Содержание

Как создать свой капитал. 7 простых правил.

Создание своего личного капитала мечта многих. Но для многих она так остается мечтой. Хотя ничего сложного в этом нет. Следуйте простым правилам построения капитала, и будет вам успех. Все что от вас потребуется это время, желание и навыки обращение с деньгами, понимание принципов построения финансовой независимости. Деньги здесь тоже конечно важны, но они играют далеко не решающую роль в достижении цели.правила построения богатсваправила построения богатсва

1. ЦЕЛЬ – самое главное при достижении успеха. Вы должны для начала определить, сколько денег вам необходимо. Цель должна быть четко сформулирована. Цели типа –«чем больше, тем лучше» или «много денег» не пойдет. Цель должна быть четкой и конкретной. Например такая: моя цель заработать (накопить) 300 000$ через 10 лет.
Разбейте свою цель на несколько промежуточных. Допустим, через 5 лет у меня должно быть 100 000$, через 3 года 50 тысяч, через год – 5 000$.

    Достигая какой либо промежуточной цели, вы будете чувствовать удовлетворение от того что вы еще шаг ближе к главной цели и не потеряете мотивацию.

2. Время – еще один ценный и важный параметр успеха. Для богатых людей время гораздо ценнее денег. Подумайте, сколько времени вы тратите впустую, на просмотры бесконечных фильмов, сериалов, в интернете, в социальных сетях. Как минимум несколько часов в день. Не лучше ли их потратить на осуществление своих финансовых целей.

3. Постоянство. Вы не должны отступать от поставленных целей. Как танк, нужно идти вперед и вперед. Постоянно вкладывая и инвестируя деньги.

Вложив один раз 1 000$ под 15%, через 33 года эта сумма превратиться в 100 000$
Если просто ежемесячно вкладывать по 100$, то суммы в 100 000 вы достигнете уже через 15 лет. Если вы подождете как в первом случае 33 года, то ваш капитал составит 500 тысяч долларов.

4. Знания – вы должны четко представлять себе все факторы и принципы денежных потоков, которые помогут вам в дальнейшем. Совершенствуя свои навыки и умения в области финансов, вы значительно быстрее достигнете поставленных вами целей. Здесь в первую очередь первоочередное значение имеет именно практика. Какими бы знаниями вы не обладали, если вы не будете ими пользоваться, они так и останутся у вас голове в виде «

гениальных» идей.

Если вы попытаетесь что-то сделать, то у вас два возможных исхода – получится или не получится.

Если вы даже не пытаетесь – то только один!!!

5. Психология богатства. Изучите привычки богатых людей. Именно богатых. Если человек получает большие деньги и в тоже время тратит их на себя и свои желания и потребности, то его нельзя считать богатым. Богатый человек – это тот, кто тратит меньше, чем зарабатывает. А остальное вкладывает в различные финансовые инструменты, приносящие ему постоянный доход. У таких людей можно многому научиться.

6. Истинное богатство определяется количеством времени, в течении которого человек может поддерживать привычный ему уровень жизни, если у него исчезнет его постоянный источник дохода. Подумайте, если вы потеряете работу – сколько вы можете прожить при тех же затратах что и сейчас? Месяц, другой? У богатых людей такой срок составляет минимум несколько лет. Соответственно у очень богатых – несколько десятилетий.

7. Вкладывайте деньги в активы. Активы – это то, что будет приносить вам прибыль. Большинство людей вкладывают в пассивы: покупку машины, техники, украшений. Это все не приносит доходов, даже наоборот – одни расходы, техника ломается, требует ремонта, с каждым годом ее стоимость снижается.
Банковский вклад – это актив. Покупка квартиры с целью сдачи в аренду – актив.

8. Обязательно разнообразие финансовых инструментов для создания своего капитала и соответственно доходов от его размещения. Выберите для себя минимум три-четыре направления, по которым вы собираетесь работать. Не обязательно все сразу. Допустим в первый год , просто положите деньги на банковский депозит. На следующий год часть денег поместите в ПИФЫ, облигации. Потом освойте торговлю на фондовом рынке акциями. Потом производными финансовыми инструментами: опционами и фьючерсами. И так далее. Каждый новый финансовый инструмент существенно будет приближать вас к поставленной цели — созданию вашего личного капитала.

Первоначальное накопление капитала — Википедия

Первоначальное накопление капитала — согласно Карлу Марксу, это исторический процесс, в ходе которого создавались условия для капиталистического производства. Понятие «первоначальное накопление капитала» было впервые введено в трудах Адама Смита и развито Марксом в виде теории первоначального накопления.

Согласно данной теории, сущность первоначального накопления капитала состоит в следующем. Для осуществления капиталистического производства необходимы следующие условия: 1) наличие массы неимущих людей, юридически свободных, но лишённых средств производства и существования и потому вынужденных работать на капиталистов; 2) накопление богатств, необходимых для создания капиталистических предприятий. Эти условия и были созданы в процессе первоначального накопления капитала, протекавшего в Западной Европе с конца XV в. по XVIII в., а в других странах – до конца XIX века[1].

Первая сторона процесса первоначального накопления – насильственная экспроприация средств производства у массы мелких производителей (крестьян и ремесленников) и превращение их в неимущих пролетариев. Наиболее ярким проявлением этого процесса, по Марксу, стала массовая экспроприация крестьянства (т.н. «огораживания»), начавшаяся в конце XV века и достигшая наибольшего размаха в XVIII веке, в эпоху английской промышленной революции, когда она приобрела форму массового грабежа населения, санкционированного властью и законами:

«В XVIII столетии обнаруживается прогресс в том отношении, что сам закон становится орудием грабежа народной земли... Парламентской формой такого грабежа являются “Bills for Inclosures of Commons” (законы об огораживании общинной земли), т.е. декреты, при помощи которых лендлорды сами себе подарили народную землю на правах частной собственности, - декреты, экспроприирующие народ»[2].

Сгон крестьян с земли осуществлялся с таким размахом, что к концу XVIII века в Англии практически исчезли независимые крестьяне, владевшие землёй - йомены. А в целом указанные процессы привели к образованию огромной армии наёмных рабочих, зарплата которых в течение этого периода «стала падать ниже минимума», и «её хватало лишь для удовлетворения абсолютно необходимых жизненных потребностей»[3].

Вторая сторона процесса накопления капитала - аккумулирование богатств (земли, денег, средств производства, недвижимости и т.д.), необходимых для создания капиталистических предприятий. Здесь выделяется несколько источников:

1) Экспроприация личных наделов крестьян и имущества ремесленников; узурпация общинной крестьянской собственности; расхищение церковных имений; мошенническое отчуждение государственных земель.

«Уничтожение мелкого производства, превращение индивидуальных и раздробленных средств производства в общественно концентрированные, следовательно, превращение карликовой собственности многих в гигантскую собственность немногих, экспроприация у широких народных масс земли, жизненных средств, орудий труда, - эта ужасная и тяжёлая экспроприация народной массы образует пролог истории капитала… Экспроприация непосредственных производителей совершается с самым беспощадным вандализмом и под давлением самых подлых, самых грязных, самых мелочных и самых бешеных страстей»[4].

Присвоенное … мошенническим способом государственное имущество наряду с землями, награбленными у церкви … составляют основу современных княжеских владений английской олигархии»[5].

2) Ограбление других стран и территорий посредством колониального грабежа и работорговли.

«Открытие золотых и серебряных приисков в Америке, искоренение, порабощение и погребение заживо туземного населения в рудниках, первые шаги к завоеванию и разграблению Ост-Индии, превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих – такова была утренняя заря капиталистической эры производства. Эти идиллические процессы составляют главные моменты первоначального накопления» [6].

3) Система государственных займов, представлявшая собой ещё одну разновидность грабежа и спекуляции и способствовавшая обогащению финансовых дельцов.

4) Налоговая система, ускорявшая экспроприацию мелких собственников и способствовавшая обогащению откупщиков – представителей крупного капитала.

5) Система протекционизма – ещё одно средство, ускорявшее экспроприацию независимых производителей и способствовавшее накоплению крупных капиталов.

«Новорождённый капитал источает кровь и грязь из всех своих пор, с головы до пят»[7].

Хотя методы первоначального накопления капитала применялись во всех основных странах Западной Европы, Маркс выделил пять из них, где они получили наибольшее распространение. Эти пять стран в ту эпоху являлись крупными колониальными державами.

«Различные моменты первоначального накопления распределяются, исторически более или менее последовательно, между различными странами, а именно: между Испанией, Португалией, Голландией, Францией и Англией. В Англии к концу XVII века они систематически объединяются в колониальной системе и системе государственных займов, современной налоговой системе и системе протекционизма. Эти методы отчасти покоятся на грубейшем насилии, как, например, колониальная система. Но все они пользуются государственной властью, т.е. концентрированным и организованным общественным насилием, чтобы ускорить процесс превращения феодального способа производства в капиталистический…»[7].

