советской энциклопедии, том 30, 3-е издание.

Новости: Тень национальной экономики - Эксперт

Как заявил во время посещения молодежного форума «Селигер-2011», который ежегодно проходит на берегу одноименного озера в Тверской области, Владимир Путин, российский рубль постепенно становится резервной валютой. «И, конечно, он будет отвоевывать свое достойное место», — добавил премьер-министр РФ.

В качестве примера, подтверждающего эту точку зрения, Владимир Путин привел статистику, согласно которой 90% безналичных расчетов с Белоруссией Россия осуществляет в рублях. При этом в наличной форме в рублевом выражении производится 60–65% расчетов.

Важным моментом в становлении рубля как резервной валюты премьер считает политику правительства в этом вопросе: даже в 2009 году, в наиболее острой фазе мирового экономического кризиса, по словам Владимира Путина, власти не пошли на ограничения по вывозу капитала, позволив вывозить валюту из страны: «Мы… потеряли на этом часть золотовалютных резервов, но, мне кажется, репутация важнее».

Премьер добавил, что возможности национальной валюты определяются качеством экономики страны-эмитента валюты, а не «бумажками», прозрачно намекнув на ситуацию в экономике США, где доллар является резервной валютой, но вместо повышения доверия к нему правительство в случае любых проблем ускоренно начинает печатать новые доллары, вливая их в экономику и повышая ликвидность.

Тема придания рублю статуса мировой резервной валюты не сходит с повестки дня руководства страны. Так, Дмитрий Медведев, в частности, после саммита в Сеуле в этом году сообщил, что надо «работать над тем, чтобы рубль стал резервной валютой». Надо сказать, что в условиях постоянной политической и экономической нестабильности в крупнейших странах мира, в первую очередь в США, вопрос резервной валюты стоит очень остро, участники рынка по всему миру ищут альтернативу ныне существующим резервным валютам, которым, судя по всему, уже нельзя доверять так, как раньше.

На это звание, например, давно нацелился китайский юань. Однако при пересмотре в начале 2011 года корзины валют, составляющих специальные права заимствования (СДР) и являющихся резервными во всем мире, МВФ отметил, что юань не соответствует параметрам «свободных» валют. Напомним, корзина валют пересматривается раз в пять лет и состоит сейчас из доллара, иены, фунта и евро. Веса, присвоенные этим валютам в корзине, основываются на стоимости экспорта товаров и услуг эмитирующего валюту государства-члена и сумме резервов в соответствующих валютах, принадлежащих другим государствам-членам МВФ. Стоит также добавить, что в этом году при пересмотре корзины МВФ уменьшил вес доллара в ней с 44 до 41,9%, что говорит о снижении доверия к доллару со стороны стран-покупателей этой валюты.

Другими словами, поясняет начальник аналитического отдела ИК «Грандис капитал» Денис Барабанов, резервная валюта — это валюта, которую центробанки мира держат в своих резервах. То есть она является инвестиционным активом, используется для международных расчетов. Рубль же пока не является и еще долго не будет являться резервной валютой в полном смысле этого слова. Он привязан к доллару и евро, а такая валюта не может быть резервной. И хотя позиции России как эмитента на мировом рынке достаточно прочны, добавляют в Fibo Group, экономика страны не дотягивает даже до Китая с «нерезервным» юанем. Российская экономика сырьевая, напоминают в компании, поэтому рубль имеет, с одной стороны, весьма сильную поддержку, с другой — остается под прицелом, когда стоимость нефти падает. В отсутствие диверсификации экономики не может быть серьезного разговора о рубле как о резервной валюте, и расчеты в рублях с Белоруссией здесь не имеют ровным счетом никакого значения.

Впрочем, слова Путина имеют и свое подтверждение: в конце концов, премьер и не заявлял о том, что рубль стал уже резервной валютой. «Следует правильно истолковать слова премьер-министра, — говорит Игорь Шибанов, начальник отдела денежных рынков Первого республиканского банка. — Опыт показывает, что, когда Путин говорит о таких материях, как "резервная валюта" или "новые рейтинговые агентства", следует понимать: взгляд его упирается лишь в ближнее зарубежье. И здесь он не так уж и неправ. Скажем, Нацбанк Украины перевел около 10% своих валютных резервов в рубль, и теперь его пропорция походит на российскую: 90% доллары и евро и 10% — все остальное. Украине это необходимо, чтобы "запустить" рынок свопов гривна—рубль. В Белоруссии наш рубль чувствует себя еще лучше: даже до валютного кризиса население держало часть денег в российских рублях, а предприниматели пересчитывали свои результаты и капиталы в рубль. А сегодня в Белоруссии и вовсе нет разницы между рублем и долларом».

По словам аналитика, Владимир Путин также прав насчет того, что национальная валюта является лишь тенью экономики страны. Но именно этот факт и не позволяет рублю стать не только резервной валютой, но даже и подать «заявку» на вступление в этот клуб. Невысокий объем ВВП, слабый рост, 10-процентная инфляция в течение последних четырех лет, зависимость экономики от цен на нефть, высокий уровень импорта, неэффективное производство с низкой производительностью труда, высокая коррупционная составляющая — вот качества, присущие российской экономике, а значит, и ее национальной валюте.

Конечно, власти очень хотят, чтобы рубль был резервной валютой, и многое делают в этом направлении — например, переход на расчеты в рублях с Белоруссией и, что более важно, Китаем, считает Сергей Данилов, управляющий директор ФГ БКС. Но резервной валютой в обозримом будущем рубль, конечно, не станет. По словам эксперта, это такая же утопичная идея, как Международный финансовый центр в Москве. Несмотря на то что позиции и доллара, и евро в контексте последних событий несколько пошатнулись, говорить об изменении нынешней системы не приходится. И к России, и к Китаю мировое сообщество относится с большой настороженностью, поэтому и рубль, и юань в обозримом будущем резервной валютой стать не смогут.

Банк России помогает юаню стать резервной валютой за наш счёт

Китайский юань в борьбе за статус резервной валюты де-юре

Китай на протяжении многих лет добивался того, чтобы китайская валюта юань стала резервной. Сначала резервной де-юре, а потом резервной де-факто.

Сначала была борьба за получение юанем официального статуса резервной валюты (резервная валюта де-юре). Полномочия присвоения валюте такого статуса принадлежат Международному валютному фонду (МВФ). Согласно документам фонда, резервной считается валюта, которая включается в так называемую «корзину SDR» (Special Drawing Rights). Общепринятый перевод этого выражения на русский язык – «специальные права заимствования» (СПЗ). Это искусственное резервное и платёжное средство, которое стало эмитироваться в безналичной форме Международным валютным фондом начиная с 1969 года.

Шестьдесят лет назад планировалось выпустить большие объёмы СДР для того, чтобы ликвидировать дефициты международной ликвидности в условиях золотодолларового стандарта. СДР тогда еще называли «бумажным золотом». Однако на Ямайской международной валютно-финансовой конференции (1976 г.) было принято решение отказаться от прежнего стандарта и перейти к бумажно-долларовому стандарту. Дефицит международной ликвидности стал преодолеваться с помощью «печатного станка» ФРС США, а острая необходимость в расширении эмиссии СДР отпала.

Тем не менее СДР как некий атавизм в мировой валютной системе присутствует. МВФ рассчитывает курс СДР с помощью взвешенных курсов ряда валют, включённых в «корзину». Включённость валюты в «корзину СДР» – свидетельство её престижности, признания авторитета странами-членами фонда. До конца 1998 года в «корзину» включались доллар США, фунт стерлингов Великобритании, марка Германии, франк Франции, иена Японии. С рождением в 1999 году общеевропейской валюты евро состав «корзины» изменился, место немецкой марки и французского франка заняла новая валюта евро. И вот, наконец, последнее изменение состава «корзины». В 2015 году МВФ принял решение о включении в неё китайской валюты юаня. Через год решение вступило в силу, и юань де-юре стал резервной валютой.

Фото: nitpicker / Shutterstock.com

Примечательно, что китайская денежная единица сразу же заняла в «корзине» авторитетное третье место, если судить по такому показателю, как «вес», присваиваемый каждой валюте. Вот как распределяются «веса» валют (в %; вся «корзина» = 100%): доллар США – 41,73; евро – 30,93; юань – 10,92; иена – 8,33; фунт стерлингов – 8,09. МВФ имеет право время от времени пересматривать «веса» валют, но с 2016 года пересмотра не было.

Китайский юань как резервная валюта де-факто

Совсем необязательно валюте входить в «корзину» МВФ для того, чтобы Центробанк (или Минфин) любой страны мог включить её в международные (золотовалютные) резервы. Достаточно посмотреть на Банк России, который формирует международные резервы, используя такие валюты, как доллар Канады, доллар Австралии, франк Швейцарии (правда, в последнее время швейцарский франк не фигурирует в резервах).

Применительно к китайскому юаню можно также сказать, что он стал резервной валютой де-факто ранее, чем де-юре. Некоторое количество китайской валюты в международных резервах находилось ещё в начале текущего десятилетия у стран, с которыми Китай имел тесные торгово-экономические отношения. Парадоксально, но после включения юаня в «корзину» МВФ его присутствие в международных резервах некоторых стран даже уменьшилось. Объяснение достаточно простое: до 2015 года (когда было принято решение о включении юаня в «корзину») Пекин старался изо всех сил представить юань в наилучшем свете. Курс юаня по отношению к другим ключевым валютам или рос или (по крайней мере) не падал. А после 2015 года Пекин расслабился, юань просел, что, естественно, снизило его привлекательность как резервной валюты.

Валютная политика Пекина не очень последовательна. С одной стороны, у него большие амбиции и планы превратить юань в валюту, которая могла бы конкурировать с долларом США. Но для этого надо, чтобы курс юаня как минимум не падал по отношению к конкуренту (доллару США). А он снижается, причём не стихийно, а планомерно, осознанно, ибо это необходимо для поддержания конкурентоспособности китайских товаров на мировом рынке. Но при таком раскладе рассчитывать на то, что юань станет резервной валютой де-факто, не приходится.

МВФ стал учитывать юань в своей статистике международных валютных резервов начиная с четвёртого квартала 2016 года. На тот момент совокупные резервы всех стран в юанях были эквивалентны 90,3 млрд долл. Спустя два года (на конец четвёртого квартала 2018 года) этот показатель увеличился до 202,8 млрд долл. Но назвать этот рост триумфальным шествием юаня как резервной валюты всё равно не получается: его доля в совокупных международных валютных резервах стран-членов МВФ в конце 2018 года составила лишь 1,89%. Для сравнения приведу доли других валют (%): доллар США – 61,69; евро – 20,69; иена – 5,20; фунт стерлингов – 4,43; канадский доллар – 1,84; австралийский доллар – 1,62.

Не просматривается особенного прогресса и в продвижении юаня как валюты международных расчётов: в 2015 году на него приходилось 2,3% всех расчётов, а в феврале 2019 года лишь 1,85% – пятое место после доллара США, евро, фунта стерлингов и иены). В общем, с превращением юаня в валюту действительно мирового калибра у Пекина пока серьёзные проблемы. Можно сказать, «бег на месте».

Фото: Frame China / Shutterstock.com

Юань ищет помощи в России.

Понятно, что Пекин ищет точки опоры для продвижения своей валюты, и, кажется, одну такую точку он нашёл в лице России. Недаром Пекин добивается от Москвы в расчётах по взаимной внешней торговле увеличения доли юаня, причём в большей степени, чем доли рубля. В 2013 г. доля рубля в оплате импорта из Китая составляла 3,9%, а доля юаня – 2,2%. По итогам 2017 г. эти доли были уже равны 2,8% и 16,1% соответственно. Наконец, по итогам трёх кварталов 2018 г. доля рубля оказалась равной 4,0%, а доля юаня – 18,8%. Асимметрия в пользу юаня бросается в глаза.

Москва оказывает помощь юаню и через наращивание доли китайской валюты в своих международных резервах. Только что вышел очередной «Обзор деятельности Банка России по управлению активами в иностранных валютах и золоте» (2019 г., №2), в котором даётся картина международных резервов Российской Федерации по состоянию на конец третьего квартала 2018 года. Из него мы узнаём, каково отношение Банка России к юаню как резервной валюте. Вот как выглядела раскладка международных резервов Банка России на конец третьего квартала 2017 года (в %): доллар США – 46,2; евро – 23,9; золото – 16,7; юань – 1,0; прочие валюты – 12,2. На тот момент юань даже отставал от фунта, иены, канадского и австралийского долларов, которые попали в позицию «прочие валюты». А спустя год картина стала совершенно иной (%): доллар США – 22,6; евро – 32,1; золото – 16,6; юань – 14,4; прочие валюты – 14,3. Если раскрыть «прочие валюты», то это фунт стерлингов (6,5%), иена (4,2%), канадский доллар (2,7%), австралийский доллар (0,9%). Как видим, юань совершил невероятный прыжок.

Кардинальное изменение валютной композиции международных резервов РФ произошло в первой половине прошлого года. В первом квартале прошлого года китайской валюты было закуплено на 11 млрд долл., во втором – на 44 млрд долл. В третьем квартале происходили лишь некоторые корректировки. Так, на середину 2018 года доля юаня была равна 14,7%, а спустя квартал она снизилась на 0,3 процентных пункта.

Интересна также географическая структура международных резервов России. Наш Центробанк определяет распределение активов по месту регистрации контрагента или эмитента ценных бумаг. В конце третьего квартала 2017 года Китай не входил даже в первую десятку стран. Тогда география резервов выглядела следующим образом (%): США – 31,0; Россия (хранилище золота) – 16,7; Франция – 14,2; Германия – 7,6; Великобритания – 6,8 и т.д. А вот географическая раскладка на конец третьего квартала 2018 года (%): Россия (хранилище золота) – 16,6; Франция – 15,1; Китай – 13,6; Германия – 12,1; США – 10,4 и т.д. Китай почти мгновенно вырвался на второе место, если не считать Россию! А некоторое несоответствие между долей юаня и долей Китая объясняется тем, что некоторые зарубежные банки и эмитенты, работающие с юанем, находятся за пределами юрисдикции Китайской Народной Республики.

В абсолютном выражении резервы РФ в юанях на конец третьего квартала 2018 года составили 66,2 млрд долл. А теперь обратимся к статистике международных резервов МВФ. По данным фонда, на конец третьего квартала 2018 года общие мировые резервы в юанях были равны 192,4 млрд долл. Получается, что 1/3 всех мировых резервов в юанях находится на балансе Банка России. Это очень серьёзная подпорка китайской валюте. Ни один другой Центробанк мира таких дорогих услуг китайской валюте не предоставил.

Услуги России обходятся ей дорого

Почему «дорогих»? Потому что для Банка России масштабное наращивание резервов в юанях обернулось серьёзными убытками. В первой половине прошлого года, когда Центробанк приобрёл большое количество юаней, началось падение курса китайской валюты.

Фото: Kovankin Sergey / Shutterstock.com

В конце июня в условиях разгоравшейся торговой войны Китая с Америкой юань начал стремительно дешеветь: если в первой половине года курс колебался между 6,2 и 6,4 юаня за доллар (около двухлетних максимумов), то к началу сентября приблизился к 6,9 юаня за доллар, а в ноябре почти достиг отметки в 7 юаней. За второе полугодие 2018 года вложения ЦБ в юани обесценились на 1,5 млрд долл (на 2,3%). Если же исходить из среднего курса на период активных покупок китайской валюты Банком России, то потери достигают 7,5%, или 5 млрд долларов.

Известно, что вложения в юани Банк России осуществлял преимущественно путём покупки долговых государственных бумаг Китая. Эти бумаги – один из самых высокодоходных компонентов международных резервов Банка России. Доходность по ним в прошлом году была 3,2%, или 2,1 млрд долл. в денежном выражении. Но даже с учётом этих доходов чистые убытки от вложений в юань составили почти 3 млрд долл. Молча потеряли как раз ту сумму, из-за которой уже пятый год судимся с Украиной.

Тем не менее закупки китайской валюты Банком России продолжаются. В третьем квартале они составили 3,9 млрд долл., в четвертом – 8,0 млрд долл. За третий квартал юань обесценился к доллару ещё на 2,3% после падения на 7,7% в предыдущие три месяца. Это могло принести ЦБ 1,5 млрд долларов курсовых потерь и увеличить общую сумму убытка от обесценения юаня до 6,5 млрд долларов. Теперь, я полагаю, читатель понял, почему накопление юаней в международных резервах можно рассматривать как очень дорогую услугу.

А поскольку наши руководители говорят о взаимовыгодном сотрудничестве России и Китая, мы должны понимать, какие встречные услуги наша страна получает или рассчитывает получать от восточного соседа.

Сможет ли рубль стать мировой резервной валютой?

Центральный банк Российской Федерации объявил курс на отказ от доллара и признание российского рубля резервной мировой валютой.

Центробанк РФ на прошлой неделе обозначил своей целью продвижение использования рубля в качестве основной валюты для взаиморасчётов. Первым шагом для реализации намеченной цели станет стратегическое распространение российского рубля, как средства платежа, на постсоветском пространстве.

Российский рубль. Фото: Артем Сизов/«Газета.Ru»

Интенсивная экспансия национальной валюты России в страны СНГ и Евразийского экономического союза является частью программы развития, которая будет проводиться вплоть до 2035 года и станет первым этапом глобализации.

Региональная экспансия

По опросам экспертов, на первоначальном этапе экспансия российского рубля будет проходить под знаком регионализации. Это означает стремление к увеличению случаев использования российского рубля в качестве платежного средства, при совершении сделок в пределах Таможенного союза и ЕАЭС.

В список таких стран входят Беларусь, Казахстан, Армения и Кыргызская Республика. Прежде всего, речь идет об указании национальной валюты РФ в качестве средства платежа для внешнеэкономических сделок, заключенных между компаниями – резидентами Российской Федерациями и резидентами других стран ЕАЭС и СНГ.

В большинстве вышеназванных стран постсоветского региона на протяжении нескольких лет активно проходит процесс дедоларизации. При этом, общая сумма перечисленных платежей в долларах США и евро начинает уменьшаться даже в отношении расчетов с крупнейшими игроками, например – Китаем. Причиной развития подобных процессов является наметившаяся стабилизация курсов национальных валют и экономической ситуации в целом.

Несмотря на все перечисленные факты, немедленного перехода к использованию российского рубля в качестве основной валюты платежа ждать пока не стоит. Для того, чтобы прийти к подобным изменениям, экономическим агентам понадобится достаточно длительный период времени для адаптации.

Если говорить о статистике, по данным ЦИИ ЕАБР (Евразийский банк развития) на долю российского рубля в валютной структуре платежей в РФ приходится около 75 процентов от общего количества перечисленных денежных средств, доля доллара США достигает всего 19 процентов.

Отмечается, что за последние 5-6 лет наметилась тенденция по уменьшению количества транзакций, проводимых в долларах США, а также значительное увеличение числа контрактов, валютой платежа которых становится российский рубль (с 56% до 75%).

В ходе проведенного ЕАБР соц опроса было выявлено, что большинство респондентов настроены положительно и верят в усиление позиции российского рубля на мировом рынке. Пессимистический настрой и отсутствие веры в такой ход событий сохраняют менее 20 процентов опрошенных.

По мнению экспертов, основными факторами для сохранения доминирующей доли рубля в структуре платежей станут упрощение процедур по получению кредита для юридических лиц, увеличение числа совместных проектов и производств, а также унификация законодательства стран – участников ЕАЭС.

Перспективы для российской валюты в странах дальнего зарубежья

Повышение удельного веса российского рубля в качестве платежного средства в странах постсоветского региона связана с высоким объемом взаимной торговли. Для многих стран ЕАЭС Россия остается главным торговым партнером, стратегическим рынком для экспорта товаров. Использование национальной валюты в торговле со странами, не входящими в ЕАЭС и СНГ, пока остается в долгосрочных планах правительства.

Большинство стран мира в настоящее время находятся к косвенной зависимости от курса доллара и западной политики. Его доля в мировой структуре валютных платежей по-прежнему очень высока – около 70 процентов от суммы всех сделок в мире.

Обсуждения по переходу на использования национальных валют ведется со многими странами, например, Турцией, Египтом, Индией и Китаем. Однако, в связи с тем, что российская валюта долгое время не отличалась стабильностью, большинство партнеров пока не решается использовать привязки к российскому рублю во внешнеторговых договорах.

Наибольшее внимание уделяется расширению использования рубля в процессе экономического сотрудничества со странами БРИКС (Бразилией, Индией, Китаем и ЮАР). Первый шаг в этом направлении был сделан еще в 2009 году.

Индия

Центральные банки России и Индии начали плотное взаимное сотрудничество, в результате которого были разработаны механизмы и рекомендации экономическим субъектам по расчетам в рупиях или рублях. Такие меры привели к постепенному усилению национальных валют.

Так, еще в 2013 году около 97 процентов оплат по внешнеэкономическим контрактам было проведено в долларах США, а уже в 2017 году их доля в общей структуре уменьшилась до 80 процентов. При этом, доля рубля, как платежного средства, увеличилась до 19 процентов в общем товарообороте между Индией и Россией.

Китай

В 2014 году между Российской Федерации и Китаем было подписано соглашение о валютном свопе. Объем общего количества предоставленных для обмена валют составил около 20 млрд. долларов США в эквиваленте. Данное соглашение поспособствовало усилению позиции российского рубля при расчётах за товары и услуги. Уже к 2017 году национальной валютой было оплачено 16 процентов договоров.

Эксперты считают, что для дальнейшей экспансии российского рубля в мировом масштабе требуется предпринять еще несколько действий. Основной проблемой, на сегодняшний день, является отсутствие прямых котировок на фондовых биржах. Это означает, что рубль не обменивается напрямую на рупию, купить его можно только через доллары или евро. Таким образом, компании несут дополнительные транзакционные издержки и не могут быстро оценить валютные риски.

Становление рубля в качестве мировой резервной валюты

Если темпы экспансии рубля на мировой арене не снизятся, национальная валюта России имеет потенциал для включения ее в список мировых резервных валют. Конечно, такой вопрос не может быть решен быстро, требуется время и определенные экономические предпосылки. Так, доллару потребовалось 45 лет чтобы занять ведущую роль в качестве мирового платежного средства и сместить английский фунт.

Если рубль сможет занять место среди резервных валют, экономика страны получит значительные преимущества: усиление роли российских групп компаний в глобальном масштабе, а также возможность покрытия дефицита бюджета страны национальной валютой.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Всемирный банк предрекает рублю будущее резервной валюты

Всемирный банк верил в рубль. Несколько недель назад главный экономист по России Всемирного банка Желько Богетич заявил, что рубль может превратиться в региональную резервную валюту уже в ближайшее десятилетие. Российскому правительству прогноз банка понравился: ведь о перспективах рубля как о резервной валюте уже говорили ранее премьер-министр Путин и президент Медведев. Окрылённый подобной поддержкой министр финансов РФ Алексей Кудрин и вовсе взялся выполнить пятилетку за три года: по его словам, сделать отечественную валюту главной валютой региона можно успеть и до 2012 года.

Всемирный банк верил в рубль. Несколько недель назад главный экономист по России Всемирного банка Желько Богетич заявил, что рубль может превратиться в региональную резервную валюту уже в ближайшее десятилетие. Российскому правительству прогноз банка понравился: ведь о перспективах рубля как о резервной валюте уже говорили ранее премьер-министр Путин и президент Медведев. Окрылённый подобной поддержкой министр финансов РФ Алексей Кудрин и вовсе взялся выполнить пятилетку за три года: по его словам, сделать отечественную валюту главной валютой региона можно успеть и до 2012 года. Никого из вышеперечисленных падение курса рубля, случившееся за последние две недели, не волнуют: основные экономические показатели слишком хороши, чтобы пугаться временного бегства инвесторов.

Рубль заставляет говорить о себе многих всемирно известных экономистов. И в этом нет ничего странного. Последние несколько лет российская валюта ежегодно укрепляется больше, чем по 5%. На фоне мирового кризиса Россия, по крайней мере последний год, казалась тихой гаванью: стабильная политическая ситуация, стабильно растущая экономика, серьёзный профицит по счёту текущих операций, крепкая валюта.

По данным главного экономиста Deutsche bank Ярослава Лисоволика, за первое полугодие положительное сальдо текущих операций платёжного баланса в России выросло до 9% ВВП. Для сравнения: у стран Восточной Европы, которые тоже в теории могли бы претендовать на роль тихих островков в море экономического кризиса, дефицит по текущим операциям составляет более 10% ВВП. Внешнеторговый оборот России, по данным Росстата РФ, превысил 303,4 млрд. долларов США, причём положительное сальдо торгового баланса, то есть объём экспорта минус объём импорта, составило 84,1 млрд. долларов. Это значит, что рост продолжается: в январе – мае прошлого года сальдо торгового баланса составляло 51,6 млрд. долларов. Неудивительно, что (Во время кризиса в Грузии часть этих денег – по максимальным оценкам, около 10 млрд. долларов – была вывезена из России, но по сравнению с общими объёмами эта сумма незначительна. – Прим. ред.) Конечно, часть этих денег – это собственный капитал, возвращающийся в Россию из офшоров. И пусть: какие ещё нужны доказательства иностранцам, если даже сами российские бизнесмены предпочитают переводить деньги в Россию?

Всех этих доводов оказалось достаточно, чтобы уже к маю многие крупнейшие мировые инвестиционные банки, такие как Deutsche Bank и Merrill Lynch, начали советовать своим клиентам вкладывать в рубль. Как раз после этого и последовали первые прогнозы о скором превращении рубля в резервную валюту.

На сегодня в мире существует не так много резервных валют. Основная часть золотовалютных резервов всех стран мира до сих пор хранится в долларах, хотя многие центробанки уже начали искать альтернативы и менять соотношение доллара и евро в корзинах. Кроме вышеперечисленных валют некоторые страны используют в качестве резервных также японскую иену, британский фунт и швейцарский франк. Список довольно короткий, да и экономики стран, валюты которых в него входят, сейчас переживают не лучшие времена. Так, к примеру, аналитики американского инвестиционного банка Wachovia не исключают вероятности, что к концу года он достигнет отметки 2 доллара за евро. Британскую экономику, по прогнозам многих макроэкономистов, тоже может постигнуть судьба американской: пузырь на рынке недвижимости в Англии ничуть не уступает США. В этом случае правительствам или придётся в спешке решать, в какую валюту перевести свои резервы, или смотреть, как они тают на глазах. Впрочем, пока российского рубля это не касается: экономика в стране всё ещё слишком зависима от нефтяных доходов, а инфляция пугает своими размерами: по данным Росстата, с начала года по июнь она достигла 9,3%. В первом полугодии результат был 8,7%. Для сравнения: в странах ЕС за первое полугодие она не превысила 2,5%. Тем не менее, если у США проблемы продолжатся, а у Великобритании начнутся, главы мировых центробанков начнут рассматривать любые варианты на будущее. И очевидными претендентами станут рубль и китайский юань.

По теме

Глава Банка Англии захотел заменить доллар резервной валютой

4172

Руководитель Центробанка Англии Марк Карни выступил с предложением заменить доллар другой резервной валютой. Он предложил главам ЦБ других стран задуматься над этой идеей.

В теории превращение рубля в резервную валюту даже на региональном уровне через 10 лет России не просто очень выгодно, а даже необходимо. Ведь страны мира за валюту, которая используется в качестве резервной, готовы отдавать свои товары и услуги. Похоже на бесплатное кредитование. При этом, если валюта используется в качестве резервной, это даёт право стране-эмитенту печатать больше денег, чем реально позволяет её экономика. Так поступает Евросоюз, и отчасти на этой почве возникли экономические проблемы в США.

Деньги для развития экономики необходимы. Сегодня для России это не проблема: денежная масса в стране увеличивается за счёт постоянно растущих экспортных доходов. Но уже скоро, по прогнозам большинства аналитиков, цены на нефть начнут снижаться. На это повлияют и кризис в США, и общее замедление темпов роста мировой экономики. Тем временем импорт в страну расти не перестанет: по данным Росстата, только за первое полугодие его объём увеличился больше чем на 45% по сравнению с первым полугодием прошлого года. Другими словами, сразу после снижения цен на нефть, даже до 80 долларов за баррель, профицит платёжного баланса России начнёт стремительно уменьшаться и буквально за два-три года может и вовсе уйти в отрицательную зону.

И тогда рубль в качестве резервной валюты может очень помочь экономике. «Точно так же, как большинство стран мира сегодня вкладывают большие средства в государственные облигации США и ЕС, в случае если рубль станет резервной валютой, будут вкладывать и в российские облигации. Это поможет довольно долгое время поддерживать экономику и финансировать дефицит по текущим операциям», – поясняет главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова.

Ещё один плюс – возможность переложить собственную инфляцию на чужие плечи. «Иностранные банки рублями будут обеспечивать выпуск своих денег. В сложной ситуации это успешный инструмент для аутсорсинга инфляции», – рассказали в Газпромбанке.

При этом глава шведского Saxo Bank Ларс Сейер Кристенсен убеждён, что в схватке между рублём и юанем победит именно российская валюта. Ведь для того чтобы валюта могла стать резервной, её курс должен быть свободно плавающим. Российский Центробанк уверенно идёт к этой цели. В Китае же отпустить юань решатся ещё очень не скоро: это будет означать серьёзное укрепление и проблемы для их отечественного производителя. А даже если юань и начнёт бороться за место резервной валюты, рубль не станет делить с ним территорию. «Скорее всего рубль через пять-десять лет мог бы стать резервной валютой для Украины, Белоруссии и республик Закавказья, в то время как юань в качестве резерва будут использовать в странах Азии», – убеждена Орлова.

Казалось бы, российский рубль как региональная резервная валюта – вполне приятная и реальная перспектива для российской экономики. Единственным минусом рубля как резервной валюты мог бы стать тот факт, что рубль для этого пришлось бы отпустить в свободное плавание, российский Центробанк не имел бы больше права контролировать его курс. Впрочем, последние годы рубль и так укрепляется очень быстро, и на отечественном производителе это не сказывается. Если же отпустить его совсем, он лишь ещё немного укрепится, что очень полезно в борьбе с инфляцией. Так что вероятные колебания курса тоже не проблема. Казалось бы, в таком случае надо поспешить сделать рубль резервной валютой.

Однако, как поделились с «Нашей Версией» в аналитическом отделе одного из крупнейших мировых инвестиционных банков, работающих на территории России, для решительной победы над всеми остальными валютами рублю никогда не хватало и по-прежнему не хватает всего лишь одного, но очень важного пункта – политической стабильности. «О чём можно говорить, когда ситуация на фондовых рынках может в одночасье так серьёзно измениться», – сетует пожелавший остаться анонимным источник. Десять лет, конечно, долгий срок, и за это время всё может измениться. «За последние 15 лет структура экономики и политики в России практически не претерпела изменений. Для того чтобы экономика начала диверсифицироваться, правительство должно принять слишком непопулярные меры, в частности это означает уменьшение налогообложения других секторов экономики, кроме нефтяного, а также борьбу с коррупцией. Пока это выглядит слишком маловероятным», – говорит Наталья Орлова. А пока этого не произойдёт, надеяться на то, что рубль покажется мировым центробанкам заманчивой заменой евро или доллару, не стоит.

рубль может быть использован как региональная резервная валюта — Bankir.Ru

Под резервной понимается валюта, накапливаемая центральным банком той или иной страны для осуществления международных платежей. В качестве резервной обычно выступает свободно конвертируемая валюта. Резервная валюта должна иметь устойчивый курс и сравнительно благоприятный правовой режим использования в международных сделках. Сейчас основными резервными валютами служат доллар и евро.

Дискуссия о том, может ли рубль стать резервной валютой, хотя бы в региональном разрезе, идет уже не первый год. Сложность, в частности, состоит в том, что нынешний режим курсообразования нельзя в полной мере назвать свободным.

"На мой взгляд, естественно, что через какое-то время рубль может быть использован как региональная резервная валюта на пространстве СНГ и в дальнейшем и в АТР", - отметил глава ВТБ.

Ранее эксперты говорили, что речь идет о перспективе восьми-десяти лет.

Недавно глава Нацбанка Украины Сергей Арбузов говорил, что с Россией уже достигнута договоренность об использовании рубля в качестве региональной резервной валюты.

О повышении роли рубля на международном пространстве говорил в интервью "Прайму" и глава Нацбанка Казахстана Григорий Марченко. По его словам, Казахстан заинтересован в том, чтобы МВФ включил рубль и юань в СДР (специальные права заимствования), так как пока это не полностью конвертируемые валюты. Без этого Казахстан не может покупать активы в рублях и юанях, чтобы они были засчитаны в состав резервов.

"В свете увеличившейся за последние несколько лет волатильности на мировых финансовых рынках и в мировой экономике, все инвесторы будут стремиться к определенной диверсификации своих активов, в том числе и валютной. Например, Китай выражал неудовольствие слишком большой долей доллара в резервах, а Банк России включил австралийский доллар в структуру резервов", - напомнил Костин.

Очевидно, что потрясения, происходящие в мировой экономике, пошатнули лидирующее положение традиционных мировых/резервных валют, отметил собеседник агентства.

"Соответственно, формируются предпосылки для возникновения новых резервных валют мирового или регионального масштаба", - считает глава ВТБ.

Многие страны стремятся переходить на расчеты в национальных валютах при осуществлении внешнеторговых операций.

"Китай как один из наиболее активных участников мировой торговли, на мой взгляд, вправе претендовать на повышение статуса юаня до мировой резервной валюты", - говорит Костин.

Источник: РИА Новости




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *