как Moody’s оценило шансы потери долларом господства :: Экономика :: РБК

Со временем необходимость использования доллара в глобальной торговле может снизиться, а его доля в резервах стран — сократиться, однако для этого альтернативные валюты должны повысить свою привлекательность, считает Moody’s

Фото: Alberto Pezzali / Global Look

Господство на десятилетия

Активизация региональной торговли и получение новыми валютами, такими как юань, резервного статуса могут привести к тому, что у стран будет меньше оснований использовать в качестве резервных валюты географически удаленных государств. В результате необходимость использования доллара в глобальной торговле может снизиться, а структура мировых валютных резервов подвергнется существенным изменениям. Но сейчас доллар обеспечивает удобство и ценовое преимущество в международной торговле, а его доля в глобальных резервах остается недосягаемой для альтернативных валют. Пройдут десятилетия, прежде чем мировые центробанки смогут изменить эти пропорции, прогнозирует Moody’s Investors Service. Обзор аналитиков агентства Джорджины Смартт и Колина Эллиса поступил в РБК.

Доллар является де-факто мировой резервной валютой уже более 60 лет и останется таковой в обозримом будущем, считают эксперты. На него приходится 63% мировых валютных резервов, на втором месте — евро (20%), по данным МВФ. Доля ни одной из других валют-конкурентов не достигает 5%, и потенциал их выхода на первое место в мире будет ограничен в силу целого ряда факторов, рассуждают они.

Господство доллара стабильно, несмотря на мировые рецессии, дефолты различных государств, увеличение роли Китая в глобальной торговле и появление евро, подчеркивается в обзоре. Залог привлекательности резервной валюты — в ее исключительной стабильности: страна-эмитент должна считаться устойчивой к финансовым кризисам, а доступ к ее валюте должен обеспечивать свободные и удобные условия для торговли и финансовых операций. Эту стабильность обеспечивает целый ряд факторов: размер американской экономики, роль страны в мировой торговле, прозрачность американского финансового рынка, а также предсказуемость и надежность монетарной политики. Кроме того, нынешняя структура экономики США обеспечивает ее устойчивость

Когда доллар стал мировой резервной валютой

14 марта 1900 года в Соединенных Штатах Америки был принят «Акт о золотом стандарте» — этот закон юридически оформил статус золота как единственного эталона стоимости в платежной системе США. Официальная валюта — американский доллар — как мера стоимости содержал в соответствии с «Актом…» 25,8 грана золота 0,9 пробы. С этого момента все виды бумажных денег или монет, выпущенных в стране, должны были иметь золотое содержание. «Золотой стандарт» на семьдесят лет определил развитие финансовой системы США, создав условия для превращения доллара в мировую резервную валюту, которая в этом качестве заменила золото.

Серебро — в отставку

Последняя треть XIX века для Северо-Американских Соединенных Штатов стала временем, когда единое американское государство, преодолев последствия Гражданской войны 1861-1865 годов, совершило мощный экономический рывок. Если в 1865 году по объему промышленной продукции США занимали четвертое место в мире, уступая Великобритании, Германии и Франции, но опережая Россию, то к началу 90-х годов позапрошлого века уверенно заняли первое место.

В 1894 году Америка производила товаров и услуг вдвое больше, чем Великобритания, объем промышленного производства достиг уровня в пятьдесят процентов от совокупного объема европейских стран, а протяженность железных дорог составила 190 тысяч миль, больше чем аналогичный показатель в Европе. Новые возможности и перспективы привлекали иммигрантов из Европы и России: за 40 лет (с 1860 по 1900 г.) население США возросло более чем вдвое, с 31 до 76 миллионов человек, которые были востребованы во всех отраслях экономики. Выходцы из России, найдя «страну обетованную», начали ее обустраивать всерьез и надолго. В частности, они стали основателями мощных банков и финансовых домов, а также чуть позже основали крупнейшую киноимперию в Голливуде, надолго определив национальную идентичность США и особенности их финансово-экономической политики.

Одновременно качественно изменился характер американской экономики. Основными промышленно-организационными структурами стали тресты и монополии, окончательно разрушив мечту третьего президента США Томаса Джефферсона об идиллической аграрной Америке, населенной независимыми фермерами. Кланы Ротшильдов, Рокфеллеров, Вандербильтов, Морганов и других получили мировую известность, после того как практически вся экономика страны, исключая аграриев, оказалась под их контролем. США стали первопроходцами в создании олигархического капитализма с максимальной концентрацией капитала всех видов — от торгового до промышленного.

Одна из проблем рвущихся на мировые рынки американских монополий заключалась в несовершенстве финансовой системы. Денежное обращение и слабый кредитный потенциал сдерживали развитие экономики, в том числе и по причине недостаточных инвестиций. Собственных финансовых ресурсов США не хватало, чтобы строить новые заводы и фабрики, а также стимулировать промышленную революцию, которая начала успешно развиваться в европейских странах-конкурентах. А привлекать деньги из внешних источников было проблематично, в силу того что доллар не имел официально закрепленного и неизменного обеспечения золотом и был по этой причине подвержен серьезным колебаниям.

К примеру, в период закупок сельхозпродукции спрос на национальную валюту вырастал, приводя к скачкам инфляции и спекулятивным операциям, уменьшающим ее покупательную способность и товарное обеспечение. К тому же в США не было Центробанка, а функционирование кредитной системы обеспечивали так называемые «вольные банки», что, конечно, не способствовало проведению осознанной и целенаправленной денежной политики. А она была необходима, чтобы обеспечивать внешнеполитические интересы США, которые начали проводить экспансию в Латинской Америке в ходе войны с Испанией. По итогам этого конфликта Вашингтон захватил Кубу, Пуэрто-Рико и Филиппины. Вслед за территориальной экспансией должна была последовать финансово-торговая, которую мог обеспечить только устойчивый и высоколиквидный доллар.

Между тем, начиная с 1879 года, доллар имел биметаллический стандарт: привязку к серебру и к золоту. Серебро традиционно, с самого начала существования США, обеспечивало устойчивость американской денежной единицы. Этот металл был выбран не от хорошей жизни: в период противостояния с Великобританией восставшие североамериканские поселенцы были лишены могущественной метрополии доступа к золоту и были вынуждены чеканить серебро, которое в изобилии поставляли южноамериканские месторождения.

Однако к концу XIX века биметаллический статус стал препятствовать скорости и точности расчетов, так как на мировом рынке цена серебра была весьма волатильной, и ни одна страна не имела достаточного экономического потенциала, чтобы поддерживать фиксированный курс золота к серебру.

После продолжительных дискуссий между сторонниками биметализма и «золотого стандарта» 14 марта 1900 года при поддержке президента США Уильяма Мак-Кинли был принят «Акт о золотом стандарте». Через полтора года Мак-Кинли был убит Леоном Чолгошем, отец которого прибыл в США из Вильно (городка Российской империи). Одна из версий, которую рассматривали американские полицейские в ходе расследования, исходила из того, что это убийство соответствовало интересам крупных банковских домов, которые потеряли значительную прибыль, лишившись возможности спекулировать на курсах золота к серебру в рамках биметаллического стандарта.

Как бы там ни было, новый закон принципиально изменил финансово-кредитную систему США, придавая ей динамизм и устойчивость, которую не смогли поколебать даже экономические кризисы начала 1900-х годов. Текст документа содержал два важнейших новшества: «1) Доллар… должен стать стандартной единицей ценности, а все прочие виды денег и монет, выпущенные Соединенными Штатами, должны поддерживать паритет ценности по отношению к этому стандарту… 2) Банкноты Соединенных Штатов и казначейские билеты… предъявленные для погашения в Казначейство, должны размениваться на золотую монету… С целью обеспечить своевременное и гарантированное погашение этих облигаций, предусмотренное данным законом, на секретаря Казначейства возлагается обязанность содержать в Казначействе отдельный резервный фонд из золотых монет и золотых слитков на сумму в сто пятьдесят миллионов долларов…»

Примечательно, что после того как закон начал действовать, любой гражданин мог принести на монетные дворы золото, из которого ему бесплатно чеканили долларовые монеты. Золотой доллар стал символом могущества США, но на этом история «стандарта» не заканчивается.

Доллар между биржей и заводом

Дальнейшую историю «золотого стандарта» в США определяло противостояние между торгово-промышленным и спекулятивно-финансовым капиталом. Крупнейшие монополистические корпорации были заинтересованы в стабильной и устойчивой валюте, не подверженной инфляции. Банковский капитал, напротив, рассчитывал увеличивать прибыль, играя на колебаниях цен на сырье и курсовой волатильности доллара по простому принципу — купить дешевле, продать дороже.

Позиции банкиров ощутимо усилились, после того как в 1913 году была создана и начала функционировать Федеральная резервная система (ФРС) — аналог государственного Центробанка, однако полностью принадлежавшая частному капиталу. Главным лоббистом беспрецедентного в мировой финансовой практике институту стал сенатор-республиканец Нельсон Олдрич, близкий родственник Джона Рокфеллера-младшего, имевший деловые и личные отношения с большинством банкиров США.

План создания ФРС в основном был разработан в 1910 году, когда на острове Джекил, штат Джорджия, под руководством Олдрича встретились семь банкиров, включая представителей клана Ротшильдов, Морганов и Кунов. Был составлен учредительный договор ФРС, согласно которому 35 процентов акций получали американские банки, а 65 процентов — иностранные участники, включая крупнейшие королевские дома Европы. Есть версия, согласно которой крупные суммы денег вложил в ФРС российский император Николай Второй, однако убедительных подтверждений этому нет, а сам учредительный договор для изучения недоступен, хотя он должен храниться в Библиотеке Конгресса США в публичном доступе.

23 декабря 1913 года сенат утвердил законопроект о ФРС после колоссальных лоббистских усилий упомянутых банкиров. Они спешили не зря: через восемь месяцев началась Первая мировая война, действие «золотого стандарта» было заморожено вплоть до ее окончания, что позволило учредителям ФРС получить громадные прибыли на спекулятивных операциях по поставке товаров и продуктов в действующую армию, а также по скупке активов в побежденной Германии и странах центрального блока. Расплачивались долларами, которые европейские продавцы не могли предъявить ФРС, чтобы обменять на золото.

В следующий раз «золотой стандарт» был заморожен в 1928 году с началом «великой депрессии», вызванной кризисом перепроизводства, усугубленным спекулятивными финансовыми пузырями. Более того, в 1933 году президент Франклин Рузвельт приостанавливает конвертацию бумажных долларов в золото, запрещает его экспорт и национализирует частные золотые запасы, предписывая всем лицам, независимо от гражданства, сдать государству золотые слитки, монеты и обеспеченные золотом ценные бумаги. За уклонение был предусмотрен штраф в 10 тысяч долларов или тюремное заключение на 10 лет.

Эти меры, а также увеличившаяся добыча золота сделали доллар наиболее мощной валютой в мире, которую за пределами США свободно и без ограничений обменивали на золото. Американская денежная единица вытеснила фунт стерлингов, который считался неофициальной резервной валютой, и в 1944 году на конференции в Бреттон-Вуде получила статус мировой резервной валюты. Теперь все центробанки (исключая страны социализма) были обязаны выпускать валюту, привязанную к объему имеющихся в их распоряжении долларов, которые заменили золото в качестве обеспечения. А доллар был привязан к золоту.

Эта ситуация (исключая золотое содержание американской валюты) сохранилась до сих пор. К примеру, Центробанк России регулирует объем рублевой массы в зависимости от золотовалютных резервов, в которых до недавнего времени большая часть приходилась на доллар.

К началу 70-х годов прошлого века доллар достиг пика могущества. Ему уже не были нужны подпорки в виде «золотого стандарта». Стабильность американской валюты гарантировала мощная экономика, поддерживаемая неэквивалентным обменом технологий на сырье, а также подавляющая военная мощь США. После того как Франция, а затем и Германия обменяли свои долларовые активы на золото из Форт-Нокса, сократив золотой запас США с 22 тысяч до 8 тысяч тонн, президент Никсон 15 августа 1971 года отказался от привязки доллара к золоту. Эра «золотого стандарта» закончилась. Финансово-спекулятивный капитал получил громадное преимущество, что обусловило трансформацию американской экономики из производительной в сервисно-обслуживающую.

Надо сказать, что республиканцы, традиционно поддерживающие материальное производство, не раз пытались возродить «золотой стандарт», который ограничил бы разрушительное влияние спекулятивных операций на реальный сектор экономики. В частности, это пытался сделать в конце семидесятых годов президент Рональд Рейган, однако его стремлению препятствовала позиция известного монетариста Милтона Фридмана, идеи которого были использованы в российских реформах 90-х годов. Уже сейчас президент-республиканец Дональд Трамп пытается избавиться от спекулятивного крена американской экономики, жестко критикуя ФРС и настаивая на возрождении промышленного потенциала.

Однако, по мнению известного экономиста Михаила Делягина, время, когда «золотой стандарт» мог решающе влиять на состояние финансовой системы, ушло. Сегодня, полагает ученый, симбиоз государства и национальных коммерческих структур как подавляющее конкурентное преимущество США на мировой арене будет обеспечиваться контролем над информационно-технологическими потоками посредством широкого использования криптовалют.

Впрочем, есть и другие мнения. «Я не стал бы списывать «золотой стандарт», вернее, принципы и идеи, в нем заложенные, в архив, — заявил нашему изданию член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Виктор Зубарев. — История свидетельствует, что золото в качестве мировой резервной валюты гораздо устойчивее и доллара, и евро, которые подвержены серьезному воздействию политической конъюнктуры. А доллар к тому же давно признан инструментом, с помощью которого США форматируют мировые рынки под свои интересы. Как противостоять этому? Обеспечивать нашу отечественную валюту золотым резервом, отказываясь от доллара. И в Центробанке начали это понимать, снизив вложения в доллар в 17 раз за последние годы, со 170 до 10 миллиардов долларов. Одновременно наша страна увеличивает запасы монетарного золота, в 2020 году его объем возрос до 2270,56 тонны, Россия по этому показателю заняла пятое место, опередив Китай. А главное — рубль получил запас прочности и устойчивости, весьма не лишний в условиях нарастающих санкций со стороны США, в том числе и в финансовой сфере. Практически исчезла возможность шантажировать Россию блокировкой долларовых активов, которой грозили нам некоторые американские деятели».

Будущее доллара как мировой резервной валюты | Мир | ИноСМИ

Как известно, отправной точкой становления доллара США в качестве основной мировой резервной валюты стала Бреттон-Вудская конференция 1944 года, по итогам которой участниками было принято решение использовать американскую денежную единицу в качестве основного средства в международной системе платежей. Центральная роль США в Бреттон-Вудской системе в то время была обусловлена послевоенной расстановкой сил как на мировой политической арене, так и в глобальной экономике. На США приходилось 50% мирового ВВП. По итогам конференции было сформировано несколько международных финансовых институтов, в том числе МВФ. Основная идея Бреттон-Вудской системы была в сохранении функции мировых денег за золотом, однако масштабы его использования в международных валютных отношениях значительно снижались, а в качестве международного платежного средства в международный оборот вводился американский доллар. При этом закреплялся фиксированный курс банкноты США по отношению к золоту.

В соответствии с планом Маршала по восстановлению разрушенной Европы началась активная «закачка» американских денег в европейские национальные экономики, которые были не в состоянии противостоять американской денежной экспансии. Результатом стала значительно возросшая концентрация долларов в золотовалютных резервах центральных банков европейских государств. И, по большому счету, это выглядело логичным, поскольку на тот момент только американскую валюту можно было обменять на золото по фиксированному курсу.

Такая система просуществовала достаточно долго. Вместе с тем первые предупредительные сигналы международному сообществу, которое стало активно использовать доллар в качестве основной валюты платежа и резерва, последовали уже в конце 60-х — начале 70-х годов после очередного, четвертого по счету, дефолта экономики США, приведшего к значительному падению курса доллара на валютных рынках. На гребне войны во Вьетнаме Вашингтон был вынужден отказаться от золотого стандарта, превратив доллар, по определению профессора Колумбийского Университета и лауреата Нобелевской премии Джозефа Стиглица (Joseph E. Stiglitz), в «валюту, основанную на вере». Это одностороннее решение стало концом изначального варианта Бреттон-Вудской системы.

Кстати, это событие и постепенная потеря доверия к существующей системе, полагающейся исключительно на доллар, сначала привели к созданию специальных прав заимствования (SDR) внутри МВФ, а затем побудили европейские государства приступить к разработке концепции собственной единой валюты — евро, способной, как предполагалось, в перспективе бросить вызов гегемонии доллара.

При этом в Вашингтоне понимали, что отказ от золотого стандарта несет существенную угрозу международному спросу на американский доллар, а поддержание искусственного спроса на американскую валюту стало важнейшим условием для процветания экономики и продолжения жизни в кредит. Но на тот момент США уже полностью «распробовали» возможности манипулирования системой глобальной резервной валюты в своих интересах и жизни за чужой счёт, когда другие государства при этом остаются в крайне уязвимом экономическом положении. Пути назад уже не было. В этой связи вместо поиска путей решения проблем несбалансированности собственной и глобальной экономики на основе компромиссов, устраивающих всех, Вашингтон принялся искать очередную эффективную схему поддержания контроля над мировой финансовой системой. Она должна была гарантировать спрос на доллары в новых условиях — и Вашингтон ее нашел.

В обмен на поставки оружия и военную защиту Саудовской Аравии и ее нефтяных месторождений, саудиты согласились оценивать и осуществлять продажу нефти только в американских долларах, а избыток прибыли от нефтяных сделок инвестировать в долговые ценные бумаги США (на бестендерной основе). Впоследствии все нефтедобывающие страны ОПЕК присоединились к достигнутым договоренностям. Таким образом власти США осуществили переход от золотого стандарта к нефтедоллару. Вашингтон сформировал надёжный механизм создания искусственного глобального спроса на свою валюту. С этого момента американская денежная масса могла спокойно продолжать расти, подпитывая неумеренное в расходах правительство США. По состоянию на 2008 год мир финансировал американский образ жизни на 8% ВВП или один триллион долларов (совокупный размер дефицита федерального бюджета и текущего счета платежного баланса США). Эта сумма составляла 2/3 всех свободных инвестиционных ресурсов в мире.

В дальнейшем процесс глобализации мировой экономики, развивавшийся быстрыми темпами, еще больше «подсаживал» участников внешнеэкономической деятельности на доллары, ставя суверенные государства во все большую экономическую зависимость от «капризов» США. Свою роль сыграли инфляционные процессы, запущенные четырехкратным увеличением цен на нефть в 1974 г.

Однако уже в начале XXI века стало появляться все больше вопросов относительно дальнейшего безоблачного будущего американского доллара и оправданности его использования в качестве основной резервной валюты. Искусственная природа создания её стоимости имела непосредственное отношение к двум крупнейшим экономическим кризисам прошлого десятилетия (пузыри на рынке ценных бумаг 1999 года и на рынке недвижимости 2008 года). Это, кстати, привело к тому, что доля доллара в резервах иностранной валюты в мире за указанный период снизилась с 71% до 61%. Причем это происходило на фоне быстрого накопления резервов со стороны крупных развивающихся стран. В последнее время все больше государств ищут способы диверсифицировать свои валютные резервы, а это значит, что как резервная валюта доллар постепенно сдает свои позиции.

Менее уверенно американская денежная единица начинает себя чувствовать и в сфере торговли. В современных условиях, когда усиливается процесс полицентризма и регионализации мировой экономики, тенденцией становится оформление новых центров экономической силы. Динамично развивающиеся страны все чаще выбирают вариант взаимного использования валют для обслуживания своих торговых и кредитных операций. В этом кроется еще одна серьезная опасность для доллара. Логично предположить, что во взаиморасчётах, например, России и Китая, доллар рано или поздно окажется попросту ненужным, поскольку двум столь крупным и территориально близким экономикам нет никакого смысла привлекать к своим сделкам посредника, тем более такого агрессивного и непредсказуемого. Постепенный переход крупных держав на взаиморасчеты в национальных валютах может окончательно подорвать позиции американского доллара, ведь как только, скажем, те же Россия и Китай покажут, что отказаться от доллара вполне реально, особенно на фоне того, что США своими действиями подталкивают к этому, многие другие страны наверняка последуют их примеру. Это примерно такой же эффект «дурного примера», каким может стать выход Греции из зоны евро.

То, что Китай активно продвигает юань для включения в список резервных валют МВФ, а также формирование новых институтов развития, включая Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, банк ШОС, банк и пул валютных резервов БРИКС, также мешают доллару удержать лидерские позиции. В частности, валютные свопы между центральными банками стран БРИКС наверняка будут способствовать росту взаимной торговли, при этом доллар США будет полностью исключен из внешнеторговых операций между странами-участницами.

Дополнительным стимулом к уходу от доллара во внешнеэкономических операциях являются «особенные» геополитические пристрастия США, которые стали нередко приводить к экспроприации иностранных денежных средств. Достаточно показательными и тревожными сигналами стали недавние беспрецедентно крупные экстерриториальные штрафные санкции к европейским и другим финансовым институтам со стороны американских властей. Вспомним громкие и демонстративные истории с BNP Paribas, Deutsche Bank, HSBC, Standard Chartered и другими. Впрочем, такое пренебрежительное отношение к традиционным союзникам может привести в будущем к серьезным последствиям и аукнуться недавним партнёрам. Ряд исследований уже свидетельствует о последовательном сокращении клиентской базы и операционной деятельности европейских банков в США.

Эксперты единогласно отмечают, что в последнее время значительную часть ежегодного роста финансовых активов в мире составляют валютные операции без участия доллара, в частности займы и инвестиции Китая и других динамично развивающихся стран и рынков. Более того, в мировых финансовых потоках растет доля именно прямых иностранных инвестиций, а не краткосрочных вливаний, которые были так нужны для обеспечения ликвидности доллара на протяжении последних пятнадцати лет.

Кроме того, ряд аналитиков обращает внимание на тот факт, что доля США в мировом ВВП, торговле и общемировом объёме инвестиций имеет тенденцию к ползучему снижению. А это, как отмечают эксперты, приводит к постепенному ослаблению позиций доллара. Однако при этом США достаточно агрессивно продолжают пытаться силой сохранить ведущее место за своей денежной единицей, создавая все новые точки нестабильности на карте мира, поскольку это традиционно приводит к увеличению привлекательности доллара в качестве надежного средства сохранения капитала (хеджирование). Другими словами, Вашингтон никак не может смириться с неуклонной потерей своей роли в мире, и вместо того, чтобы решать собственные проблемы, старается искусственно создать сложности всем остальным. Последний пример такой авантюры — кризис на Украине.

Учитывая, что, по сути, вся американская экономика, живущая в кредит, с колоссальным и совершенно неприемлемым уровнем внешней задолженности, держится исключительно на доверии, можно предположить, что участники международных внешнеэкономических связей будут впредь гораздо более осторожно использовать американскую валюту и как средство платежа, и как основу национальных золотовалютных резервов. Следовательно, роль доллара в международной валютно-финансовой системе будет сокращаться.

А тот факт, что Вашингтон задействует свой последний ресурс, а именно свое привилегированное положение в глобальной валютно-финансовой системе, говорит о том, что «конец империи» не за горами. Так же как и использование военных средств в последние 20 лет, эта стратегия приведет лишь к тому, что Вашингтон продемонстрирует пределы своих возможностей, причем сразу всему миру. В современных реалиях дальнейшая судьба доллара все больше будет зависеть от обстоятельств, неподвластных прямому воздействию и контролю со стороны США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Когда доллар стал мировой резервной валютой — Рамблер/финансы

14 марта 1900 года в Соединенных Штатах Америки был принят «Акт о золотом стандарте» — этот закон юридически оформил статус золота как единственного эталона стоимости в платежной системе США. Официальная валюта — американский доллар — как мера стоимости содержал в соответствии с «Актом…» 25,8 грана золота 0,9 пробы. С этого момента все виды бумажных денег или монет, выпущенных в стране, должны были иметь золотое содержание. «Золотой стандарт» на семьдесят лет определил развитие финансовой системы США, создав условия для превращения доллара в мировую резервную валюту, которая в этом качестве заменила золото.

Серебро — в отставку

Последняя треть XIX века для Северо-Американских Соединенных Штатов стала временем, когда единое американское государство, преодолев последствия Гражданской войны 1861-1865 годов, совершило мощный экономический рывок. Если в 1865 году по объему промышленной продукции США занимали четвертое место в мире, уступая Великобритании, Германии и Франции, но опережая Россию, то к началу 90-х годов позапрошлого века уверенно заняли первое место.

В 1894 году Америка производила товаров и услуг вдвое больше, чем Великобритания, объем промышленного производства достиг уровня в пятьдесят процентов от совокупного объема европейских стран, а протяженность железных дорог составила 190 тысяч миль, больше чем аналогичный показатель в Европе. Новые возможности и перспективы привлекали иммигрантов из Европы и России: за 40 лет (с 1860 по 1900 г.) население США возросло более чем вдвое, с 31 до 76 миллионов человек, которые были востребованы во всех отраслях экономики. Выходцы из России, найдя «страну обетованную», начали ее обустраивать всерьез и надолго. В частности, они стали основателями мощных банков и финансовых домов, а также чуть позже основали крупнейшую киноимперию в Голливуде, надолго определив национальную идентичность США и особенности их финансово-экономической политики.

Одновременно качественно изменился характер американской экономики. Основными промышленно-организационными структурами стали тресты и монополии, окончательно разрушив мечту третьего президента США Томаса Джефферсона об идиллической аграрной Америке, населенной независимыми фермерами. Кланы Ротшильдов, Рокфеллеров, Вандербильтов, Морганов и других получили мировую известность, после того как практически вся экономика страны, исключая аграриев, оказалась под их контролем. США стали первопроходцами в создании олигархического капитализма с максимальной концентрацией капитала всех видов — от торгового до промышленного.

Одна из проблем рвущихся на мировые рынки американских монополий заключалась в несовершенстве финансовой системы. Денежное обращение и слабый кредитный потенциал сдерживали развитие экономики, в том числе и по причине недостаточных инвестиций. Собственных финансовых ресурсов США не хватало, чтобы строить новые заводы и фабрики, а также стимулировать промышленную революцию, которая начала успешно развиваться в европейских странах-конкурентах. А привлекать деньги из внешних источников было проблематично, в силу того что доллар не имел официально закрепленного и неизменного обеспечения золотом и был по этой причине подвержен серьезным колебаниям.

К примеру, в период закупок сельхозпродукции спрос на национальную валюту вырастал, приводя к скачкам инфляции и спекулятивным операциям, уменьшающим ее покупательную способность и товарное обеспечение. К тому же в США не было Центробанка, а функционирование кредитной системы обеспечивали так называемые «вольные банки», что, конечно, не способствовало проведению осознанной и целенаправленной денежной политики. А она была необходима, чтобы обеспечивать внешнеполитические интересы США, которые начали проводить экспансию в Латинской Америке в ходе войны с Испанией. По итогам этого конфликта Вашингтон захватил Кубу, Пуэрто-Рико и Филиппины. Вслед за территориальной экспансией должна была последовать финансово-торговая, которую мог обеспечить только устойчивый и высоколиквидный доллар.

Между тем, начиная с 1879 года, доллар имел биметаллический стандарт: привязку к серебру и к золоту. Серебро традиционно, с самого начала существования США, обеспечивало устойчивость американской денежной единицы. Этот металл был выбран не от хорошей жизни: в период противостояния с Великобританией восставшие североамериканские поселенцы были лишены могущественной метрополии доступа к золоту и были вынуждены чеканить серебро, которое в изобилии поставляли южноамериканские месторождения.

Однако к концу XIX века биметаллический статус стал препятствовать скорости и точности расчетов, так как на мировом рынке цена серебра была весьма волатильной, и ни одна страна не имела достаточного экономического потенциала, чтобы поддерживать фиксированный курс золота к серебру.

После продолжительных дискуссий между сторонниками биметализма и «золотого стандарта» 14 марта 1900 года при поддержке президента США Уильяма Мак-Кинли был принят «Акт о золотом стандарте». Через полтора года Мак-Кинли был убит Леоном Чолгошем, отец которого прибыл в США из Вильно (городка Российской империи). Одна из версий, которую рассматривали американские полицейские в ходе расследования, исходила из того, что это убийство соответствовало интересам крупных банковских домов, которые потеряли значительную прибыль, лишившись возможности спекулировать на курсах золота к серебру в рамках биметаллического стандарта.

Как бы там ни было, новый закон принципиально изменил финансово-кредитную систему США, придавая ей динамизм и устойчивость, которую не смогли поколебать даже экономические кризисы начала 1900-х годов. Текст документа содержал два важнейших новшества: «1) Доллар… должен стать стандартной единицей ценности, а все прочие виды денег и монет, выпущенные Соединенными Штатами, должны поддерживать паритет ценности по отношению к этому стандарту… 2) Банкноты Соединенных Штатов и казначейские билеты… предъявленные для погашения в Казначейство, должны размениваться на золотую монету… С целью обеспечить своевременное и гарантированное погашение этих облигаций, предусмотренное данным законом, на секретаря Казначейства возлагается обязанность содержать в Казначействе отдельный резервный фонд из золотых монет и золотых слитков на сумму в сто пятьдесят миллионов долларов…»

Примечательно, что после того как закон начал действовать, любой гражданин мог принести на монетные дворы золото, из которого ему бесплатно чеканили долларовые монеты. Золотой доллар стал символом могущества США, но на этом история «стандарта» не заканчивается.

Доллар между биржей и заводом

Дальнейшую историю «золотого стандарта» в США определяло противостояние между торгово-промышленным и спекулятивно-финансовым капиталом. Крупнейшие монополистические корпорации были заинтересованы в стабильной и устойчивой валюте, не подверженной инфляции. Банковский капитал, напротив, рассчитывал увеличивать прибыль, играя на колебаниях цен на сырье и курсовой волатильности доллара по простому принципу — купить дешевле, продать дороже.

Позиции банкиров ощутимо усилились, после того как в 1913 году была создана и начала функционировать Федеральная резервная система (ФРС) — аналог государственного Центробанка, однако полностью принадлежавшая частному капиталу. Главным лоббистом беспрецедентного в мировой финансовой практике институту стал сенатор-республиканец Нельсон Олдрич, близкий родственник Джона Рокфеллера-младшего, имевший деловые и личные отношения с большинством банкиров США. План создания ФРС в основном был разработан в 1910 году, когда на острове Джекил, штат Джорджия, под руководством Олдрича встретились семь банкиров, включая представителей клана Ротшильдов, Морганов и Кунов. Был составлен учредительный договор ФРС, согласно которому 35 процентов акций получали американские банки, а 65 процентов — иностранные участники, включая крупнейшие королевские дома Европы. Есть версия, согласно которой крупные суммы денег вложил в ФРС российский император Николай Второй, однако убедительных подтверждений этому нет, а сам учредительный договор для изучения недоступен, хотя он должен храниться в Библиотеке Конгресса США в публичном доступе.

23 декабря 1913 года сенат утвердил законопроект о ФРС после колоссальных лоббистских усилий упомянутых банкиров. Они спешили не зря: через восемь месяцев началась Первая мировая война, действие «золотого стандарта» было заморожено вплоть до ее окончания, что позволило учредителям ФРС получить громадные прибыли на спекулятивных операциях по поставке товаров и продуктов в действующую армию, а также по скупке активов в побежденной Германии и странах центрального блока. Расплачивались долларами, которые европейские продавцы не могли предъявить ФРС, чтобы обменять на золото.

В следующий раз «золотой стандарт» был заморожен в 1928 году с началом «великой депрессии», вызванной кризисом перепроизводства, усугубленным спекулятивными финансовыми пузырями. Более того, в 1933 году президент Франклин Рузвельт приостанавливает конвертацию бумажных долларов в золото, запрещает его экспорт и национализирует частные золотые запасы, предписывая всем лицам, независимо от гражданства, сдать государству золотые слитки, монеты и обеспеченные золотом ценные бумаги. За уклонение был предусмотрен штраф в 10 тысяч долларов или тюремное заключение на 10 лет.

Эти меры, а также увеличившаяся добыча золота сделали доллар наиболее мощной валютой в мире, которую за пределами США свободно и без ограничений обменивали на золото. Американская денежная единица вытеснила фунт стерлингов, который считался неофициальной резервной валютой, и в 1944 году на конференции в Бреттон-Вуде получила статус мировой резервной валюты. Теперь все центробанки (исключая страны социализма) были обязаны выпускать валюту, привязанную к объему имеющихся в их распоряжении долларов, которые заменили золото в качестве обеспечения. А доллар был привязан к золоту.

Эта ситуация (исключая золотое содержание американской валюты) сохранилась до сих пор. К примеру, Центробанк России регулирует объем рублевой массы в зависимости от золотовалютных резервов, в которых до недавнего времени большая часть приходилась на доллар.

К началу 70-х годов прошлого века доллар достиг пика могущества. Ему уже не были нужны подпорки в виде «золотого стандарта». Стабильность американской валюты гарантировала мощная экономика, поддерживаемая неэквивалентным обменом технологий на сырье, а также подавляющая военная мощь США. После того как Франция, а затем и Германия обменяли свои долларовые активы на золото из Форт-Нокса, сократив золотой запас США с 22 тысяч до 8 тысяч тонн, президент Никсон 15 августа 1971 года отказался от привязки доллара к золоту. Эра «золотого стандарта» закончилась. Финансово-спекулятивный капитал получил громадное преимущество, что обусловило трансформацию американской экономики из производительной в сервисно-обслуживающую.

Надо сказать, что республиканцы, традиционно поддерживающие материальное производство, не раз пытались возродить «золотой стандарт», который ограничил бы разрушительное влияние спекулятивных операций на реальный сектор экономики. В частности, это пытался сделать в конце семидесятых годов президент Рональд Рейган, однако его стремлению препятствовала позиция известного монетариста Милтона Фридмана, идеи которого были использованы в российских реформах 90-х годов. Уже сейчас президент-республиканец Дональд Трамп пытается избавиться от спекулятивного крена американской экономики, жестко критикуя ФРС и настаивая на возрождении промышленного потенциала. Однако, по мнению известного экономиста Михаила Делягина, время, когда «золотой стандарт» мог решающе влиять на состояние финансовой системы, ушло. Сегодня, полагает ученый, симбиоз государства и национальных коммерческих структур как подавляющее конкурентное преимущество США на мировой арене будет обеспечиваться контролем над информационно-технологическими потоками посредством широкого использования криптовалют. Впрочем, есть и другие мнения. «Я не стал бы списывать „золотой стандарт“, вернее, принципы и идеи, в нем заложенные, в архив, — заявил нашему изданию член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Виктор Зубарев. — История свидетельствует, что золото в качестве мировой резервной валюты гораздо устойчивее и доллара, и евро, которые подвержены серьезному воздействию политической конъюнктуры. А доллар к тому же давно признан инструментом, с помощью которого США форматируют мировые рынки под свои интересы. Как противостоять этому? Обеспечивать нашу отечественную валюту золотым резервом, отказываясь от доллара. И в Центробанке начали это понимать, снизив вложения в доллар в 17 раз за последние годы, со 170 до 10 миллиардов долларов. Одновременно наша страна увеличивает запасы монетарного золота, в 2020 году его объем возрос до 2270,56 тонны, Россия по этому показателю заняла пятое место, опередив Китай. А главное — рубль получил запас прочности и устойчивости, весьма не лишний в условиях нарастающих санкций со стороны США, в том числе и в финансовой сфере. Практически исчезла возможность шантажировать Россию блокировкой долларовых активов, которой грозили нам некоторые американские деятели».

Приложение — Коммерсантъ Деньги (117834)

На Петербургском международном экономическом форуме Антон Силуанов предложил европейским партнерам перейти к взаиморасчетам в евро. Слова министра финансов России обнадежили сторонников дедолларизации. Давайте разберемся, могут ли другие валюты потеснить доллар.

Александр Лосев

На вершине пьедестала

Так исторически сложилось, что уже 74 года доллар США является основной валютой международной торговли, мировых резервов и накоплений. 1 июля 1944 года, когда в Европе вовсю полыхала война, когда войска Белорусских фронтов только начинали операцию по освобождению Минска, а Львовско-Сандомирская операция еще только готовилась, в курортном местечке Бреттон-Вудс, штат Нью-Гемпшир, США прошла Валютно-финансовая конференция Объединенных Наций, заложившая основу долговременной гегемонии доллара. Тогда же были созданы Международный валютный фонд и Всемирный банк, ставшие важнейшими институтами в системе управления мировыми финансами.

Председательствовал на конференции министр финансов США Генри Моргентау. По его идее, в основе американской внешней политики должны лежать национальные интересы, а вооруженные силы и угроза их использования — важнейший материальный ресурс в международных отношениях, определяющий силу нации. Этот принцип внешней политики США до сих пор остается одним из важнейших факторов глобального доминирования доллара и созвучен с лозунгом realpolitik Дональда Трампа «Peace through strength» («Мир через силу»).

Америка получила максимальную выгоду по итогам Второй мировой войны, став мировым гегемоном. Советский Союз хоть и одержал политическую победу, его экономика испытывала колоссальное напряжение, Европа лежала в руинах, как и Китай с Японией. Тем временем в хранилищах американской военной базы в Форт-Ноксе скопилось 20,2 тыс. тонн золота, включавших ценности из Европы, вывезенные на хранение. На тот момент это составляло 70% всех мировых резервов золота. Поэтому именно доллар, получивший золотое обеспечение ($35 за тройскую унцию), стал тогда мировой резервной валютой, впоследствии — единственной валютой, которую правительства других стран могли обменять на золото и то лишь для того, чтобы поддерживать стабильный курс своих национальных валют к доллару.

Доллар тогда стал валютой международных контрактов и начал выполнять функции средства мирового денежного обращения и платежа.

Мировая валюта и дефицит торгового баланса

В послевоенном мире экономика и торговля развивались столь высокими темпами, что для международных расчетов требовалось все больше и больше долларов. Правда, когда национальная валюта США используется не только для внутреннего обращения, но для международных расчетов и создания резервов центробанками других стран, необходимо, чтобы Америка покупала как можно больше импортных товаров и услуг в обмен на доллары. Но это формирует отрицательное сальдо в торговле. И чтобы международные расчеты проходили интенсивнее, необходимо, чтобы в США постоянно возрастал дефицит платежного баланса. Это как раз то, с чем пытается сейчас активно бороться Дональд Трамп, развязывая торговые войны. Дефицит покрывается за счет эмиссии долларов.

Золота, необходимого для обеспечения доллара, стало элементарно не хватать уже в 60-х годах, а валютную монополию хотелось сохранить. В конце шестидесятых союзники Америки превратились в ее прямых конкурентов, и уже американские товары в Европе, а европейские и японские товары в США начали приносить прибыль своим национальным производителям. В 70-х годах Западная Европа и Япония достигли экономического паритета с США, а золотые запасы Старого Света превысили американские. Валюты ФРГ, Британии, Франции и Японии стали использоваться в мире в качестве резервных. Это был серьезный прорыв на пути дедолларизации… который не был доведен до конца.

Ровно полвека назад произошло примерно то же самое, что мы наблюдаем сейчас. Соединенные Штаты потеряли экономическое преимущество перед своими торговыми партнерами, сателлитами и союзниками по НАТО, и это повлекло за собой изменения в политике и в системе мировых финансов.

В 1976 году на Ямайке была принята новая международная валютная система, где курсы валют устанавливаются рыночным способом. США решили, что международная торговля важнее, чем золотое обеспечение. Золотой стандарт и валютные паритеты были отменены. Финансы были либерализованы, введены плавающие курсы валют, золото стало биржевым товаром, а МВФ запретил расчеты золотом между государствами.

Финансиализация товарных рынков

В 1974 году США и Саудовская Аравия подписали соглашение, согласно которому крупнейший мировой экспортер нефти стал принимать в уплату за углеводородное сырье исключительно доллары США. За саудитами последовали и остальные страны Персидского залива. Доллар стал расчетной валютой в мировой торговле нефтью. Затем США запустили глобальный процесс превращения всех реальных рынков — и сырьевых, и товарных — в финансовые. Это называется финансиализация — когда все универсальные товары, имеющие денежную стоимость или признаки, подходящие под спецификацию биржевого контракта, стали финансовыми инструментами, торгуемыми на биржах за доллары. К процессу подключились американские банки, предоставившие участникам торгов так называемый финансовый рычаг (overleverage), когда заемные средства игроков на порядок превышают по размеру их собственные. Это еще больше укрепило позиции доллара в мире, а сырьевые рынки попали в зависимость от монетарных циклов ФРС США и финансовых императивов институтов глобального влияния.

Глобализация и контроль над миром

Гегемония доллара — не просто возможность собирать глобальную ренту со всего мира, но и инструмент контроля всей глобальной финансовой системы.

Поскольку гегемония США в конце 1960-х годов пошатнулась, Вашингтоном были приняты меры военно-политического характера. Соединенные Штаты дали понять своим союзникам, что те обязаны следовать американскому внешнеполитическому курсу в мировой политике. Была создана та самая «большая семерка», или G7, которая в 2018 году фигурально распалась на G6+США, где партнеры испытывают определенный кризис в отношениях с Америкой. В шестидесятых же холодная война и ядерное сдерживание СССР сплотили союзников США в НАТО.

Когда же Советский Союз ушел в историю, США запустили «глобализацию» — многолетний интеграционный процесс преобразования структуры национальных экономик и политических отношений между странами в единую геоэкономику.

Гегемония нового однополярного мира сформировала геополитическую надстройку над подконтрольным США глобальным экономическим базисом. Посредством идеологии неолиберализма и глобализации вновь были выстроены система экономических и политических отношений и система управлением механизмами распределения ресурсов и факторов производства, позволившие гегемону — США вернуть себе контроль за мировым экономическим, финансовым и информационным пространством.

Господство доллара и мировой финансовой системы, контролируемой из Вашингтона, фактически стало абсолютным.

Нужна ли альтернатива долла

Будущее доллара, как мировой резервной валюты

То, что Китай активно продвигает юань для включения в список резервных валют МВФ, а также формирование новых институтов развития, включая Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, банк ШОС, банк и пул валютных резервов БРИКС, также мешают доллару удержать лидерские позиции. В частности, валютные свопы между центральными банками стран БРИКС наверняка будут способствовать росту взаимной торговли, при этом доллар США будет полностью исключен из внешнеторговых операций между странами-участницами.

Дополнительным стимулом к уходу от доллара во внешнеэкономических операциях являются «особенные» геополитические пристрастия США, которые стали нередко приводить к экспроприации иностранных денежных средств. Достаточно показательными и тревожными сигналами стали недавние беспрецедентно крупные экстерриториальные штрафные санкции к европейским и другим финансовым институтам со стороны американских властей. Вспомним громкие и демонстративные истории с BNP Paribas, Deutsche Bank, HSBC, Standard Chartered и другими. Впрочем, такое пренебрежительное отношение к традиционным союзникам может привести в будущем к серьезным последствиям и аукнуться недавним партнёрам. Ряд исследований уже свидетельствует о последовательном сокращении клиентской базы и операционной деятельности европейских банков в США.

Эксперты единогласно отмечают, что в последнее время значительную часть ежегодного роста финансовых активов в мире составляют валютные операции без участия доллара, в частности займы и инвестиции Китая и других динамично развивающихся стран и рынков. Более того, в мировых финансовых потоках растет доля именно прямых иностранных инвестиций, а не краткосрочных вливаний, которые были так нужны для обеспечения ликвидности доллара на протяжении последних пятнадцати лет.

Кроме того, ряд аналитиков обращает внимание на тот факт, что доля США в мировом ВВП, торговле и общемировом объёме инвестиций имеет тенденцию к ползучему снижению. А это, как отмечают эксперты, приводит к постепенному ослаблению позиций доллара. Однако при этом США достаточно агрессивно продолжают пытаться силой сохранить ведущее место за своей денежной единицей, создавая все новые точки нестабильности на карте мира, поскольку это традиционно приводит к увеличению привлекательности доллара в качестве надежного средства сохранения капитала (хеджирование). Другими словами, Вашингтон никак не может смириться с неуклонной потерей своей роли в мире, и вместо того, чтобы решать собственные проблемы, старается искусственно создать сложности всем остальным. Последний пример такой авантюры — кризис на Украине.

Учитывая, что, по сути, вся американская экономика, живущая в кредит, с колоссальным и совершенно неприемлемым уровнем внешней задолженности, держится исключительно на доверии, можно предположить, что участники международных внешнеэкономических связей будут впредь гораздо более осторожно использовать американскую валюту и как средство платежа, и как основу национальных золотовалютных резервов. Следовательно, роль доллара в международной валютно-финансовой системе будет сокращаться.

А тот факт, что Вашингтон задействует свой последний ресурс, а именно свое привилегированное положение в глобальной валютно-финансовой системе, говорит о том, что «конец империи» не за горами. Так же как и использование военных средств в последние 20 лет, эта стратегия приведет лишь к тому, что Вашингтон продемонстрирует пределы своих возможностей, причем сразу всему миру. В современных реалиях дальнейшая судьба доллара все больше будет зависеть от обстоятельств, неподвластных прямому воздействию и контролю со стороны США.

Доллар как мировая валюта

Истоки. Бреттон-Вудская валютная система

Джон Мейнард Кейнс, представляя Великобританию на конференции в Бреттон-Вуде в далеком 1944 г., понимал, что некогда могучий фунт стерлингов уже уступил свои позиции новой «основной» резервной валюте – американскому доллару. Две разорительные для британской экономики мировые войны привели к огромному дефициту текущих операций и ослабили позиции ее валюты. Но, как говорится, свято место пусто не бывает. Держателем основной мировой валюты стали США, добившиеся огромного положительного баланса текущих операций благодаря тому, что поставляемые ими послевоенной Европе продукты питания и сырье оплачивались золотом.

Уже тогда Кейнс призывал к созданию новой наднациональной валюты – «банкора» – которая не должна быть привязана к какой-либо национальной резервной валюте. В то же время Кейнс понимал, что любая страна, берущая на себя бремя держателя основной мировой резервной валюты, рано или поздно должна будет смириться с большим дефицитом текущих операций с целью обеспечения остальных стран мира необходимой для них наличностью.

На первый взгляд, роль держателя мировой валюты довольно привлекательна. Данная страна имеет возможность постоянно наращивать потребление (импорт) лишь за счет печатания новых денежных знаков, тогда как остальные страны вынуждены будут оплачивать все свои импортные операции в иностранной (для них) валюте. Тем не менее, проблемы, с которыми столкнулись США сегодня, показывают, что, как это было и в случае с Великобританией в 1920-30-х годах, такая привилегия может обойтись довольно дорого.

Кейнсу, как известно, не удалось протолкнуть свой «банкоровский» проект в Бреттон-Вуде – из-за решительных возражений со стороны американской делегации во главе с советником Министерства финансов США Гарри Декстером Уайтом. Уайт предложил альтернативный план, который не предусматривал создание мирового Центрального банка, однако предлагал создание другой расчетной денежной единицы – специальных прав заимствования (SDR) в рамках Международного валютного фонда. SDR не были привязаны к золоту и могли эмитироваться лишь в результате обмена с национальными валютами стран-участниц международной финансовой системы.

SDR – специальные резервные права

Сегодня в мировых СМИ много говорится о том, что, возможно, SDR следует занять место доллара в качестве резервной валюты. Однако эксперты считают, что данный сценарий маловероятен: SDR обладает лишь одним качеством реальной валюты – является расчетной единицей между МВФ и ее членами. В то же время SDR не является платежным средством в международных экономических сделках. Страны могут аккумулировать SDR в качестве своей резервной иностранной валюты – но использовать ее в качестве таковой на деле они не могут. Для получения реальной валюты страны должны обменять свои запасы SDR на составляющие ее валюты – доллар, евро, иену и фунт стерлингов.

Таким образом, именно в результате англо-американского противостояния в далеком 1944 году было предрешено, что мировая валюта, несмотря на ее название, всегда должна быть увязана с какой-либо национальной валютой или корзиной национальных валют (как в случае с SDR) и поэтому не является глобальной в прямом смысле этого слова.

Отчасти этим объясняется непонимание между США как страной с большим торговым дефицитом и такими странами, как Китай, Япония, Россия, имеющими положительное сальдо текущих операций. Одна сторона упрекает другую в завышении курса и чрезмерных сбережениях, что ведет к накоплениям своей собственной валюты. Оппоненты парируют, обвиняя держателя мировой валюты в излишнем использовании печатного денежного станка и искусственного ускорения темпов мировой инфляции.

Евро, юань и другие

Еще одной валютой, которой предрекали занять место доллара, является евро. Хотя евро и является самым вероятным кандидатом на смещение доллара, в настоящий момент шансов у европейцев стать держателями основной мировой валюты мало. Если учесть череду нескончаемых кризисов, связанных с банковским сектором и проблемой госдолга государств Еврозоны, пока что главной заботой для евро остается стабилизация ситуации. Смогут ли 26 европейских государств придти к согласию и передать суверенитет над своей денежной политикой какой-либо одной стране? Покажет будущее, но пока это выглядит маловероятным.

Китайский юань имеет еще меньше шансов потеснить доллар в обозримом будущем. Во-первых, юань не является свободно конвертируемой валютой. За редким исключением, кроме самого континентального Китая, ни в одной другой стране юань не принимается как средство платежа.

Власти Китая и сами не прочь использовать свои денежные печатные станки для решения экономических проблем. В период 2008-2010 гг. Китай «напечатал» новых юаней в количестве, эквивалентном 5 трлн долларов, чтобы поддержать свою субсидированную систему кредитования – ведь именно на ней зиждется вся экспортная «империя» Китая. Кроме того, юань привязан к доллару, поэтому для китайских экспортеров валютный риск – понятие незнакомое. Что может случиться в том случае, если Китай перейдет на свободно плавающий валютный курс? Китайские экспортеры лишатся гарантированной системы цен на свои продукты. Многие производства в Китае обанкротятся.

Кроме того, в том случае, если юань станет мировой резервной валютой, ее зависимость от колебания, к примеру, мировых нефтяных цен может привести к плачевным последствиям для китайской экономики, в том числе – к массовым банкротствам.

А это, в свою очередь, приведет к массовой безработице, чреватой социальными беспорядками – явлениям, которые уж точно не в интересах китайских властей, да и всей мировой экономики. Исходя из этого, на мой взгляд, несмотря на критику доллара США, само китайское руководство не стремится использовать юань в качестве мировой валюты. Таким образом, хотя теоретически вероятность того, что юань может стать мировой валютой, существует, нашему поколению, скорее всего, стать свидетелями этого не придется.

Доллар: проблемы и перспективы

В середине апреля в Вашингтоне состоялась встреча руководства Национального банка Китая с представителями МВФ, на которой китайская сторона предложила расширить корзину валют SDR за счет новых государств, скорее всего – членов БРИКС. Китайский юань в данном случае является самым вероятным кандидатом попасть в SDR. Согласно требованиям, установленным МВФ, в корзину SDR входят валюты тех стран или групп стран, которые зарегистрировали самые высокие объемы экспорта товаров и услуг за последние пять лет. Хотя Китай однозначно удовлетворяет данному требованию, пересмотр корзины SDR происходит каждые пять лет. Последний пересмотр был совершен в 2010 году, и МВФ вряд ли станет пересматривать свои правила.

Кроме того, по данным Банка международных расчетов (BIS), в 2010 году юань был использован в 0,6% международных сделок, в то же время на доллар США пришлось 85%, евро – 39,1%, иену – 19% и фунт – 13%. Данная статистика является еще одним аргументом для противников включения юаня в корзину SDR.

Пока что большинство экономистов сходятся во мнении, что замены доллару в краткосрочной перспективе не существует. Так, например, лауреат Нобелевской премии в области экономики Нуриель Рубини считает, что доллар будет доминировать на международной арене еще как минимум 20 лет, так как Еврозона находится в нестабильной ситуации, а экономики Японии и Великобритании не могут бросить вызов США.

Если говорить о ближайшей перспективе, то среди факторов, которые могут оказать влияние на будущее доллара, можно выделить проблему бюджетного дефицита США. Большой размер дефицита ведет к ослаблению валюты, поэтому сегодня это наиболее негативный фактор, влияющий на глобальные позиции доллара. До конца текущего года станет ясно, какие шаги намерено предпринять правительство США для сокращения госрасходов и повышения налогов, что в перспективе должно облегчить долговое бремя США.

Пока же можно подытожить: хотя существует много проблем, связанных с долларом США как мировой валютой, ни одна из других валют не сможет занять его место в ближайшем будущем. На мой взгляд, правительства ведущих экономик мира это хорошо осознают, несмотря на критику, звучащую в адрес американского доллара.

Другие статьи об экономике читайте в рубрике «Экономика»

Читайте другие материалы в разделе «Дефолт: как предотвращали катастрофу»




Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о