Содержание

Что такое девальвация и почему она происходит?

В конце июля-начале августа курс доллара по отношению к тенге вновь начал расти. Граждане насторожились, а эксперты заговорили о возможной очередной девальвации. За последние восемь лет тенге трижды обесценивался:

  • В 2009 году курс доллара подскочил на 25% (от 120 до 150 тенге).
  • Потом наступил 2014 год, когда доллар стал стоить рекордные по тем временам 185 тенге.
  • Утром 20 августа 2015 года в Казахстане установился новый курс доллара – 255 тенге. В последнее время национальная валюта остаётся в коридоре 330-350 тенге за доллар.

Сегодня слово «девальвация» в Казахстане одно из часто употребляемых. Из лексикона финансистов оно перешло на кухни простых граждан. Однако, возможно, не все понимают, что на самом деле означает девальвация и почему она происходит.

Что такое девальвация?

Если выражаться совсем просто, то девальвация – это резкое снижение стоимости национальной валюты по отношению к золоту или к валюте той или иной страны: тенге к доллару, тугрика к евро и так далее.

Понятие «девальвация» появилось в европейских странах во времена Золотого стандарта. Тогда денежная купюра соответствовала определённому номиналу золота. От этой системы отказались во время Первой и Второй мировых войн. Денег на вооружение нужно было всё больше и больше. Государство печатало их уже не глядя на поддержку золотыми ресурсами. В итоге деньги просто обесценились. Это и было первой волной девальвации.

В современном мире девальвация – это прежде всего обесценивание национальной валюты по отношению к твёрдой валюте. То есть к той, что свободно конвертируется (для неё нет ограничений по валютным операциям), имеет стабильный курс.

Девальвацию валюты не надо путать с деноминацией, то есть с изменением номинала денежной купюры, и с инфляцией – повышением уровня цен на товары и услуги на длительный срок.

Хотя деноминация связана с девальвацией – это крайняя мера государства при самом негативном сценарии. К примеру, один доллар в вашей стране стал стоить уже десятки тысяч в местной валюте. Тогда Нацбанку ничего не остаётся, как сократить номинал купюр, отбросив пару-тройку нулей. А ещё есть ревальвация – обратный девальвации процесс – удорожание стоимости одной валюты в отношении другой.

«Так, например, Центральный банк Швейцарии отказался удерживать курс франка на уровне 1,2 франка за евро, который фактически сохранялся с 2011 года. Из-за слабости европейской валюты швейцарский франк подорожал одномоментно примерно на 30%, курс евро по отношению к доллару США опустился более чем на 20% за 2014-2015 годы», – прокомментировал директор аналитического центра АФК Павел Афанасьев.

В Казахстане первая девальвация тенге наступила в 1994 году. В 1993 году курс тенге был около 4,7 за доллар. Однако через год доллар подорожал в 10 раз.


Дина Ли специально для Informburo.kz


Какие виды девальвации бывают?

Девальвация валюты бывает открытая и скрытая. Открытая девальвация может наступить моментально. Национальный банк официально заявляет гражданам страны, что произошла девальвация. Пример из новейшей истории Казахстана – 4 февраля 2014 года Нацбанк объявил о девальвации.

Скрытая девальвация происходит без каких-либо комментариев правительства. В этом случае просто происходит падение курса национальной валюты без всяческих объявлений. Скрытая девальвация в отличие от открытой происходит не за один день. Это долгий процесс, курс валюты постепенно снижается в силу естественных рыночных причин.

Девальвация бывает контролируемая – это когда государство пытается её сдерживать. Оно может осуществлять валютные интервенции, скупая или продавая валюту, чтобы удержать курс национальной валюты на нужном уровне.

Неконтролируемая девальвация – та, которую государство не может сдерживать, так как у него нет механизмов. Последняя обычно происходит при свободно плавающем курсе национальной валюты.

Среди финансистов также существует мнение, что в строгом смысле простое обесценивание денег – это не всегда девальвация.

Почему происходит девальвация?

Частая причина девальвации – это дефицит платёжного баланса. Это когда в стране нарушен баланс между иностранной и местной валютой. К примеру, тенге в финансовом обороте Казахстана становится намного больше, чем доллара. Дефицит рождает высокий спрос. А так как редкий товар всегда дороже, то цена на доллар стремительно растёт.

Правда, у девальвации далеко не всегда одна причина. Например, на валюту могут оказывать давление как дефицит платежного баланса, так и инфляция.

Стало мало валюты

Дефицит платёжного баланса может наступить, когда в стране больше импорта, чем экспорта. Представьте: вы торгуете чем-либо ценным на международном уровне. Ваш товар охотно скупают. И вы привозите в свою страну выручку в виде валюты. Но вдруг спрос падает. Значит, вы стали привозить на родину меньше валюты. А когда ваша ситуация становится тенденцией для большинства экспортёров, наступает дефицит платёжного баланса.

«Спрос на иностранную валюту начинает расти как со стороны бизнеса, так и со стороны населения, – разъясняет директор аналитического центра АФК Павел Афанасьев. – В подобных условиях фактически ситуация постепенно приходит к тому, что единственным продавцом иностранной валюты может выступать только Центральный банк. Он может удовлетворять данный спрос за счёт страновых резервов либо позволить курсу ослабеть до уровня, пока не найдутся желающие продать доллар США на более выгодных условиях. Нужно отметить, что по мере снижения стоимости любого актива, финансового или реального, желающих его купить всё больше. Это законы спроса и предложения».

Паника

Валюты в стране может стать меньше и по другим причинам. Например: ожидая возможной девальвации, люди массово скупили доллары и евро. Как ни парадоксально, тем самым они вполне могут простимулировать обвал национальной валюты.

«Паника ускоряет девальвацию, но это имеет краткосрочный эффект, –прокомментировал член правления АО «Halyk Finance» Мурат Темирханов. – Люди набьют карманы валютой, а потом рынок стабилизируется, спрос и предложение войдут в баланс, и панически высокий курс вернется на нормальный уровень, зависящий от платёжного баланса, а не от паники. Здесь люди сразу же могут потерять большую курсовую разницу».

Инфляция

Инфляцию часто рассматривают как следствие девальвации. Тем не менее этот процесс может работать в обе стороны: покупательная способность денег снижается, на них уже можно купить меньше товаров и услуг. Таким образом, деньги утрачивают часть своей реальной стоимости

«Даже если платёжный баланс стабильный, то, в любом случае, если, к примеру, в нашей стране инфляция более высокая, чем в США, то тенге будет падать при прочих фиксированных показателях. Потому что инфляция – это падение стоимости валют», – прокомментировал член правления АО «Halyk Finance» Мурат Темирханов.

Геополитика

Ещё одна причина девальвации – геополитическая, то есть связанная с отношениями разных стран. Яркий пример – ситуация с санкциями Евросоюза и США против России. Санкции не могут не оказывать давления на курс рубля. Так как Россия – крупнейший торговый партнёр Казахстана, то и тенге будет реагировать на ослабление рубля. Об этом уже официально высказался Нацбанк, связав резкий скачок курса доллара к тенге с негативным влиянием дополнительных санкций США в отношении России.

Цена на нефть

Обвал цен на нефть на мировом рынке способствует девальвации. Особенно для стран с сырьевой направленностью. Платёжный баланс в Казахстане, например, во многом зависит от цен на нефть. Например, в конце 2014 года цена на нефть упала, и платёжный баланс стал отрицательным. В 2014 -2015 годах, по сообщениям СМИ, Нацбанком было потрачено 28 миллиардов долларов на то, чтобы удержать фиксированный курс.

«У нас страна сырьевая, соответственно, мы сильно зависим от цен на нефть и металлы. То есть у нас очень большая сырьевая зависимость экономики. Это значит, что экспорт во многом зависит не от производства товаров, как в Германии или Китае, а от экспорта природных ресурсов. В свою очередь, на сырьевые товары напрямую влияют мировые биржевые цены, которые могут очень сильно меняться время от времени. В результате резкого падения цен на сырье у нас и возникают девальвационные скачки. Особенно сейчас, когда тенге находится в свободном плавании», – говорит Мурат Темирханов.

Печатный станок

Денежно-кредитная политика государства тоже может спровоцировать девальвацию. К примеру, если Нацбанк, пытаясь стимулировать экономику, превращается в так называемый «печатный станок». То есть национальная валюта в большом количестве эмитируется фактически из воздуха. Она не подкреплена товаром или показателями ВВП. А это путь к девальвации.

Чем девальвация может быть вредна?

Девальвация может буквально разрушить национальную экономику, принеся массу отрицательных последствий. Люди могут остаться без работы, без денег и без доступа к необходимым товарам. В стране снижается уровень ВВП, количество инвестиций.

Вот основные последствия девальвации:

  • Потеря доверия к национальной валюте. Из-за нестабильного курса люди стараются хранить сбережения в другой, более надёжной, на их взгляд, валюте.
  • Обесцениваются вклады в национальной валюте: люди начинают массово снимать средства с банковских счетов.
  • Инфляция: дорожают товары и услуги.
  • Страдает импорт: завозить иностранные товары в страну становится невыгодно из-за дорогой валюты.
  • Сокращаются размеры заработных плат, пенсий, социальных пособий.
  • Повышаются цены на недвижимость.
  • Сокращается покупательская способность населения.
  • Сокращаются рабочие места на предприятиях, которые работают с иностранными товарами.

Один из примеров того, до чего может довести страну девальвация, – Венесуэла. В 2010 президент Уго Чавес объявил о девальвации валюты в два раза под влиянием экономического кризиса. Впоследствии ситуация вышла из-под контроля. Боливар (денежная единица Венесуэлы) обесценился настолько, что продавцам в магазинах пришлось взвешивать деньги, чтобы принять плату за продукты.

Какую пользу можно извлечь из девальвации?

Девальвацию нельзя рассматривать как абсолютное зло. Она может быть и полезной. Хотя плюсов в количественном отношении меньше, чем минусов.

  • Очевидная польза девальвации, о которой часто говорят, – это стимуляция экспорта. Вы за доллары продаёте за границу какой-либо товар. Так как после девальвации, обменяв валюту на деньги вашей страны, вы получите больше, то вы выиграете на разнице курсов.
  • Так как при девальвации страдает импорт – иностранные товары завозятся в меньшем количестве, повышается спрос на отечественную продукцию.
  • Снижается расходование золотовалютного фонда страны.
  • При девальвации возможно повышение конкурентоспособности национальной экономики. Но только если её проводят разумно – с ограничительной денежно-кредитной и доходной политикой. К примеру, некоторые аналитики предполагают, что Трамп специально девальвировал доллар по отношению к евро. За счёт этого обесцениваются государственные ценные бумаги, которыми владеют европейцы. И американскому правительству в итоге проще по ним расплачиваться.

«Разовая девальвация может дать стимул экономике, главное, чтобы положительный экономический эффект от девальвации был больше, чем соответствующие негативные последствия», – прокомментировал Павел Афанасьев.

Как говорит эксперт, необходимо понимать, что изменение курса любой валюты – это множество различных как экономических и фундаментальных, так и технических факторов.

«Любые изменения, как положительные, так и отрицательные, всегда имеют обратную сторону, – считает Павел Афанасьев. – Вспомните 2000-е, когда курс тенге в силу массивного притока иностранной валюты и инвестиций укреплялся в течение очень продолжительного периода времени, что постепенно сделало казахстанское производство фактически неконкурентоспособным на внешних рынках. Экономика – это сложный часовой механизм, где важна долгосрочная прочность, стабильность, но для этого все детали механизма должны работать слаженно».

Анализ и оценка импортозамещения в РФ в 1998-2000 гг. (Институт Гайдара)

Авторы
П. Кадочников

Серия
Ученый совет ИЭПП. Тезисы доклада

Аннотация
Быстрая, более чем трехкратная, девальвация рубля в августе-сентябре 1998 года привела к резкому снижению реального обменного курса. Одновременно с этим, в экономике сформировалась тенденция к росту производства, устойчиво сохранившаяся на протяжении длительного периода после кризиса.

Таблица 1.
Динамика индекса промышленного производства, индекса реального обменного курса рубля (2000 г. = 100), индекса импорта и экспорта (в долларах в ценах 2000 года, 2000 г. = 100).

 для всех индексов

2000 г. = 100

1997 1998 1999 2000 2001 2002
I II III IV I II III IV
Индекс реального эффективного обменного курса рубля 142,6 146,8 145,9 127,1 85,3 82,8 88,9 93,8 90,8 100 118,7 124,7
Индекс промышленного производства 88,7 87,9 83,1 79,3 87,9 87,9 89,2 93,8 99,1 100 105,2 104,6
Экспорт в долларах 2000 г., индекс 93,6 70,5 70,1 69,8 75,2 60,7 65,9 70,9 91,9 100 97,8 93,2
Импорт в долларах 2000 г., индекс 183,0 166,1 161,4 128,7 82,8 86,1 93,3 89,0 101,8 100 127,4 132,1

 

Примечание: значения индексов экспорта и импорта по кварталам – это умноженное на 4 отношение экспорта и импорта за квартал к значению в базовый год.

Источник: Госкомстат РФ, ЦЭК, IMF Financial Statistics.

Как видно из таблицы, в IV квартале 1998 г. – I квартале 1999 года произошло резкое падение реального эффективного обменного курса, которое сопровождалось снижением импорта. Далее, на протяжении 1999-2002 гг. наблюдалось медленное восстановительное движение в обратном направлении – увеличение импорта на фоне постепенного укрепления реального рубля.

Снижение реального обменного курса рубля в 1998 году привело к относительному удорожанию импортных товаров. Можно предположить, что это привело к росту спроса на российские торгуемые товары, которые стали замещать импорт. В соответствии с этой гипотезой должно наблюдаться снижение внутреннего потребления импортных товаров и, соответственно, объема импорта, и увеличение внутреннего потребления отечественных товаров [1] .

При объяснении наблюдаемых эффектов необходимо также учитывать и другие факторы, оказывающие влияние на спрос на импортные и отечественные товары. Помимо снижения реального курса осенью 1998 года произошло снижение реальных доходов предприятий и населения, вызвавшее общее снижение спроса на все виды товаров. Однако и в этом случае можно предположить, что сначала происходит снижение потребления обеих категорий товаров вследствие снижения доходов, но при постоянных относительных ценах, а затем – дополнительное снижение потребления импортных товаров с увеличением потребления отечественных товаров при относительном удорожании импорта в предположении эластичности их по цене. С формальной точки зрения, — происходит изменение спроса на отечественные и импортные товары под влиянием эффекта дохода и эффекта замещения.

Увеличение потребления отечественных товаров вместе со снижением потребления импортных товаров может наблюдаться не только вследствие изменения относительных цен, но и вследствие изменения структуры импорта, экспорта и производства отечественных товаров, а также вследствие изменения предпочтений. Трансформационный спад в российской экономике в первые годы после либерализации цен в последние годы сменился устойчивым экономическим ростом, в числе одной из основных причин для которого следует выделить структурные сдвиги и трансформационные процессы в экономике, происходящие в течение переходного периода при формировании рыночной системы. Соответственно, одними из важнейших факторов роста стали повышение эффективности предприятий, изменение структуры инвестиций и повышение экономической и инвестиционной активности, адаптация трудовых ресурсов и др. Примерами этого могут служить введение новых производственных мощностей и сдвиги в структуре производства. С учетом этого можно предположить, что резкая реальная девальвация рубля стала защитной мерой для отечественных производителей, ослабив конкуренцию со стороны импортных товаров на достаточно длительное время и стимулируя внутреннее производство.

Динамика потребления отечественных и импортных товаров может в дополнение к перечисленным выше причинам зависеть от изменения склонности к потреблению импортных товаров. Быстрое ослабление ограничений на импорт товаров и увеличение ассортимента доступной для приобретения и потребления продукции в первой половине 1990-ых вместе с укреплением реального обменного курса рубля привело к увеличению склонности к потреблению импортных товаров даже при наличии близких по характеристикам отечественных товаров. Можно предположить, что девальвация рубля в 1998 году вызвала переключение потребления на отечественные товары с возможным эффектом гистерезиса, то есть без обратного переключения на импортные товары при реальном укреплении рубля в последние годы. Возможен также и противоположный эффект – увеличение спроса на импорт, связанное с необходимостью поддержания в работоспособном состоянии оборудования, импортированного ранее.

Девальвация рубля в 1998 году и связанный с девальвацией шок были резкими и единовременными, в 1999-2002 гг. происходило укрепление реального обменного курса, которое сопровождалось относительным удешевлением импорта и увеличением его физических объемов. При этом необходимо отметить, что увеличение импорта происходило более высокими темпами по сравнению с ростом производства отечественных товаров. В данном случае в рамках используемой терминологии происходил процесс, обратный импортозамещению, то есть замещение отечественных товаров более дешевым импортом.

Как было отмечено выше, общее изменение потребления отечественных и импортных товаров, произошедшие после девальвации, можно разложить на эффект дохода и эффект замещения. При этом необходимо учитывать, что два основных случившихся шока – изменение относительных цен на импортные товары и изменение реальных доходов – не являются сами по себе эффектом замещения и эффектом дохода. Изменение относительных цен на импортные товары в результате девальвации, в частности резкое абсолютное удорожание импортных товаров в рублях само по себе вызвало эффект замещения в результате изменения относительных цен и отрицательный эффект дохода за счет сокращения доступного к приобретению набора товаров. Результатом этого изменения должно было стать снижение потребление импортных товаров (мы предполагаем, что импортные товары являются нормальными товарами) и некоторое изменение потребления отечественных товаров (влияние на потребление отечественных товаров в сторону увеличения или уменьшения зависит от конкретного вида функции полезности). В дополнение к этому уменьшение реальных доходов потребителей вызвало дополнительный отрицательный эффект дохода, который должен был привести к снижению потребления как отечественных, так и импортных товаров (в случае нормальных товаров).

Количественная оценка эффектов замещения и дохода достаточно сложна и требует оценок эластичностей компенсированного спроса на отечественные и импортные товары по доходу и ценам. В российских условиях проведение такого исследования дополнительно осложняется доступностью, качеством и несопоставимостью статистики по потреблению и импорту продукции отдельных отраслей.

При проведении исследования был подготовлен обзор теоретических и эмпирических работ по оценке спроса на импортные товары и эмпирическому анализу функций спроса. Кроме того, были выполнены оценки систем уравнений для потребления отечественных и импортных товаров, оценены эластичности компенсированного спроса на отечественные и импортные товары по доходу и ценам (коэффициенты матрицы Слуцкого), а также рассчитаны количественно эффекты замещения (импортозамещения) и дохода для отдельных отраслей промышленности (легкой и пищевой промышленности, машиностроения, химической промышленности и промышленности строительных материалов).

Полученные результаты указывают на то, что девальвация действительно сопровождалась существенным замещением импортных товаров отечественными, по крайней мере, в таких отраслях, как легкая, пищевая и химическая промышленность. Общий эффект от импортозамещения был достаточно велик, соответственно, снижение спроса на импортные товары не было вызвано исключительно снижением реальных доходов населения вследствие девальвации.


[1] При прочих равных условиях этот эффект наблюдается только для торгуемых товаров, причем он может проявляться по-разному в различных отраслях промышленности в зависимости от эластичности спроса, склонности к импорту и возможностей для быстрого изменения объемов импорта и отечественного производства.

Вопросы и ответы | Банк России

Валютный курс может влиять на экономику через различные каналы.

Во-первых, валютный курс напрямую воздействует на внутренние цены через цены импортируемых товаров. При этом ослабление рубля может оказать стимулирующее влияние на внутреннее производство, связанное с переключением спроса с подорожавших импортных товаров и услуг на отечественные (эффект импортозамещения). Величина данного эффекта зависит от наличия отечественных товаров, способных заместить импорт, наличия неиспользованных факторов производства для расширения выпуска, чувствительности спроса на ввозимую продукцию к изменению ее цены. В то же время снижение реальных доходов экономических субъектов, связанное с повышением цен из-за удорожания импортной продукции, может ослабить спрос как на импорт, так и на отечественную продукцию.

Во-вторых, если импортные товары используются в качестве промежуточных продуктов в процессе производства, то удорожание импорта может повысить цену конечного товара. Рост цен на ввозимую продукцию инвестиционного назначения может негативно отразиться на инвестиционных программах предприятий.

В-третьих, изменение валютного курса может влиять на ценовую конкурентоспособность отечественных товаров на международных товарных рынках. Так, удешевление национальной валюты повышает их конкурентоспособность, формируя предпосылки для роста их экспорта.

В-четвертых, динамика валютного курса влияет на балансы банков, домохозяйств, компаний — происходит переоценка их валютных активов и обязательств. Влияние ослабления национальной валюты на финансовые аспекты деятельности организаций (увеличение долгового бремени, повышение доходности вложений) зависит от валютной структуры их активов и обязательств.

 В-пятых, изменение валютного курса может оказывать влияние на настроения и ожидания: поведение участников финансового рынка, инфляционные ожидания, склонность к сбережению.

 Изменение курса также оказывает влияние на состояние государственных финансов. Так, например, ослабление национальной валюты может привести к росту доходов от внешнеэкономической деятельности, в частности вывозных таможенных пошлин на продукты нефтегазовой отрасли, а также повышению поступлений по НДС и акцизам на ввозимые товары. В то же время могут возрасти расходы бюджета на обслуживание внешнего государственного долга. В результате возможно изменение величины дефицита бюджета.

Итоговое влияние динамики курса на экономическое развитие зависит от структуры производства и спроса, чувствительности экспорта и импорта к изменению курса, степени воздействия на рост цен и, следовательно, на реальные доходы экономических субъектов.

Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 2

Ревальвация

Cтраница 2

Процесс, обратный девальвации, называется ревальвацией.  [16]

При обращении неразменных кредитных денег девальвация и ревальвация используются в основном для регулирования курса валют. В этих условиях денежные реформы направлены на укрепление внутреннего денежного обращения и, как правило, не обеспечивают длительной стабильности денежного обращения.  [17]

Рассмотрим условный расчет потерь и выгод США от фактической ревальвации доллара, вызванной девальвацией фунта стерлингов с точки зрения курсовой разницы.  [18]

Девальвация способствует росту цен и снижению жизненного уровня трудящихся, а ревальвация — увеличению безработицы в отраслях, которые не выдерживают конкуренции с дешевыми иностранными товарами. Девальвация вызывает обострение конкурентной борьбы между странами.  [19]

После второй мировой войны в развитых странах было проведено около 10 официальных ревальвации.  [20]

Ведь девальвация национальной валюты снижает экспортные цены в иностранной валюте, а ревальвация — удорожает для иностранных покупателей приобретение товаров указанной страны и удешевляет для ее собственных резидентов ввоз иностранных товаров.  [21]

В практике регулирования валютных курсов развивающихся стран часто применяются девальвации и реже — ревальвации. За 80 — е — 90 — е годы проведено более 80 девальваций. Девальвация нацелена на го, чтобы увеличить выручку экспортеров, выраженную в национальной единице, стимулировать тем самым экспорт и улучшить валютное положение страны. Однако ввиду довольно тяжелого экономического положения большинства развивающихся стран эффект от девальваций зачастую бывает кратковременным и недостаточно сильным. К тому же проведение девальвации требует осуществления целого комплекса сопутствующих мер по оживлению экономики и особенно экспортных отраслей, что для большинства рассматриваемых стран оказывается неразрешимой задачей. Несколько ревальвации было осуществлено нефтедобывающими странами Персидского залива.  [22]

Поэтому в средне — и долгосрочном плане девальвация слабо сокращает национальный импорт, а ревальвация его заметно увеличивает. Экспорт обычно более эластичен и поэтому в средне — и долгосрочном плане более чуток к курсу национальной валюты.  [23]

Девальвация — официальное снижение выраженной в золоте или других валютах стоимости валюты; противоположна ревальвации.  [24]

Изменения обменного курса помогают государству регулировать равновесие платежного баланса, но при этом надо учитывать, что эффект от ревальвации / девальвации ослабляется эластичностью экспорта и импорта, а также инерцией внешнеторговых потоков. Поэтому различаются кратко -, средне — и долгосрочное воздействие изменений обменного курса на платежный баланс.  [25]

В отличие от валоризации термин вальвация не включает тенденции к понижению или повышению курса, для этого применяются понятия ревальвация и девальвация.  [26]

Коллективное плавание курса валют ЕС обеспечило их относительную стабильность, хотя периодически проводятся официальные девальвации ( снижение курса) и ревальвации ( повышение курса) — 16 раз за 1979 — 1993 гг. Курс нестабильных валют ( Ирландии, Италии, Бельгии, Дании и др.) обычно снижается, а курс твердых валют ( ФРГ, Нидерландов и др.) повышается, обостряя противоречия между участниками ЕВС.  [27]

Капиталы могут быть привлечены в ту или иную страну в результате ослабления валютного контроля, а также высокими учетными процентами, ожидающимися ревальвациями, изменениями валютного курса, довольно часто осуществляемыми в условиях, когда отсутствуют твердые паритеты.  [28]

РЕВАЛОРИЗАЦИЯ ( revalorization) — 1) возобновление размена бумажных денег на золото по номиналу; 2) то же, что ревальвация.  [29]

В отчеты следует включать описание и количественную характеристику каждого компонента акционерного капитала, например различных видов акций и других форм владения; капитала, выплачиваемого сверх номинальной стоимости -, излишков в результате ревальвации; резервов и нераспределенной прибыли. Должно отражаться их движение за отчетный период.  [30]

Страницы:      1    2    3

Определение, значение термина Девальвация, Devaluation  forex

До сих пор, многие часто путают девальвацию с инфляцией, несмотря на характерную разницу между ними. Разбираемся, что такое девальвация.

Определение девальвации

Девальвация – понижение курса национальной валюты по отношению к курсам иностранных валют.

 

Изначально, стоимость валюты большинства стран была привязан к золоту (золотой стандарт), но во второй половине 20 века все изменилось под влиянием разных макроэкономических факторов. Сейчас курс национальных валют все чаще привязан к доллару США или евро, которые многие государства держат в резерве. Понижение курса государственной валюты к курсам иностранных валют в резерве, то есть — самым твердым валютам, это и есть девальвация.

Правительство применяет девальвацию, чтобы каким-то образом повлиять на всю экономику в целом. Например, это напрямую влияет на цены на нефть. Или, если при девальвации идет государственная поддержка производителей внутри страны, то неизбежен рост покупок товаров отечественного производства.

Важно отметить, что девальвация не означает кризисную ситуацию. Этот процесс довольно часто проводят государства разных стран, чтобы скорректировать текущий экономический курс.

 

Отличие от инфляции

Несмотря на то, что между инфляцией и девальвацией часто ставят знак равенства и тот факт, что они имеют между собой связь, это разные вещи.

 

То есть, при девальвации можно наблюдать рост курса валют в пунктах обмена, а при инфляции — рост цен на товары в магазинах.

Существует так же девальвационно-инфляционная спираль. Это процесс, который является одним из следствий девальвации. Происходит он, например, если в стране, которая активно опирается на импорт, резко поднимаются цены на него. Правительство пытается сдержать изменения в экономике путем девальвации, но происходит кризис, который вызывает инфляцию и новую девальвацию — следом.

Виды девальвации

Девальвацию принято делить на несколько основных видов:

Официальная

Сопровождается официальным признанием центрального банка страны факта обесценивания национальной валюты. Процесс происходит резко, устанавливаются новые курсы в пунктах обмена.

Скрытая

Обесценивающиеся денежные средства выводятся из обращения на протяжении продолжительного времени. Этот процесс обычно незаметен для населения. Не делается никаких официальных заявлений. Данный процесс может спровоцировать инфляцию, но он так же дает возможность внутренним производителям товаров подстроиться под меняющийся курс и начать конкуренцию с импортными производителями.

Контролируемая

Центральный банк страны принимает меры по сдерживанию обесценивания национальной валюты в пределах ограниченного промежутка времени.

Неконтролируемая

Самый распространенный вид девальвации. Обесценивание национальной валюты ничем не сдерживается и меры по минимизации ущерба от этого, не имеют действия.

Причины и последствия

Существует множество причин для девальвации. Макроэкономических факторов, которые являются основным источником влияния на начало процесса обесценивания национальной валюты, немало, потому и классификация причин является относительно условной. Тем не менее, есть ряд причин, которые нельзя не упомянуть:

 

  • Снижение цен на природные активы, являющиеся импортом, например — нефть.

  • Нестабильная ситуация в стране и, как следствие, отток капитала из нее.

  • Внешние факторы не экономического свойства: войны, техногенные катастрофы, стихийные бедствия.

  • Желание государства усилить рынок отечественных товаров, путем усиления поддержки производителей внутри страны.

 

 

Девальвация не обязательно является следствием кризиса, последствия ее проведения могут сильно разниться. Существуют как плюсы от девальвации, так и минусы.

Плюсы:

 

  • Так как стоимость зарубежной валюты повышается, то и экспортный доход увеличивается. Это сопровождается новым вливанием зарубежной валюты в страну.

  • Запасы золотого резерва не тратятся, а накапливаются. При девальвации, государству не нужно тратить дополнительных средств для стабилизации курса национальной валюты.

 

Минусы:

 

  • Из-за девальвационно-инфляционной спирали снижается покупательная способность населения и его уровень жизни, увеличивается инфляция.

 

От самого процесса девальвации выигрывает не только бюджет страны. Сельскохозяйственные компании, туристические компании, фирмы, занимающиеся экспортом, — они тоже получают прибыль от девальвации. И, конечно же, все граждане страны, которые хранят сбережения в иностранной валюте, которым достаточно подгадать нужный момент и совершить обмен, получив приличную выгоду.

Куда держим курс… | Газета «День»

Каким будет дальнейший курс национальной единицы? Ответ на этот вопрос уже неоднократно давала власть и эксперты. Нынешняя политическая ситуация в стране может негативно повлиять на курс гривны, признал первый вице-премьер Украины Сергей Арбузов. Однако, по его мнению, если в ближайшее время все стабилизируется, то девальвации не будет. «Политические страсти рано или поздно улягутся, а экономические последствия могут сильно ударить по каждому жителю Украины. Я хотел бы, чтобы люди, которые сегодня спекулируют на этом, подумали о своих семьях, о завтрашнем дне»,— обратился Арбузов к населению с просьбой не поддаваться на спекулятивные заявления.

Не добавляют курсовой уверенности населению и новости из межбанка. По оценкам аналитиков FOREX CLUB в Украине, курс продажи безналичного доллара на прошлой неделе повысился на 0,22% до 8,25 гривны, а наличного— на 0,41% до 8,27 гривны. «Средний дневной объем торгов долларами на межбанковском рынке за этот период составил 1,728 миллиардов долларов, что на 44,5% больше, чем на прошлой неделе. Средний спред по операциям с наличным долларом за неделю увеличился на 0,08% до 0,47%, что говорит о повышении активности на наличном валютном рынке»,— сказано в аналитической информации за прошлую неделю, которую подготовили эксперты FOREX CLUB. Что касается курса продажи безналичного евро в Украине, то эти же аналитики указывают, что со 2 по 6 декабря он также вырос— на 0,03% до 11, 212 гривны, наличного— на 1,1% до 11,41 гривны. По прогнозам FOREX CLUB в Украине, средний курс продажи наличного евро на этой неделе скорее всего будет колебаться в пределах 11,20—11,41 гривны.

Впрочем, это незначительный рост. Но кто же это будет объяснять рядовому украинцу? Финансовая грамотность в Украине, как известно, желает быть лучшей, поэтому так просто у нас появляются спекуляции на финансовой тематике. Итак, произойдет ли девальвация гривны?  Об этом «День» спросил банкиров и финансистов.

КОММЕНТАРИИ

«ДО КОНЦА ГОДА КУРС НЕ ПРЕОДОЛЕЕТ ОТМЕТКУ В 8,27 ГРИВНЫ ЗА ДОЛЛАР»

Вячеслав ЮТКИН, первый заместитель председателя правления «Проминвестбанка»:

— Девальвация возможна лишь в случае, если политические противостояния затянутся на 2—3 и больше недель. Тогда она возможна в пределах до 10%. Если  найдут компромисс и примут решения, которые остановят негативное влияние на экономику, то до конца года курс не преодолеет отметку в 8,27 гривны за доллар. В целом же сегодня нет экономических оснований для девальвации. Оснований для панических настроений относительно «здоровья» гривны абсолютно нет. Единственное, что валютный курс нацвалюты в настоящее время спровоцирован паническими настроениями и стремлением финансовых институтов запастись ресурсами на переходный период, потому что ни у кого нет понимания, как дальше будет развиваться политическая ситуация. Почему сейчас происходят колебания? Банки видят ситуацию, когда клиенты досрочно разрывают гривневые депозиты, меняют их на валюту, снимают со счетов. Юридические лица снимают деньги и вкладывают в активы, потому что боятся обесценивания. Таким образом создано искусственное давление на национальную единицу. Но будет обратный процесс, когда наступит стабилизация. Реальных оснований для девальвации гривны до конца года нет. Стабильность курса гривны обеспечивается  несколькими факторами. В частности, правительство ожидает реального притока денег: китайских, русских или от МВФ. Есть достаточный запас золотовалютных резервов, которые также держат курс. Другие макропоказатели оказывают давление на гривну, но в данном случае они не являются решающими. Если на протяжении следующих нескольких месяцев в Украину зайдет до 5 миллиардов долларов инвестиций, то курсовая ситуация абсолютно стабилизируется.

«ДЕВАЛЬВАЦИИ НЕ БУДЕТ ДАЖЕ ПОСЛЕ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ»

Александр ОХРИМЕНКО, президент «Украинского аналитического центра»:

— Хотели гибкого курса — получайте. Нынешние курсовые колебания— это классический пример такой гибкости. Девальвации не будет даже после президентских выборов. Оснований для нее нет. С одной стороны, это не выгодно экспортерам и импортерам. С другой— налажено вполне реальное инвестиционное сотрудничество с Китаем, которое принесет миллиардные поступления. Внимания заслуживает и последняя информация о переговорах с МВФ: Украина получит если не кредит, то отсрочку его погашения в будущем году. По моему мнению, прогноз валютного сценария до конца года будет следующим: в обменниках увидим 8,15—8,20 гривны за доллар, а на межбанке курс будет немного колебаться. В конце валютная ситуация стабилизируется.

%d0%b4%d0%b5%d0%b2%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%b2%d0%b0%d1%86%d0%b8%d1%8f%20%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d0%b5%d0%b3 — с русского на все языки

Все языкиАнглийскийРусскийКитайскийНемецкийФранцузскийИспанскийШведскийИтальянскийЛатинскийФинскийКазахскийГреческийУзбекскийВаллийскийАрабскийБелорусскийСуахилиИвритНорвежскийПортугальскийВенгерскийТурецкийИндонезийскийПольскийКомиЭстонскийЛатышскийНидерландскийДатскийАлбанскийХорватскийНауатльАрмянскийУкраинскийЯпонскийСанскритТайскийИрландскийТатарскийСловацкийСловенскийТувинскийУрдуФарерскийИдишМакедонскийКаталанскийБашкирскийЧешскийКорейскийГрузинскийРумынский, МолдавскийЯкутскийКиргизскийТибетскийИсландскийБолгарскийСербскийВьетнамскийАзербайджанскийБаскскийХиндиМаориКечуаАканАймараГаитянскийМонгольскийПалиМайяЛитовскийШорскийКрымскотатарскийЭсперантоИнгушскийСеверносаамскийВерхнелужицкийЧеченскийШумерскийГэльскийОсетинскийЧеркесскийАдыгейскийПерсидскийАйнский языкКхмерскийДревнерусский языкЦерковнославянский (Старославянский)МикенскийКвеньяЮпийскийАфрикаансПапьяментоПенджабскийТагальскийМокшанскийКриВарайскийКурдскийЭльзасскийАбхазскийАрагонскийАрумынскийАстурийскийЭрзянскийКомиМарийскийЧувашскийСефардскийУдмурдскийВепсскийАлтайскийДолганскийКарачаевскийКумыкскийНогайскийОсманскийТофаларскийТуркменскийУйгурскийУрумскийМаньчжурскийБурятскийОрокскийЭвенкийскийГуараниТаджикскийИнупиакМалайскийТвиЛингалаБагобоЙорубаСилезскийЛюксембургскийЧерокиШайенскогоКлингонский

 

Все языкиАнглийскийТатарскийКазахскийУкраинскийВенгерскийТаджикскийНемецкийИвритНорвежскийКитайскийФранцузскийИтальянскийПортугальскийТурецкийПольскийАрабскийДатскийИспанскийЛатинскийГреческийСловенскийЛатышскийФинскийПерсидскийНидерландскийШведскийЯпонскийЭстонскийЧеченскийКарачаевскийСловацкийБелорусскийЧешскийАрмянскийАзербайджанскийУзбекскийШорскийРусскийЭсперантоКрымскотатарскийСуахилиЛитовскийТайскийОсетинскийАдыгейскийЯкутскийАйнский языкЦерковнославянский (Старославянский)ИсландскийИндонезийскийАварскийМонгольскийИдишИнгушскийЭрзянскийКорейскийИжорскийМарийскийМокшанскийУдмурдскийВодскийВепсскийАлтайскийЧувашскийКумыкскийТуркменскийУйгурскийУрумскийЭвенкийскийБашкирскийБаскский

Они пытались повернуть вспять девальвацию валюты … и потерпели неудачу

Дата: Гонконг

Древняя Римская империя известна как один из первых примеров обесценивания валюты.

Например, Диоклетиан провел в третьем веке так называемую «денежную реформу»; серебряный антониниан постепенно обесценивался до бронзы по мере того, как был выпущен ряд новых номиналов валюты.

Денежные власти того времени посчитали, что люди настолько глупы, что не заметят более крупные монеты с меньшей пробой драгоценных металлов.Конечно, это не сработало, и монеты в конечном итоге ушли по пути птицы Додо.

В течение следующих двух тысячелетий отчаявшиеся и обанкротившиеся правительства вернутся, чтобы совершить набег на экономический сценарий Рима и обесценить свои собственные валюты в попытке спасти лицо некоторых политиков.

Современные политики даже заимствуют жаргон дня, используя такие термины, как «реформа» — например, «пенсионная реформа», «реформа здравоохранения» и «банковская реформа» — чтобы сделать счастливое лицо тому, что любой человек, не входящий в правительство, назвал бы « кража».

Конечно, эти уловки никогда не работали слишком хорошо, но опять же, политики не всегда думают долгое время.

Менее обсуждаются, однако, римские лидеры, пытавшиеся обратить вспять девальвацию валюты того времени. К сожалению, их истории успеха больше не радуют.

Домициан, например, стал императором в конце I века. Его предшественники довели бюджет до такого высокого уровня, что римская валюта быстро обесценилась.

Один из первых императоров совершил набег на казначейство, чтобы заплатить за кучу общественных работ, точно так же, как Барак Обама хочет навести мосты для «стимулирования» экономики. (Конечно, ради собственной политической выгоды.)

Другой предшественник Домициана раздал деньги под особые проценты своим друзьям по бизнесу и средствам массовой информации, создав суд интеллектуалов, поклоняющихся государству, на которых можно было рассчитывать, что они будут выполнять его приказы.

Всего за несколько лет чистота серебра римской валюты снизилась примерно наполовину.

После окончания некоторых давних войн того времени Домициан намеревался восстановить ценность валюты, вернув серебряные стандарты к уровням высокой чистоты, или около 98% серебра.

Однако Рим не был точно известен как голубиное государство, и как только Домициан смог улучшить количество серебра в монетах, в казну снова должен был совершиться набег, чтобы заплатить за новые войны, и девальвация валюты вернулась в качестве закона страны. .

Не в силах выполнить свое обещание восстановить веру в римскую валюту, Домициан в конце концов стал тираническим и экспроприировал собственность любого, кто владел собственностью «слишком большой» для их нужд.

Прошло сто лет, прежде чем следующий римский император попытался — и потерпел неудачу — восстановить веру в быстро обесценивающуюся валюту. Этот процесс повторялся несколько раз до краха империи.

Сегодня многие обесцененные римские монеты — легкая находка для коллекционеров. Две тысячи лет спустя вы все еще можете получить одну из бесполезных безделушек на Ebay за несколько долларов.

Одним из главных виновников бесконечных войн была склонность императоров устраивать вечеринки в стиле цирка и хлеба, чтобы держать публику в заднем кармане.Хуже того, друзья правительства получали особые щедрые льготы за государственный счет.

И, как мы видели снова и снова, трудно развернуться, когда вы идете по этой дороге.

Современные политики так же зависимы от процесса использования ваших средств для удержания власти. Легко думать, что голосование лучших политиков на посту решит проблему, но это редко бывает правдой.

Помните, например, когда Джордж Буш послал практически каждому жителю США чек на 800 долларов… «просто потому, что»?

Буш хвастался, что законопроект окажет «большое влияние», потому что сумма, отправляемая людям для «покупок», составляет более одного процента ВВП, или около 152 миллиардов долларов.

Конечно, единственным ударом стало то, что его правительство потратило 152 миллиарда долларов, которые никогда не будут возмещены, — верхушка айсберга растущего долга.

Точно так же Барак Обама потратил триллионы, раздавая деньги на проекты по прокладке дорог и на всевозможные другие проекты, о которых мало кто помнит.

За исключением того факта, что он потратил еще больше денег на фактическую работу, установив знаки, гордо заявляющие, что проект, сдерживающий вашу утреннюю поездку на работу, был оплачен стимулирующими долларами, разработанными, чтобы «заставить Америку двигаться».

Каждый политик приходит и говорит, что исправит экономический недуг, созданный их предшественником. Однако ни у кого из них нет возможности что-либо с этим поделать, потому что они слишком заняты сводничеством.

Он просто идет с работой.

Когда страна идет по пути траты денег, как на воду, трудно повернуть вспять. По крайней мере, пока он не достигнет дна.

Валютный коллапс привел к гибели бесчисленных империй на протяжении всей истории.И хотя девальвация валюты ни в коем случае не является приятной, на данный момент это единственная реальная мера, с помощью которой обанкротившиеся западные экономики могут действительно восстановиться.

Вы можете надеяться и молиться, чтобы какой-нибудь «другой» политик придет и изменит ситуацию, но история показывает, что это вряд ли произойдет.

Вместо этого империи, которые превращают свою валюту в туалетную бумагу, просто исчезают, чтобы возродиться в виде новой империи. А иногда и вовсе не всплывать на поверхность.

Вот почему я твердо верю, что страны, которые потерпели крах, являются лучшими мишенями для хранения денег. Те, кто видел, как вечеринка подошла к концу, с большей вероятностью будут готовы делать правильные вещи с первого дня.

На мой взгляд, лучшая возможность — воспользоваться преимуществами стран в этой лодке.

Я не говорю о кандидатах для инвестирования в кризис, таких как Греция, Кипр или Индия. Те представляют отдельный набор интересных возможностей. Я говорю о том, что я называю «новыми безопасными гаванями».

(Если вы новичок в стратегии «безопасных убежищ», прочтите до конца, чтобы получить бесплатный подарок.)

Чили — отличный тому пример. Не так давно это место подвергалось критике, но сейчас это самая свободная экономика в Южной Америке и вторая во всех странах Америки.

Сингапур был исключен из союза с нынешней Малайзией и намеревался доказать, что его взгляды на свободный рынок возобладают. Теперь это лучшее в мире убежище для миллионеров.

И другие развивающиеся страны, такие как Камбоджа, где я в настоящее время инвестирую в недвижимость, предлагают уникальное предложение в том, что люди знают, как выглядят настоящие зверства правительства.

Когда меня спрашивают, боюсь ли я, что правительство Камбоджи украдет мою собственность путем экспроприации, я предполагаю, что такая перспектива гораздо более вероятна на западе, где такие вещи, как налоги на недвижимость, выходят из-под контроля, потому что правительство не может удержать свою собственность. ремень затянут.

Я предложил то же самое в отношении Никарагуа в начале этого года, когда сказал, что «коммунисты теперь капиталисты». Тех, кто пережил настоящий экономический недуг и не хочет возвращаться.

камбоджийцы, сингапурцы и никарагуанцы не говорят: «У нас этого не может быть».Потому что там это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО произошло.

Размещение денег в местах, которые понимают, что на самом деле поставлено на карту, может быть противоположной концепцией для многих жителей Запада, не осознающих реальных рисков, но это просто здравый смысл для тех, кто хочет защитить свои активы.

Девальвация доллара и другие девальвации валют по всему миру никуда не денутся. Правительство считает, что обесценивание валюты не имеет последствий, поскольку оно купилось на собственное политическое высказывание и чувство, что ОНИ на этот раз окажутся непобедимыми.

Конечно, мы знаем, что это не так. Их политика уже нанесла ущерб вашим деньгам.

Ваши местные политики даже не догадываются, что девальвация их валюты — это плохо. Они до сих пор с ликованием печатают триллионы долларов, евро и иен. Вы действительно думаете, что их «реформы» будут успешными при той небольшой возможности, которую они когда-либо имели?

Или просто куча политического горячего воздуха?

Я здесь, в Гонконге, на этих выходных и встречаюсь с членами моего личного вдохновителя, которые хотят узнать о защите своих активов, переместив их в надежные, стабильные юрисдикции, которые знают, где их хлеб намазан маслом.

Несмотря на растущую изолированность, Азия в целом по-прежнему остается отличным местом для диверсификации, если вас беспокоят евро и доллар, и диверсификация в частности. Как будет развиваться Гонконг, еще неизвестно.

Эндрю Хендерсон — самый востребованный консультант в мире по вопросам международного налогового планирования, инвестиционной иммиграции и глобального гражданства. Он лично ведет этот образ жизни более десяти лет и теперь работает с предпринимателями и инвесторами с семизначными и восьмизначными числами, которые хотят «пойти туда, где к ним лучше всего относятся».

Последние сообщения Эндрю Хендерсона (посмотреть все)

Девальвация и идеализация в BPD

Девальвация и идеализация — это защитные механизмы, которые помогают человеку справляться с тревогой, а также с внутренними или внешними стрессами. Хотя эту подсознательную систему защиты можно найти при некоторых расстройствах личности, чаще всего она связана с пограничным расстройством личности (ПРЛ).

Что такое идеализация?

Идеализация — это психологический или умственный процесс приписывания чрезмерно положительных качеств другому человеку или предмету.Это способ справиться с тревогой, при котором амбивалентный объект или человек рассматривается как совершенный или обладающий преувеличенными положительными качествами.

При пограничном расстройстве личности часто встречается идеализация друга, члена семьи или любимого человека.

Они чувствуют сильную близость к этому человеку и ставят его на пьедестал. Это может быстро и непредсказуемо перерасти в сильный гнев по отношению к этому человеку — процесс, называемый девальвацией.

Что такое девальвация?

В психиатрии и психологии девальвация — это защитный механизм, прямо противоположный идеализации.Он используется, когда человек считает себя, объект или другого человека полностью несовершенными, бесполезными или обладающими преувеличенными отрицательными качествами.

Защитные механизмы

Считается, что и девальвация, и идеализация находятся на незначительном уровне искажения изображения по шкале защитных функций. Это один из инструментов, который врачи используют для группировки защитных механизмов пациента по уровням.

Как и большинство защитных механизмов, многие люди не осознают, что участвуют в девальвации и идеализации.Это делается на подсознательном уровне, чтобы защитить себя от предполагаемого стресса.

При пограничном расстройстве личности девальвация часто чередуется с идеализацией. Например, человек с ПРЛ может перейти от восхищения любимым человеком — идеализации этого человека — до сильного гнева или неприязни к нему — обесценивания этого человека.

Этот дикий сдвиг между идеализацией и девальвацией, обнаруживаемый при ПРЛ, известен как расщепление, что означает нарушение как мышления, так и регуляции эмоций.Он отражает проблемы в поддержании целостного взгляда на хорошее и плохое у человека, находящегося в состоянии стресса.

Он отражает проблемы в поддержании целостного взгляда на хорошее и плохое у человека, находящегося в состоянии стресса. Некоторые исследователи предполагают, что некоторые из трудностей кроются в том, как мозг пограничной личности, особенно миндалина и префронтальная доля, активируются в этих переживаниях.

Другие расстройства личности

Девальвация не ограничивается людьми с пограничным расстройством личности.Это может наблюдаться при других расстройствах личности, особенно при антисоциальном расстройстве личности или нарциссическом расстройстве личности.

Идеализация иногда также наблюдается при нарциссическом расстройстве личности, особенно по отношению к себе или лечащему терапевту. Расщепление, или быстрое колебание между идеализацией и девальвацией, классически наблюдается при пограничном расстройстве личности.

У меня ПРЛ?

Девальвация и идеализация — это защитные механизмы, обычно используемые при пограничном расстройстве личности.Тем не менее, то, что вы задействуете эти защитные механизмы, не означает, что у вас ПРЛ — это просто особенность этого расстройства. Поговорите со своим врачом или терапевтом, если вы обеспокоены тем, что используете подобные стратегии выживания, чтобы справиться с эмоциональным конфликтом или стрессом.

Девальвация валюты — обзор

Дизайн рынка, проблемы реализации и реформа реформ

Внедрение рыночной реформы в целом — но не обязательно — следует примерно так:

Процесс обычно начинается с признания проблем и / или недостатки, связанные с существующей системой, — побуждающие к поиску альтернативных способов организации, эксплуатации, управления и регулирования ESI.Мотивация к устранению реальных или предполагаемых проблем обычно вызвана явной неэффективностью в работе и / или производительности, низкой надежностью системы, высокими ценами, несоответствием предложения, недостаточными инвестициями в инфраструктуру или комбинацией этих факторов.

Старая поговорка: «Если не сломалось, не чини», как правило, применяется в том смысле, что если розничные цены низкие, расходные материалы достаточны, а система работает надежно и с приемлемой эффективностью, то есть вероятно, нет убедительной мотивации к изменениям.Это очевидно в Соединенных Штатах, где инициативы рыночных реформ в основном ограничивались штатами с затратами выше среднего. Государства с более низкими издержками, по большому счету, пока остаются в стороне и, похоже, не склонны выдвигать инициативы рыночных реформ.

Второй этап обычно начинается с обсуждения того, что вышло из строя, и того, как лучше всего это исправить, т. Е. Процесса, ведущего к альтернативному, надеюсь, лучшему рыночному дизайну, ведущему к повышению производительности. Благодаря большему опыту, накопленному за последние два десятилетия, в настоящее время растет объем знаний об основных особенностях рыночной реформы (например,г., Йосков, 2006а). В большинстве случаев необходимо принять новые законы и изменить организацию ESI, прежде чем можно будет внедрить новую рыночную структуру.

Как правило, необходимо создавать новые институты, такие как оператор рынка и / или биржа электроэнергии, а также новую нормативно-правовую базу, как правило, со значительными затратами. Изменение статус-кво сопряжено с риском, и необходимо убедить скептиков или тех, кто проиграет от процесса рыночных реформ, последовать их примеру. Победители и проигравшие должны примирить свои достижения и боли.В развивающихся странах, как правило, необходимы новые институциональные реформы, прежде чем можно будет провести реструктуризацию рынка.

Третий этап включает фактическую реализацию дизайна рынка, разработанного на предыдущем этапе. Хотя теория может быть здравой, нет никакой гарантии, что реализация пройдет гладко или без серьезных сбоев. Во многих случаях технически обоснованные принципы не применяются на практике, что приводит к проблемам и хаосу. Например, введение розничной конкуренции среди большого числа частных потребителей и мелких коммерческих потребителей оказалось проблематичным с точки зрения логистики почти на всех рынках.Точно так же организация и работа операторов рынка с централизованной диспетчеризацией и различных рынков не являются тривиальными задачами.

Четвертый этап начинается с осознания того, что введение рыночной реформы не обязательно или автоматически приводит к многим ожидаемым выгодам и результатам. Например, хотя оптовые аукционы обычно приводят к острой конкуренции между производителями, это не обязательно приводит к немедленному снижению розничных затрат для потребителей. Даже когда средние оптовые цены снижаются, цены обычно становятся более неустойчивыми, что создает спрос на стратегии хеджирования рисков.Также нет гарантии, что конкуренция привлечет дополнительные инвестиции в электроэнергетический сектор, когда существует значительная нормативная или политическая неопределенность, или когда политики регулярно вмешиваются в ключевые решения, как указывает Пфаффенбергер в предисловии к этому сборнику. Достаточность ресурсов (RA) считается проблемой на многих реформированных рынках.

В большинстве случаев первоначальному дизайну рынка могут быть присущи недостатки, которые становятся очевидными только по прошествии некоторого времени или в ходе внешнего события — будь то серьезная засуха, аномальная жара, девальвация валюты, экономический спад или иначе.Эти события иногда подрывают то, что в противном случае могло бы быть приемлемым исходом. Например, рост цен на топливо, не связанный с процессом рыночной реформы, может привести к значительному повышению розничных цен, что подорвет политическую поддержку рыночной реформы. 1 Почти во всех случаях первоначальная рыночная реформа привела к непредвиденным и непредвиденным последствиям, которые необходимо устранить в ходе последующей «реформы реформ».

Пятый и заключительный этап, обычно непрерывный процесс, включает в себя решение проблем, связанных с исходными недостатками дизайна рынка, недостатками в реализации или непредвиденными проблемами, вызванными внешними факторами или событиями.Засухи, рост цен на топливо, доминирование на рынке нескольких ключевых игроков, неравномерная конкуренция в результате неравных условий игры, плохой и / или неэффективный мониторинг и регулирование рынка, а также неадекватные инвестиции в инфраструктуру являются одними из причин, часто упоминаемых в качестве причины необходимости последующих политических или регулирующее вмешательство в рынок.

Отчасти по этим причинам проведение рыночной реформы было насыщенным с явно неоднозначными результатами на международном уровне. В некоторых случаях, особенно в Калифорнии, широко разрекламированные катастрофы ослабили интерес в соседних регионах или штатах.В некоторых случаях политикам удавалось выдерживать первоначальные изгибы, позволяя рынкам делать то, что они должны делать, как в Альберте, Канада. В других случаях, как, например, в провинции Онтарио, политики отказывались от поддержки рыночных реформ при первых признаках неприятностей — позволяя временному отклонению от нормы сорвать процесс, прежде чем он получил шанс на успех (Treblicock and Hrab, 2006). В отличие от этого, рынок Скандинавии смог выдержать значительную засуху с серьезными трудностями, но без рыночных манипуляций, отключений электроэнергии и обвала, укрепляя веру всех в рынок (Amundsen et al., 2006).

В целом реализация рыночной реформы далась нелегко. Британский рынок, например, возможно, прошел как минимум три отдельных этапа реформирования: от первоначального центрального обязательного пула в 1989 году до Новых соглашений о торговле электроэнергией (NETA), введенных в 2001 году, и до британских соглашений о торговле электроэнергией и ее передаче ( BETTA), представленный в 2003 году. Newbery (2006) представляет собой краткое изложение эволюции британского рынка с момента его основания.

Точно так же Бразилия пережила несколько реинкарнаций своей первоначальной программы реформ, каждая из которых решает проблемы, возникшие в результате предыдущих реформ (Araujo, 2006).De Araújo et al. (Глава 15) используют Бразилию в качестве примера «реформы реформ», описывая эволюцию рынка с течением времени, включая постоянные проблемы, которые все еще решаются. Процесс модификации и уточнения первоначальных реформ продолжается в большинстве стран и штатов, включая Чили (Raineri, 2006), Аргентину и Колумбию (Dyner et al., 2006) и Калифорнию (Sweeney, 2006), и это лишь некоторые из них.

Вообще говоря, проведение рыночной реформы было более управляемым на небольших изолированных рынках.Большие взаимосвязанные рынки, такие как рынки США и континентальной Европы, оказались более сложными. В последнем случае отделение генерации от сети и снабжения не было удовлетворительным образом достигнуто, что создало возможности для некоторых игроков субсидировать конкурентные функции из сетевых регулируемых функций (Haas et al., 2006). Аналогичным образом, на некоторых рынках, особенно в Австралии, некоторые игроки остаются в государственной собственности, а другие приватизированы, что приводит к неравным условиям игры. 2

В европейском контексте, несмотря на многочисленные директивы Европейской комиссии (ЕС) с конкретными сроками, либерализация рынка застопорилась в ряде ключевых стран, а в некоторых странах значимая конкуренция на уровне розничной торговли практически отсутствует. В то время как ряд европейских стран либерализовали рынки как электроэнергии, так и газа, другие сделали это только на бумаге, и даже это было сделано неохотно. Введение полной либерализации рынка в ЕС, вступившее в силу в июле 2007 года, некоторыми скептиками рассматривается как простая формальность.

В обзорной статье, посвященной европейским энергетическим рынкам, журнал The Economist (2006) определил следующие три основные причины неспособности создать конкурентный общеевропейский энергетический рынок:

Преднамеренное вмешательство государства, мотивированное желание поддержать так называемых национальных энергетических чемпионов.

Отсутствие интереса со стороны доминирующих игроков или правительств к строительству дополнительных линий электропередачи для облегчения трансграничной торговли.

Слабое соблюдение директив ЕС на уровне страны.

Излишне говорить, что долгосрочная цель ЕС по созданию гармоничного, полностью интегрированного общеевропейского энергетического рынка еще не реализована. Вместо этого Европа превратилась в несколько отдельных субрынков, разделенных хроническими узкими местами передачи, как показано на рис. 1 (Haas et al., 2006). В результате сохраняется диспропорция в розничных ценах, а доминирующие игроки сохраняют значительную рыночную власть и рыночную долю на ключевых рынках (рис.2). Корнуолл описывает текущие усилия ЕС по созданию полностью интегрированной сети в Европе 3 .

Рис. 1. Субрынки электроэнергии в Западной Европе.

Источник: Р. Хаас, Венский технологический университет.

Рис. 2. Цены на электроэнергию и газ в отдельных странах Европы, € / кВтч * .

Источник: The Economist , 11 февраля 2006 г. на основе результатов NUS Consulting. Авторские права © 2006

Подобные препятствия мешают регулирующим органам Федеральной комиссии по регулированию энергетики (FERC) в США, где прогресс, хотя и медленными темпами, наблюдается. 4 В этом случае FERC продолжает настаивать на создании ряда крупных независимых системных операторов (ISO), что является критическим шагом в введении конкуренции на оптовом уровне и предвестником конкуренции на розничном уровне (O’Neill et al. др., 2006). Более половины генерирующих мощностей США сейчас находится под контролем нескольких крупных ISO, что имеет серьезные последствия для розничных рынков (таблица 2 и рис. 3).

Таблица 2. Оптовые рынки США под контролем ISO или RTO, 2005 г.

9023 000 9023 : Йоскоу, П.(2006b). Рынки электроэнергии в США: промежуточная оценка. Энерг. J ., 27 (1).

Copyright © 2006

Рис. 3. Действующие ISO и RTO в США.

Источник: Отчет Конгрессу о конкуренции на оптовых и розничных рынках электроэнергии, FERC, Вашингтон, округ Колумбия, 5 июня 2006 г. Авторские права © 2006

В обзорной статье о состоянии рынка электроэнергии в США Йоскоу заключает, что «Значительный прогресс был достигнут в области оптовой конкуренции», но добавляет: «Структура розничной конкуренции была менее успешной» (Joskow, 2006b).Исследование оптовых и розничных рынков, проведенное FERC, пришло к аналогичным выводам (FERC, 2006).

В Соединенных Штатах развитие хорошо функционирующих, конкурентных рынков электроэнергии продолжает развиваться. 5 Несмотря на то, что Калифорния подорвала аппетит многих регулирующих органов штатов к рыночным реформам, 20 штатов и округ Колумбия предлагают определенную форму выбора для всех или некоторых из своих клиентов 6 (рис. 4).

Рис. 4. Текущее состояние розничной конкуренции в США.

Источник : Tschamler, T. (2006). Реформа рынка электроэнергии в : международная перспектива (Ф. Сиошанси и В. Пфаффенбергер, ред.). Эльзевир.

Но нет никаких сомнений в том, что темпы перехода к национальному конкурентному рынку электроэнергии в Соединенных Штатах застопорились (рис. 5) по ряду причин, в том числе:

Рис. 5. Нагрузка в США обслуживается конкурентоспособными поставщиками, 2001–2009 гг. 05, GW.

Источник: Tschamler, T. (2006). Реформа рынка электроэнергии : международная перспектива (Ф.Сиошанси и В. Пфаффенбергер, ред.). Эльзевир.

Провал калифорнийского рынка оставил опасения некоторых регулирующих и законодательных органов на уровне штата.

Смешанные результаты в ряде других штатов, которые ввели розничную конкуренцию и теперь сталкиваются с «шоковыми ставками», поскольку первоначальные замораживания розничных цен отменены. 7

Сохраняющиеся проблемы на некоторых оптовых рынках, работа которых не соответствует ожиданиям.

Отсутствие интереса со стороны Конгресса США к развитию конкуренции в розничной торговле на национальном уровне. 8

Форма, функция и цель регулирования

Хотя существует консенсус в отношении необходимости независимого и компетентного регулирующего органа на конкурентных рынках электроэнергии, 9 нет согласия относительно того, насколько обширной или интрузивной должна быть эта функция быть. 10 Существуют разные взгляды на смысл существования регулятора.Некоторые предпочитают минималистскую роль, ограниченную выполнением функции судьи, просто соблюдением правил и обеспечением честной игры. Литтлчайлд, сам бывший регулирующий орган, верит в «рынки, когда это возможно, и регулирование, когда нет» (Littlechild, 2006). Другие отдают предпочтение бдительному мониторингу рынка или активному вмешательству кукловода 11 (см. Вставку 2). Хотя последний вариант может показаться безопасным, трудно представить себе, чтобы процветающая конкуренция сосуществовала с проактивным и интервенционистским регулирующим органом.Глава 7 Адиб и др. ориентирована на функцию мониторинга рынка на конкурентных рынках.

Вставка 2

Альтернативные взгляды на конкуренцию и регулирование в ESI *

По сути, есть два крайних взгляда на форму и цель постановления

Создайте равные условия игры и судите игру — в этом случае регулирующий орган устанавливает правила таким образом, чтобы поощрять свободную и честную конкуренцию между игроками — и играет роль беспристрастного судьи.

Напишите сценарий и заставьте марионеток танцевать — в этом случае регулирующий орган готовит предписывающий сценарий для пьесы, следя за тем, чтобы игроки действовали согласно сценарию.

Основные компоненты первого хорошо известны, а именно:

Устранение барьеров для входа в производство.

Приватизируйте или акционируйте всех игроков, чтобы они были в одном положении.

Разделение вертикально интегрированных предприятий для устранения перекрестного субсидирования и самодеятельности.

Убедитесь, что передающая сеть открыта и доступна для всех по прозрачным и недискриминационным ценам. §

Создавайте открытые и прозрачные оптовые рынки.

Убедитесь, что сеть управляется независимым оператором, который поддерживает надежность, управляет перегрузками при передаче и управляет различными рынками для облегчения торговли, управления ликвидностью и рисками.

Содействовать конкуренции в сфере снабжения.

Эти условия, скорее всего, приведут к тому, что ряд фирм, действующих в различных сегментах бизнеса, будут участвовать в краткосрочных и долгосрочных сделках. Участники найдут подходящие механизмы для совершения сделки, а роль регулирующего органа в первую очередь заключается в том, чтобы быть бдительным судьей, следящим за соблюдением правил игры, выявлением нарушений и наказанием нарушителей. В противном случае участники рынка могут свободно перемещаться, пока они соблюдают правила и играют в пределах поля.Это может показаться неуместным, но вполне безопасно.

Большинство реструктурированных рынков приняли вариант этих двух крайностей — с разными уровнями автономии и полномочий регулирующего органа. Это предполагает, что игроки лучше всех знают, а рынок — это просто сумма его компонентов. Сторонники свободного рынка и сторонники политики laissez-faire выступают за ограниченную роль регулирующего органа, предоставляя участникам рынка максимальную гибкость. Например, производители не будут обязаны предлагать свои мощности на рынке, а также не должны будут объяснять свои стратегии или цены на торгах.

В последнем случае предполагается, что регулирующий орган или разработчик рынка знает лучше и может составить предписывающий график для всех игроков, что, скорее всего, потребует множества переписываний, чтобы сделать его правильным. В этом случае роли игроков тщательно оркестрованы, а их движения управляются дистанционно, как танец марионеток. Регулятор играет роль хорографа в танцевальной студии, организуя и направляя все движения. Если игроки танцуют не так, как было указано или желают, хореограф должен вмешаться, чтобы исправить сюжет и сценарий.Это может быть очень весело для игривого и творческого регулятора, редкая комбинация — возможно, оксюморон. Большинство экономистов сочли бы это невозможным, поскольку нет уверенности в том, что сценарист, каким бы умным он ни был, сможет правильно выполнить все части. ** Тем не менее, примеры такого мышления можно найти в некоторых странах, особенно в тех, которые имели разочаровывающий опыт либерализации и реформ рынка, как описано в Реформа рынка электроэнергии: международная перспектива (2006: Elsevier).

НОВОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ТЕОРИИ АНОМИИ

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копирайтингу, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования. Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

1 Для концептуализации аномии с точки зрения потери ориентации или отсутствия норм из-за ослабления регулирующей силы социальных норм см., Например, Seeman (1959) или Srole (1956).

2 Для обсуждения двух различных основных значений аномии, ослабления морального и нормативного регулирования, с одной стороны, и нового типа морали или культуры, с другой, см., Например, Эрру (1987), Дюркгейм (1897) или Мертон (1938).

3 Критику некоторых принципов американской исключительности, подразумеваемых в IAT, см. В Garland (2005), Bernburg (2002), Sassen (1996) и Passas (1997).

4 Подробное обсуждение криминогенных процессов, связанных с «рыночными обществами», см. Также Currie (1997; 2013).

5 На уровне (например, Coleman, 1990; см. также Jepperson and Meyer, 2011) мы опираемся на эту довольно общую спецификацию, сформулированную в IAT для данного исследования, поскольку наше внимание в первую очередь сосредоточено на микроуровневых проявлениях институциональной аномии на макроуровне.Мы связываем эти проявления на микроуровне с макроуровнем через индивидуальную интеграцию в институты в качестве агентов социализации. Вопрос о том, как эти микроуровневые последствия, опять же, рекурсивно влияют на институциональную структуру на макроуровне и наоборот, требует дальнейшей проработки в межнациональных и лонгитюдных условиях, но это выходит за рамки настоящего исследования.

6 Чтобы определить эту скрытую конструкцию, мы обращаемся к термину «менталитет», а не «идеология» или «вера», поскольку в дополнение к ориентациям или ценностям (например,г. успех, индивидуализм и т. д.), латентный конструкт также содержит репертуар исполнения. Таким образом, конструкция выходит за рамки чистой веры или идеологии из-за содержащегося в ней поведенческого компонента. Таким образом, под «менталитетом» мы понимаем систему субъективных убеждений, которая шире идеологии или убеждений и дополнительно содержит репертуар исполнителей.

7 Прогноз, что интеграция в неэкономические институты на индивидуальном уровне препятствует возникновению рыночного менталитета, может показаться противоречащим утверждению IAT о том, что экономическое доминирование подрывает жизнеспособность неэкономических институтов.Если эти неэкономические институты бессильны, как они могут обеспечить защиту от появления рыночных процедур и ориентаций? Хотя этот сценарий может иметь место в предельном случае, кажется более реалистичным теоретизировать, что индивидуальная интеграция в неэкономические институты имеет тенденцию препятствовать рыночным результатам, но этот тормозящий эффект ослабляется или даже исчезает, поскольку экономическое доминирование характеризует институциональную структуру в целом.

8 Мы не делаем предположений о каком-либо различном влиянии соответствующих институциональных сфер.Текущая теория недостаточно развита, чтобы поддерживать такие гипотезы. Следовательно, различие между эффектами различных институциональных интеграций в эмпирической части будет исследовательским.

9 Для этого различия см. Также Schwartz (1992).

10 Мы не утверждаем, что интеграция в неэкономические институты является панацеей от предрассудков и дискриминации в целом. Фактически, именно интеграция в этнические, расовые или религиозные институты исторически ассоциировалась с некоторыми из наиболее серьезных и социально значимых форм предрассудков.Наша гипотеза скорее нацелена на объяснение этой специфической формы предубеждений, которая представляет собой новую или возникающую форму предубеждений в современных западных неолиберальных обществах: экономически мотивированную девальвацию групп, которые считаются экономически обременительными или убыточными. Для этих групп неэкономические институты могут, вслед за IAT, представлять собой уравновешивающую движущую силу против культуры зарождающегося дезинтегративного и чрезмерного индивидуализма, который подрывает социальную солидарность с ними, продвигая e.г. ценности солидарности. Это обоснование применимо, когда общества институционально несбалансированы в пользу экономики, и когда-то эмансипирующий дух экономики превращается в дух дезинтеграции из-за отделения экономики от неэкономических социальных институтов. Следуя логике подхода IAT, общества могут также иметь институциональный дисбаланс в пользу других неэкономических институтов, например религия. В этом случае возникнет иная несбалансированная культура, в которой религиозные ценности являются преобладающими и неограниченными, что может привести к различным преимущественно возникающим формам предрассудков, религиозно мотивированных, таких как антисемитизм, антихристианские или антимусульманские настроения. в зависимости от того, какая религия преобладает.Тогда экономика могла бы служить уравновешивающим институтом в таких обществах. Тем не менее, мы смотрим на социальную констелляцию, в которой экономика доминирует над неэкономическими институтами, и соответствующие последствия для слабых групп, которые не выдерживают оживляющего духа рынка.

11 Эти данные взяты из немецкого проекта Group Focused Enmity, который финансировался Volkswagen-Stiftung, Freudenberg-Stiftung и Möllgaard-Stiftung и возглавлялся Вильгельмом Хайтмейером (Universität Bielefeld; www.uni-bielefeld.de/ikg).

12 Концепция синдрома групповой вражды была введена Вильгельмом Хайтмейером (2002) и с тех пор была разработана и эмпирически подтверждена другими исследователями (Zick et al., 2008; Zick et al., 2011). Концепция GFE основана на концептуализации предрассудков Олпорта (1954), определяющей их как негативное отношение к группам и отдельным лицам, основанное исключительно на их принадлежности к группе. Спектр нескольких предрассудков, включая антииммигрантские предрассудки, расизм, девальвацию мусульман, антисемитизм, сексуальные предрассудки, сексизм, девальвацию безработных, бездомных и инвалидов, а также предрассудки в отношении новоприбывших понимаются как элементы синдрома GFE. .Предрассудки рассматриваются как единый феномен, который проистекает из общего отношения к определенным чужим группам — так называемой «идеологии неравной ценности» (Zick et al., 2008), которая ведет к девальвации из-за приписываемой неравной ценности. В десятилетнем проекте с использованием больших вероятностных выборок немецкого населения (Zick et al., 2008) образец обобщенных предрассудков неоднократно демонстрировался эмпирически (например, Davidov et al., 2010). В сравнительном культурном исследовании восьми европейских стран исследователи обнаружили эмпирическую поддержку генерализованного синдрома GFE как фактора второго порядка во всех исследованных странах (Zick et al., 2011).

13 Концепция иерархического личного интереса может быть понята как индивидуальное выражение ориентированного на доминирование рыночного общества (см. Hadjar, 2004) и, соответственно, тесно связана с теоретическими предпосылками «культуры конкуренции» ( Коулман, 1987).

14 Мы интерпретируем вопрос, касающийся важности победы, как отражающий важность успеха для респондента, но также и готовность респондента добиваться успеха любыми необходимыми средствами.Таким образом, что касается нашего «перевода» IAT на микроуровень, этот пункт включает в себя как высокий акцент на успехе, так и аномальную ориентацию на моральный статус средств действия.

15 Контроль за наследием очень распространен в германистике, потому что восточная и западная части Германии все еще различаются по многим важным экономическим и социальным аспектам. Этот вопрос измеряет, родился ли респондент в Восточной или Западной Германии.

16 Мы используем показатель «безработица», поскольку наш набор данных не содержит каких-либо объективных показателей социального статуса, т.е.е. доход. Чтобы иметь хотя бы косвенный признак социального статуса, мы решили применить меру по безработице.

17 Скрытая переменная авторитаризма состоит из двух пунктов: «За преступления должны быть более строгие наказания» и «Чтобы поддерживать закон и порядок, следует принимать более строгие меры против нарушителей спокойствия» с альфой Кронбаха 0,81.

18 Данные были собраны в конце 2013 / начале 2014 года посредством компьютерных телефонных интервью (CATI) для проекта ZuGleich в IKG (Zick and Preuß, 2014), который финансировался Stiftung Mercator. .Интервью были предварительно протестированы и проведены Sozialwissenschaftliches Umfragezentrum, Дуйсбург. Это простая случайная выборка, состоящая из 2,006 участников. Было проведено рандомизированное разделение респондентов на две группы, чтобы охватить больше вопросов. Соответствующие вопросы были заданы в группе 1, состоящей из 1,008 респондентов. Это 465 мужчин (46%) и 543 женщины (54%). Возрастной диапазон составляет от 18 до 93 лет, средний возраст — 49 лет (SD = 17,0). В расчетах отсутствующие значения обрабатывались с помощью процедуры FIML (максимальная вероятность полной информации).

19 Пункты индивидуализма, успеха и монетарного фетишизма такие же, как в первых данных. Пунктами, измеряющими ролевую производительность, на которой доминирует рынок, здесь являются: «Я определяю себя в первую очередь в отношении своей работы» и «Когда дело доходит до общих решений в моей жизни, они часто основываются в первую очередь на моей работе». Мы отдельно протестировали модель измерения латентной переменной «рыночный менталитет» в подтверждающем факторном анализе второго порядка, включая четыре конструкта первого порядка успеха, индивидуализма, монетарного фетишизма и MDRP, и получили очень хорошее соответствие модели (Chi 2 = 29 , df = 15, p =.007, CFI = 0,99, RMSEA = 0,03, PClose = 0,96, SRMR = 0,02).

20 Ценности солидарности измеряются, таким образом, с помощью пункта: «Все группы в обществе должны иметь для нас равную ценность».

21 И сексизм, и гомофобия измерялись с помощью шкалы групповой вражды проекта GFE (Heitmeyer, 2002; Zick et al., 2008). Пунктами, измеряющими сексизм, являются: «Для женщины должно быть важнее помогать своему мужу в его карьере» и «Женщины должны более серьезно относиться к своей роли жены и матери».Пунктами, измеряющими гомофобию, являются: «гомосексуальность аморален» и «Допускать браки между двумя мужчинами или двумя женщинами — это хорошо» (закодировано в обратном порядке).

22 В своем Послании президента Американскому обществу криминологии Месснер (2012) применяет модель выбора фрейма в попытке интегрировать криминологическую теорию на микроуровне, теорию ситуационных действий, с IAT.

Функциональная неоднородность в латеральной орбитофронтальной коре грызунов разъединяет девальвацию исхода и обратный дефицит обучения

Благодарим вас за отправку вашей статьи под названием «Латеральная орбитофронтальная кора грызунов представляет ожидаемую Павловскую ценность результата, но не идентичность» для рецензирования на eLife .Ваша статья оценивается тремя рецензентами под контролем Джеффри Шенбаума в качестве редактора-рецензента и Сабины Кастнер в качестве главного редактора.

Учитывая список важных изменений, включая новые эксперименты, редакторы и рецензенты приглашают вас ответить в течение следующих двух недель с планом действий и графиком завершения дополнительной работы. Мы планируем поделиться вашими ответами с рецензентами, а затем выпустить обязательную рекомендацию.

В целом рецензенты сочли, что эксперименты затрагивали чрезвычайно интересный и важный набор вопросов, давая интригующие и ценные результаты.Тем не менее, у всех трех рецензентов были серьезные опасения по поводу основного эксперимента на рисунке 2, который, как утверждается, демонстрирует, что орбитофронтальная кора не является необходимой для девальвации из-за сытости, и, в более широком смысле, авторы делают сильные выводы о том, что орбитофронтальная кора не представляет информацию об исходе. личность. Обзоры выражают разнообразие этих опасений, но, пожалуй, наиболее критичным является то, что отрицательный эффект возникает на фоне очень слабого положительного эффекта в контроле.Итак, после обсуждений было сочтено, что даже при соответствующем отступлении и рассмотрении альтернатив принять этот эксперимент невозможно. Обсуждались два решения.

1) Удалите этот эксперимент и сфокусируйте статью на важных и новых выводах, показанных на Рисунке 4, Рисунке 5 и Рисунке 6. Это, очевидно, будет означать значительные изменения в оформлении статьи и утверждениях, основанных на отрицательных результатах на Рисунке 2. Однако это не новая экспериментальная работа. И это позволило бы опубликовать то, что, по мнению всех рецензентов, было хорошо выполненным, важным и новым результатом.

2) Повторите эксперимент 2, в идеале используя план внутри субъектов, где каждое животное тестируется при обеих формах девальвации или таким образом, чтобы различия в местоположении поражения не были проблемой, и с вознаграждением, которое отличается только сенсорными, а не мотивационными свойствами. Это потребовало бы значительно большей работы, но напрямую проверило бы рассматриваемый вопрос, без путаницы с поражением или другими отмеченными проблемами. Если бы это было сделано, это, очевидно, сняло бы опасения и стало бы отличным экспериментом, если предположить, что эффекты (положительные или отрицательные) были статистически надежными и ясными.

Рецензенты посчитали, что перед принятием окончательного решения стоит выслушать ответ авторов.

Рецензент № 1:

В этом исследовании авторы стремятся прояснить роль центральной / боковой орбитофронтальной коры во множестве различных форм поведения — инструментальное поведение по сравнению с поведением Павлова, девальвация, вызванная болезнью или сытостью, а также обратное обучение и отслеживание знаков. В процессе они показывают, что нейротоксические поражения орбитофронтальной коры головного мозга крысы не влияют на инструментальную девальвацию (между субъектами) или павловскую девальвацию из-за специфического насыщения (внутри субъектов).Они подтверждают, что поражения орбиты действительно влияют на девальвацию Павлова по причине болезни (внутри субъектов), независимо от того, были ли поражения «передними» или «задними», и они расширяют этот вывод, показывая, что представление результатов до тестирования восстанавливает нормальное поведение (что-то вроде насыщения). . В дополнение к этим результатам они показывают, что конкретный перенос чувствителен к эффектам сытости. И они предоставляют новые данные, предполагающие, что их более задние поражения также вызывают дефицит в распределении поведения в задаче отслеживания знаков, как во время обучения, так и во время обратного обучения.Из этих результатов авторы делают довольно сильные выводы относительно этой совокупности областей. В целом, я думаю, что области конфликтов, которые авторы пытались разрешить, важны, а данные, которые они предоставляют, ценны. Они представляют собой множество разнообразных и очень интересных результатов. Однако дизайн и то, как исследования сочетаются друг с другом, не идеальны, и в результате меня не устраивают убедительные выводы и рамки, которые авторы создают на основе своих данных. Я думаю, что их результаты в отношении павловской девальвации открыты для множества других интерпретаций, которые в основном не признаются.Я также думаю, что статья была бы проще и понятнее, если бы ее разделили на две части. То есть точки, касающиеся девальвации, не могут быть отделены от точек, относящихся к обучению обращению и отслеживанию знаков.

Что касается экспериментов по девальвации, главный вывод состоит в том, что орбитофронтальная кора не участвует в представлении информации о сенсорных характеристиках ожидаемых результатов. Это основано на двух частях информации: (1) открытие, что предтренировочные орбитофронтальные поражения не повлияли на павловскую девальвацию путем выборочного насыщения, тогда как аналогичные поражения действительно влияют на павловскую девальвацию по болезни (здесь и в других местах) и (2) идея о том, что сытость, в отличие от болезни, может влиять на реакцию либо через изменение желательности результата, либо через своего рода эффект привыкания к сенсорной репрезентации результата.Авторы, кажется, предполагают, что орбитофронтальная кора (крупно) выполняет первое, но не второе. У меня есть несколько проблем с тем, чтобы сделать этот убедительный вывод на основе этих данных.

Во-первых, я думаю, что в той мере, в какой существует второй способ, которым сытость (из-за близости к тестированию), но не болезнь (из-за расстояния), может влиять на поведение, результаты могут показать, что пораженная область не требуется для этого сенсорный механизм привыкания, но они не могут показать, что область не участвует в представлении информации.И из многочисленных исследований ясно, что ценностно-нейтральная информация о прогнозируемых событиях представлена ​​в целевых областях, на крысах, обезьянах и людях. Учитывая это, сильный вывод, выраженный даже в названии, кажется необоснованным.

Во-вторых, я думаю, что авторы игнорируют причинно-следственные исследования, которые предполагают, что информация о предстоящих сенсорных событиях в орбитофронтальной коре необходима для поведения, по крайней мере, в некоторых обстоятельствах. Например, инактивация этой области влияет на производительность и обучение, которые зависят от такой информации в задаче предварительной сенсорной подготовки (Jones et al., 2012). Кроме того, хотя предтренировочные поражения не влияют на конкретный перенос, послетренировочные поражения или посттренировочные манипуляции с афферентами миндалины действительно влияют на конкретный перенос (Lichtenberg et al., 2018; Ostlund and Balleine, 2007). Авторы не обсуждают эти результаты, но я считаю их весьма важными. Как минимум они показывают, что если мозгу позволяют нормально учиться, орбитофронтальная кора действительно необходима для использования информации о личности. Возможно, неизменная производительность здесь отражает то, как поврежденный мозг усваивает исходную информацию, а не некоторую дихотомию в том, как информация об идентичности вознаграждения используется для обесценивания по причине болезни по сравнению с насыщением.

В любом случае, в свете этих других исследований, я думаю, что неспособность повлиять на сытость здесь в конечном итоге выглядит больше как частный случай или исключение из правила, чем убедительная демонстрация того, что орбитофронтальная кора головного мозга либо не представляет эту информацию, либо имеет ее. но не пользуется им.

Кроме того, я думаю, что есть другие различия между болезнью и сытостью, которые важны и не рассматриваются. Один — это просто сила эффекта. Болезнь, по-видимому, сильнее пресыщения изменением поведения, как в целом, так и в двух сравниваемых здесь исследованиях.Возможно, именно эта слабость поддерживает отрицательный результат, а не фундаментальное различие в участии областей в девальвации от сытости. Другое отличие состоит в том, что сытость — это то, что можно испытать ранее во время обучения, поскольку в ходе обучения крысы приобретают опыт работы с сигналами на различных стадиях насыщения. Этот предыдущий опыт может позволить в некоторой степени скорректировать поведение без той обработки, которая, как предполагается, зависит от орбитофронтальной коры.Девальвация, вызванная болезнью, не подвержена этой потенциальной путанице. В-третьих, мне кажется, что два использованных здесь исхода различаются не только по своим сенсорным свойствам, но и по мотивационной основе. Пеллеты утоляют голод, а сахароза утоляет голод и жажду. Возможно, избирательное насыщение влияет на поведение через эти мотивационные механизмы, и это то, что не зависит от орбитофронтальной коры? Любая или некоторая комбинация этих предложений может объяснить отрицательные эффекты.

Наконец, я думаю, что есть также различия в поражениях в экспериментах по насыщению и девальвации — по крайней мере, мне кажется, что поражения на рисунке 4 больше и более латеральные, что, я думаю, с большей вероятностью даст эффект. Оглядеться задним числом легко, но для этого критического сравнения было бы лучше было бы составить план в рамках предмета. В его нынешнем виде есть ключевые боковые области, которые, кажется, более вовлечены в эксперимент, где есть эффекты поражения.

Несмотря на эти проблемы, я считаю отдельные эксперименты хорошо выполненными, а общая тема отличной и заслуживающей изучения, поэтому я думаю, что у авторов есть ценные результаты, которые могут помочь в дальнейшей работе.Я мог бы представить себе другую рукопись, которая более справедливо рассматривает эти и, возможно, другие альтернативы.

Я бы также предпочел отделить исследования девальвации от исследований по разворотам и данным отслеживания знаков. У меня меньше проблем с этими данными и их интерпретацией, возможно, потому, что их выводы менее убедительны и рассматривается больше альтернатив. Но я думаю, что их присутствие отвлекает от полного рассмотрения других данных.

Рецензент № 2:

В этой рукописи представлены данные нескольких экспериментов на крысах, посвященных влиянию поражений орбитофронтальной коры на девальвацию.Индивидуальные эксперименты различаются по типу девальвации (специфическое насыщение, отвращение вкуса), локализации поражения (переднее, заднее) или обучению (павловский, инструментальный). Главный вывод заключается в том, что OFC не отражает сенсорных характеристик результата. Это основано, прежде всего, на том факте, что поражения OFC уменьшают павловскую девальвацию только из-за отвращения к вкусу, но не специфической сытости (в сочетании с предположением, что привыкание, ведущее к неспособности представить характеристики результата, является определяющим различием между двумя методами девальвации).Кроме того, есть данные о функциональной дифференциации передней и задней ОФК.

Эта рукопись хорошо написана и содержит большое количество интересных экспериментальных данных. Меня в целом беспокоит то, что выводы не совсем обоснованы. Они основаны на сочетании нулевых результатов и качественных сравнений между различными экспериментами, которые различаются более чем одним фактором. Например, два ключевых эксперимента (Рисунок 2 и Рисунок 4) различаются не только методом девальвации, но и местоположением поражения (и есть доказательства того, что это может быть важно).Вдобавок, помимо привыкания, есть и другие различия между двумя методами девальвации, которые могут объяснить текущие результаты, и их учет может изменить выводы.

1) Основной вывод о том, что OFC не представляет конкретных свойств результата, основан на предположении о ключевой разнице между девальвацией из-за специфической сытости и отвращением к вкусу. Поскольку специфическое насыщение включает в себя повторное воздействие США, оно «включает привыкание сенсорных систем, необходимых для представления сенсорных свойств результата.«Есть две проблемы с этим предположением. (1) Даже если конкретное чувство сытости вызывает привыкание сенсорных систем, неясно, уменьшит ли это представление о прогнозируемых сенсорных характеристиках в OFC и способность извлекать обновленную ценность этих результатов. (2) Существуют более заметные различия между двумя формами девальвации, которые могут объяснить текущие результаты. Что наиболее важно, в то время как специфическая сытость немного снижает ценность США, отвращение к вкусу включает в себя гораздо более резкое изменение стоимости и, таким образом, можно ожидать. что приведет к относительно более сильному эффекту девальвации.Действительно, сравнение влияния двух методов девальвации на поведение в группе имитаций показывает, что отвращение к вкусу снижает активность журнала примерно на 40% (рис. 4F), в то время как конкретное чувство насыщения меняет поведение только примерно на 20% (рис. 2С). Таким образом, различия между двумя методами могут быть просто результатом разницы в их эффективности. Если эффект девальвации из-за специфической сытости слишком мал в группе Sham, вероятность обнаружения различий между группами снижается.

2) В соответствии с этим, эффекты павловской девальвации от сытости были скромными (рис. 2C).Авторы сообщают о значительном основном эффекте девальвации, но являются ли эффекты внутри каждой группы (имитация и поражение) индивидуально значительными? Эффект девальвации в группе OFC кажется меньшим по сравнению с группой Sham. Возможно ли, что эффект девальвации вызван притворством, а не группой поражения, и что эксперимент не смог найти групповых различий?

3) Заключение о том, что поражения OFC влияют на девальвацию по Павлову из-за отвращения к вкусу, но не на специфическое сытость, основывается на положительном и нулевом результате различных экспериментов.Однако повреждения для павловской девальвации от насыщения были более передними по сравнению с повреждениями в эксперименте с отвращением вкуса (рис. 2А и рис. 4А). Таким образом, два эксперимента различаются не только методом девальвации, но и локализацией поражения. Учитывая, что результаты павловской девальвации из-за отвращения к вкусу могут зависеть от того, где находится поражение в OFC, к этой разнице не следует относиться легкомысленно. Чтобы убедительно продемонстрировать важность метода девальвации, оба метода следует сравнивать непосредственно в рамках одного эксперимента и с одним и тем же местом поражения.

Рецензент № 3:

В этом отчете представлены эффекты боковых поражений OFC на различные поведенческие задачи. Во-первых, повторяя предыдущие результаты, показано, что поражения LO перед тренировкой не влияют на чувствительность инструментальной реакции на девальвацию, что свидетельствует о сохранении передачи сигналов действие-результат. В отличие от предыдущих сообщений показано, что поражения LO не влияют на чувствительность CR по Павлову к девальвации, вызванной сенсорно-специфическим насыщением. Показано, что экспрессия специфической PIT чувствительна к сенсорно-специфической сытости, которую авторы интерпретируют как указание на то, что сенсорно-специфическая сытость действует через привыкание к сенсорно-специфическим особенностям результата и, таким образом, что LO не требуется для представляющие такие особенности.Наиболее интересным и очевидным открытием является диссоциация необходимости переднего и заднего OFC для чувствительности павловской реакции на девальвацию, отслеживание знаков и обратное обучение. Этот отчет имеет много сильных сторон, включая тщательную статистическую отчетность, многогранный поведенческий анализ, комбинацию поведений и анализ переднего и заднего вида OFC. Эффекты поражения переднего и заднего отделов OFC особенно впечатляют. Энтузиазм несколько снижается из-за отсутствия четкой поддержки многих основных выводов (описанных ниже) и ограничений используемого здесь подхода к поражению.Актуальность этих данных для широкого круга читателей eLife по сравнению с более специализированным журналом также не сразу ясна, хотя это можно исправить.

1) Меня больше всего беспокоит то, что многие выводы в этом отчете не подтверждаются полностью.

a) «[…] прямо подтверждают диссоциативную роль OFC грызунов в павловской, но не инструментальной поведенческой гибкости после девальвации результата». Хотя я не полностью согласен, здесь это прямо не показано, потому что нет прямого сравнения между инструментальной и Павловской чувствительностью CR к одной и той же форме девальвации у субъектов с одинаковыми поражениями.Действительно, степень поражения, особенно. в латеральном и заднем доменах различалась между данными на Рисунке 1 и Рисунке 2 и Рисунке 4. Я предлагаю удалить или смягчить этот язык.

b) «Поражения OFC у грызунов нарушают павловский эффект девальвации результата только тогда, когда на значение результата манипулируют отвращение к вкусу, но не специфическое чувство сытости». Это нельзя интерпретировать здесь по двум причинам. Во-первых, это не оценивалось напрямую между субъектами с аналогичными поражениями. Действительно, степень поражения у испытуемых на Рисунке 2 v.Рисунок 4 и это важный важный вывод о том, что более задние, но не передние поражения нарушают чувствительность CR по Павлову к девальвации, оставляя открытой возможность того, что более задние поражения OFC также нарушат чувствительность к девальвации из-за сенсорно-специфической сытости. Во-вторых, эффективность сенсорно-специфической манипуляции сытостью не была подтверждена здесь послетестовым потреблением. Действительно, сенсорно-специфический эффект обесценивания сытости не очень убедителен здесь у контрольных субъектов.

c) «Используя специальный тест PIT, мы устанавливаем, что, в отличие от девальвации отвращения к вкусу, специфическая девальвация сытости может действовать через снижение эффективности сенсорных специфических свойств результата». Хотя интригует тот факт, что PIT — это чувствительность к сенсорно-специфической девальвации сытости, для подтверждения этой интерпретации авторам пришлось бы показать, что с их специфическими процедурами PIT, PIT нечувствителен к девальвации отвращения к вкусу. Остается вероятным, что эти результаты указывают на то, что во время PIT субъекты используют CS для получения представления результата, и его текущее значение затем определяет, будет ли крыса нажимать или нет.Более того, отсутствие на этих графиках каких-либо признаков ошибки или отклонения затрудняет интерпретацию этих данных, и, вдобавок к этому, размер эффекта PIT при ~ 1 нажатие / мин намного меньше, чем в предыдущих отчетах, включая большинство отчетов, цитируемых как предыдущие. доказательства отсутствия чувствительности PIT к отвращению вкуса, вероятно, из-за различных используемых процедур.

d) Заголовок: «Латеральная орбитофронтальная кора грызунов представляет ожидаемую Павловскую ценность результата, но не идентичность». Потеря функциональных исследований не может сказать вам, какая информация представлена ​​или особенно какая информация не представлена, для этого потребуются записи.Более того, то, что все поражения были предварительными тренировками, еще больше затрудняет интерпретацию их влияния на начальное обучение, обновление, v. Восстановление воспоминаний о результате и стимуле. Я предлагаю изменить заголовок, чтобы лучше отразить тип оценки, предоставляемой данными.

2) Предполагается, что разница во вкусовом отвращении и специфических результатах сытости является результатом возможности сенсорно-специфических действий насыщения через привыкание к сенсорно-специфическим особенностям результата. Это становится решающим для интерпретации результатов поражения.Но есть и другие различия между отвращением к вкусу и чувственной сытостью. Отвращение к вкусу, безусловно, более серьезное; это также постоянная консолидированная память. Эту возможность и ее значение для интерпретации результатов поражений OFC следует учитывать.

3) Есть несколько предыдущих выводов, которые, по-видимому, противоречат этим результатам, но их следует обсудить здесь, включая данные, показывающие представление характеристик вознаграждения и идентичности в боковых OFC человека (см. Недавнюю работу из лабораторий Канта и О’Догерти. ), доказательства того, что повреждения OFC после тренировки нарушают экспрессию специфического PIT (Ostlund и Balleine), и доказательства того, что инактивация проекций миндалины на латеральные OFC нарушает как специфический PIT, так и чувствительность Павловского CR к сенсорно-специфической девальвации насыщения (недавняя лаборатория Wassum бумага).Эти записывающие документы также имеют отношение к интерпретации здесь: Mcdannald et al., 2014 Stalnaker et al., 2014.

4) Поражения здесь считаются очаговыми поражениями LO. На мой взгляд, они включают VLO, и это нужно уточнить.

[Примечание редакции: до принятия были запрошены дополнительные исправления, как описано ниже.]

Благодарим вас за повторное представление вашей работы под названием «Функциональная неоднородность в латеральной орбитофронтальной коре грызунов разделяет дефицит обучения на результат и обратное обучение» для дальнейшего рассмотрения на eLife .Ваша исправленная статья была положительно оценена Сабиной Кастнер (старший редактор), редактором-рецензентом и тремя рецензентами.

Рукопись была улучшена, но остаются некоторые проблемы, которые необходимо решить до принятия, как указано ниже. Наиболее важными были вопросы № 1 и 3, поднятые рецензентом 3.

Рецензент № 3:

В этом пересмотренном и более сфокусированном отчете авторы повторяют предыдущие выводы о том, что поражения lOFC нарушают чувствительность условного ответа Павлова на девальвацию, но не нарушают инструментальную девальвацию.Они хорошо демонстрируют эффект девальвации Павлова как для передних, так и для задних поражений lOFC. Они также показывают, что задние поражения lOFC нарушают приобретение условного ответа с отслеживанием знаков и обращение этого ответа, тогда как передние поражения lOFC сохраняют это поведение. Отчет является прекрасным дополнением к литературе OFC. У меня есть еще несколько вопросов, связанных с интерпретацией и обсуждением данных.

1) Данные на Рисунке 2G интерпретируются как демонстрирующие, что передние и задние поражения lOFC не вызвали «неспособности получить сенсорные специфические ассоциации сигнала-результат» и что дефицит павловской девальвации «специфичен для вспоминания нового значения обесцененный результат и / или его интеграция в соответствующий поведенческий контроль «.См. Подраздел «Обесценивание результатов», подраздел «Гомология грызунов и приматов» и подраздел «Теоретические объяснения функции OFC». Я не думаю, что это утверждение можно сделать по двум причинам. (1) Во время этого теста животные получают отзывы о своих записях, которые изменяют вероятность их последующего входа. Таким образом, им не нужно было изучать конкретные отношения «сигнал-результат», чтобы продемонстрировать снижение производительности во время обесценившейся CS в этой задаче. (2) Поражение не ограничивалось обучением или тестированием, что сделало невозможным отличить обучение от.вспомните эффекты, оба из которых, вероятно, играют роль. Таким образом, нельзя сделать вывод о том, что lOFC выборочно важен для вызова новой ценности или информации о результатах, или что OFC играет «избирательную роль в выводах, основанных на модели Павлова». Чтобы быть ясным, я не возражаю, что lOFC важен для получения информации о результатах, есть четкие данные, которые поддерживают его функцию в этом отношении, но данные о повреждениях до обучения здесь не могут использоваться для поддержки выборочной роли в поиске или выводе. а не в кодировке.

2) Остается в силе, что обнаружение дефицита в начальном приобретении из задних поражений lOFC затрудняет интерпретацию обратного дефицита обучения здесь.

3) Ограничения выбранного здесь предтренировочного подхода к повреждению очень мало учитываются. Кодирование против извлечения, компенсаторные механизмы и т. Д. Эти ограничения важны для понимания настоящих результатов и должны быть обсуждены. Кроме того, на мой взгляд, обсуждение слишком долгое.Он больше похож на обзорную статью, чем на обсуждение настоящих результатов. Предлагаю сделать его намного короче.

4) Рисунок 1D. Я по-прежнему считаю, что эффект девальвации слаб в группе подделок, и опасаюсь, что эти данные могут окрасить отчет для читателей. Возможно, построение графика данных с течением времени может показать больший эффект на ранних этапах теста.

https://doi.org/10.7554/eLife.37357.013 Девальвация

и восстановление Европы | Министерство иностранных дел

В ВОСКРЕСЕНЬЕ, 18 сентября 1949 года, министр финансов Великобритании сэр Стаффорд Криппс объявил по радио, что фунт отныне будет стоить 2 доллара.80 вместо 4,03 доллара, что означает девальвацию на 30,5 процента в пересчете на наш доллар. Мгновенно, как кегли перед мячом опытного боулера, многие мировые валюты упали в унисон. Все (кроме Пакистана) страны зоны фунта стерлингов в Азии, Африке и на островах морей, а также в Европе скандинавские страны, Голландия и Греция также девальвировали свои валюты на 30,5 процента или около того. Франция, Бельгия, Западная Германия и Португалия в Европе и наша соседка Канада девальвировали свои валюты, хотя и в меньшей степени; и итальянской лире, хотя и не девальвированной, было разрешено обесцениваться и колебаться.И это еще не все. Это знаменательное событие, повлиявшее на долларовую стоимость валют примерно одной трети человечества, фактически почти всего мира, за исключением коммунистической зоны и долларовой зоны, драматизирует несбалансированное состояние мировой торговли с Соединенными Штатами. и ключевая позиция фунта стерлингов, несмотря на его слабость, и тот факт, что доллар является мировым денежным стандартом, мерой, по которой оцениваются другие валюты.

В этих девальвациях нет большой загадки.Они отражают знаменитую или печально известную долларовую нехватку или долларовую нехватку. Соединенные Штаты производят больше товаров, чем потребляют, и многие европейские страны, главным образом из-за двух мировых войн и их последствий, пока не могут производить и продавать за доллары достаточно товаров и услуг, превышающих их собственные потребности, чтобы заплатить за необходимый доллар. импорт. Таким образом, европейские страны тратят больше долларов, чем зарабатывают, живя не по средствам. Многие из них были вынуждены израсходовать свои золотые и долларовые резервы в поисках ссуд и подарков от нас.Если нация живет не по средствам, она растрачивает свое существо и обедняет себя; так же, как вы, дорогой читатель, или я, если бы жили не по средствам. Для нации это выражается в обесценивании валюты: в обменном обесценении за границей и в высокой стоимости жизни дома.

Но позвольте нам, американцам, помнить, что это больше беда Европы, чем ее вина, и давайте не будем чувствовать превосходство из-за того, что произошло. Но из-за доброты провидения и предприимчивости наших предков мы должны были бы сами оказаться в пределах Европы.Не только благодаря нашим собственным добродетелям или усилиям у нас есть континент, которым мы можем наслаждаться и пользоваться, который еще географически удален от европейских войн, несмотря на наше энергичное и эффективное участие в них. Здесь еще не упали бомбы. Проблема Европы — это и наша проблема, если мы хотим мира, правопорядка в мире и платежеспособных партнеров в человеческом предприятии. Это наша проблема, если мы не думаем, что можем сидеть в безопасности и не трогать наши денежные мешки, пока мир рушится. Это наша проблема, поэтому нам лучше попытаться понять ее и решить.

Несмотря на желание и решимость Великобритании избежать этого, девальвация фунта стерлингов, наконец, стала неизбежной, потому что почти все пришли к выводу, что фунт переоценен; Это означает, что уровень цен в Великобритании был слишком высок, чтобы британские товары могли конкурировать с американскими. Предложение фунта стерлингов превысило спрос на него, в результате чего цены на черном и сером рынках на фунт стерлингов и ценные бумаги фунта стерлингов были намного ниже 4,03 доллара. Это мнение отрицательно сказалось на Великобритании на действиях покупателей и продавцов товаров и обменного курса фунта стерлингов на мировых рынках.Таким образом, всеобщее недоверие к фунту ускорило девальвацию фунта стерлингов.

Девальвация фунта стерлингов оказалась заразной; и неудивительно. Фунт по-прежнему остается крупнейшей торговой валютой в мире. Более того, многие страны оказались в таком же затруднительном положении, что и Великобритания, и просто ждали, когда Великобритания возьмет на себя инициативу и придаст некоторой респектабельности девальвации. Так что неожиданными оказались только время и масштабы девальвации фунта стерлингов; и они действительно были неожиданными.

Хотя девальвация так восторженно востребована многими здесь и за рубежом, она является серьезным и прискорбным событием, оправдываемым — хотя и вполне оправданным — мрачной необходимостью.Девальвация наносит удар по самой основе контрактов. Это нарушает условия мировой торговли. Он произвольно уменьшает все внешние долги, государственные или частные, выраженные в девальвированных валютах и ​​не имеющие права на обменные гарантии. Он имеет тенденцию к внутренней инфляции и, как следствие, к снижению стоимости внутренних денежных контрактов, заработной платы, страховых полисов, аннуитетов, пенсий, сбережений и облигационного займа. Инфляция — это налог на капитал и подоходный налог, без разбора обременяющий богатых, обеспеченных, бережливых, бедных и беспомощных.Это худший и самый жестокий из всех налогов.

Девальвация валюты, кроме того, является симптомом болезни; это не лекарство. На какое-то время это может стимулировать экспорт и замедлить импорт девальвационных стран и, таким образом, сократить их торговый дефицит; но если позволить затратам и ценам отражать девальвацию, что, скорее всего, произойдет через некоторое время, эти преимущества исчезнут и превратятся в ничто, и существенные несоответствия вновь проявят себя, если не будет предпринято что-то эффективное для их исправления.Эти несоответствия смотрят нам в глаза еще со времен Первой мировой войны.

После промышленной революции значительная часть бизнеса Европы заключалась в закупке продуктов питания и сырья, в том, чтобы кормить своих людей и свои машины из менее индустриальных стран на востоке и западе, и продавать им обратно продукцию своих заводов. Но даже до Первой мировой войны многие европейские страны имели дефицит товаров, дефицит торгового баланса, который они покрывали за счет так называемых невидимых доходов от иностранных инвестиций, судоходства, страхования и банковских услуг, денежных переводов эмигрантов и туристов. ‘ Расходы.Первая мировая война перевернула мир с ног на голову. Америка, ранее являвшаяся должником Европы, внезапно стала ее кредитором; а невидимый доход Европы, ее внешнее богатство были подорваны. В 1918 году уже стоял сложный вопрос, смогут ли большие группы населения индустриальной и городской Европы сократить свое потребление и увеличить производство, и сможет ли Америка с ее огромными природными ресурсами и относительно небольшим населением скорректировать свое производство и увеличить потребление до нужного уровня. в такой степени, чтобы сбалансировать мировую торговлю.Вторая мировая война еще больше подорвала европейскую экономику и сократила невидимые доходы Европы. Ее иностранное и колониальное богатство, за исключением Бельгии, еще больше подорвалось, а иностранные долги и требования о помощи из зависимых районов заменили доходы.

Долги Великобритании за период Второй мировой войны перед фунтом стерлингов, так называемые балансы в фунтах стерлингов, по старому курсу 4,03 доллара за фунт, примерно в три раза превышали ее долг Первой мировой войны перед Соединенными Штатами, что оказалось невыносимым; и некоторые из ее нынешних кредиторов более непреклонны и требовательны в своих требованиях, чем мы.Неспособность Британии поддерживать стоимость фунта стерлингов в значительной степени объяснялась ее заслуживающими доверия, хотя и неосмотрительными, попытками выплатить эти военные долги — усилием, которое потребовало от нее осуществлять экспорт без оплаты за них, так называемый безответный экспорт. . Невидимый доход Британии включал доходы британских банкиров, брокеров, страховых компаний, торговцев и трейдеров от их бесчисленных услуг в ведении бизнеса во всем мире. Британские навыки и опыт, а также британский характер при поддержке британского правительства, оказываемой британцам, когда они путешествовали по миру по своим делам, сделали эти доходы важным фактором платежного баланса.Этот источник дохода был подорван войной и послевоенной нестабильностью, ослаблением оков Империи, неконвертируемостью фунта стерлингов, а также национализацией, оптовыми закупками и другой политикой, которая, как правило, делает услуги этих торговцев и торговцев более выгодными. брокеры и банкиры менее нужны и менее прибыльны.

Монополия Европы на производственный бизнес в мире, которая была достаточно полной в первые дни промышленной революции и на протяжении большей части девятнадцатого века, исчезла.Каждая нация повсюду в большей или меньшей степени занялась производственным бизнесом, или хочет, и хочет стать независимой, насколько это возможно, от импорта из Европы. Четвертый пункт президента Трумэна, если он будет реализован, будет способствовать развитию этой тенденции. Войны не только нанесли ущерб людским ресурсам и заводам Европы, но и сильно стимулировали технологическое развитие американских заводов, шахт и ферм; и перенаправили нам большую часть покупок из Западной Европы, которые раньше делались в Восточной Европе и на Дальнем Востоке.Железный занавес и военная оккупация Германии разделили торговлю Европы. Торговля с Востоком была нарушена войной и революцией в Азии.

По этим, среди других веских причин, платежный баланс Европы имеет дефицит. Ее иностранное богатство и доход утрачены или уменьшены, а ее импорт превышает экспорт. Это фундаментальное неравновесие. Никакой экспортный драйв, никакой направленный экспорт, никакой экспортный бонус, отсутствие девальвации, отсутствие ограничений на импорт, могут, с наилучшей волей в мире, производить чистый экспорт, если люди потребляют больше товаров, чем производят.Чистый экспорт может быть осуществлен только за счет избыточного производства. Так получается, что Европа живет не по средствам; и небольшая вина на нее при всех обстоятельствах.

Трата за границей, превышающая ее доход, привела к инфляции в Европе. Менее безупречные инфляционные силы тоже были мощными и кумулятивными. Чрезмерные расходы дома и инфляция приводят к недоверию к бумажным деньгам, которое усугубит девальвация, и к трудностям в получении налогов и ссуд из сбережений денег, достаточных для оплаты счетов правительства.Внутренний дефицит должен покрываться печатанием большего количества денег, внешний дефицит — жертвой резервов, займов и подарков.

Для устранения ущерба, нанесенного войной, потребовались большие капитальные затраты; но огромные капитальные затраты в Европе после войны на общественные улучшения, а также на установки и оборудование в рамках пятилетних планов или в гонке за достижение значительно улучшенных методов производства к 1952 году стали инфляционными. Это отвлекло рабочую силу и материалы от производства на строительство. Он увеличил покупательную способность людей без увеличения нынешнего предложения потребительских товаров, тем самым дав людям слишком много денег, чтобы их тратить, и слишком мало вещей, чтобы покупать на них.Вряд ли все эти капитальные затраты в итоге полностью оправдают себя. Когда военный дефицит восполнен, рынок продавцов миновал, а все новые заводы работают повсюду, кто будет покупать их продукцию?

Обычно мы связываем инфляцию с несбалансированным бюджетом, а также с печатанием бумажных денег и созданием банковского кредита для заполнения разрыва между правительственными поступлениями и его расходами. Это было частью проблем во Франции. Но у Англии был сбалансированный бюджет или примерно сбалансированный бюджет; и нужно проявлять почтение к британскому народу, несущему тяжелую ношу налогообложения, необходимую для уравновешивания огромных расходов правительства.Но слишком большое налогообложение — часть проблем Британии. Это увеличивает затраты и разрушает стимулы. Инфляция в Великобритании была также вызвана тем фактом, что не только чрезмерные капитальные затраты, но также субсидии, социальные услуги, а также гражданские и военные расходы, какими бы необходимыми или желательными они ни были, увеличивают доходы людей и покупательную способность, не увеличивая в настоящее время предложение потребителей. товары для их использования. Между тем контроль, введенный британским правительством в отношении цен, повысил покупательную способность людей, не допуская, чтобы цены отражали произошедшую инфляцию.

Иногда говорят, что Европе придется смириться с более низким уровнем жизни. Возможно, завышен не уровень жизни людей. Возможно, уровень жизни правительства слишком высок — как и у нас дома. Правительства тратят слишком много денег. Слишком много государственных служащих, выполняющих слишком много бесполезных или мешающих задач. Слишком много правительства. Я подозреваю, что Европе нужна еще лучшая оплата, поощрительная оплата для действительно работающих рабочих и большая мобильность рабочей силы; и чтобы рабочие могли покупать то, что они хотят или их жены и дети, за свою плату.Это стимул, который приносит результаты.

Очевидно, фундаментальный дисбаланс в мировой торговле был основной причиной девальваций, а инфляция — вторичной причиной, в то время как мировое общественное мнение было непосредственной причиной, которая их ускорила.

Насколько девальвация решит проблему? Снижение курса фунта стерлингов на 30,5% делает возможным значительное снижение отпускных цен в Великобритании и должно увеличить объем их продаж в долларах; но сомнительно, что британские продажи за доллары могут быть увеличены настолько, чтобы с лихвой компенсировать любое снижение цен.Британские предприятия, как в области производства, так и в рабочей силе, в значительной степени заняты, и она наслаждалась прибыльными рынками продавцов дома и в фунтах стерлингов для того, что она могла производить. Где же тогда найти товары, которые будут продаваться на сложных долларовых рынках? Американское соревнование недолго будет бездействовать; а американский потребитель может быть главным бенефициаром снижения цен. В целом маловероятно, что Британия сильно выиграет от увеличения экспорта в Соединенные Штаты. С другой стороны, 30.Снижение курса фунта стерлингов на 5 процентов приводит к увеличению на 43,9 процента стерлингового эквивалента наших долларовых цен для покупок в Великобритании и в зоне фунта стерлингов здесь. Это поможет сбалансировать торговлю Великобритании, поскольку это создает препятствие для нашего экспорта в дополнение к существующим и предлагаемым британским количественным ограничениям на импорт и дефициту долларов. Никто не должен возражать против этих британских ограничений, потому что нет ничего дискредитирующего или недружелюбного в том, чтобы не покупать товары, за которые нельзя платить.

Дефляция, инициированная политикой «дорогих денег» — 6-процентными и 7-процентными банковскими ставками Банка Англии и Федерального резервного банка — в 1920 и 1929 годах изменила условия торговли в пользу Великобритании.Иными словами, цены на продукты питания и сырье, которые она импортировала, падали быстрее и сильнее, чем цены на промышленные товары, которые она экспортировала. Теперь, однако, вместо дорогих денег центральные банки держат деньги дешевыми, а правительство Соединенных Штатов поддерживает цены на сельхозпроизводители, накапливает сырье и частично финансирует дефицит. Все это будет поддерживать цены на то, что Британия должна покупать. Но внешняя стерлинговая зона, которая обычно является экспортером продуктов питания и сырья, должна выиграть от более высоких цен.Трудно сказать, в чем заключаются преимущества условий торговли.

Нет особых причин ожидать какого-либо большого притока денег в сторону фунта сейчас, такого, как это произошло после 1919 года и снова после 1931 года. Затем фунт обесценился; он не был обесценен, но ему позволили плавать или дрейфовать вниз. Курс золота или доллара был установлен на свободном рынке методом проб и ошибок. После падения до 3,19 доллара в 1920 году фунт вернулся к своему прежнему паритету в 4,86 ​​доллара в 1925 году; и после падения всего на 3 доллара.14 в 1932 году фунт вырос до 5,53 доллара в 1933 году. Как только мир убедился после 1919 года и снова после 1931 года, что свободный фунт был недооценен, фунт стал привлекать деньги от бегства, деньги спекулянтов и инвесторов во всем мире. , который купил свободный фунт дешево для получения прибыли. Таким образом, снижение курса фунта повлияло на движение денег, а также на торговый баланс в пользу Великобритании. Теперь, однако, фунт не является свободным, а является неконвертируемой валютой с привязкой, и иностранные инвесторы, держащие фунты стерлингов и ценные бумаги в фунтах стерлингов, заморозили свои инвестиции в течение многих лет, а теперь обесценились, но они все еще не могут получить свои деньги.В целом вряд ли можно ожидать, что нынешняя девальвация фунта будет иметь последствия здесь или за рубежом, которые имела обесценивание фунта после 1919 и 1931 годов.

Некоторые люди предлагают гомеопатическое лекарство, similia similibus curantur, или шерсть собаки, которая меня укусила. В интересах производителей золота или в духе чистого веселья было предложено, чтобы Соединенные Штаты также девальвировали доллар, то есть платить более 35 долларов за унцию за золото. Они вроде бы говорят: давайте сделаем девальвацию единодушной.Тридцать пять долларов за унцию — это цена, установленная в 1934 году. Эта цена была тогда слишком высокой и с тех пор остается достаточно высокой, чтобы сделать Соединенные Штаты главным рынком для мировой добычи золота. Федеральная резервная система имеет более 55 процентов золотого покрытия для своей валюты и депозитов. Законное требование составляет всего 25 процентов. Немыслимо, чтобы Соединенные Штаты взялись за борьбу с девальвацией иностранной валюты путем девальвации доллара и, таким образом, восстановить завышение курса иностранных валют, которое их девальвация должна была исправить.Было бы прискорбно, если бы Соединенные Штаты, чье положение как страны-кредитора так прочно закрепилось, снова включились в бесполезную гонку конкурентного обесценивания, которая привела к мировой катастрофе в тридцатые годы. Если есть мир и восстановление, должна быть вера в чьи-то деньги, деньги какой-то нации. Если есть прочная скала, на которой можно построить наше собственное благосостояние и реконструкцию Европы и мира, это должны быть честь и неприступность доллара США и его способность погашать международные балансы по цене золота, установленной в 1934 году.Мы не должны повышать цену на золото и не будем. Министр финансов снова и снова отрицал какое-либо намерение сделать это, а сам президент высказался по этому вопросу мудро и решительно. Будем надеяться, что это положит конец этой чепухе. Мы также не должны вводить в обращение золотые монеты; мы должны оставить его в резерве для урегулирования международных балансов. Давайте оставим наши деньги в покое.

Какие еще могут быть лекарства? Наиболее желательны более свободная торговля в Европе, более низкие тарифы, отмена эмбарго и квот, а также конвертируемая валюта.Но давайте не будем преувеличивать то, что может сделать свободная торговля внутри Европы, и не будем забывать, что именно свободная торговля с нами необходима Европе, чтобы закрыть долларовый разрыв. Европа густонаселенная и высоко индустриализированная, и ее проблема, по сути, состоит в том, чтобы экспортировать в долларовую зону для оплаты продуктов питания и сырья, которые она должна импортировать из внешнего мира. Действительно, слишком большая внутриевропейская торговля может отвлечь необходимую рабочую силу и материалы от необходимой задачи по экспорту во внешний мир и оставить зияющий долларовый разрыв.Более сильная и более интегрированная Европа очень желанна, но решение европейской экономической проблемы — это не внутриевропейская торговля, а торговля за пределами Европы. Трудно представить, как консолидация долларового дефицита стран с дефицитом может уменьшить долларовый дефицит.

Некоторые идут дальше и требуют западноевропейского политического или экономического союза. Это кажется маловероятным со временем для решения проблемы Европы. Аналогия с нашим федеральным союзом, нашей большой зоной свободной торговли, несовершенна.У нашего народа был один язык, одна литература, один общий закон и один король, когда они восстали и образовали конфедерацию, которая позже стала союзом. Даже в этом случае для подтверждения союза потребовалось 90 лет и гражданская война. Свободная торговля в Соединенных Штатах стала для нас большим благословением. Но у нас не было устоявшихся производителей, которых можно было бы вытеснить, когда мы приняли этот великий принцип. Однако у Европы есть экономическая история; это было действующее предприятие в течение долгого времени. Устранение количественных барьеров и снижение тарифов кажется возможным, но свободная торговля в том виде, в котором она существует в Соединенных Штатах, может означать, что некоторые защищенные отрасли промышленности в Европе рухнут.Как же тогда организовать необходимую миграцию и переселение рабочих с заброшенных неэффективных заводов? Должны ли эти недавно перемещенные лица выучить новый язык, новый патриотизм? Если отбросить национализм, чем можно заменить патриотизм, любовь к родине? Может ли вся Европа быть на одном языке и на одном языке? Или может полиглотный Европейский Союз сохранить демократию и свободу, оживить кровь людей и согреть их сердца? Кажется, что слишком поспешный союз повлечет за собой большие потрясения, и это в трудное время, когда на счету каждая минута и следует избегать всяких беспорядков.Европейский союз может появиться в результате эволюции. Это не может быть получено по распоряжению. Никакая свадьба с дробовиком не поможет.

Валютный союз без политического союза невозможен. Не может быть общей валюты без общего суверенитета, общего парламента, общих налогов и общих расходов. Сама жизнь правительства любой нации и благосостояние ее граждан зависят от его контроля над деньгами и кредитом в пределах своих границ; и ценность его денег зависит от способа осуществления контроля.Предоставить их в распоряжение иностранного государства или комитета иностранных государств было бы самоубийством.

Если ни девальвация, ни внутриевропейская торговля, ни союз сейчас не решат проблему, что тогда можно сделать? Прежде всего, ради нас самих и ради Европы мы должны управлять своей собственной экономикой, чтобы она продолжала расти и процветать, но без инфляции. Ничто так не вызовет катастрофу в Европе, как депрессия здесь или взлеты и падения здесь. Наша фискальная и денежно-кредитная политика должна быть промежуточной политикой, строго избегающей как инфляции, так и дефляции.

Мы должны быть более либеральными в отношении передвижения людей, торговли и денег через наши границы. Мы должны немного расширить наши двери для желаемой иммиграции. Мы должны позволить европейцам зарабатывать доллары на своих услугах доставки, банковских, страховых и торговых услуг, если они могут, в условиях свободной и честной конкуренции. Мы должны отменить собственные субсидии и квоты. Мы должны и дальше снижать наши тарифы, повсеместно, в одностороннем порядке, до точки, при которой они пропускают больше товаров. Как страна-кредитор, наши тарифы должны быть рассчитаны только на прибыль, за исключением случаев, когда это необходимо для защиты отраслей, важных для национальной обороны.Простое взаимное снижение тарифов неадекватно нынешней ситуации, потому что это означает, что мы надеемся увеличить наш экспорт так же, как и наш импорт. Что нам нужно сделать, так это увеличить наш импорт больше, чем увеличить наш экспорт, если мы хотим сократить долларовый разрыв.

Помогут частные американские иностранные инвестиции. Действительно, фундаментальное торговое неравновесие настолько велико, что международные счета едва ли можно сбалансировать без крупных американских инвестиций за рубежом, как государственных, так и частных.Американские компании сделали некоторые прямые инвестиции, и, без сомнения, они будут больше. Чем больше, тем лучше. Но частные американские инвесторы, чьи иностранные инвестиции были заморожены в течение многих лет, а теперь обесценились и все еще заморожены, будут медленно вкладывать гораздо больше таких инвестиций. Наверняка зря сеть расстилается на глазах у любой птицы. Нам говорят, что зарубежные страны нельзя использовать для получения прибыли. Опыт американских инвесторов показывает, что слишком часто американский капитал, отправляемый за границу, был не эксплуататором, а эксплуатируемым.Он подвергался чрезмерному налогообложению, дефолту, конфискации и аннулированию, а теперь и неконвертируемости и девальвации. Если мы хотим поощрять американские иностранные инвестиции, наше правительство и иностранные правительства должны изменить свою политику и дать твердые гарантии американским инвесторам, что их инвестиции будут уважаться и защищаться, и что они могут надеяться получить от них прибыль и получить свою прибыль. В противном случае, действительно, нашему правительству следует препятствовать американским иностранным инвестициям, будь то в развитые или слаборазвитые районы.

До тех пор, пока валюты не станут конвертируемыми, а государственная политика не станет более полезной для частных иностранных инвестиций, нашему правительству придется продолжать помогать заполнять долларовый пробел. Наши послевоенные ссуды Британии, Франции и другим европейским странам, будь то предоставленные нашим правительством или полностью принадлежащими нам правительственными агентствами, должны быть продлены в размере основной суммы и процентов или аннулированы. Давайте следовать прецеденту ленд-лиза и помощи Маршалла, а не менее удачному прецеденту долгов Первой мировой войны.

Помощь Маршалла должна продолжаться по крайней мере до 1952 года. Проблемы каждой страны должны решаться практически с учетом ее особых требований и наших национальных интересов. У Британии есть проблемы, совершенно отличные от проблем любой другой страны. Ее валюта — ключевая валюта. Она банкир долларового пула. Только она взяла на себя большой внешний военный долг — стерлинговые балансы. Их следует сократить и профинансировать; и мы должны помочь устроить это. Если в особых случаях это приводит к затруднениям, Соединенным Штатам следует ссудить или предоставить деньги непосредственно заинтересованным странам стерлинговой зоны на неотложные нужды.У Франции нет внешнего военного долга, но есть большой послевоенный долг Соединенным Штатам. Она живет в памяти и под тенью вторжений и оккупации. У нее нет постоянной проблемы с балансированием своих международных счетов. Но Франции долгое время не удавалось сбалансировать свой внутренний бюджет и поддерживать устойчивость своей валюты, и она все еще нуждается в нашей помощи. Италия недавно проводила классически разумную фискальную и денежно-кредитную политику, но имеет хроническую проблему безработицы. Голландия страдает от потерь в Индонезии.

Капитальные затраты большинства европейских стран и их импорт капитальных товаров должны быть резко сокращены. Наша помощь должна во все большей степени ограничиваться необходимыми закупками продуктов питания и сырья, а там, где принимаются адекватные меры для достижения сбалансированных бюджетов и сбалансированных международных счетов, — поддерживать конвертируемость валюты. Некоторые континентальные страны к настоящему времени должны быть почти самоокупаемыми. Они не будут полностью самодостаточными до тех пор, пока они не будут вынуждены сокращать нашу помощь, что, как правило, продолжалось после войны из-за чрезмерной концентрации на Соединенных Штатах европейских закупок.

Принимая во внимание все эти соображения, было бы хорошо предоставить способному администратору помощи Маршалла большую свободу в выделении европейским странам денег, которые Конгресс решает предоставить, и тратить их столько, сколько он сочтет оптимальным. Слишком подробное описание того, что европейские страны могут покупать, должно привести к расточительству и неэффективности. В самом деле, было бы намного лучше, если бы предоставленные деньги вообще не тратились, а добавлялись к золотым или долларовым резервам европейских стран и использовались для поддержания их валют в иностранной валюте, когда возникнет такая необходимость.

Мы вполне могли бы сделать еще один шаг к стабильности валюты и предложить постоянную помощь специально для поддержки обмена по утвержденным ставкам тем странам, которые останавливают инфляционные расходы, уравновешивают свои бюджеты и свои текущие международные счета и (при ограничении экспорта или бегства капитала) делают их валюты свободно конвертируемы для текущих операций. Такой план послужил бы сильным стимулом для стран к достижению конвертируемости. У наций, как и у мужчин, система стимулов более эффективна, чем система лекций.Никто не оспаривает желательность восстановления системы многосторонней торговли и платежей, но многие эксперты сомневаются, что мир будет иметь экономическую мощь и гибкость для восстановления такой системы в ближайшем будущем. Я, с другой стороны, сомневаюсь, что мир сможет восстановить экономическую мощь и гибкость до тех пор, пока не будет восстановлена ​​система многосторонней торговли и платежей.

Хотя Администрация экономического сотрудничества должна прекратить свою работу в 1952 году, было бы излишне оптимистично предполагать, что тогда всякая помощь Европе может прекратиться.Предоставляемую нами помощь следует постепенно сокращать из года в год и распределять на большее количество лет. Внезапное прекращение контракта будет означать, что все 30 миллиардов долларов или около того, которые мы потратили или обещали послевоенным путем через UNRRA, прямые правительственные займы, Всемирный банк, Всемирный фонд, Экспортно-импортный банк, помощь Маршалла и военную помощь, могут быть потрачены впустую, и мы можем потерять холодная война. Наша помощь должна уменьшаться, а не просто прекращаться. Несмотря на ужасные потери в войне и усталость от войны, после войны Европа добилась огромных успехов.Американская помощь, и особенно блестящий и благородно продуманный план Маршалла, во многом способствовали этому прогрессу.

Хотя мы должны помочь ей в пути, Европа в конце концов должна спасти себя. Ее главный вклад в восстановление должен состоять в сбалансированном бюджете, увеличении производства, большей экономии, большей свободе и большем предпринимательстве. Европа не может восстановиться, не остановив инфляцию и не наведя денежный порядок. Европа не сможет восстановиться до тех пор, пока не будет восстановлена ​​мобильность капитала и рабочей силы, или пока направление усилий обоих не будет определяться ценами и заработной платой, а не политиками и государственными служащими.Европа не сможет восстановиться до тех пор, пока не будет восстановлена ​​система цен, система прибылей и убытков, система стимулов и пока конкурентоспособные предприятия и принятие рисков не заменят контроль со стороны правительств, картелей и профсоюзов. Мы можем помочь Европе выжить, но только она сама может сделать то, что необходимо для выздоровления. Ошибки, совершаемые в Европе, какими бы большими они ни были, так же, как и наша, являются ошибками свободных народов, сделанными по их собственному выбору, и, прежде всего, они остаются свободными и могут снова измениться.В наших интересах защищать их выживание с помощью наших ресурсов и нашей мощи.

Загрузка …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Риск девальвации

делает платежный баланс Китая интересным (снова)

Китай позволил юаню немного укрепиться по отношению к корзине валют своих торговых партнеров в первые пять месяцев этого года.

Когда доллар был слабым в первой половине года, юань укрепился по отношению к доллару больше, чем было необходимо для поддержания постоянного курса юаня по отношению к корзине.А когда в апреле и мае доллар снова подскочил, юань не обесценился настолько, насколько это предполагалось, если бы курс юаня оставался неизменным по отношению к корзине. В июне юань вырос почти на 2 процента по отношению к корзине.

Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться

Очевидно, что недавно это изменилось.Юань перестал укрепляться по отношению к доллару — и по отношению к корзине.

Подробнее на:

Китай

Обменные курсы

Торговля

Валютные резервы

Баланс текущего счета

И с ростом торгового давления и вероятностью того, что Трамп может повысить и ввести тарифы на импорт США в размере 250 миллиардов или даже 450 миллиардов долларов, если Китай ответит на первую волну тарифов «301» своими собственными тарифами (что, безусловно, будет делать) , вернулся риск значительной девальвации.Китай почти «израсходовал» купленное пространство, направляя юань против корзины ранее — продолжающееся движение вызовет вопросы о том, хотят ли власти Китая более слабый юань.

Мы часто говорим об интервенции, толкающей валюту вниз, поскольку продолжительная интервенция является признаком недооцененной валюты. Но на практике, на повседневной основе, Китай обычно покупает, чтобы замедлить темпы повышения курса (когда рынок хочет подтолкнуть валюту вверх), и продает, чтобы ограничить темпы обесценения (когда рынок желает подтолкнуть валюту вниз). ).Его вмешательство имеет тенденцию блокировать более быстрые движения в обоих направлениях больше, чем что-либо другое.

Следуй за деньгами

Брэд Сетсер отслеживает трансграничные потоки с учетом макроэкономических данных.
1-3 раза в неделю.

И поскольку потоки капитала (подумайте о китайских экспортерах, выбирающих, продавать ли доллары или нет, или о китайских фирмах, выбирающих, брать кредиты в долларах или нет), как правило, преследуют недавние изменения валюты, Китай склонен покупать иностранную валюту, когда курс юаня растет и продается. иностранная валюта, когда курс юаня обесценивается.

Вот почему нет ничего удивительного в том, что Китай — по моим подсчетам — добавил почти 100 миллиардов долларов к «государственным» активам за рубежом в первом квартале. Валюта Китая, вероятно, выросла бы в цене еще больше, «если бы не» рост иностранного кредитования китайскими государственными банками и продолжающиеся покупки внешнего долга и капитала китайскими государственными учреждениями. Их наращивание иностранных активов в некотором смысле заменило прямое вмешательство НБК.

И данные с высокой периодичностью за апрель и май показывают, если что-нибудь, признаки более быстрого накопления активов.Данные по расчетам в иностранной валюте впервые за долгое время показали чистые покупки госбанками. Расчет включает деятельность государственных банков, а также НБК; это, как правило, самый надежный показатель активности Китая на валютном рынке.

Подробнее на:

Китай

Обменные курсы

Торговля

Валютные резервы

Баланс текущего счета

Июнь, конечно, будет другим.Записывайте ежемесячную амортизацию и все. The Wall Street Journal сообщила, что государственные банки Китая продавали иностранную валюту, чтобы ограничить темпы снижения курса юаня на прошлой неделе.

Я хочу немного отступить — с запахом обесценивания в воздухе стоит рассказать, как выглядит платежный баланс Китая накануне первого раунда того, что может перерасти в настоящую торговую войну.

The Economist сосредоточился на текущем счете Китая и утверждал, что он показывает некоторые признаки слабости.

Я думаю, что на самом деле следует сосредоточить внимание на финансовом счете Китая, который, на мой взгляд, показал признаки роста за последний год.

Теперь это обоюдно.

С одной стороны, Китай накопил немного боеприпасов, которые он мог бы использовать, если он хочет превратить торговую войну в валютную войну, особенно если он хочет попытаться провести еще одно управляемое снижение курса. Я предполагаю, что Китай не хотел бы позволить своей валюте войти в неконтролируемое плавание, хотя это концептуально другой вариант: именно управляемое падение, а не обесценивание как таковое, имеет тенденцию сжигать резервы.

С другой стороны, прочность платежного баланса Китая за последние несколько кварталов предполагает, что Китай также имеет возможность сохранять свою валюту относительно стабильной, будь то по отношению к доллару или корзине, если он этого захочет. Даже с учетом недавней скромной эрозии профицита счета текущих операций Китая. Стабильность по отношению к корзине — и в некоторой степени по отношению к доллару — привела к значительному снижению темпов оттока капитала из Китая. Или, по крайней мере, создал среду, в которой приток уравновешивается оттоком.

Жребий не брошен. На мой взгляд, Китай стоит перед реальным политическим выбором: сохранить стабильность своей валюты в условиях торговой войны и позволить экспортерам поглощать влияние любых тарифов или позволить своей валюте еще больше ослабнуть и рискнуть стабильностью «потока», которую Китай восстановил после августа 2015 года. двигаться.

Хватит откашливаться. Время для некоторых цифр.

Китай публикует подробные данные по платежному балансу с запаздыванием на квартал. Отставание на четверть — это не так уж и много, но в эпоху Трампа четверть — это долгий срок — в первом квартале 2018 года рынок заговорил о загадке слабости доллара на фоне растущего U.С. ставит и относительно мало торговых действий против Китая. Сейчас это не так. Во втором квартале доллар укрепился по отношению к большинству валют, и угроза торговой войны стала намного более ощутимой.

Данные за первый квартал все же интересны.

Я внимательно слежу за несколькими статьями платежного баланса, чтобы оценить увеличение не только резервов Китая, но и более широкого набора активов, находящихся в собственности государства Китая: теневых резервов Китая.

И в первом квартале, по моим подсчетам, государство Китая увеличило свои зарубежные активы почти на 100 миллиардов долларов.*

Произошло увеличение резервов на 25 миллиардов долларов или около того.

Государственные банки увеличили объемы кредитования за рубежом примерно на 55 миллиардов долларов.

И китайские финансовые учреждения — в основном государственные банки, но также и некоторые крупные инвесторы, контролируемые государством (я подозреваю), — купили иностранные облигации и акции на сумму около 30 миллиардов долларов.

А сумма иностранной валюты, которую государственные банки хранят в НБК в рамках своих обязательных резервов, упала на 10-15 миллиардов долларов.

Результат — самый быстрый рост по моей оценке официального роста активов Китая с начала 2014 года, когда доллар был еще слабым.

Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться

Я слежу за размером этих потоков, потому что они соответствуют деятельности небольшого числа крупных государственных институтов, институтов, которые, как я считаю, в крайнем случае может контролировать правительство Китая.

Рост объемов офшорного кредитования, например, восходит к решению, принятому еще в 2010 или 2011 годах — кредитование начало быстро расти с начала 2012 года. И по причинам, которые я еще не полностью понимаю, китайские портфельные инвестиции за рубежом, которые оставались неизменными с 2007 по 2014 год, сильно выросли в 2015 году. Это тоже отражает политический выбор: соответствующие учреждения, добавляющие в свои зарубежные бухгалтерские книги, явно являются государственными контролируется.

В результате государство Китая держит за границей значительно больше активов, чем указано в его отчетных резервах.Еще примерно на триллион. По моим общим оценкам, за последние 5 кварталов Китай добавил к своему внешнему портфелю около 300 миллиардов долларов.

Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться

Безусловно, не все эти незарезервированные активы являются ликвидными. Но некоторые, вероятно, таковы (облигации, купленные государственными банками за последние несколько лет? Часть портфеля акций CIC?), И в крайнем случае Китай, безусловно, может замедлить темпы оттока капитала, чтобы немного снизить давление на НБК. .

Отслеживание «истинного» официального роста активов имеет еще одно преимущество — оно позволяет мне оценивать истинные «частные» потоки в финансовом счете.

И они изменились за последние четыре квартала данных. Рассмотрим следующую диаграмму, которая состоит из четырех строк.

Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться

Во-первых, обратите внимание, что базовый баланс — текущий счет плюс чистые прямые иностранные инвестиции — улучшился за последние несколько кварталов.Это связано с тем, что контроль за оттоком ПИИ оказал влияние, поэтому чистые ПИИ текут в Китай.

Во-вторых, обратите внимание, что официальный рост активов — со всеми моими корректировками для учета «теневых» резервов, скрытых в государственных банках и CIC, — отслеживал базовый баланс до 2013 года, за исключением кварталов «пикового кризиса евро». И это снова отслеживание основного баланса.

В-третьих, «настоящий» частный приток и отток сейчас выглядит довольно сбалансированным. Обратите внимание на колебания банковских потоков с 2015 года.Это отражает возврат иностранного кредитования китайским банкам за последние несколько кварталов после внешнего «сокращения доли заемных средств» во время «кризиса китайского юаня» 15/16.

Наконец, обратите внимание, что ошибки и пропуски — истинный «бегущий» капитал — оставались относительно высокими. Чистого банковского притока (с поправкой на долгосрочное кредитование государственных банков за рубежом) недостаточно, чтобы компенсировать этот отток. Чтобы получить сбалансированный приток частного капитала — что подразумевается темпами увеличения государственных активов, превышающими текущий счет + чистый приток прямых иностранных инвестиций, — необходим поток, который компенсирует текущую утечку в размере более 200 миллиардов долларов в год из-за ошибок.

А ведь есть.

Портфельные потоки вернулись в Китай, причем в значительной степени — приток портфелей за последние четыре квартала по данным превышает 150 миллиардов долларов, в том числе более 100 миллиардов долларов в виде покупок китайских облигаций иностранными инвесторами **…

Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться

Почему это важно?

Что ж, это помогает выявить, что может измениться, если торговая война превратится в валютную войну…

По сравнению с 2015 годом, краткосрочное внешнее кредитование может быть немного меньше — международные требования к банкам Китая выросли с минимума после амортизации в 600 миллиардов долларов до более 900 миллиардов долларов, но они остаются ниже уровня до амортизации. пик в 1 доллар.2 триллиона или около того.

И, ну, я всегда думал, что Китай может компенсировать отток средств из банков, не вкладывая в свои официальные валютные резервы, замедляя темпы кредитования китайскими банками за рубежом, если он действительно этого хочет, по любому набору причин …

Но по сравнению с 2015 годом существует больший риск от портфельных инвестиций — приток новых облигаций — может прекратиться или даже повернуться вспять. Опять же, Китай мог бы частично компенсировать это за счет замедления темпов покупки портфельных активов за рубежом своими учреждениями.Китайским государственным банкам не нужно постоянно увеличивать свой иностранный портфель. Позволяя этому оттоку продолжаться в прошлый раз, Китай фактически добавил к использованию своих резервов, поскольку иностранные активы государства уходят от резервов в сторону теневых резервов.

И, наконец, есть реальная утечка из «ошибок» — потоков, которые нельзя учесть, и, следовательно, невозможно контролировать или управлять. Китай может финансировать часть этой утечки за счет текущего профицита текущего счета (на мой взгляд, намного более 100 миллиардов долларов даже сейчас) и процентного дохода / другой прибыли, которая привела к увеличению роста резервов более чем на 100 миллиардов долларов (согласно платежному балансу). , который показывает больший рост резервов, чем баланс НБК в юанях) за последний год.И он мог бы профинансировать временный всплеск, вложив средства в свои резервы — у Китая по-прежнему гораздо больше, чем ему нужно.

Но Китай в конечном итоге потеряет способность контролировать свою валюту, если приток портфеля иссякнет, а ошибки структурно увеличатся и постоянно превысят текущий счет…

Это для меня риск, с которым столкнется Китай, если он решит сделать более слабую валюту — посредством контролируемого обесценивания — частью своего ответа на торговую войну Трампа. Сложнее всего немного ослабить валюту, не заставляя рынок ожидать значительного обесценивания.На мой взгляд, это выполнимо, учитывая состояние платежного баланса Китая, но это не значит, что это не будет рискованно. В Китай. Более слабая валюта напрямую помогает Китаю, но чистая прибыль зависит от избежания более широкой потери доверия ко многим неявным государственным гарантиям, пронизывающим финансовые рынки Китая.

Конечно, существует и гораздо более широкий, более важный риск — а именно, что если экономика Китая замедлится, НБК не захочет последовать за ФРС, и Китай выйдет из режима корзины посредством плавающего курса, чтобы получить полную денежную независимость.Расхождения в налогово-бюджетной политике (ужесточение в Китае и ослабление в США может вызвать расхождения в денежно-кредитной политике, которые сделают привязку корзины несостоятельной). Но это тема для другого поста.

* / Моя корректировка проста, и ее легко воспроизвести с использованием подробных номеров финансовых счетов. Я добавляю четыре строки из платежного баланса в резервы для оценки «официальных» активов и, таким образом, удаляю их из «частной» части бухгалтерской книги. Самая простая корректировка — это добавление в строку статьи, которая соответствует обязательным валютным резервам государственных банков (прочие, прочие активы), которые не консолидируются в отчетные резервы НБК, даже если средства, по-видимому, хранятся в НБК. .Во-вторых, добавляются долгосрочные кредиты, отражаемые в платежном балансе: это отражает деятельность CDB, China ExIm и крупных государственных коммерческих банков. Затем я добавляю все оттоки портфеля. Покупки портфельных долговых обязательств (облигаций) исторически осуществлялись государственными банками. Еще в 2005 году эти покупки финансировались за счет свопов с центральным банком. В последнее время они финансировались за счет свободных внутренних долларовых депозитов и внешних заимствований. Наконец, я добавляю покупки Китаем портфельных акций, поскольку исторически это в значительной степени происходило из-за деятельности Китайской инвестиционной корпорации и нескольких других крупных государственных субъектов.Я могу немного перестроить, поскольку я не учел в значительной степени усилия Китая по либерализации финансового счета.

Но я думаю, что результат дает более точную картину давления на платежный баланс, чем рассмотрение только резервов. Мы знаем, что в прошлом Китай временами переводил резервы в другие государственные учреждения, чтобы снизить сообщаемые темпы роста резервов (именно так начались корректировки), и что резервы Китая охватывают только часть иностранных активов китайского государства.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

A nice attention grabbing header!

A descriptive sentence for the Call To Action (CTA).

Contact Us
Системный оператор Генерирующая мощность (МВт)
ISO New England (RTO) 31,000
New York ISO 37000
PJM (расширенный) (RTO) 164000
Средний Запад ISO (MISO) 130 000
Калифорния ISO (CAISO) ER
78,000
Southwest Power Pool (RTO) * 60,000
ISO / RTO Всего 552,000
Общая мощность генерирующих мощностей в США 970232