Профессор Российской экономической школы Владимир Попов пишет:

«Запад, таким образом, вырвался из мальтузианской ловушки не столько благодаря своей изобретательности, рожденной свободными университетами и правовыми гарантиями, сколько благодаря жестокости в переделе собственности, который позволил повысить норму сбережений, затрачивать больше средств на изобретения и реализовать эти изобретения «в металле» через возросшие инвестиции. Используя сравнение Пола Кругмана, сделанное по другому поводу, можно сказать, что Запад разбогател не благодаря вдохновению (inspiration), но благодаря поту и крови (perspiration), или, чтобы быть более точным, благодаря безжалостному «большому толчку» — ускорению накопления капитала, которое стало возможным только из-за роста неравенства после экспроприации мелких земельных собственников.»

[8]

Максим Калашников в книге «Вперед, в СССР-2» утверждает, что индустриализация в Советском Союзе являлась ни чем иным, как отечественным вариантом первоначального накопления капитала, проводя аналогии между коллективизацией, раскулачиванием — и огораживаниями, ГУЛАГом и работными домами.

Критика теории первоначального накопления[править | править код]

Маркс сам в какой-то мере выразил сомнение в правильности созданной им теории первоначального накопления, описывая в главе 25 «Капитала» развитие капитализма в Северной Америке. Он цитировал современного ему автора Уэйкфилда, сетовавшего на то, что в США фермерам бесплатно раздают землю, вместо того чтобы взвинтить на неё цену и превратить фермеров в наёмных рабочих, - то есть на то, что там не применяют описанные Марксом «методы первоначального накопления». В результате, по мнению этого автора, в США сложились условия, совершенно непригодные для капиталистов. Зарплата американских рабочих была выше, чем у западноевропейских рабочих, предприниматели жаловались на «недостаток у них зависимости и чувства зависимости». К тому же очень часто рабочие сами становились предпринимателями или фермерами.

Однако несмотря на отсутствие «методов первоначального накопления» и несмотря на «антикапиталистическую язву», которой, по словам Маркса, оказалось заражено население Северной Америки, капиталистическое производство там развивалось быстрыми темпами [9].

А вот в Австралии сложилась противоположная ситуация. Там британское правительство заставляло рабочих-иммигрантов много лет за низкую зарплату работать на хозяев, чтобы в конце жизни получить клочок земли, которая стоила очень дорого. То есть способствовало их превращению в наёмных рабочих и препятствовало их превращению в фермеры. Но этот «метод первоначального накопления» не способствовал развитию Австралии и других британских колоний. «В высшей степени характерно, - пишет Маркс, - что английское правительство годами осуществляло этот метод “первоначального накопления”, рекомендованный г-ном Уэйкфилдом специально для применения в колониях. Неудача была столь же позорная, как провал банковского акта Пиля. Следствием было только то, что поток эмиграции от английских колоний был отклонен к Соединённым Штатам… Капиталистическое производство развивается там исполинскими шагами…», а вот в Австралии – стагнация, безработица и разгул проституции

[10].

Противоречия между этими закономерностями, обнаруженными Марксом за пределами Европы, и теми, которые им были описаны для самой Европы, не помешали широкому распространению и признанию теории первоначального накопления, которая в течение целого столетия после выхода в свет «Капитала» являлась общепризнанной в научном мире, и никто не подвергал её сомнению.

Однако в 1960-1970-е годы теория Маркса подверглась критике со стороны группы экономистов и историков, проводивших исследование процесса западноевропейской индустриализации в XVII-XIX вв. По мнению французского историка Ж.Бержье, сделанные ими выводы опровергают марксистскую теорию первоначального накопления. Они сводятся к тому, что, во-первых, наличие капитала играло не главную, а второстепенную роль в индустриализации, а во-вторых, в подавляющем большинстве в роли промышленных капиталистов выступали не те, кто обогатился в результате «методов первоначального накопления», а представители среднего класса. Вот как историк формулирует последний вывод в целом для западноевропейской индустриализации:

«Почти все предприниматели начинали с маленького завода, который они построили сами или приобрели, и с такого же маленького числа работников. Они развивали свой бизнес за счёт собственных средств или займов со стороны маленького круга родственников, друзей или знакомых. Более того, они и не могли поступать по-другому, поскольку очень редко имели доступ к большим капиталам, принадлежавшим банкирам, купцам или крупным землевладельцам. Расширение или реновацию своего завода они должны были проводить за счёт собственной прибыли.

Самофинансирование было правилом на заре индустриализации. … И на втором её этапе самофинансирование позволяло крупным предприятиям расширяться за счёт мелких и менее прибыльных предприятий. В действительности даже тогда бизнесмены не вкладывали больших средств в виде промышленных инвестиций, и банковский сектор не удовлетворял нужды промышленности вплоть до 1850 года и после этого» [11].

Такое же мнение высказал известный английский историк Кристофер Хилл со ссылкой на исследования процесса индустриализации Англии:

«Новая промышленность XVIII века создавалась медленно и мучительно самими основавшими её предпринимателями, лишь очень редко им в этом помогали местные провинциальные банки».

На первом этапе английской индустриализации, указывает историк, большинство предпринимателей составляли крестьяне, но были и представители других социальных групп – торговцев, землевладельцев, протестантских общин [12]

Что касается капиталов, аккумулированных в ходе «первоначального накопления», то мнения ряда современных историков на их счет также не совпадают с мнением Маркса. Как пишет Хилл применительно к Англии, почти нет свидетельств того, что средства от «грабежа Индии», начавшегося в 1760-е гг., могли инвестироваться в промышленность: значительная их часть была потрачена на поддержание шикарного образа жизни колониальных набобов и на подкуп в целях приобретения для них политического иммунитета[13]. Кроме того, вплоть до 1760-х годов Англия почти не прибегала к «колониальному грабежу» как «методу первоначального накопления», описанному Марксом. Все её колонии по существу ограничивались несколькими небольшими территориями в Центральной Америке и североамериканскими колониями, где преобладал не «колониальный грабеж», а освоение территории колонистами. Относительно малым было и её участие в мировой работорговле в сравнении с участием португальцев, голландцев и французов. Две свои первые крупные колонии в Африке – Сенегал и Горею - Англия отбила у Франции в ходе Семилетней войны (1756-1763 гг.), и лишь с этого момента началось по-настоящему масштабное её участие в работорговле [14]. Между тем, ускорение промышленного роста в Англии началось в начале XVIII в., то есть за полвека до начала «колониального грабежа».

Не согласны многие современные историки и с тезисом Маркса о пауперизации населения в ходе английской индустриализации XVIII века. Например, они указывают на то, что средняя реальная заработная плата в Англии уже к 1721-1745 гг. выросла на 35% по сравнению с серединой XVII в. и продолжала расти в последующем, в то время как за предыдущие полтора столетия она упала в 2 раза [15]. Таким образом, процесс пауперизации населения в Англии в основном ограничился XVI-XVII веками, когда промышленность развивалась очень слабо.

Возражают многие историки и против тезиса о насильственном сгоне английских крестьян с их земли, указывая, что законы XVIII в. в какой-то мере защищали их интересы, и никто не мог насильно отобрать у них личный надел и выгнать из собственного дома. Вытеснение крестьян со своих участков производилось не в форме экспроприации или грабежа, а при помощи экономических методов. В деревне бурно развивались капиталистические хозяйства, создавая конкуренцию крестьянам-единоличникам, не имевшим возможности внедрять передовые методы земледелия. Поэтому крестьянам было выгоднее продать свою землю и превратиться в наёмных рабочих, уровень жизни которых был выше крестьянского, чем рисковать потерей всего имущества [16] Это не означает, что крестьяне при этом не страдали, но эти страдания были связаны не с обнищанием или насилием, а с ломкой жизненных устоев и сменой образа жизни.

Альтернативный взгляд на причины промышленной революции[править | править код]

В трудах ряда историков, к которым, наряду с Хиллом и Бержье, можно также причислить Чарльза Уилсона и Иммануила Валлерстайна, был выработан альтернативный взгляд на причины промышленной революции. В соответствии с их выводами, быстрая индустриализация Англии и ряда стран центральной Европы (Пруссия, немецкие княжества, Австрия, Швеция) в период с конца XVII в. по начало или середину XIX в. произошла вследствие нового экономического механизма, установившегося в этих странах после Тридцатилетней войны 1618-1648 гг., а в Англии – после Славной революции 1688 г. Центральным звеном этого механизма была система государственного меркантилизма (протекционизма).[17] По мнению этих историков и вопреки утверждениям Маркса, протекционистская система была направлена не столько на обслуживание интересов крупного или торгового капитала, сколько в целом на развитие национальной промышленности и сельского хозяйства и на повышение занятости населения; именно она обеспечила развитие английской промышленности, несмотря на конкуренцию со стороны более сильной в то время голландской промышленности, а также обеспечила развитие промышленности Пруссии, Австрии и Швеции [18]. Эта же причина обусловила Британскую аграрную революцию.

Ещё одним новым элементом, появившимся в указанный период, стала борьба с монополиями и обеспечение реальной свободы предпринимательства [19]. Наконец, третьим новым элементом этого периода, на который указывают многие историки, явился общественный договор между бизнесом и обществом, гарантировавший, что они будут придерживаться определённого «кодекса чести» и не будут применять по отношению друг к другу экспроприацию, грабёж и прочие методы первоначального накопления или революционной экспроприации. Те же причины, согласно этому взгляду, объясняют и успех индустриализации США в XIX веке [20].

Таким образом, данный взгляд почти во всем противоречит теории первоначального накопления. Как отмечают его сторонники, и Германия, и США, и Австрия, и Англия в момент своего рывка в области индустриализации в XVIII-XIX вв. не занимались «ограблением колоний», а те страны, которые этим занимались (Испания, Португалия, Голландия, Франция), вопреки теории первоначального накопления, переживали затяжной кризис или упадок, и у них не происходило никакой промышленной революции, несмотря на огромные капиталы, накопленные в результате колониальной экспансии и работорговли. Описанное Марксом «ограбление народа», продолжавшееся во второй группе стран в течение XVIII-XIX вв., тоже не способствовало индустриализации, так как сокращало число потребителей, готовых платить за промышленные товары. И наоборот, бурному старту английской индустриализации способствовал начавшийся в XVIII веке рост заработной платы в Англии, а бурному старту американской индустриализации в XIX в. - высокий уровень заработной платы в США. Именно это и создало массовый потребительский спрос, необходимый для массового выпуска промышленных товаров и развития промышленности.

Политическое значение теории и современность[править | править код]

Теория первоначального накопления в течение ста лет после выхода в свет «Капитала» Маркса являлась общепризнанной и считалась одной из теорий, объяснявших экономический рост. Некоторые её положения и сегодня пользуются популярностью среди экономистов и историков.

Возможно, немалую роль в этой популярности сыграл тот факт, что вплоть до последней трети XX в. она служила неплохим оправданием существования мировой колониальной системы [21]. Если создание колоний, по Марксу, было необходимо для Промышленной революции и индустриализации Европы, то сохранение колониальной системы в последующем могло быть необходимо для обеспечения процесса накопления капитала в мировом масштабе, индустриализации стран за пределами Европы и, следовательно, для развития мировой цивилизации. В этой связи, возможно, не является простой случайностью тот факт, что критика данной теории со стороны целого ряда английских и французских историков и экономистов началась лишь в 1960-1970-е годы, после того как рухнули британская и французская колониальные империи.

Наряду с этим, теория Маркса могла служить в прошлом и служит до сих пор неплохим оправданием непопулярных мер, имеющих следствием падение уровня жизни населения, или мер, связанных с приватизацией. В России 1990-х годов идеологи либеральных рыночных реформ Егор Гайдар и Анатолий Чубайс выдвигали марксистскую теорию первоначального накопления в качестве одного из обоснований «шоковой терапии» и быстрой массовой приватизации, которые должны были создать, с одной стороны, рабочую силу, отделённую от имущества и средств производства, и с другой стороны, «класс капиталистов», располагающий крупными капиталами [22]. И в глазах многих российских экономистов того времени, получивших углубленное марксистское образование, а также ряда западных экономистов, эти аргументы представлялись вполне обоснованными.

Ссылки на Маркса в связи с российской приватизацией можно встретить и сегодня. Например, экономист и социолог Фрэн Тонкисс замечает[23]:

Приватизация как метод накопления с отбором собственности приобрела особо острую форму во время скупки российской промышленности (в том числе нефтяной) политическими олигархами и их ставленниками во время «шоковой терапии» после распада Советского Союза. Поистине, марксовская терминология «начального [примитивного] накопления» лучше характеризует этот грубый процесс, чем полированная «приватизация».

Ряд событий, происходивших в конце XX — начале XXI вв., не подтверждает теорию первоначального накопления. Так, в Китае не было признаков первоначального накопления: в частности, массового передела собственности и вообще массовой приватизации[24] и падения уровня жизни населения[25], — и, тем не менее, была построена современная капиталистическая экономика и мощная промышленность[26]. А в России на фоне «первоначального накопления» 1990-х гг. произошла частичная деиндустриализация, и, по словам президента России Д. А. Медведева, сложилась «примитивная сырьевая» и «неэффективная» экономика [27].

  1. Первоначальное накопление капитала — статья из Большой советской энциклопедии. 
  2. ↑ Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 736
  3. ↑ Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 738
  4. ↑ Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 772
  5. ↑ Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 735
  6. ↑ Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 760
  7. 1 2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 770
  8. ↑ В.Попов.Пот, кровь и институты
  9. ↑ Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 779-783
  10. ↑ Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 783
  11. ↑ J-F.Bergier. The Industrial Bourgeoisie and the Rise of the Working Class 1700-1914. Fontana Economic History of Europe, ed. by C.Cipolla. Vol. III, Glasgow, 1978, pp. 412-413
  12. ↑ Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, pp. 199-201
  13. ↑ Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, p. 200
  14. ↑ Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, pp. 185-186
  15. ↑ Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, p. 64; Wallerstein I. The Modern World-System. Capitalist Agriculture and the Origins of the European World-Economy in the Sixteenth Century. New York, 1974, p. 80
  16. ↑ Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, pp. 223, 216, 199
  17. ↑ Как пишет Валлерстайн, «Весь период от Тридцатилетней войны и вплоть до конца эпохи Наполеона был эрой меркантилизма во всех германских землях или во всей центральной Европе» В Англии протекционизм был введён в 1690-е гг. и просуществовал до середины XIX в. Wallerstein I. The Modern World-System II. Mercantilism and the Consolidation of the European World-Economy. New York – London, 1980 pp. 233, 266
  18. ↑ Wilson C. England’s Apprenticeship, 1603-1763. New York, 1984 pp. 166, 184; Wallerstein I. The Modern World-System II. Mercantilism and the Consolidation of the European World-Economy. New York – London, 1980 pp. 233-234
  19. ↑ Как отмечает Хилл, после Славной революции 1688 г. был ликвидирован целый ряд государственных и частных монополий (Mines Royal, Mineral and Battery Works, Royal African Co., Merchant Adventurers и др.) и было разрешено свободное предпринимательство, в связи с чем уже очень скоро в Англии появилось несколько тысяч мелких и средних предприятий. Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, pp. 139, 179
  20. ↑ Более подробное описание указанного взгляда дано в книге: Кузовков Ю. Мировая история коррупции. М., 2010, главы XII, XIV-XVII
  21. ↑ В течение XX в. данная теория получила дальнейшее развитие: западные авторы обосновывали важность колониальной системы не только необходимостью накопления капитала, но и важностью обеспечения сырьем и рынком сбыта. Так, английский историк Р.Блэкберн, в молодости состоявший в марксистской группе, писал, что колониальная система сыграла большую роль в развитии английской промышленности. В одной из своих книг (Blackburn R. The Making of New World Slavery: from the Baroque to the Modern, 1492—1800, Verso, 1997) он утверждал, что особенно большую роль в этом сыграла «треугольная торговля» (triangular trade), существовавшая до отмены рабства. Промышленники покупали рабов задешево за «огненную воду» и ружья, везли в Новый Свет, те производили там дешёвое сырье, которое далее везли в Англию для английской промышленности, а взамен в колонии из Англии везли промышленные товары. Таким образом, утверждал Блэкберн, «треугольная» колониальная торговля создавала «тройной стимул» для развития английской промышленности. В 1939 г. примерно то же самое писал английский историк Д.Тревельян: благодаря колониям в Англию текло богатство, способствуя развитию английской экономики, кроме того, колонии обеспечивали для английской промышленности сырье и рынки сбыта. Тревельян Д. История Англии от Чосера до королевы Виктории. Смоленск, 2005, с. 415—417
  22. ↑ Так, в книге Гайдара «Государство и эволюция» (1997 г.), посвящённой реформам 90-х гг., одна из глав называется «Первоначальное накопление», а Чубайс в своих интервью неоднократно называл процессы, происходившие в 90-е гг. «первоначальным накоплением капитала». См., например: Российский капитализм: От первоначального накопления капитала — к развитию Архивная копия от 20 октября 2011 на Wayback Machine.
  23. ↑ Contemporary economic sociology: globalisation, production, inequality Psychology Press, 2006. С. 22
  24. ↑ См. статью Приватизация по-китайски
  25. ↑ См. статью: За последние 30 лет в Китае количество малоимущего населения сократилось почти на 90 %
  26. ↑ Темпы роста ВВП в Китае с 1980 по 1999 гг. составляли в среднем около 15 %, а в 2000-е гг. — около 10 %, сегодня Китай — уже на втором месте в мире после США по объему ВВП. Около 70 % ВВП обеспечивается частными предприятиями. 30 лет назад Китай был отсталой аграрной страной. Сегодня он является мировым лидером в области производства электроники, товаров широкого потребления и др. товаров. Объем экспорта Китая в 2010 г. — более 1,5 трлн долл., активное сальдо торговли — почти 200 млрд долл. В 2007 г. в Китае было построено в 100 раз больше автодорог, чем в России («Эксперт» № 20, 2008, с. 63)
  27. ↑ Дмитрий Медведев. Россия, вперед! В статье Медведева говорится также: «Двадцать лет бурных преобразований так и не избавили нашу страну от унизительной сырьевой зависимости… Отечественный бизнес за малым исключением не изобретает, не создаёт нужные людям вещи и технологии. Торгует тем, что сделано не им, — сырьем либо импортными товарами. Готовые же изделия, произведённые в России, в основной массе пока отличаются крайне невысокой конкурентоспособностью… Энергоэффективность и производительность труда большинства наших предприятий позорно низки. Но это полбеды. Беда в том, что, похоже, это не очень волнует владельцев, директоров, главных инженеров и чиновников»

Где взять стартовый капитал - 7 проверенных способа

 

В данной статье, мы рассмотрим, где взять стартовый капитал и какие способы существуют. Нередко бизнес-планы, составляемые перед запуском собственного бизнеса, содержат позитивные графики, символизирующие рост договоров и прибыли год от года. И это действительно справедливо, ведь как известно, деньги притягивают деньги.

Где взять стартовый капитал

Где взять стартовый капитал, все реальные способы получения.

Правда эта крылатая фраза может быть интерпретирована и в обратную сторону: чтобы “притянуть” деньги, нужны стартовые вложения, которые более известны как начальный капитал. Мы предлагаем проанализировать семь общепринятых источников для поиска начального капитала, каждый из которых может быть вполне применим индивидуально либо в комплексе с другими источниками.

1) Собственные сбережения

Удивительно, но редкий предприниматель начинает бизнес на собственные сбережения. Хотя данный источник материальных средств вполне доступен для каждого человека со средним уровнем дохода. Порой бывает достаточно изучить в интернете либо в специализированной литературе вопросы планирования личного бюджета, привести в порядок собственные статьи расходов и доходов, и вот ваш капитал на пополняемом вкладе в банке (или в обычной стеклянной банке у вас дома) уже начинает расти с каждым месяцем, а день запуска своего бизнеса приближается с той же скоростью.

Накопление начального капитала собственными силами дисциплинирует потенциального предпринимателя, что позволяет более ответственно подходить к финансам и в будущем бизнесе. К собственным сбережениям могут относиться любые материальные средства, в том числе имущество, которое вы можете продать для получения начального капитала или его части.

2) Kraudfanding

Краудфандинг (буквально – “финансирование толпой”) – ставший модным в последние годы метод сбора средств на стартап от лиц, осуществляющих добровольные пожертвования под его запуск. Если ваш бизнес имеет социальную значимость, то вполне вероятно, что найдутся от сотни до сотен тысяч так называемых донатов, готовых безвозмездно поддержать вас и вашу идею.

Не стоит ошибочно полагать, что не найдется тех, кто захочет дать вам деньги просто так: на популярной в России краудфандинговой площадке planeta.ru такие же начинающие бизнесмены, как и вы, уже получили порядка 10 миллионов пожертвований от донатов.

3) Инвесторы

Многих людей объединяет желание иметь собственный бизнес. Но у одних не хватает денег на начальный капитал, у других – знаний, у третьих – времени. И если мы находимся среди первой категории, то для старта бизнеса можем попробовать взять в компаньоны представителей второй или третьей.

Человек, который даст вам деньги на запуск вашего бизнеса вправе рассчитывать на возврат средств с заявленной доходностью либо на определенную долю в будущей фирме.

Инвестором может выступить ваш родственник или друг, который вам доверяет. А при отсутствии таковых можно обратиться в интернет: в сети существует достаточное количество площадок, где инвесторы и предприниматели ищут друг друга для обоюдно прибыльного сотрудничества.

4) Банковский кредит

Самым доступным, но в то же время рискованным способом найти деньги на начальный капитал является банковский кредит. Обращаясь в банк, вы должны быть уверены, что “игра стоит своих свеч”. Иными словами – следует еще раз внимательно пересмотреть бизнес-план: убедиться, что доходность бизнеса от вложенных средств будет выше взимаемых банком процентов по кредиту.

Иначе вы рискуете попасть в долговую яму, из которой порой бывает сложно выбраться из-за высоких пенни и штрафов за срыв срока платежей. Несмотря на свою популярность, банковский кредит является, пожалуй, худшим источником стартового капитала. Ведь мы знаем, что для развития среднестатистического бизнеса необходим по меньшей мере год, а чаще – не менее трех лет. Однако банк (в отличии от инвестора, например) не намерен ждать столько времени и накладывает на вас бремя должника уже на следующий месяц после выдачи кредита.

 

5) Лизинг

Если основную долю начального капитала планируется потратить на закупку оборудования для бизнеса, можно найти так называемых лизингодателей – фирмы, готовые приобрести для вас оборудование с расчетом на получение прибыли в виде арендных платежей за его использование.

В отличие от банковского кредита, лизинг имеет большую ориентированность на стартапы, а значит можно найти предложения с более приемлемыми условиями по возврату вложенных в вас средств. Многие таксопарки приобретают автомобили именно в лизинг, что позволяет расширить свой автопарк без крупных расходов, а лишь платя определенную аренду за использование машины лизингодателю.

6) Международные и отечественные гранты

Если ваша идея важна для общества либо непосредственно связана с научно-техническим прогрессом, то деньги на ее реализацию можно получить в виде гранта.

Грант – это материальная помощь на развитие стартапа, выдаваемая специализированными фондами после ее исследования комиссией фонда. Среди наиболее известных фондов можно выделить фонд MicroSoft, Сколково, Правительства Москвы и другие.

Предоставляют гранты и физические лица. Так, например, небезызвестный основатель социальной сети “в контакте” Павел Дуров регулярно жертвует деньги стартапам в сфере IT.

7) Государственные субсидии

С целью поддержки малого предпринимательства в стране, российское правительство запустило программу субсидирования начинающих бизнесменов. Говоря по-русски, государство готово предоставить стартовый капитал без требований к его возврату.

Для чего это государству? Очевидно, что субсидируя старт бизнеса, государство на выходе получает рабочие места, налоговые выплаты, доступность ваших товаров или услуг для населения, развитие экономики в целом. Основными органами выдачи государственной субсидии являются центры занятости и региональные центры поддержки предпринимательства.

Совет:
В первую очередь стоит посетить сайт администрации своего района – в соответствии с действующим законодательством муниципальные власти размещают на официальном портале района списки приоритетных для него видов бизнеса. Если ваша идея соответствует одному из представленных в списке пунктов, – скорее всего вы получите соответствующее финансирование.

 

Заключение

Начальный капитал является, пожалуй, основным камнем преткновения перед запуском собственного бизнеса. Но как мы выяснили, существует не менее семи реально работающих источников, где  взять стартовый капитал на открытие своего дела.

Главным начальным капиталом любого предпринимателя в большинстве случаев все-таки являются его время и знания. Именно поэтому прежде, чем начать свое дело, мы рекомендуем вам познакомиться с другими статьями на нашем сайте, чтобы войти в бизнес-среду с кладезью знаний и успешных кейсов по решению ряда задач, возникающих на разных этапах развития компании.

Как заканчивается эпоха первоначального накопления капитала в России | Миллиардеры

На сегодняшний день более 100 стран присоединились к Автоматическому обмену финансовой информацией (Common Reporting Standard, CRS), в том числе и Россия. Подавляющее большинство развитых стран борется не только с чисто криминальным отмыванием денег, но также с уклонением от уплаты налогов. Я несколько раз слышал от коллег истории, когда иностранные специалисты по налогам 10–15 лет назад приезжали консультировать российскую налоговую службу и видели практически «чистое поле». Сейчас многое изменилось — российские налоговики достигли определенных успехов в сборе и обработке информации, в том числе в анализе Big Data.

Очевидно, что борьба с отмыванием «грязных денег» в России будет усиливаться. В октябре 2018-го появились слухи от «информированных источников» о том, что в 2019 году правительство всерьез намерено ужесточить ответственность за легализацию преступных доходов как в своем интересе (ст. 174.1 УК РФ), так и для третьих лиц (ст. 174 УК РФ). Например, по аналогии с британским «Законом о криминальных финансах» планируется расширить ответственность за легализацию преступных доходов. Подразумевается, что ответственность будет распространяться даже на консультантов, юристов и бухгалтеров.

Но вернемся к Автоматическому обмену, основная задача которого — борьба с уклонением от уплаты налогов. Несмотря на недавние рассуждения отдельных российских и иностранных консультантов, финансистов, банкиров о том, что никакого автоматического обмена с Россией не будет, — он уже случился. В 2018 году порядка 70 стран передали российским налоговым органам информацию о финансовых счетах лиц, которые были названы там российскими налоговыми резидентами. Ожидается, что еще 20 стран сделают это в 2019 году. По итогам 2019 года Россия получит финансовую информацию о счетах своих налоговых резидентов из 90 стран. Возможно, таких стран станет еще больше. Процесс «присоединения» новых стран к CRS не окончен и с завершением 2019 года не закончится.

Широко известно и применяется такое решение, как «паспорт инвестора» страны с нулевой ставкой, не участвующей в обмене налоговой информацией. Однако и с ним не все так однозначно. 16 октября ОЭСР (главный провайдер и модератор финансовой прозрачности) проанализировал существующие программы выдачи «золотых паспортов» и дал рекомендации банкам из обменивающихся юрисдикций очень тщательно оценивать реальное резидентство тех лиц, кто предъявляет им паспорта «сомнительных стран».

Подобные инициативы по борьбе с укрывательством активов от налогообложения делают практически невозможными (и уж точно малорентабельными) схемы «лихих 90-х». Тогда легко можно было «закинуть» пару миллионов долларов на офшор за «маркетинговые исследования» и дальше распоряжаться ими по своему усмотрению, покупая виллы, машины и яхты с самолетами во вполне приличных странах.

Но надо понимать, что движение мира в сторону финансовой прозрачности, или, как это модно говорить, «транспарентности», влияет не только на конкретного бизнесмена и его взаимоотношения с родным или любым другим государством, но и на его семью.

Фактор второй — имущественные отношения внутри семьи

К сожалению, разводы в России — далеко не редкость. Как правило, супруг, который является источником благосостояния, не сильно мотивирован на раздел совместно нажитого имущества поровну, то есть так, как это предусмотрено законодательством. Конечно, существует такой инструмент, как брачный договор. Однако за первый период «амнистии капиталов» (2015-2016 годы) и сейчас, во время второго периода, мы имели дело с сотнями семей, которым готовили декларации. Знаете, в скольких случаях мы имели дело с брачным договором? Я помню только два. Два на несколько сотен. Это что-то на уровне статистической погрешности. При этом один из них вообще не выдерживал никакой критики — искренне не понимаю, как нотариус его заверил.

Представим такой диалог супругов:

— Дорогая, я хочу развестись с тобой. Как настоящий джентльмен, я оставляю тебе квартиру и машину, а больше нам и делить-то нечего!

— А как же бизнес? Твой холдинг «ЛесПромГазНефтеЭкспорт», с ним что?

— Ну что ты, он не мой! Он принадлежит кипрской компании «Лонг Вояж Кэпитал» и английскому трасту Nothing to Nobody, а там я ну абсолютно никто! И, кстати, вилла на Лазурном Берегу — она тоже этому трасту принадлежит!

С теми возможностями и фактическими данными о зарубежных активах и их реальных владельцах, которыми теперь обладают государственные органы, полагаю, такой разговор теряет свою актуальность.

Я не имею в виду, что всю информацию о том, где, у кого и сколько по офшорам лежит, можно будет купить на «Горбушке». Надо отдать должное налоговым органам — они хорошо умеют хранить налоговые тайны. Но истребовать через суд такую информацию в ситуации «конфликтного раздела имущества» возможно, и наверняка это будет широко применяться юристами на практике.

Например, в соответствии Гражданским процессуальным кодексом РФ (ст. 57) сторона по делу, участвующая в судебном разбирательстве, вправе истребовать документы, являющиеся доказательствами по данному делу. Так, в делах о назначении алиментов возможно истребование через суд сведений о доходах ответчика–алиментоплательщика у его работодателя или в налоговых органах. Кроме того, есть подобная судебная практика и по несемейным делам — в деле о банкротстве, когда по ходатайству одной из сторон суд обязывает налоговые органы предоставить «налоговую» информацию в материалы дела, и налоговики это требование выполняют.

Следует отметить: если имущество «структурировано» через иностранные юрисдикции, то это еще сильнее может подорвать позицию стороны, которая не желает справедливого раздела, а пытается оставить все себе. Для примера: суды Великобритании склонны отступать от принципа равенства при разделе имущества (в случае развода и при отсутствии брачного договора). Как правило, большую часть имущества присуждают тому супругу, с кем остаются дети. Здесь суд руководствуется следующим доводом: уровень жизни супруга с детьми после развода не должен стать хуже, чем был до него.

Третий фактор связан с наследованием активов

С течением времени никто из нас не становится моложе, и вопрос передачи активов по наследству рано или поздно встает перед каждым.

По результатам исследований российского частного капитала (компанией PWC, бизнес-школой «Сколково»), капитал и бизнес в России сосредоточен в руках «первого поколения бизнесменов» — более 80%. Это те бизнесмены, кто активы и бизнес создавали сами. Разумеется, рано или поздно эти активы и капитал будут переданы по наследству.

В рамках «деофшоризации» (подготовки Специальных деклараций в рамках амнистии капиталов, безналоговой ликвидации иностранных компаний) за последнее время мы имели дело более чем с 200 иностранными компаниями, причем около 70% из них — это классические офшорные компании. А сколько раз мы видели в уставах этих компаний (Memorandum of Association), в договорах номинального держания акций (Trust Deed, Declaration of Trust) хотя бы какое-то описание наследственных вопросов, спросите вы. Ни одного!

Если взглянуть на аналогичную статистику с трастами и фондами, выступающими в первую очередь как наследственные «инструменты», то в половине случаев это «прокисшие» списки бенефициаров второго порядка. Поясню, что я имею в виду. Такой траст, как правило, создавался 10–15 лет назад. Список бенефициаров, которые должны получить доход из этого траста после смерти бенефициара первого уровня, за эти 10–15 лет ни разу не актуализировался. А состав семьи учредителя траста за тот же период претерпел существенные изменения.

Парадоксальным образом именно инициативы со стороны ОЭСР в целом и России в частности вынудили подавляющее большинство состоятельных россиян обратить внимание на то, как структурированы их активы. Заставили задуматься над тем, могут ли эти активы быть структурированы так, чтобы передача по наследству прошла без проблем для членов семьи.

Пожалуй, ни одному государству не удалось еще добиться абсолютной прозрачности ведения бизнеса. Чтобы ни делали государственные органы, всегда найдутся предприимчивые граждане, которые считают, что смогут спрятать все так, чтобы никто не нашел. Допустим, кому-то это и вправду удалось. Но что в этом случае делать наследникам такого «предприимчивого фокусника»? Смогут ли они вообще когда-нибудь узнать, что, где и в каких количествах он припрятал? Через какие компании, фонды и анштальты со штифтунгами это структурировано? И как заявить свои права на эти несметные богатства?

Чем лучше активы спрятаны, тем труднее будет «путь» наследников к ним.

Резюме

Безусловно, кроме названных факторов существуют и иные. Изменение экономической и политической ситуации в целом, изменение бизнес-среды и мировоззрения отдельных бизнесменов здесь тоже играет важную роль.

Пример из моей личной практики. Два партнера по бизнесу начинали еще в 1990-х и построили большой серьезный бизнес. На протяжении этих лет им удалось не только расширить сам бизнес, но и сохранить рабочие партнерские отношения. И тут один из них решил принять участие в «амнистии» и задекларировать все свои активы (счета, компании), как того требует законодательство. Второй партнер в этом случае попадает в неоднозначную ситуацию, не так ли?

Подводя итог, хочу поделиться мыслью одного из коллег, которую он высказал на одной из конференций по частному благосостоянию: «Это очень хорошо, что в России началась деофшоризация. Теперь наши клиенты хотя бы попробуют разобраться, что же у них есть и что теперь с этим делать!»

Первоначальное накопление капитала - это... Что такое Первоначальное накопление капитала?

Ambox scales.svg Проверить нейтральность.

На странице обсуждения должны быть подробности.

Первоначальное накопление капитала — согласно Карлу Марксу это исторический процесс, в ходе которого создавались условия для капиталистического производства. Понятие «первоначальное накопление капитала» было впервые введено в трудах Адама Смита и развито Марксом в виде теории первоначального накопления.

Основные положения теории

Согласно данной теории, сущность первоначального накопления капитала состоит в следующем. Для осуществления капиталистического производства необходимы следующие условия: 1) наличие массы неимущих людей, юридически свободных, но лишенных средств производства и существования и потому вынужденных работать на капиталистов; 2) накопление богатств, необходимых для создания капиталистических предприятий. Эти условия и были созданы в процессе первоначального накопления капитала, протекавшего в Западной Европе с конца XV в. по XVIII в., а в других странах – до конца XIX века[1].

Первая сторона процесса первоначального накопления – насильственная экспроприация средств производства у массы мелких производителей (крестьян и ремесленников) и превращение их в неимущих пролетариев. Наиболее ярким проявлением этого процесса, по Марксу, стала массовая экспроприация крестьянства (т.н. «огораживания»), начавшаяся в конце XV века и достигшая наибольшего размаха в XVIII веке, в эпоху английской промышленной революции, когда она приобрела форму массового грабежа населения, санкционированного властью и законами:

«В XVIII столетии обнаруживается прогресс в том отношении, что сам закон становится орудием грабежа народной земли... Парламентской формой такого грабежа являются “Bills for Inclosures of Commons” (законы об огораживании общинной земли), т.е. декреты, при помощи которых лендлорды сами себе подарили народную землю на правах частной собственности, - декреты, экспроприирующие народ»[2].

Сгон крестьян с земли осуществлялся с таким размахом, что к концу XVIII века в Англии практически исчезли независимые крестьяне, владевшие землей - йомены. А в целом указанные процессы привели к образованию огромной армии наемных рабочих, зарплата которых в течение этого периода «стала падать ниже минимума», и «ее хватало лишь для удовлетворения абсолютно необходимых жизненных потребностей»[3].

Вторая сторона процесса накопления капитала - аккумулирование богатств (земли, денег, средств производства, недвижимости и т.д.), необходимых для создания капиталистических предприятий. Здесь выделяется несколько источников:

1) Экспроприация личных наделов крестьян и имущества ремесленников; узурпация общинной крестьянской собственности; расхищение церковных имений; мошенническое отчуждение государственных земель.

«Уничтожение мелкого производства, превращение индивидуальных и раздробленных средств производства в общественно концентрированные, следовательно, превращение карликовой собственности многих в гигантскую собственность немногих, экспроприация у широких народных масс земли, жизненных средств, орудий труда, - эта ужасная и тяжелая экспроприация народной массы образует пролог истории капитала… Экспроприация непосредственных производителей совершается с самым беспощадным вандализмом и под давлением самых подлых, самых грязных, самых мелочных и самых бешеных страстей»[4].

Присвоенное … мошенническим способом государственное имущество наряду с землями, награбленными у церкви … составляют основу современных княжеских владений английской олигархии»[5].

2) Ограбление других стран и территорий посредством колониального грабежа и работорговли.

«Открытие золотых и серебряных приисков в Америке, искоренение, порабощение и погребение заживо туземного населения в рудниках, первые шаги к завоеванию и разграблению Ост-Индии, превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих – такова была утренняя заря капиталистической эры производства. Эти идиллические процессы составляют главные моменты первоначального накопления» [6].

3) Система государственных займов, представлявшая собой еще одну разновидность грабежа и спекуляции и способствовавшая обогащению финансовых дельцов.

4) Налоговая система, ускорявшая экспроприацию мелких собственников и способствовавшая обогащению откупщиков – представителей крупного капитала.

5) Система протекционизма – еще одно средство, ускорявшее экспроприацию независимых производителей и способствовавшее накоплению крупных капиталов.

«Новорожденный капитал источает кровь и грязь из всех своих пор, с головы до пят»[7].

Хотя методы первоначального накопления капитала применялись во всех основных странах Западной Европы, Маркс выделил пять из них, где они получили наибольшее распространение. Эти пять стран в ту эпоху являлись крупными колониальными державами.

«Различные моменты первоначального накопления распределяются, исторически более или менее последовательно, между различными странами, а именно: между Испанией, Португалией, Голландией, Францией и Англией. В Англии к концу XVII века они систематически объединяются в колониальной системе и системе государственных займов, современной налоговой системе и системе протекционизма. Эти методы отчасти покоятся на грубейшем насилии, как, например, колониальная система. Но все они пользуются государственной властью, т.е. концентрированным и организованным общественным насилием, чтобы ускорить процесс превращения феодального способа производства в капиталистический…»[7].

Профессор Российской экономической школы Владимир Попов пишет:

«Запад, таким образом, вырвался из мальтузианской ловушки не столько благодаря своей изобретательности, рожденной свободными университетами и правовыми гарантиями, сколько благодаря жестокости в переделе собственности, который позволил повысить норму сбережений, затрачивать больше средств на изобретения и реализовать эти изобретения «в металле» через возросшие инвестиции. Используя сравнение Пола Кругмана, сделанное по другому поводу, можно сказать, что Запад разбогател не благодаря вдохновению (inspiration), но благодаря поту и крови (perspiration), или, чтобы быть более точным, благодаря безжалостному «большому толчку» — ускорению накопления капитала, которое стало возможным только из-за роста неравенства после экспроприации мелких земельных собственников.»[8]

Критика теории первоначального накопления

Маркс сам в какой-то мере выразил сомнение в правильности созданной им теории первоначального накопления, описывая в главе 25 «Капитала» развитие капитализма в Северной Америке. Он цитировал современного ему автора Уэйкфилда, сетовавшего на то, что в США фермерам бесплатно раздают землю, вместо того чтобы взвинтить не нее цену и превратить фермеров в наемных рабочих, - то есть на то, что там не применяют описанные Марксом «методы первоначального накопления». В результате, по мнению этого автора, в США сложились условия, совершенно непригодные для капиталистов. Зарплата американских рабочих была выше, чем у западноевропейских рабочих, предприниматели жаловались на «недостаток у них зависимости и чувства зависимости». К тому же очень часто рабочие сами становились предпринимателями или фермерами.

Однако несмотря на отсутствие «методов первоначального накопления» и несмотря на «антикапиталистическую язву», которой, по словам Маркса, оказалось заражено население Северной Америки, капиталистическое производство там развивалось быстрыми темпами [9].

А вот в Австралии сложилась обратная ситуация. Там британское правительство заставляло рабочих-иммигрантов много лет за низкую зарплату работать на хозяев, чтобы в конце жизни получить клочок земли, которая стоила очень дорого. То есть способствовало их превращению в наемных рабочих и препятствовало их превращению в фермеры. Но этот «метод первоначального накопления» не способствовал развитию Австралии и других британских колоний. «В высшей степени характерно, - пишет Маркс, - что английское правительство годами осуществляло этот метод “первоначального накопления”, рекомендованный г-ном Уэйкфилдом специально для применения в колониях. Неудача была столь же позорная, как провал банковского акта Пиля. Следствием было только то, что поток эмиграции от английских колоний был отклонен к Соединенным Штатам… Капиталистическое производство развивается там исполинскими шагами…», а вот в Австралия – стагнация, безработица и разгул проституции [10].

Противоречия между этими закономерностями, обнаруженными Марксом за пределами Европы, и теми, которые им были описаны для самой Европы, не помешали широкому распространению и признанию теории первоначального накопления, которая в течение целого столетия после выхода в свет «Капитала» являлась общепризнанной в научном мире, и никто не подвергал ее сомнению.

Однако в 1960-1970-е годы теория Маркса подверглась критике со стороны группы экономистов и историков, проводивших исследование процесса западноевропейской индустриализации в XVII-XIX вв. По мнению французского историка Ж.Бержье, сделанные ими выводы опровергают марксистскую теорию первоначального накопления. Они сводятся к тому, что, во-первых, наличие капитала играло не главную, а второстепенную роль в индустриализации, а во-вторых, в подавляющем большинстве в роли промышленных капиталистов выступали не те, кто обогатился в результате «методов первоначального накопления», а представители среднего класса. Вот как историк формулирует последний вывод в целом для западноевропейской индустриализации:

«Почти все предприниматели начинали с маленького завода, который они построили сами или приобрели, и с такого же маленького числа работников. Они развивали свой бизнес за счет собственных средств или займов со стороны маленького круга родственников, друзей или знакомых. Более того, они и не могли поступать по-другому, поскольку очень редко имели доступ к большим капиталам, принадлежавшим банкирам, купцам или крупным землевладельцам. Расширение или реновацию своего завода они должны были проводить за счет собственной прибыли. Самофинансирование было правилом на заре индустриализации. … И на втором ее этапе самофинансирование позволяло крупным предприятиям расширяться за счет мелких и менее прибыльных предприятий. В действительности даже тогда бизнесмены не вкладывали больших средств в виде промышленных инвестиций, и банковский сектор не удовлетворял нужды промышленности вплоть до 1850 года и после этого» [11].

Такое же мнение высказал известный английский историк Кристофер Хилл со ссылкой на исследования процесса индустриализации Англии:

«Новая промышленность XVIII века создавалась медленно и мучительно самими основавшими ее предпринимателями, лишь очень редко им в этом помогали местные провинциальные банки».

На первом этапе английской индустриализации, указывает историк, большинство предпринимателей составляли крестьяне, но были и представители других социальных групп – торговцев, землевладельцев, протестантских общин [12]

Что касается капиталов, аккумулированных в ходе «первоначального накопления», то мнения ряда современных историков на их счет также не совпадают с мнением Маркса. Как пишет Хилл применительно к Англии, почти нет свидетельств того, что средства от «грабежа Индии», начавшегося в 1760-е гг., могли инвестироваться в промышленность: значительная их часть была потрачена на поддержание шикарного образа жизни колониальных набобов и на подкуп в целях приобретения для них политического иммунитета[13]. Кроме того, вплоть до 1760-х годов Англия почти не прибегала к «колониальному грабежу» как «методу первоначального накопления», описанному Марксом. Все ее колонии по существу ограничивались несколькими небольшими территориями в Центральной Америке и североамериканскими колониями, где преобладал не «колониальный грабеж», а освоение территории колонистами. Относительно малым было и ее участие в мировой работорговле в сравнении с участием португальцев, голландцев и французов. Две свои первые крупные колонии в Африке – Сенегал и Горею - Англия отбила у Франции в ходе Семилетней войны (1756-1763 гг.), и лишь с этого момента началось по-настоящему масштабное ее участие в работорговле [14]. Между тем, ускорение промышленного роста в Англии началось в начале XVIII в., то есть за полвека до начала «колониального грабежа».

Не согласны многие современные историки и с тезисом Маркса о пауперизации населения в ходе английской индустриализации XVIII века. Например, они указывают на то, что средняя реальная заработная плата в Англии уже к 1721-1745 гг. выросла на 35% по сравнению с серединой XVII в. и продолжала расти в последующем, в то время как за предыдущие полтора столетия она упала в 2 раза [15]. Таким образом, процесс пауперизации населения в Англии в основном ограничился XVI-XVII веками, когда промышленность развивалась очень слабо.

Возражают многие историки и против тезиса о насильственном сгоне английских крестьян с их земли, указывая, что законы XVIII в. в какой-то мере защищали их интересы, и никто не мог насильно отобрать у них личный надел и выгнать из собственного дома. Вытеснение крестьян со своих участков производилось не в форме экспроприации или грабежа, а при помощи экономических методов. В деревне бурно развивались капиталистические хозяйства, создавая конкуренцию крестьянам-единоличникам, не имевшим возможности внедрять передовые методы земледелия. Поэтому крестьянам было выгоднее продать свою землю и превратиться в наемных рабочих, уровень жизни которых был выше крестьянского, чем рисковать потерей всего имущества [16] Это не означает, что крестьяне при этом не страдали, но эти страдания были связаны не с обнищанием или насилием, а с ломкой жизненных устоев и сменой образа жизни.

Альтернативный взгляд на причины Промышленной революции

В трудах ряда историков, к которым, наряду с Хиллом и Бержье, можно также причислить Чарльза Уилсона и Иммануила Валлерстайна, был выработан альтернативный взгляд на причины Промышленной революции. В соответствии с их выводами, быстрая индустриализация Англии и ряда стран центральной Европы (Пруссия, немецкие княжества, Австрия, Швеция) в период с конца XVII в. по начало или середину XIX в. произошла вследствие нового экономического механизма, установившегося в этих странах после Тридцатилетней войны 1618-1648 гг., а в Англии – после Славной революции 1688 г. Центральным звеном этого механизма была система государственного меркантилизма (протекционизма). [17] По мнению этих историков и вопреки утверждениям Маркса, протекционистская система была направлена не столько на обслуживание интересов крупного или торгового капитала, сколько в целом на развитие национальной промышленности и сельского хозяйства и на повышение занятости населения; именно она обеспечила развитие английской промышленности, несмотря на конкуренцию со стороны более сильной в то время голландской промышленности, а также обеспечила развитие промышленности Пруссии, Австрии и Швеции [18]. Эта же причина обусловила Британскую аграрную революцию.

Еще одним новым элементом, появившимся в указанный период, стала борьба с монополиями и обеспечение реальной свободы предпринимательства [19]. Наконец, третьим новым элементом этого периода, на который указывают многие историки, явился общественный договор между бизнесом и обществом, гарантировавший, что они будут придерживаться определенного «кодекса чести» и не будут применять по отношению друг к другу экспроприацию, грабеж и прочие методы первоначального накопления или революционной экспроприации. Те же причины, согласно этому взгляду, объясняют и успех индустриализации США в XIX веке [20].

Таким образом, данный взгляд почти во всем противоречит теории первоначального накопления. Как отмечают его сторонники, и Германия, и США, и Австрия, и Англия в момент своего рывка в области индустриализации в XVIII-XIX вв. не занимались «ограблением колоний», а те страны, которые этим занимались (Испания, Португалия, Голландия, Франция), вопреки теории первоначального накопления, переживали затяжной кризис или упадок, и у них не происходило никакой промышленной революции, несмотря на огромные капиталы, накопленные в результате колониальной экспансии и работорговли. Описанное Марксом «ограбление народа», продолжавшееся во второй группе стран в течение XVIII-XIX вв., тоже не способствовало индустриализации, так как сокращало число потребителей, готовых платить за промышленные товары. И наоборот, бурному старту английской индустриализации способствовал начавшийся в XVIII веке рост заработной платы в Англии, а бурному старту американской индустриализации в XIX в. - высокий уровень заработной платы в США. Именно это и создало массовый потребительский спрос, необходимый для массового выпуска промышленных товаров и развития промышленности.

Политическое значение теории и современность

Теория первоначального накопления в течение ста лет после выхода в свет «Капитала» Маркса являлась общепризнанной и считалась одной из теорий, объяснявших экономический рост. Некоторые ее положения и сегодня пользуются популярностью среди экономистов и историков.

Возможно, немалую роль в этой популярности сыграл тот факт, что вплоть до последней трети XX в. она служила неплохим оправданием существования мировой колониальной системы [21]. Если создание колоний, по Марксу, было необходимо для Промышленной революции и индустриализации Европы, то сохранение колониальной системы в последующем могло быть необходимо для обеспечения процесса накопления капитала в мировом масштабе, индустриализации стран за пределами Европы и, следовательно, для развития мировой цивилизации. В этой связи, возможно, не является простой случайностью тот факт, что критика данной теории со стороны целого ряда английских и французских историков и экономистов началась лишь в 1960-1970-е годы, после того как рухнули британская и французская колониальные империи.

Наряду с этим, теория Маркса могла служить в прошлом и служит до сих пор неплохим оправданием непопулярных мер, имеющих следствием падение уровня жизни населения, или мер, связанных с приватизацией. В России 1990-х годов идеологи либеральных рыночных реформ Егор Гайдар и Анатолий Чубайс выдвигали марксистскую теорию первоначального накопления в качестве одного из обоснований «шоковой терапии» и быстрой массовой приватизации, которые должны были создать, с одной стороны, рабочую силу, отделенную от имущества и средств производства, и с другой стороны, «класс капиталистов», располагающий крупными капиталами [22]. И в глазах многих российских экономистов того времени, получивших углубленное марксистское образование, а также ряда западных экономистов, эти аргументы представлялись вполне обоснованными.

Ссылки на Маркса в связи с российской приватизацией можно встретить и сегодня. Например, экономист и социолог Фрэн Тонкисс замечает[23]:

Приватизация как метод накопления с отбором собственности приобрела особо острую форму во время скупки российской промышленности (в том числе нефтяной) политическими олигархами и их ставленниками во время «шоковой терапии» после распада Советского Союза. Поистине, марксовская терминология «начального [примитивного] накопления» лучше характеризует этот грубый процесс, чем полированная «приватизация».

Ряд событий, происходивших в конце XX — начале XXI вв., не подтверждает теорию первоначального накопления. Так, в Китае не было признаков первоначального накопления: в частности, массового передела собственности и вообще массовой приватизации[24] и падения уровня жизни населения[25], — и, тем не менее, была построена современная капиталистическая экономика и мощная промышленность[26]. А в России на фоне «первоначального накопления» 1990-х гг. произошла частичная деиндустриализация, и, по словам президента России Д. А. Медведева, сложилась «примитивная сырьевая» и «неэффективная» экономика [27].

Максим Калашников в книге «Вперед, в СССР-2» утверждает, что индустриализация в Советском Союзе являлась ни чем иным, как отечественным вариантом первоначального накопления капитала, проводя аналогии между коллективизацией, раскулачиванием — и огораживаниями, ГУЛАГом и работными домами.

Примечания

  1. Первоначальное накопление капитала — статья из Большой советской энциклопедии
  2. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 736
  3. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 738
  4. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 772
  5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 735
  6. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 760
  7. 1 2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 770
  8. В.Попов.Пот, кровь и институты
  9. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 779-783
  10. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 23, с. 783
  11. J-F.Bergier. The Industrial Bourgeoisie and the Rise of the Working Class 1700-1914. Fontana Economic History of Europe, ed. by C.Cipolla. Vol. III, Glasgow, 1978, pp. 412-413
  12. Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, pp. 199-201
  13. Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, p. 200
  14. Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, pp. 185-186
  15. Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, p. 64; Wallerstein I. The Modern World-System. Capitalist Agriculture and the Origins of the European World-Economy in the Sixteenth Century. New York, 1974, p. 80
  16. Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, pp. 223, 216, 199
  17. Как пишет Валлерстайн, «Весь период от Тридцатилетней войны и вплоть до конца эпохи Наполеона был эрой меркантилизма во всех германских землях или во всей центральной Европе» В Англии протекционизм был введен в 1690-е гг. и просуществовал до середины XIX в. Wallerstein I. The Modern World-System II. Mercantilism and the Consolidation of the European World-Economy. New York – London, 1980 pp. 233, 266
  18. Wilson C. England’s Apprenticeship, 1603-1763. New York, 1984 pp. 166, 184; Wallerstein I. The Modern World-System II. Mercantilism and the Consolidation of the European World-Economy. New York – London, 1980 pp. 233-234
  19. Как отмечает Хилл, после Славной революции 1688 г. был ликвидирован целый ряд государственных и частных монополий (Mines Royal, Mineral and Battery Works, Royal African Co., Merchant Adventurers и др.) и было разрешено свободное предпринимательство, в связи с чем уже очень скоро в Англии появилось несколько тысяч мелких и средних предприятий. Hill C. Reformation to Industrial Revolution. A Social and Economic History of Britain, 1530-1780. Bristol, 1967, pp. 139, 179
  20. Более подробное описание указанного взгляда дано в книге: Кузовков Ю. Мировая история коррупции. М., 2010, главы XII, XIV-XVII
  21. В течение XX в. данная теория получила дальнейшее развитие: западные авторы обосновывали важность колониальной системы не только необходимостью накопления капитала, но и важностью обеспечения сырьем и рынком сбыта. Так, английский историк Р.Блэкберн, в молодости состоявший в марксистской группе, писал, что колониальная система сыграла большую роль в развитии английской промышленности. В одной из своих книг (Blackburn R. The Making of New World Slavery: from the Baroque to the Modern, 1492—1800, Verso, 1997) он утверждал, что особенно большую роль в этом сыграла «треугольная торговля» (triangular trade), существовавшая до отмены рабства. Промышленники покупали рабов задешево за «огненную воду» и ружья, везли в Новый Свет, те производили там дешевое сырье, которое далее везли в Англию для английской промышленности, а взамен в колонии из Англии везли промышленные товары. Таким образом, утверждал Блэкберн, «треугольная» колониальная торговля создавала «тройной стимул» для развития английской промышленности. В 1939 г. примерно то же самое писал английский историк Д.Тревельян: благодаря колониям в Англию текло богатство, способствуя развитию английской экономики, кроме того, колонии обеспечивали для английской промышленности сырье и рынки сбыта. Тревельян Д. История Англии от Чосера до королевы Виктории. Смоленск, 2005, с. 415—417
  22. Так, в книге Гайдара «Государство и эволюция» (1997 г.), посвященной реформам 90-х гг., одна из глав называется «Первоначальное накопление», а Чубайс в своих интервью неоднократно называл процессы, происходившие в 90-е гг. «первоначальным накоплением капитала». См., например: Российский капитализм: От первоначального накопления капитала — к развитию.
  23. Contemporary economic sociology: globalisation, production, inequality Psychology Press, 2006. С. 22
  24. См. статью Приватизация по-китайски
  25. См. статью: За последние 30 лет в Китае количество малоимущего населения сократилось почти на 90 %
  26. Темпы роста ВВП в Китае с 1980 по 1999 гг. составляли в среднем около 15 %, а в 2000-е гг. — около 10 %, сегодня Китай — уже на втором месте в мире после США по объему ВВП. Около 70 % ВВП обеспечивается частными предприятиями. 30 лет назад Китай был отсталой аграрной страной. Сегодня он является мировым лидером в области производства электроники, товаров широкого потребления и др. товаров. Объем экспорта Китая в 2010 г. — более 1,5 трлн долл., активное сальдо торговли — почти 200 млрд долл. В 2007 г. в Китае было построено в 100 раз больше автодорог, чем в России («Эксперт» № 20, 2008, с. 63)
  27. Дмитрий Медведев. Россия, вперед! В статье Медведева говорится также: «Двадцать лет бурных преобразований так и не избавили нашу страну от унизительной сырьевой зависимости… Отечественный бизнес за малым исключением не изобретает, не создает нужные людям вещи и технологии. Торгует тем, что сделано не им, — сырьем либо импортными товарами. Готовые же изделия, произведенные в России, в основной массе пока отличаются крайне невысокой конкурентоспособностью… Энергоэффективность и производительность труда большинства наших предприятий позорно низки. Но это полбеды. Беда в том, что, похоже, это не очень волнует владельцев, директоров, главных инженеров и чиновников»

Ссылки

ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА - понятие, означающее исходную фазу формирования капитализма.

Впер­вые вве­де­но А. Сми­том (previous accu­mulation), пред­по­ло­жив­шим, что обыч­но­му на­ко­п­ле­нию ка­пи­та­ла пред­ше­ст­во­ва­ло первоначальному накоплению капитала, ко­то­рое за­ня­ло це­лую эпо­ху и об­ра­зо­ва­лось не из при­бы­ли. Фи­зио­крат А.Р.Ж. Тюр­го от­ме­тил обя­за­тель­ный для это­го яв­ле­ния факт от­де­ле­ния не­по­сред­ст­вен­ных про­из­во­ди­те­лей в го­ро­де и де­рев­не от средств про­изводства. К. Маркс до­ст­ро­ил эту тео­рию: в его трак­тов­ке первоначального накопления капитала - это ис­то­рический про­цесс, в хо­де ко­то­ро­го соз­да­ва­лись ус­ло­вия для воз­ник­но­ве­ния соб­ст­вен­но ка­пи­та­ли­стического про­изводства.

Эпо­ха первоначального накопления капитала ох­ва­ти­ла в Западной Ев­ро­пе в основном конец XV-XVIII веков (на эти же вре­мен­ны́е рам­ки ука­зы­ва­ет и «Ан­на­лов» шко­ла, на­зы­вая эту эпо­ху «по­яв­ле­ни­ем ка­пита­лиз­ма» - ́emergence du capitalisme). Важ­ны­ми ве­ха­ми в раз­ви­тии первоначального накопления капитала ста­ли ко­ло­ни­аль­ные за­хва­ты, со­про­во­ж­дав­шие­ся ог­раб­ле­ни­ем и жес­то­кой экс­плуа­та­ци­ей ту­зем­но­го на­се­ле­ния. В Ев­ро­пе про­цесс первоначального накопления капитала по­тре­бо­вал от­ка­за от при­кре­п­ле­ния кре­сть­ян к зем­ле и от­де­ле­ния их от средств про­изводства, ста­но­вя­щих­ся ка­пи­та­лом. За­пу­щен­ный ме­ха­низм первоначального накопления капитала с не­из­беж­но­стью вёл к пре­вра­ще­нию масс мел­ких соб­ст­вен­ни­ков де­рев­ни (кре­сть­я­не) и го­ро­да (ре­мес­лен­ни­ки) в на­ём­ных ра­бо­чих.

По мне­нию М. Ве­бе­ра, ог­ром­ное зна­че­ние для фор­ми­ро­ва­ния ран­не­го ка­пи­та­лиз­ма имел ре­лигиозный фак­тор - рас­про­стра­не­ние про­тес­тант­ской эти­ки. На тем­пах первоначального накопления капитала от­ра­жа­лась и дея­тель­ность государственной вла­сти, ак­тив­но при­бе­гав­шей к по­ли­ти­ке про­тек­цио­низ­ма. Не­смот­ря на оп­ре­де­лён­ную ус­лов­ность по­ня­тия первоначальное накопление капитала, свя­зан­ная с ним про­бле­ма­ти­ка ос­та­ёт­ся вос­тре­бо­ван­ной в современной эко­но­мической ис­то­рии.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ) 

Литература
  • Маркс К. Ка­пи­тал. Т. 1 // Маркс К., Эн­гельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23; Во­про­сы ге­не­зи­са ка­пи­та­лиз­ма в Рос­сии. Л., 1960
  • Во­про­сы пер­во­на­чаль­но­го на­ко­п­ле­ния ка­пи­та­ла и на­цио­наль­ные дви­же­ния в сла­вян­ских стра­нах. М., 1972
  • Чис­то­зво­нов А.Н. Ге­не­зис ка­пи­та­лиз­ма: про­бле­мы ме­то­до­ло­гии. М., 1985
  • Февр Л. Тор­го­вец XVI сто­ле­тия // Бои за ис­то­рию. М., 1991
  • Ве­бер М. Избранное: про­тес­тант­ская эти­ка и дух ка­пи­та­лиз­ма. М., 2006



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *