Содержание

Знаки валют мира и их символы

В мире больше 245 государств и зависимых территорий. Валют же в мире – около 300. А еще не так давно появились криптовалюты, самая популярная из них – биткоин. Чтобы вам было проще в них ориентироваться, редакция MC.today подготовила материал о тех знаках валют, которые имеют самое большое значение в мировой экономике.

Основные валюты

Все знаки валют отражены в стандарте ISO 4217 (он устанавливает трехбуквенные алфавитные и трехзначные цифровые коды валют. – Прим.ред.).

Украинская гривна

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Hryvnia UAH 980 1996

Гривна – национальная валюта Украины. В XI веке валюту с таким названием использовали на территории Киевской Руси. А в 1918 году правительство УНР (Украинская Народная Республика, государство на части территории бывшей Российской империи, которое создали 7 ноября 1917 года. – Прим. ред.)

ввело ее в обращение в качестве основной денежной единицы.

Интересные факты:

  • Первая партия гривневых банкнот была напечатана в Канаде в 1992 году.
  • В 1996 году, после денежной реформы, гривна получила статус национальной валюты Украины.
  • Свое название наша национальная валюта получила благодаря украшениям в виде обруча. Их изготавливали из металла и носили на шее.
  • Гривневые банкноты производятся из хлопка.

Американский доллар

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
$ Dollar USD 840 1861

Доллар – самая популярная мировая валюта и имеет статус национальной не только в США, но и в некоторых других странах (например, в Сальвадоре). Также доллар США используют как параллельную валюту, то есть им можно рассчитаться, даже если национальная валюта в стране другая.

Интересные факты:

  • Каждый день США выпускает более 35 млн купюр разного номинала.
  • Первые доллары США были сделаны из серебра.
  • Официальную привязку доллара к золоту отменили еще в 1976 году. И несмотря на то, что у США точно нет такого количества золота, чтобы обеспечить выпущенный объем валюты, доллары по-прежнему остаются мировой резервной валютой.
  • Купюры производятся из хлопка (75%) и льна (25%).
  • Чтобы порвать банкноту, нужно дергать и сгибать ее в разные стороны до 4 тыс. раз.

Евро

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Euro EUR 978 1999

Евро – официальная валюта 19 стран, входящих в Европейский союз, а также некоторых стран, не входящих в него. В Косово и Черногории используют евро неофициально.

Интересные факты:

  • В январе 1999 года евро официально ввели в оборот в качестве денежной единицы для безналичного расчета.
  • В январе 2002 года евро начали использовать для наличного расчета.
  • Евро единственная валюта в мире, у которой официально есть банкнота с номиналом 0. Ее выпустили в 2015 году, а стоит она около 2,5 евро.
  • Когда евро ввели в Италии, оказалось, что жителям страны придется массово менять кошельки. Потому что новые купюры оказались заметно больше, чем лиры, которые раньше использовали итальянцы.

Фунт стерлингов

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
£ Pound Sterling GBP 826 1694

Фунт – официальная денежная единица Великобритании, в состав которой входят Англия, Северная Ирландия, Шотландия и Уэльс. На сегодняшний день это третья по популярности резервная валюта во многих странах мира.

Интересные факты:

  • Существует купюра, номинал которой 1 млн фунтов стерлингов. Ее используют для операций между банками.
  • Иногда фунт стерлингов называют кабелем. Так сложилось из-за того, что биржевики в США слушали информацию о котировках валют, переданную при помощи кабеля на дне Атлантического океана.
  • В Африке и некоторых местах Англии фунт стерлингов называют квидом. По одной из версий, такое название ассоциация с жевательным табаком.

Японская иена

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO
Год введения
¥ Yen JPY 392 1830

Иена – с 1871 года денежная единица Японии. А еще это одна из мировых резервных валют.

Интересные факты:

  • В переводе с японского название иены означает «круглый».
  • Первые иены были круглыми или овальными монетами из драгоценного металла, серебра или золота.
  • Купюра номиналом 2 тыс. иен имеет скрытое изображение в левом углу, которое видно, только если рассматривать ее под разными углами.
  • Монета номиналом 1 иена весит 1 грамм.

Китайский юань

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Ұ Yuán CNY 156 1988

Юань – общее название для многих денежных единиц, которые используются на территории Китая.

Интересные факты:

  • Юань часто называют китайским долларом.
  • Название денежных единиц Японии, Кореи и Монголии произошли от юаня.
  • Серебряные юани начали чеканить в 1835 году.
  • В Китае ведется работа над новой валютой – цифровым юанем.

Российский рубль

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Ք Ruble RUB 643 1998

Рубль – одна из самых старых валют, используется на территории России еще со времен Российской империи, то есть с XIII века.

Интересные факты:

  • В 1998 году после финансовой реформы рубль приобрел тот вид, который имеет сейчас.
  • Графический знак был утвержден Центральным банком Российской Федерации только в 2013 году.
  • Памятники рублю есть в Димитровграде, Сыктывкаре и Томске.
  • Рубль – первая в мире валюта, которую в 1704 году приравняли к конкретному числу других монет (1 рубль = 100 копеек).

Популярные валюты

Эта категория символов валют обычно интересна путешественникам, которые едут в туристические поездки, и предпринимателям, которые ведут бизнес с этими странами.

Израильский шекель

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Sheqel ILS 376 1985

Новый шекель – официальная валюта Израиля и Палестины с сентября 1985 года.

Интересные факты:

  • Впервые шекель начал упоминаться еще во втором тысячелетии до нашей эры.
  • Дизайн банкнот – строго вертикальный.
  • На некоторых банкнотах есть маркировка шрифтом Брайля
    (рельефно-точечный тактильный шрифт, который предназначен для незрячих людей. – Прим. ред.)
    .
  • Своим названием шекель обязан мере веса, в которой раньше измерялись драгоценные металлы.
  • Монеты этой валюты чеканят на мощностях Корейской корпорации чеканки и защищенной печати (KOMSCO).

Индийская рупия

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Rupee INR 356 1949

Рупия – национальная валюта таких стран, как Пакистан, Индия, Индонезия, Непал. Валюта с таким названием была в обороте страны еще в XV веке.

Интересные факты:

  • Рупия в переводе означает «обработанное серебро».
  • Индийская рупия – среди валют, которые подделывают чаще всего.
  • В 2020 году индийская рупия даже укрепилась на фоне пандемии коронавируса.

Польский злотый

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Zloty PLN 985 1924

Злотый – денежная единица Польши с 1924 года.

Интересные факты:

  • На сегодняшний день считается одной из самых стабильных внутренних европейских валют.
  • Злотые начали выпускать во времена правления Яна Казимира, правда, делались они из серебра.
  • Несмотря на то, что Польша – страна Евросоюза, национальная валюта здесь – злотый.

Казахстанский тенге

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Tenge KZT
398
1993

Национальная валюта Казахстана, которую ввели в оборот в ноябре 1993 года.

Интересные факты:

  • Первые монеты чеканились в Германии, а купюры номиналом от 1 до 100 тенге печатались в Англии компанией Harrison & Sons.
  • Тенге имеет 17 степеней защиты (в том числе защитные нити и ультрафиолетовая защита).
  • Валюта Казахстана неоднократно признавалась одной из самых красивых в мире.
  • Казахстанский тенге – единственная валюта в мире, на купюрах которой тексты написаны на двух языках.

Турецкая лира

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Turkish Lira TRY 949 2005 год

Лира – турецкая денежная единица, которую ввели в обиход еще в 1923 году в результате реформы, проведенной Ататюрком

(основатель современного турецкого государства. – Прим. ред.). Инфляция сильно обесценила ее. В 2005 году, после проведения Центральным банком деноминации, в обиход ввели новую турецкую лиру. А в 2009 году приставку «новая» отменили, и теперь валюта называется, как и раньше, турецкая лира.

Интересные факты:

  • Одна из самых нестабильных валют в мире по версии агентства Bloomberg (поставщик финансовой информации для профессиональных участников финансовых рынков. – Прим. ред.).
  • Символ турецкой лиры был официально утвержден только в 2012 году.
  • На все турецкие монеты нанесено изображение Ататюрка.

Грузинский лари

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Lari GEL 981 1995

Национальной валютой лари стал в 1995 году, когда пришел на смену грузинскому купону.

Интересные факты:

  • Название дословно переводится как «запас серебра».
  • В 2016 году лари присвоили звание «Лучшая региональная банкнота».
  • Современный вид банкноты приобрели благодаря специалистам из Европы и Парижскому монетному двору, где и разрабатывался их дизайн.

Вьетнамский донг

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Dông VND 704 1980

Донг – официальная денежная единица Вьетнама.

Интересные факты:

  • Первый выпуск донгов состоялся в 1947 году в Северном Вьетнаме.
  • До 1978 года у Южного и Северного Вьетнама деньги были разные, и только после проведения реформы в уже объединенном Вьетнаме появился донг.
  • Из-за того что стоимость донга совсем небольшая, когда говорят об одном донге, часто имеют в виду 1 тыс. донгов.

Таиландский бат

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
฿ Baht THB 764 1928

Бат – с 1928 года официальная денежная единица Таиланда.

Интересные факты:

  • Термин «бат» появился еще в XIV веке.
  • Когда-то в нескольких государствах Индокитая батом называли как денежную единицу, так и единицу измерения массы.
  • На банкнотах 20, 50 и 100 батов изображен портрет нынешнего короля страны.

Криптовалюты

Криптовалюты становятся все более популярными, поэтому стоит знать информацию о таких денежных знаках.

Биткоин (Bitcoin)

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Bitcoin BTC 2009

Биткоин – самая популярная из всех известных криптовалют. Ее создал Сатоси Накамото в 2009 году.

Интересные факты:

  • Около 20% биткоинов потеряно или застряло в кошельках, к которым нет доступа. Это примерно $190 млрд долларов.
  • Сатоси Накамото – это псевдоним создателя криптовалюты, никому не известно, кто он и его настоящее имя.
  • В Сальвадоре биткоины – законное платежное средство.
  • Единственный в мире университет, принимающий оплату в биткоинах, находится на Кипре.
  • Последний биткоин добудут в 2140 году.

Эфириум (Ethereum)

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Ξ Ethereum ETH 2015

Криптовалюта, которая поначалу создавалась как платформа для работы с технологией блокчейна.

Интересные факты:

  • Эфириум поддерживают такие компании, как Samsung SDS, Toyota Research Institute, Banco Santander, Microsoft, JPMorgan, Merck GaA, Intel, Deloitte.
  • Изначально валюта создавалась на деньги краудфандеров (форма группового финансирования – Прим. ред.).
  • Виталик Бутерин, создатель эфириума, стал самым молодым криптомиллиардером в мире.

Лайткоин (Litecoin)

Графическое обозначение Транскрипция Короткое обозначение Код ISO Год введения
Litecoin LTC 2011

Лайткоин – еще одна популярная криптовалюта.

Интересные факты:

  • На криптовалютном рынке носит название «криптовалютное серебро».
  • Лайткоин стоит намного меньше биткоина, потому сам основатель назвал его «облегченной версией биткоина».
  • Лайткоин создал Чарли Ли – бывший сотрудник Google.

Как научиться продавать и зарабатывать больше

Наши партнеры из Laba разработали курсы, которые помогут вам прокачать свои навыки продаж:

  • Менеджер по продажам, 11 ноября – 2 декабря. Прокачаете свои ключевые компетенции, научитесь правильно вести переговоры с клиентами и закрывать крупные сделки;
  • Магия PowerPoint, 25 ноября – 23 декабря. Сможете делать эффективные презентации, которые досматривают до конца, фотографируют и отправляют коллегам, научитесь визуализировать большие объемы данных и работать с вниманием публики во время выступления;
  • B2B-продажи в IT, 2 декабря – 3 февраля. Узнаете как повысить эффективность отдела продаж c помощью CRM-системы и разработаете стратегию продаж, с которой будете превращать лидов в постоянных клиентов.

В этом тексте могут быть использованы ссылки на продукты и услуги наших партнеров. Если вы решите что-то заказать, то мы получим вознаграждение. Так вы поможете редакции развиваться. Партнеры не влияют на содержание этой статьи.

Евро — не евро – Финансы – Коммерсантъ

В следующем году евро отпразднует двадцати- или сорокалетие — в зависимости от глубины раскопок евроисториков. Между тем Латинский валютный союз, существовавший на рубеже XIX–XX веков, путь которого во многом повторяет ЕС, продержался чуть более шестидесяти лет.

МАКСИМ БУЙЛОВ

Первого января 2019 года единая европейская валюта будет праздновать двадцатилетний юбилей. Правда, у евро есть еще несколько дней рождения, например 1 января 2002 года, когда он появился в наличном обращении. Не меньше оснований считать днем рождения европейской валюты и 13 марта 1979 года, когда она появилась под именем «экю».

Это название происходит от European Currency Unit (ECU — «европейская валютная единица») или от наименования старинной французской золотой монеты, которую в 1266 году начал чеканить король Людовик IX Святой (ecu d’or). Золотой экю чеканился во Франции до середины XVII века, а имел хождение по всей Европе. Что, впрочем, неудивительно, поскольку в те времена ценили содержание золота в монете, а не ее название или страну происхождения.

Тем не менее тот первый экю можно считать прообразом единой европейской валюты в основном с фонетической точки зрения. Гораздо больше похожим на зону евро был Латинский валютный союз, страны–члены которого чеканили монеты хоть и с разными названиями, но с одинаковым содержанием драгоценных металлов. При этом изначальное соотношение золота в золотой монете и серебра в серебряной одного номинала составляло 1:15,5. Со временем серебро дешевело, и соотношение поменялось на 1:20.

Соглашение о создании Латинского союза 23 декабря 1865 года подписали Бельгия, Италия, Франция и Швейцария. В 1868 году к ним присоединилась Греция. Позже стандарт чеканки монет Латинского валютного союза приняли Австро-Венгрия, Болгария, Венесуэла, Испания, Румыния, Сербия и Сан-Марино. При этом были страны, которые в союз не вступили и деньги по его стандарту не чеканили, а просто ввозили из-за границы, как, например, Албания, которая завозила в страну золотые и серебряные монеты из Греции и Италии.

Современный Европейский союз вообще и зона евро в частности, если приглядеться, почти шаг в шаг, пусть и с поправкой на время, повторяют путь Латинского валютного союза. Например, Великобритания в конце XIX века отказалась переходить на стандарт чеканки монет Латинского валютного союза. А экономическое положение Греции после вступления в союз заметно ухудшилось. Чтобы компенсировать потери, греческие власти тайно уменьшали содержание золота в чеканившихся на территории страны монетах.

За это в 1908 году Грецию исключили из союза, но в 1910 году приняли обратно. Латинский валютный союз официально прекратил свое существование 1 января 1927 года, то есть прожил 61 год. Хотя реально он начал разваливаться раньше и после начала Первой мировой войны существовал чисто формально. На его судьбу не в последнюю очередь повлияли удешевление серебра (от серебряных монет пришлось отказаться) и широкое распространение бумажных денег.

Резоны еврозоны

Первого января 1999 года экю был заменен на евро из расчета 1:1. В новый валютный союз вошли Бельгия, Италия, Франция, а также Австрия, Германия, Ирландия, Испания, Люксембург, Нидерланды, Португалия и Финляндия. Спустя два года, как и в случае с Латинским валютным союзом, в еврозону вошла Греция. В 2007 году перешла на евро Словения, в 2008-м — Кипр и Мальта, в 2009-м — Словакия. В 2011 году первой из стран бывшего СССР в зону евро вошла Эстония. В 2014-м за ней последовала Латвия, в 2015-м — Литва.

Для того чтобы войти в еврозону, надо соответствовать определенным критериям, записанным в Маастрихтском договоре от 7 февраля 1992 года. Именно он положил начало преобразованию Европейских сообществ (ЕЭС, Евроатом и Европейское сообщество угля и стали) в Европейский союз.

Чтобы войти в зону евро, страна должна соответствовать пяти условиям. Инфляция не может превышать усредненный уровень трех стран ЕС с лучшими показателями более чем на 1,5 процентного пункта. Средний уровень процентных ставок по долгосрочным кредитам не может превышать усредненный показатель тех же трех стран более чем на 2 п. п. Бюджетный дефицит не должен превышать 3% от ВВП. Общий госдолг не должен превышать 60% от ВВП. И наконец, страна должна два года быть членом Европейского механизма регулирования валютных курсов (ERM II).

Для выполнения условий входа в зону евро государствам бывшего соцлагеря пришлось как следует затянуть пояса. Однако есть страны, которые перешли на расчеты в евро, даже не входя в Евросоюз. Одни заключили специальный договор с Европейским центральным банком, как, например, Ватикан, Монако, Сан-Марино и две заморские территории Франции — Сен-Пьер и Микелон (в Атлантическом океане у берегов Канады) и Майотта (в Индийском океане).

Другие не стали забивать голову формальностями. Андорра, исторически использовавшая французский франк и испанскую песету, перешла на евро, никого не спросив, сразу, как только они появились в наличном обращении. Точно так же поступила и Черногория.

Обе страны живут в основном за счет туризма, и печатать евро у них нет никакой необходимости: европейцы привозят их в эти страны сами, и видимо, во вполне достаточном объеме. Еще одна территория, на которой имеет хождение евро без каких-либо на то законных оснований,— Косово. Про туризм в те края известно немного, но, очевидно, есть европейцы, которые завозят необходимые объемы европейской валюты и туда.

Впрочем, Андорра в этой компании стоит несколько особняком. Дело в том, что уже в 2003 году власти этой страны начали переговоры о заключении специального соглашения с ЕЦБ. Проблема заключалась в том, что в Андорре на момент начала переговоров был самый настоящий финансовый рай, где свято чтили банковскую тайну. А кроме того, там почти не было налогов (хотя и сегодня андоррские налоги одни из самых низких в Европе). В таких условиях переговоры с главным европейским регулятором шли непросто. Тем не менее 30 июня 2011 года соглашение было подписано, а 1 июня 2013 года Андорра получила право печатать евро.

Что касается членов Евросоюза, то по идее они все должны были перейти на новую валюту. Это было одним из условий договора при вступлении каждой страны в Европейский союз. Однако Великобритания отказалась вступать в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС — предшественник Евросоюза) в 1957 году, когда оно образовывалось. Потом англичане дважды пытались вступить в ЕЭС — в 1963 и 1967 годах. Но бывший в те времена президентом Франции генерал Шарль де Голль оба раза накладывал вето на эту заявку. По его словам, «ряд аспектов британской экономики, начиная с практики работы в сельском хозяйстве, делает Великобританию несовместимой с Европой».

И только после отставки легендарного президента Франции в 1969 году Великобритании удалось подать заявку, которая была удовлетворена. Страна вступила в Европейский экономический союз в 1973 году, а уже в 1975-м пришедшие к власти лейбористы объявили референдум о целесообразности участия в ЕЭС. Тогда большинство англичан проголосовали за единство с континентальной Европой. Позже, при заключении в Маастрихте договора о создании ЕС, Великобритания специально оговорила условие, согласно которому менять фунты на евро она не обязана.

Аналогичным образом вступила в ЕЭС и Дания: в 1961 году страна начала переговоры о вхождении в союз, в 1963-м они были прерваны и возобновлены лишь в 1969-м, после ухода Шарля де Голля с поста президента Франции. Дело в том, что Великобритания была главным покупателем датских сельскохозяйственных продуктов, Дания сильно зависела от нее. Поэтому вето Франции на вступление в ЕЭС Великобритании Дания приняла и на свой счет, тем более что в мотивировочной части отказа упоминалась «практика работы в сельском хозяйстве».

Евроэкзит

В последнее время все говорят про «Брексит» — выход Великобритании из Евросоюза. Референдум о членстве Великобритании в ЕС, в результате которого большинство высказалось за выход из Евросоюза, прошел 23 июня 2016 года. Однако, как ни покажется странным, этот термин лишь калька с термина Grexit, который ввели в обращение аналитики Citibank в 2012 году, описывая возможность выхода Греции из Евросоюза в результате долгового кризиса в стране.

Этот шаг казался логичным, поскольку позволил бы вернуть драхму, девальвировать ее и тем самым повысить конкурентоспособность продукции, производимой в стране, как на внешнем, так и на внутреннем рынке, ведь импорт сразу станет дорог. К тому же необязательно будет соблюдать квоты Евросоюза на вылов морепродуктов и производство сельскохозяйственной продукции. Именно такая политика в 2008–2009 годах помогла Исландии выйти из кризиса. Кроме того, из-за введения национальной валюты и ее удешевления должна была увеличиться еще и привлекательность туризма в страну.

В январе 2015 года в Греции прошли досрочные выборы, на которых победила Коалиция радикальных левых. Ее лидер Алексис Ципрас тут же начал говорить о выходе из зоны евро и даже из Евросоюза. Неизвестно, был ли это блеф, или новая греческая власть действительно готова была выйти из ЕС. В итоге Греция получила нужный ей компромисс без принятия радикальных решений. Тем не менее эта история напоминает исключение Греции из Латинского валютного союза в 1908 году и восстановление ее в 1910-м. Просто сегодня жизнь идет быстрее, и в этот раз удалось договориться без Grexit.

Впрочем, не только Великобритания и Греция видят минусы участия в еврозоне. Швеция, присоединившаяся к ЕС в 1995 году, не была столь предусмотрительной, как Дания и Великобритания, чтобы договориться о праве оставить собственную валюту. Теперь, согласно договору, она обязана ввести обращение евро на своей территории. Швеция легко выполняет четыре первых условия для вступления в зону евро, однако от участия в ERM II уклоняется. В стране принят закон, согласно которому Швеция поменяет крону на европейскую валюту только после того, как этот вопрос будет одобрен на общем референдуме.

Власти Польши четыре раза переносили дату вступления в зону евро, но и сегодня эта дата не установлена. Согласно соцопросам,

в прошлом году 64% поляков считали, что после введения евро их финансовое положение ухудшится, и только 11% надеялись на положительные изменения.

Как заявил лидер правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский, Польша не будет переходить на евро в ближайшие 10–20 лет.

В других странах, стоящих в очереди на вступление в еврозону, отношение к этой идее двоякое: правительства выступают за введение европейской валюты, а население, глядя на соседей, боится роста цен. В результате Чехия и Венгрия пока так и не определились с датой вступления в зону евро.

Болгария, как и Швеция, выполняет четыре условия вхождения в зону евро, а в конце августа правительство страны одобрило план присоединения к ERM II. Если ЕС даст положительный ответ, то Болгария сможет ввести евро не ранее 2020 года. Румыния планирует вступление в зону евро не ранее 2022 года. Самый поздний срок вступления в еврозону определен у Хорватии: в стране предполагают, что это может произойти не ранее 2025 года.

Кроме желания или нежелания новых стран вступать в зону евро существует еще и противодействие расширению валютного союза со стороны стран, входящих в него. Например, глава финансового ведомства Баварии в феврале этого года высказался против принятия в зону евро Болгарии и Румынии. А Бавария — крупнейшая из земель Германии. Германия, в свою очередь, предлагает осторожно подходить к расширению зоны евро.

Так что сегодня перспективы вступления новых стран в зону евро выглядят туманными. Тем более что, как и в начале XX века, когда на смену золоту пришли бумажные деньги, у основы Европейского валютного союза (евро) появилась серьезная альтернатива — криптовалюты. Да и общее состояние европейской экономики все больше подталкивает жителей различных стран ЕС к росту сепаратистских настроений.

как евро стал воплощением идеи экономического единства

1 января 2021 года евро исполнилось 22 года. Это беспрецедентно молодая мировая валюта. Однако сама идея общих европейских денег насчитывает века и множество попыток, среди которых были и успехи, и неудачи. Как евро стал реальным воплощением идеи экономического единства? И почему некоторые страны Европы все равно отказываются от евро?

Первые монеты появились в VII веке до н. э. в государстве Лидия — на стыке западного и восточного миров. У Лидии были тесные торговые отношения с греческими городами-государствами, поэтому скоро идею монеты повторили в греческой Эгине, и монеты распространились по всему цивилизованному миру того времени. Тогда же люди впервые попытались создать единую денежную систему и не оставляли этих попыток веками. Ведь мир становился все больше, и успешная торговля нуждалась в единых монетах, ходивших на обширных территориях.

Два союза


Прообразами единой европейской валюты и современной зоны евро считаются Латинский и Скандинавский монетные союзы. В конце 1865 года Франция, Италия, Швейцария и Бельгия договорились о монетном союзе — Латинском. У этих стран были схожие денежные системы, они вели активную торговлю между собой и давно поддерживали тесные финансовые связи в виде кредитов и инвестиций. Для всего союза установили одинаковые параметры монет: вес, материалы, пробы и номиналы. Фактически страны унифицировали свои монеты. В качестве образца использовали французскую монетную систему, потому что Франция была идейным вдохновителем объединения. Однако монетам не стали давать единое название, и у каждой страны сохранились национальные имена денежных единиц. Потом к союзу официально присоединились Греция, Испания, Болгария, Австро-Венгрия, Румыния, Сербия, Венесуэла и Сан-Марино.

Любопытно, что в 1878 году Финляндия подогнала свои марки под стандарт Латинского союза. При этом Финляндия на тот момент была частью Российской империи, но не пользовалась российскими деньгами. Денежная система огромной Российской империи была неповоротливой, но к 1885 году в стране тоже появились рубли, сделанные по стандартам Латинского союза. Это были крупные номиналы, и использовали их в основном в международной торговле со странами союза. Но окончательного вступления Российской империи в это торгово-денежное объединение так и не случилось, потому что к 1885 году союз уже разваливался. Причина в том, что союзные соглашения не касались бумажных денег. К тому же в то время страны еще не дошли до такого уровня доверия, чтобы согласовывать бюджетную и кредитную политику, а без этого не могло быть прочных и открытых отношений в союзе. Поэтому в период нестабильности, принесенной Первой мировой войной, союз фактически развалился, хотя официально существовал еще до 1927 года.

Скандинавский монетный союз избежал некоторых ошибок Латинского. В 1873 году Швеция, Дания и Норвегия создали единую монетную систему. Взаимная торговля трех стран составляла около 20 % от общего объема торговли, поэтому их желание укрепить связи было закономерно. С момента договора государства перешли на золотой стандарт. Во всех странах из 1 кг чистого золота чеканили 248 монет. Государства тоже сохранили национальные названия монет, но при этом ввели общую счетную единицу — крону. Монеты, которые выпускали в странах Скандинавского союза, одинаково принимали во всех трех государствах. В договоре союза не было ограничений на выпуск серебряных и медных монет, но все страны придерживались разумных пределов в выпуске. Сначала договор не предусматривал и условий по обращению банкнот. Но в итоге все три государства стали свободно использовать все свои банкноты в рамках союза.

В отличие от Латинского монетного союза Скандинавский предусматривал взаимодействие центральных банков. Если стабильность денежного обращения нарушалась в одной из стран, центробанки стран-союзниц предоставляли ей беспроцентный кредит, чтобы восстановить баланс. Страны Скандинавского союза не участвовали в Первой мировой войне, однако объединение все равно не смогло пережить такое потрясение и развалилось.

«Пан-Европа»


После Первой мировой в Европе появились новые национальные государства: Польша, Финляндия, Литва, Латвия, Эстония, Чехословакия, Венгрия, Австрия, государства словенцев, хорватов и сербов. У них были свои денежные системы, молодые нестабильные экономики и сложные торговые отношения с соседями. В это же время начались разговоры о масштабном экономическом и политическом союзе. Главы государств хотели решить экономические проблемы, упростить и укрепить отношения друг с другом. И они надеялись, что такой союз удержит Европу от новой войны. В 1923 году австрийский граф Рихард Куденхове-Калерги написал об этом книгу «Пан-Европа». Европейская интеллигенция живо откликнулась на идеи графа, и скоро образовалось панъевропейское движение. Первый конгресс собрал представителей 24 народов Европы. Это была площадка для развития идей по объединению Европы.

В 1929 году член панъевропейского движения Астрид Бриан, министр иностранных дел Франции, предложил создать Федерацию европейских народов. Тогда говорили в основном о политическом объединении. Только министр иностранных дел Германии Густав Штреземан предложил полное экономическое объединение — единую валюту. Но уже в следующем месяце Штреземан умер от инсульта, и его идея ушла вместе с ним. Политического объединения тогда тоже не случилось — Европу охватил тяжелый экономический кризис. Идеи объединения снова стали актуальны только после Второй мировой войны.

«Общий рынок»


Современный Евросоюз начался в 1951 году с Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). Тогда шесть стран — Франция, ФРГ, Бельгия, Люксембург, Италия и Нидерланды — договорились снять все ограничения в торговле сталью и углем. В 1955 году страны ЕОУС решили распространить эти принципы безграничной торговли и на прочие отрасли экономики. Представители «шестерки» вели переговоры два года. Наконец в 1957 году они заключили Римский договор. Он создал в дополнение к Объединению угля и стали еще Европейское сообщество по атомной энергии и Европейское экономическое сообщество или, как его называли в быту, «общий рынок». Постепенно к договору присоединялись все больше стран, и в 1967 году все три сообщества объединились в одно Европейское сообщество.

Дальше все развивалось стремительно. Уже через два года главы стран ЕС обсуждали, как создать валютное объединение к концу 1970-х годов. ЕС даже предпринял первые шаги в эту сторону, но в 1971 году молодую систему потрясли мощные колебания доллара — в это время вся мировая экономика зависела от валюты США. В следующем году рынок поколебал резкий скачок цен на нефть. В 1979 году, когда страны ЕС оправились от мировых потрясений, они наконец смогли создать единую валютную систему. Каждое государство по-прежнему сохраняло собственные деньги, но у них появилась общая наднациональная валютная единица — ЭКЮ (от английского European Currency Unit). Она выполняла роль счетной единицы внутри Евросоюза, и центральные банки стран ЕС вели расчеты именно в ЭКЮ. При этом ЭКЮ существовали только в международных договорах — наличные не печатали. Только иногда, в виде редкого исключения, их выпускали в виде облигаций и государственных займов. ЭКЮ были похожи на деньги, но фактически деньгами еще не являлись.

Тем не менее общая счетная единица помогла сблизиться еще разрозненным рынкам Евросоюза. В 1985 году члены ЕС подписали Шенгенское соглашение и этим окончательно отменили все таможенные барьеры внутри союза. До 1998 года ЭКЮ успешно функционировал внутри ЕС, это помогло входящим в него странам подготовиться к полноценным общим деньгам.

Евро без разрешения


В мае 1998 года появился Европейский центральный банк, а Европейский союз определил, какие страны экономически готовы безболезненно перейти на евро. С 1 января 1999 года одиннадцать государств ЕС ввели евро в безналичное обращение и перешли от национальных банков к ЕЦБ. 1 января 2002 года выпустили первые банкноты и монеты евро. Еще два месяца национальные валюты оставались в обращении, а потом их можно было обменивать в банках на евро еще несколько лет, хотя сроки разнились в зависимости от страны.

Семья впервые рассматривает банкноты евро после снятия их в банкомате в Риме 1 января 2002 года

Фото: Алессия Пьердоменико, Reuters

Сейчас евро официально обращается в девятнадцати странах Евросоюза. Есть несколько стран, не входящих в ЕС, которые по специальному разрешению тоже ввели у себя евро, — это Ватикан, Монако и Сан-Марино. Некоторые государства незаконно сделали евро своей основной валютой, например Черногория и Косово. Так, Черногория не имела собственной валюты. С 1996 года на этих территориях неофициально использовали деньги Германии — немецкие марки. Когда Германия в 2002 году перешла на евро, в Черногории тоже стали повсеместно использовать эту валюту без договоров и соглашений. В такой ситуации Черногория не может выпускать собственные евро. Но ее экономика основана на туризме, и выпускать евро даже не требуется, ведь путешественники из Европы сами привозят валюту в страну.

Еще одно государство, где евро используют на полулегальных основаниях, — Косово. Здесь все складывалось так же, как в Черногории: сначала немецкие марки, а в 2002 году — евро. Однако Косово не популярно у туристов. Власти государства обратились за помощью к Европейскому центральному банку и нескольким национальным банкам в Еврозоне. В начале 2002 года для Косово собрали около 100 миллионов евро наличными и направили в качестве финансовой помощи.  

1,3 триллиона евро обращалось в мире в 2019 году — это самая высокая суммарная стоимость наличных, циркулирующих на планете. Евро — это единая валюта для более чем 340 миллионов европейцев.

Кто придумал символ €?


Символ евро появился раньше самого евро. Но до сих пор неизвестно наверняка, кто его создал. По официальной версии Еврокомиссии, она провела конкурс на лучший дизайн символа будущей денежной единицы в 1996 году. Из 32 вариантов комиссия выбрала 10 лучших и представила на общественное голосование. Победил знак €. Президент Еврокомиссии говорил, что этот символ создали четыре анонимных дизайнера. Затем в СМИ появилась информация, что знак евро разработал конкретный человек — бельгийский дизайнер Ален Биллиет, который уже работал с Еврокомиссией и прежде. В 1992 году он отвечал за имидж-стратегию Евросоюза на Всемирной выставке в Севилье и на Олимпийских играх в Барселоне. Биллиет давал интервью как автор символа €, но никаких опровержений или подтверждений его авторства от Еврокомиссии не последовало.

Потом появился еще один кандидат в авторы знака €. Артур Эйзенменгер был ведущим графическим дизайнером Европейского сообщества. Он считается одним из авторов европейского флага и знака маркировки СЕ, свидетельствующего о том, что изделие безопасно для здоровья. Эйзенменгер утверждал, что создал символ евро еще в 1974 году, когда раздумывал над общим логотипом Европы. Тогда же он отправил готовый дизайн в Европейскую комиссию, но не получил ответа. Позже Артур Эйзенменгер, а после смерти дизайнера его семья отправляли в Еврокомиссию обращения об авторстве символа евро, но отклика не получили.

Однако здесь стоит упомянуть, что в действительности символы, близкие к современному знаку €, появлялись в истории Европы и раньше. Например, в 1972 году выпускалась серия медалей Confoederatio Europaea, на их лицевой стороне был графический знак, весьма схожий с современным символом евро.

Построим мосты как на евро?


Дизайн банкнот евро тоже выбирали на конкурсе в 1996 году. Из 44 вариантов выбрали проект Роберта Калины. На этих банкнотах изображены 12 звезд флага Евросоюза и карта Европы. Для каждого номинала выбрали отдельный цвет и размер — чем больше номинал, тем больше купюра. Помимо этого на банкнотах сделали рельефные надписи, чтобы слепым и плохо видящим людям было проще обращаться с деньгами.

Роберт Калина посвятил каждый номинал отдельному периоду в развитии европейской архитектуры. На лицевой стороне банкноты изображались окна и дверные проемы как символ открытости Европы. На обороте — мосты как символ связи между странами. Любопытно, что все эти памятники архитектуры не существуют в реальности, дизайнер придумал их специально для банкнот. Изображения реальных памятников решили не использовать, чтобы не выделять отдельные страны на общих деньгах. Однако после запуска банкнот 2002 года в одной европейской стране появились реальные копии этих мостов. Их построили в нидерландском городке Спейкениссе: интернациональные мосты евро здесь перекинуты через городскую реку и открывают путь к новому жилому району.

Купюру номиналом 5 евро сделали серо-голубого цвета, главная тема — античность с триумфальными арками и акведуками. Банкноту номиналом 10 евро выпускали в красно-коричневом цвете, она посвящена романскому стилю. Купюру достоинством 50 евро оформили в оранжевом цвете, изображения демонстрируют эпоху Ренессанса. Банкнота в 100 евро выполнена в зеленом цвете. Изображения демонстрируют стили барокко и рококо, которые соперничали между собой в разных европейских странах. Центром барокко в архитектуре была Италия, рококо родилось и развивалось во Франции. Банкнота 200 евро в желтых тонах демонстрирует стиль модерн. Купюра 500 евро изготовлена в фиолетовом цвете, она посвящена архитектуре ХХ века.

Общность, но индивидуальность


Хотя страны Еврозоны и ввели единую валюту, отказавшись от национальных денег, монеты евро в каждой стране имеют свое особенное оформление, связанное с историей и культурой отдельного государства. У монет есть единая лицевая сторона, на которой изображены номинал и карта Европы. Дизайн разработал Люк Люикс. На обратной стороне находятся национальные изображения. Здесь страны вольны самостоятельно выбирать оформление, и при этом монеты любого государства свободно принимают во всей Еврозоне.

Свои монеты выпускают и несколько стран, не входящих в ЕС: Ватикан, Андорра и Сан-Марино. Эти государства получили специальное разрешение на выпуск монет евро с национальной стороной. Но в обращении эти монеты встречаются редко, поэтому они ценятся в основном среди нумизматов.

Монеты евро разных стран (слева направо): Германия, Нидерланды, Латвия, Франция, Италия, Кипр, Ирландия.

В Европе без евро


На карте еврозоны в центре есть небольшое серое пятно — это Швеция, которая годами отказывается стать частью зоны евро. Хотя в 1994 году страна присоединилась к Европейскому союзу и обязалась принять общую валюту, здесь все еще используют национальные деньги — шведские кроны. Когда шведы решали, вступать ли в ЕС, перевес голосов «за» был ничтожно мал. Страна примкнула к Евросоюзу, но антиевропейские настроения как не утихали тогда, так не утихают и сейчас.

Присоединение к еврозоне, пространству свободной торговли, дает конкретные выгоды. Снижаются расходы в международной торговле, рынок сбыта расширяется на все страны еврозоны, исчезает неопределенность из-за разных курсов валют. Но эти плюсы работают при условии успешной и стабильной экономики государства. Если в стране случается кризис, если она начинает отставать в экономическом развитии, членство в Евросоюзе может только ухудшить ситуацию. Национальное правительство не может подправить валютную ситуацию исходя из экономической обстановки внутри страны. Вся власть отдана Европейскому центробанку, а он в первую очередь заботится о стабильности еврозоны в целом и не может учитывать одновременно ситуации во всех странах ЕС.

Швеция, которая пережила несколько экономических кризисов в XX веке, справедливо опасалась потерять самостоятельность в этом вопросе. Результаты социологических опросов среди шведов говорят, что люди по-прежнему считают экономическую независимость более важной, чем все выгоды от вступления в Евросоюз. Похожей позиции придерживается и Дания. Хотя эта страна присоединилась к Евросоюзу еще в 1973 году, она до сих пор откладывает принятие евро и пользуется датской кроной. В Дании уже не раз проходили голосования по поводу вступления в зону евро, но у сторонников национальной валюты стабильно больше голосов.

Еще интереснее история Британии, которая вышла из ЕС 31 декабря 2020 года. Отношения континентальных стран Европы с Великобританией всегда были сложными. Объединение европейских стран изначально преследовало экономические цели, британцы тоже видели плюсы подобного союза, но создали свою Европейскую ассоциацию свободной торговли. Просто в итоге Европейское экономическое сообщество оказалось успешнее, и Британии пришлось присоединиться к нему, а затем и к Евросоюзу. Однако еще в 1975 году, когда Британия только вступала в ЕС, британцы сразу оговорили, что менять свои фунты на евро они отказываются. В то время современные связи внутри Евросоюза только устанавливались, поэтому требование Британии удовлетворили — главное, чтобы страна присоединилась к союзу.

Но экономическая и политическая зависимость от других стран Европы быстро вызвала недовольство как в правительстве, так и у граждан Британии. Чем больше экономически слабых стран принимали в ЕС, тем больше поддержки получали партии противников Евросоюза. Островное государство не хотело свободно принимать у себя мигрантов из стран Восточной Европы, не хотело подгонять свою внутреннюю политику, главным образом экономическую, под уровень менее развитых стран-участниц. И не хотело платить большие взносы в общий бюджет ЕС без видимых ответных выгод. Закономерно, что в итоге Британия так и не приняла у себя евро, а потом окончательно откололась от ЕС.

Валюта Бельгии. Деньги Бельгии — история и современность

С 1 января 2002 года денежной единицей Королевства Бельгия является евро. Безналичные расчеты в евро начались тремя годами ранее — в 1999 году. В историю ушла еще одна из национальных валют – бельгийский франк, являвшийся официальной денежной единицей на протяжении 170 лет.

Появление независимой Бельгии на политической карте Европы – прямой результат перекраивания границ после наполеоновских войн и следствие формирования бельгийской политической нации в первой трети XIX века. В 1815 году на Венском конгрессе ведущие страны Европы – Россия, Австрия, Пруссия, Великобритания и Франция договорились о создании Королевства Нидерландов, частью которого стали бельгийские земли. Бельгийские националисты были недовольны усилением в стране влияния голландского протестантизма и голландского языка. В 1830 году это привело к Бельгийской революции, в результате которой франкоязычные, католические Южные провинции Объединенного Королевства Нидерландов заявили о независимости и провозгласили создание Королевства Бельгия.

Молодое государство столкнулось с проблемой выбора национальной валюты. На тот момент на территории Бельгии использовался не только нидерландский гульден, но и валюты соседних стран – французский франк, австрийский и прусский талеры. Было решено, что национальная валюта Бельгии не будет напрямую заимствована у соседей. Так, в 1832 году появился бельгийский франк, состоящий из 100 сантимов.

Монеты и банкноты Бельгии

Название валюты, и франка, и сантима бельгийцы все-таки позаимствовали у соседей-французов. Золотое содержание бельгийского франка было идентично франку французскому – 0,2903 г.

1 франк 1833 года, Королевство Бельгия, Леопольд I (1831-1865 гг.)

Серебряная монета номиналом в 1 франк по своим техническим характеристикам соответствовала аналогичной французского монете – 5 г серебра 900 пробы. Национального в бельгийском франке было только оформление монет и слово «бельгийский» в названии. На монетах крупных номиналов появился портрет короля Бельгии, обращенный влево. Эта традиция сохранялась на всем протяжении истории бельгийского франка и перешла на национальную сторону монет евро Бельгии. Однако, ставший в 2013 году бельгийским королем Филипп, сын отрекшегося от престола Альберта II, впервые нарушил традицию. Его портрет на монетах евро повернут не в левую, а в правую сторону.

В 1830-х годах на бельгийских монетах появился лев, символ Бельгии, держащий лапу над Конституцией Королевства, а также девиз Бельгии «L’UNION FAIT LA FORCE» («Единство даёт силу»). Бельгийские монеты с 1832 года чеканил Королевский монетный двор в Брюсселе (знак – голова архангела Михаила с крестом). В 2018 году чеканка монет на этом предприятии была прекращена, а бельгийские монеты евро выпускаются на монетном дворе Нидерландов (знак – кадуцей). Это связано с тем, что в 2016 году нидерландское предприятие, стоящее на грани банкротства, приобрело за 3,6 миллионов евро бельгийское объединение Groep Heylen.

1 сантим 1835 года, Королевство Бельгия, Леопольд I (1831-1865 гг.), медь

В течение первых двадцати лет независимости Бельгии банкноты составляли лишь небольшую часть платежных средств. Их выпускали частные банки. В 1848 году банковский кризис побудил парламент Бельгии предоставить статус законного платежного средства только банкнотам двух банков-эмитентов — «Société générale» и Банка Бельгии.

50 франков 1837 года, Банк «Société générale»

Желание унифицировать обращение банкнот было одной из причин, побудивших министра финансов Бельгии Фре-Орбана основать Национальный банк в 1850 году. С 1851 год это финансовое учреждение стало единственным эмиссионным центром банкнот бельгийского франка.

20 франков 1851 года, Национальный Банк Бельгии

В 1860 году Бельгия стала первой страной в мире, выпустившей монеты из мельхиора – 5 и 10 сантимов. Сегодня сплав меди и никеля является одним из самых распространенных сплавов, используемых для чеканки монет.

10 сантимов 1861 года, Королевство Бельгия, мельхиор

В 1865-1927 годах Бельгия входила в Латинский монетный союз, в котором была установлена система монетного биметаллизма и ведущая роль принадлежала французскому франку.

Первые бельгийские монеты с надписями на нидерландском языке появились в 1886 году, а год спустя последовали первые двуязычные банкноты, на которых текст на французском дублировался текстом на нидерландском.

20 франков 1896 года, двуязычная бельгийская банкнота

Изображения на банкнотах и монетах бельгийского франка по большей мере носили аллегорический характер. В основном они символизировали отрасли бельгийской экономики — торговлю и промышленность. Торговля была связана с изображениями порта Антверпена, каналов и навигационных инструментов, рога изобилия и жезла Меркурия. Промышленность часто была представлена черной металлургией, горнодобывающей промышленностью.

50 сантимов 1953 года, Королевство Бельгия, Бодуэн I, бронза

Самыми известными, в этом смысле, монетами были сантимы второй половины ХХ века с изображением обобщенного образа шахтера в каске и шахтерского керосинового фонаря.

Драматические, красочные купюры бельгийского франка, созданные художником Константом Монталем в 1920-х годах в стиле французско-бельгийского ар-нуво, являются одними из самых красивых в истории Бельгии.

10000 франков 1938 года, банкнота созданная Константом Монталем в 1929 году

В 1921 году Бельгия заключила договор об экономическом союзе с Люксембургом, что облегчило обращение бельгийских банкнот в этой стране. Бельгийский франк оставался валютой Люксембурга вплоть до перехода на евро в 2002 году.

Начиная с 1960-х годов шел процесс укрепления бельгийской валюты. Но, как и большинство капиталистических стран, Бельгия сильно пострадала от нефтяного кризиса 1973 года. Это открыло период нестабильности, отмеченный резким ростом безработицы и растущим государственным долгом. Однако после девальвации 1982 года бельгийский франк постепенно стал одной из сильнейших валют Европейского Союза, что подтверждено решением 1990 года о привязке бельгийского франка к немецкой марке.

В начале 1960-х годов Национальный Банк Бельгии отказался от аллегорий на банкнотах. Было принято решение увековечить в денежных знаках выдающихся бельгийцев прошлого. Последние 40 лет бельгийского франка, таким образом, представлены портретной галереей прославленных бельгийцев.

В 1994-1998 годах была выпущена последняя серия банкнот бельгийского франка. В ней воплощена дань уважения известным бельгийским художникам, архитекторам, изобретателям XIX-XX веков. На момент введения евро в Бельгии в обращении находились шесть номиналов банкнот: 100, 200, 500, 1000, 2000 и 10000 франков.

100 франков 1995 года

Банкнота номиналом в 100 франков посвящена художнику Джеймсу Энсору (1860-1949 гг.). На ней изображен портрет живописца и коллажи из его картин.

200 франков 1995 года

Банкнота 200 франков отдает дань памяти изобретателю саксофона Адольфу Саксу (1814-1894 гг.). На банкноте можно увидеть не только его портрет, но и само изобретение, ансамбль саксофонистов, нотные знаки.

500 франков 1998 года

Банкнота номиналом 500 франков выпущена в честь художника-сюрреалиста Рене Магритта (1898-1967 гг.). На купюре изображен портрет живописца, его автограф и коллажи из картин.

1000 франков 1997 года

Художник-экспрессионист Констант Пермеке (1886-1952 гг.) – главный герой банкноты номиналом 1000 франков. Главная тема его картин – труд бельгийских крестьян и рыбаков, поэтому вместе с портретом художника на банкноте изображен парусник и фрагмент его известной картины «Лежащий крестьянин».

2000 франков 1994 года

Банкнота номиналом 2000 франков посвящена творчеству архитектора, одного из основателей бельгийского стиля ар-нуво в архитектуре и оформлении интерьеров Виктора Орты (1861-1947 гг.). На купюре портрет мастера окружен декоративными элементами из созданных им интерьеров.

10000 франков 1997 года

Банкнота самого крупного номинала 10000 франков посвящена правящей королевской чете – королю Альберту II и его супруге королеве Паоле. Августейшая пара изображена на фоне карты Бельгии.

Циркуляционные монеты Бельгии 1994-2001 гг.

Циркуляционные монеты Бельгии 1994-2001 гг.

В 1994 году была выпущена последняя серия монет для регулярного обращения с портретом, вступившего на престол годом ранее короля Альберта II. Монетный ряд включал четыре номинала: 1, 5, 20 и 50 франков. 1 франк чеканился из стали с никелевым гальванопокрытием. На изготовление 5-франковой монеты шла алюминиевая бронза. 20 франков чеканились из никелевой бронзы. Для чеканки 50 франков использовался никель.

Монеты и банкноты евро Бельгии

1 января 2002 года Королевство Бельгия, отказавшись от национальной валюты – бельгийского франка, перешла на евро.

Национальная сторона монет евро Бельгии была разработана художником Яном Альфонсом Кустермансом (род. 1940 г.), директором Муниципальной академии изящных искусств Турнхаута. В обращении находятся четыре типа монет, различающиеся деталями аверса. Все они являются действующими платежными средствами.

1 евро 1999 года, первый тип бельгийских монет евро

1 евро 1999 года, первый тип бельгийских монет евро

В центре аверса монет первого типа (1999-2007 гг.) изображен профильный портрет короля Альберта II обращенный влево, а королевская монограмма – коронованная литера «А» и год выпуска монеты размещена во внешнем кольце монеты среди 12 звезд, символизирующих Европу.

1 евро Бельгии 2008 года

1 евро Бельгии 2008 года

В 2008 году на аверсе решили изменить королевский портрет, так как внешне Альберт II постарел. Попутно выполнены требования Еврокомиссии об удалении элементов оформления с кольца, на котором должны были остаться лишь 12 звёзд. Однако вышедшие монеты вызвали возмущение Еврокомиссии, придерживающейся неизменного формата национальной стороны (за исключением смены правителя, если его изображение было на аверсе). Для коллекционеров евромонет по типам раздобыть номиналы от 1 до 10 евроцентов проблематично, так как эти монеты чеканились только для наборов (тираж 42 506 штук).

По требованию Еврокомиссии Бельгия вернула изначальный вариант портрета. Но на монетах третьего типа (2009-2013 гг.) королевская монограмма, год выпуска, знаки монетного двора и его директора, а также код Бельгии «BE» остались на внутреннем секторе рядом с профилем короля.

Монеты евро Бельгии третьего и четвёртого типа

Монеты евро Бельгии третьего и четвёртого типа

В 2014 году Бельгия выпустила монеты четвёртого типа в связи с отречением от престола в 2013 году короля Альберта II в пользу своего сына Филиппа. Теперь на монетах изображен король Филипп и его коронованная монограмма «FP». На прежних местах, рядом с королевским портретом остались код страны, знаки монетного двора и его директора, и год выпуска монеты.

10 центов 2015 года. 1 – Монограмма короля Бельгии Филиппа, 2 – код Бельгии, 3 – знак директора Королевского монетного двора Бельгии Бернара Гилларда, 4 – знак Королевского монетного двора Бельгии

10 центов 2015 года. 1 – Монограмма короля Бельгии Филиппа, 2 – код Бельгии, 3 – знак директора Королевского монетного двора Бельгии Бернара Гилларда, 4 – знак Королевского монетного двора Бельгии

Следует отметить, что на монетах Бельгии проставляют не только знак монетного двора, но и индивидуальный знак его директора. Так, например, в 1987-2009 гг. директором Королевского монетного двора был Роман Конин, а его персональным знаком на бельгийских монетах были весы. В 2009-2012 годах на монетах евро Бельгии чеканился знак Сержа Лезенса – гусиное перо. Знаком директора Бернара Гилларда в 2012-2016 годах была кошка. И хотя с 2018 года монеты евро Бельгии выпускаются на Королевском нидерландском монетном дворе в Утрехте, знак директора Королевского монетного двора Бельгии на монетах остался. С 2016 года эту должность занимает Ингрид ван Херзель, выбравшая своим знаком герб города Херзель.

Кроме монет евро для регулярного обращения Бельгия выпускает памятные монеты номиналом 2 евро (не более двух в год, не считая общих выпусков Еврозоны) и коллекционные монеты. Из драгоценных металлов представлены номиналы от 5 до 100 евро. Кроме них существуют 2½ евро из латуни и 5 евро из медно-никелевого сплава.

Защитные признаки банкноты 100 евро с буквой «Z» в номере

Все банкноты евро имеют единый дизайн для всех стран. Однако первая буква в серийном номере банкноты является идентификатором государства-эмитента. Для Бельгии таким идентификатором является буква «Z».

Роман Новожеев

Кандидат исторических наук, доцент

Латвийский Лат — курс к рублю, доллару и евро в Латвии. Конвертер латвийского лата


Латвийский Лат

Латвийский Лат — национальная валюта Латвии. Один лат состоит из 100 сантимов. Изначально латвийский лат появился в 1922 году и использовался в стране до 1940 года. Был восстановлен в 1993 году после обретения Латвией независимости.

На данный момент в обороте находятся монеты в 1, 2, 5, 10, 20, 50 сантимов, а также в 1 и 2 лата. Из банкнот в обороте находятся 5, 10, 20, 50, 100 и 500 латов.

Код Латвийского Лата по ISO — 4217, официальное сокращение — LVL. Сайт центробанка Латвии: www.bank.lv.

[ Подробнее о турах в Латвию ] [ Текущая погода в Латвии по городам ]

Текущие курсы получены от банков-эмитентов основных валют. Остальные валюты вычисляются как кросс-курсы, когда курс пары валют определяется через третью. Такие крос-курсы являются приблизительной оценкой, построенной на данных основных банков.


Динамика курса латвийского лата к евро и доллару

можно переключить валюту
LVL к  EUR  или  USD 

Дата Курс
14.01.14   0.703 LVL
11.01.14   0.703 LVL
10.01.14   0.703 LVL
01.01.14   0.701 LVL
31.12.13   0.702 LVL
28.12.13   0.702 LVL
27.12.13   0.702 LVL
26.12.13   0.702 LVL
25.12.13   0.702 LVL
24.12.13   0.702 LVL
Дата Курс
14.01.14   0.514 LVL
11.01.14   0.516 LVL
10.01.14   0.517 LVL
01.01.14   0.508 LVL
31.12.13   0.511 LVL
28.12.13   0.510 LVL
27.12.13   0.513 LVL
26.12.13   0.514 LVL
25.12.13   0.513 LVL
24.12.13   0.513 LVL

Латвийский Лат — график изменения курса

Латвийский Лат, образцы всех банкнот Латвии:

5 латвийских лат
5 латвийских лат — оборотная сторона
10 латвийских лат
10 латвийских лат — оборотная сторона
20 латвийских лат
20 латвийских лат — оборотная сторона
50 латвийских лат
50 латвийских лат — оборотная сторона
100 латвийских лат
100 латвийских лат — оборотная сторона
500 латвийских лат
500 латвийских лат — оборотная сторона

Валюта Бельгии. Как расплачиватся и делать покупки?

Валюта Бельгии

Королевство Бельгия входит в состав Евросоюза, именно поэтому для денежных расчетов жители пользуются евро. До этого в денежном обороте страны были бельгийские франки.

Интересный факт! Если подбросить бельгийскую монету, то велика вероятность, что выпадет орел. Причина в том, что одна сторона монеты тяжелее из-за выпуклого профиля короля.

Отправляясь за покупками, при себе неплохо иметь немного наличных. Банковские карты принимаются к оплате только в ресторанах и торговых центрах. Трепетное отношение бельгийцев к деньгам заставляет их уже заранее включать в счет сумму чаевых. То же самое и в такси, сумму всегда округляют в большую сторону.

Если расплачиваться купюрой, номиналом больше 20 евро, то комиссия составит до трех евро с основной суммы.

На выезде из страны можно оформить возврат НДС, соблюдая условия:

• Покупки из магазина системы TAX FREE

• Сумма товаров более 125 евро

Монеты Евро и евроценты Бельгии

ГДЕ ОБМЕНЯТЬ ВАЛЮТУ

Совершить обмен валюты можно в следующих местах:

— аэропорт

— банк

— вокзал

— гостиница

— почтовое отделение

Банкоматы работают повсеместно. В воскресенье в банках выходной.

Опытные туристы рекомендуют обменивать валюту в банках и на почте, там наиболее выгодный курс.

ИСТОРИЯ ФРАНКА

Бельгия обрела независимость лишь в 19-ом веке. С этого момента начинается история бельгийского франка. Золотые и серебряные монеты чеканились по всей стране. Пока не появился монетный двор.

Позже в обращение вошли бумажные купюры. Разменной монетой служил сантим. На купюрах были изображены портреты людей, которые внесли значительный вклад в историю развития страны: художники, архитекторы, изобретатели. На купюре достоинством в 10 000 франков были изображения короля Альберта II и королевы Паолы.

Адольф Сакс — известный изобретатель музыкальных инструментов, изобрел саксофон

Со временем, золотое обеспечение франка понизилось. В 40-ых годах 20-ого века Бельгия объединяется с финансовой системой Люксембурга.

В 2002 году Бельгия переходит на евро. Бельгийские монеты всегда очень высокого качества и ценятся коллекционерами.

Выгодные звонки и 4G интернет по всему миру! 

  • • 4G/LTE Интернет за границей – от 20 копеек/МБ.
  • • Звонки в Россию – от 0,05 $/мин.
  • • Бесплатные входящие звонки – в 140 странах.
  • • Абонентской платы – нет.

Стартовый баланс 0 $. Цена: 0 руб.

Узнать подробнее
ПОЛУЧИТЬ БЕСПЛАТНУЮ SIM-КАРТУ

Отзывы наших пользователей

Новости Innovative Securities — Евро, вторая по значимости валюта

Пусть евро существует лишь с 1999 года, но он сразу стал второй по значимости резервной валютой мира после доллара США. В его успехе ключевую роль сыграла немецкая марка, но были и другие факторы.

Хотя доллар США все еще является самой важной резервной валютой мира, евро следует за ним с минимальным отрывом. Евро также является второй наиболее торгуемой валютой, его опережает опять же только доллар. По данным Европейского центрального банка, в обращении находится примерно 1,46 трлн. евро. В мире больше только долларов. Но как евро стал настолько важной валютой всего за 19 лет?

Как появился евро?

Во-первых, евро планировался задолго до его введения в обращение. Ему предшествовала виртуальная корзина валют Европейского сообщества. С 1979 года использовался ЭКЮ. По мере того, как интеграция между странами-членами становилась все более тесной, и появился Европейский Союз, появилась также идея единой валюты.

Начало было положено в 1992 году Маастрихтским договором. Чтобы быть частью еврозоны, страны должны были соответствовать строгим критериям (например, иметь дефицит менее 3% ВВП). Тогда также было решено, что, хотя Великобритания и Дания были частью ЕС, они не должны были присоединяться к зоне евро.

Название «евро» было выбрано в 1995 году. Три года спустя было также решено, что один евро будет стоить ровно один ЭКЮ. 1 января 1999 года евро был официально введен в обращение, но банкноты и монеты появились только позже. Старые национальные валюты использовались до 1 января 2002 года, когда в государствах-членах еврозоны евро был введен в обращение в качестве законного платежного средства.

Почему евро настолько важен?

Вскоре после Второй мировой войны немецкая марка стала одной из важнейших резервных валют мира. Германия является крупнейшей экономикой Европейского Союза (и 4-й в мире), поэтому неудивительно, что их (новая) официальная валюта по-прежнему является важной мировой резервной валютой.

Нажмите на изображение, чтобы увидеть его в полном разрешении

Но история евро связана не только с маркой. Французский франк также был важной резервной валютой. Франция также занимает 7-е место в мире по величине экономики. Между тем евро также олицетворяет силу других 17 стран, многие из них занимают лидирующие места в мировой экономике.

По данным Международного валютного фонда, Европейский Союз является второй по величине экономикой мира с ВВП в размере 17 триллионов долларов. Опять же, только США опережают ЕС, их ВВП составляет 19,3 триллиона долларов. Евро также является шестой в мире валютой по стоимости, обменный курс по отношению к доллару составляет 1:1,15 на момент написания этой статьи.

Что нас ждет в будущем?

Все вышеназванные факторы делают евро важной валютой. Некоторые аналитики даже ожидали, что он свергнет доллар США с позиции основной резервной валюты мира, но пока этого не случилось, и на данный момент сложно понять, как это может произойти. Рост его доли в качестве резервной валюты в последнее время немного замедлился, но евро по-прежнему прочно удерживает свою позицию.

Глядя на мировую экономику, можно с большей уверенностью сказать, что евро останется одной из наиболее значимых мировых валют. В то же время некоторые аналитики считают, что другие валюты могут присоединиться к элитному клубу, что немного уменьшит значимость доллара США. Многие ожидают, что в будущем будет больше важных резервных валют, одной из которых будет евро.

Отказ от ответственности: этот анализ служит для общей информации и не является рекомендацией продать или купить какой-либо инвестиционный инструмент. Поскольку любая инвестиция связана с некоторым риском, основой нашей деловой политики является диверсификация с целью свести к минимуму угрозы и получить максимальную прибыль. Продукт Profit Max компании Innovative Securities обладает диверсифицированным портфелем, который содержит ликвидные инструменты. Таким образом наши клиенты могут сохранить ликвидность и в то же время достичь своих личных инвестиционных целей в долгосрочной перспективе.

Влияние евро и перспективы доллара

В опросе центральных банков 2005 года большинство респондентов заявили, что они намерены продолжить диверсификацию от доллара, и некоторые недавно сделали публичные заявления в этом направлении.

Заменит ли евро доллар как ведущая международная валюта? Поскольку две трети всех международных резервов по-прежнему хранятся в валюте США, проблема евро кажется маловероятной. Действительно, это было широко распространенное мнение, когда евро был введен менее десяти лет назад.Но в статье Оптимальные доли валюты в международных резервах: влияние евро и перспективы доллара (Рабочий документ NBER № 12333) авторы Элиас Папайоанну , Ричард Портес и Грегориос Сиурунис утверждают, что Повышение евро до статуса основной международной валюты уже не может быть таким неправдоподобным, как многие полагают.

Рост привлекательности евро обусловлен несколькими факторами: еврозона сопоставима с экономикой США с точки зрения ВВП и открытости торговли; Европейский центральный банк сдерживает инфляцию; ЕС не испытывает ничего похожего на дефицит текущего счета и внешний долг Америки, которые оказывают значительное давление на доллар.В опросе центральных банков 2005 года большинство респондентов заявили, что они намерены продолжить диверсификацию от доллара, и некоторые недавно сделали публичные заявления в этом направлении.

Папайоанну и его коллеги изучают состав валютных резервов центральных банков, чтобы узнать, как изменения в выставлении счетов-фактур по финансовым и международным торговым операциям влияют на состав резервов. Они обнаружили, что выбор базовой валюты, валютных привязок и валют для интервенций на валютном рынке сильно влияет на состав резервов.Все это, в свою очередь, может дать представление о других аспектах интернационализации. Рост резервов в последние годы был драматичным: с 1998 года развивающиеся рынки и развивающиеся страны утроили свои резервы. Кроме того, рост цен на нефть и другие сырьевые товары увеличил валютные резервы в странах-экспортерах топлива. Эти резервы в основном формируются за счет дефицита текущего счета США. Исследователи говорят, что даже ограниченное сокращение долларовых активов может привести к значительным колебаниям обменного курса, в частности, к значительному снижению курса доллара.

Аналитики оценивают влияние евро на международные резервы с помощью динамического оптимизатора валютного портфеля со средней дисперсией в рамках исследования событий «до и после». Делая различные предположения о доходности владения пятью основными международными валютами (доллар, евро, швейцарский франк, британский фунт стерлингов и японская иена), они получают оптимальную структуру портфеля валютных резервов центральных банков на 11 лет, окружающих введение евро в 1999 году.Они рассматривают теоретический «репрезентативный центральный банк» на агрегированном уровне и сравнивают эти расчетные оптимальные доли с фактическими агрегированными долями, сообщаемыми Международным валютным фондом. Результаты показывают рост доли как доллара, так и евро в последние годы за счет других валют, причем евро постепенно становится все более важным, особенно в развивающихся странах.

Среди своих выводов Папайоанну, Портес и Сиурунис сообщают следующее: схема оптимизации среднего отклонения дает примерно равное распределение четырех основных недолларовых валют, а оптимальная доля евро на самом деле ниже, чем они наблюдают.Это предполагает возрастающую международную роль евро, что приводит к увеличению резервов в европейской валюте по сравнению с оптимальными портфелями. Однако до сих пор эта усиленная интернационализация происходит в основном за счет йены, британского фунта стерлингов и швейцарского франка, а не по отношению к доллару.

Кроме того, в последние годы спрэды по операциям с евро резко сократились, а также значительно сузились и для валют других промышленно развитых стран, что сделало диверсификацию в сторону от доллара более привлекательной.Более того, исследователи дополнили оптимизатор валюты ограничениями, отражающими желание центральных банков хранить значительную часть своих авуаров в валюте их внешнего долга и в валюте выставления счетов-фактур. Они проводят некоторое моделирование для четырех стран с формирующимся рынком (Бразилия, Россия, Индия и Китай), которые недавно накопили большие резервные активы в иностранной валюте, и находят для евро более высокие веса, чем совокупная оценка для «репрезентативного центрального банка». Это указывает на то, что вызов евро доллару может произойти раньше, чем предполагалось.

Наконец, авторы находят, что эталонная валюта или выбор безрискового актива является главным определяющим фактором в оптимальном составе резервов в рамках средней дисперсии. Но на практике, когда существует режим регулируемого обменного курса, базовой валютой, естественно, является валюта или валюты, к которым привязана собственная валюта страны. Это предполагает серьезную проблему для доллара, если все больше стран откажутся от управления своими обменными курсами по отношению к доллару и примут якоря или корзины на основе евро, в которых евро будет играть сильную роль.

Результаты исследователей также предполагают, однако, что для значительного увеличения доли евро в резервах центрального банка потребуется, чтобы большее количество стран включили евро в свои валютные привязки (структура долга и торговля имеют меньшее влияние, чем выбор базовой валюты. ) и что возможности для активного управления своими портфелями центральными банками расширяются, позволяя им открывать короткие позиции (что становится все более важным в связи с наблюдаемой тенденцией к усилению совместного движения основных валют).

— Мэтт Несвиски

Как евро стимулировал торговлю? Микроэкономические данные

Евро увеличил объем торговли внутри валютного союза. В этой колонке суммируются исследования, изучающие, как евро сформировало экспортное поведение фирм.

Евро был введен почти десять лет назад. За этим нововведением, в ходе которого группа европейских стран добровольно отказалась от своих национальных валют в пользу вновь созданной, по разным причинам пристально наблюдали как политики, так и экономисты.Во-первых, это был новый шаг — на протяжении большей части послевоенного периода страны явно предпочитали иметь свою собственную национальную валюту. 1 Во-вторых, до создания Европейского экономического и валютного союза (ЕВС) страны, переходившие на другую валюту, казались радикально отличными от стран, не входящих в союз. Они часто были (чрезвычайно) небольшими по размеру и сильно зависели в политическом или экономическом плане. Наконец, европейский опыт вызвал значительный интерес не только внутри Европейского Союза, но и за его пределами.Около десятка членов ЕС еще предстоит решить, присоединяться ли и когда к еврозоне. Кроме того, евро служит эталонным экспериментом для групп стран, особенно в Азии и регионе Персидского залива, с учетом их собственных региональных валютных союзов. 2

Евро был введен в основном для достижения более высокого уровня экономической интеграции в рамках единого европейского рынка и тем самым содействия как экономическому росту, так и стабильности. Его ожидаемые торговые эффекты были небольшими. Хотя евро может способствовать развитию международной торговли в зоне евро, устранив некоторую неопределенность обменного курса и операционные издержки с валютой, колебания обменных курсов между странами, принявшими евро, были низкими, а иногда даже нулевыми, еще до образования ЕВС.

Наше понимание влияния валютных союзов на торговлю радикально изменилось с публикацией в 2000 году влиятельной статьи Эндрю Роуза Economic Policy . Он обнаружил, что членство в валютных союзах обычно связано с непропорционально большими двусторонними торговыми потоками. Впоследствии (и это вполне предсказуемо) ряд исследований был специально посвящен евро. Интересно, что большинство этих исследований показывают, что торговля между странами еврозоны увеличилась после введения евро (по сравнению с торговлей, в которой участвуют нечлены).Оценки в основном колеблются от 5 до 20 процентов. Тем не менее, необходимо сделать оговорки. Например, кажется, что результаты зависят от стран, выбранных в качестве группы сравнения. Кроме того, Бергер и Нитч (2008) показывают, что рост торговли в зоне евро является просто продолжением долгосрочной тенденции, вероятно, связанной с более широким набором политики экономической интеграции ЕС.

В последнее время исследования влияния валютных союзов (и, в частности, евро) на торговлю сместили акцент с на на на .В недавнем исследовании Европейской комиссии Болдуин, ДиНино, Фонтанье, Де Сантис и Тальони (2008) утверждают, что рост торговли за счет евро, вероятно, был вызван увеличением числа экспортеров и продаваемых товаров. через границы. За счет сокращения постоянных и / или переменных затрат на экспорт евро позволил ранее неэкспортирующим фирмам начать экспорт, а уже экспортирующим компаниям расширить ассортимент продукции, которую они продают за границу. Они предоставляют стилизованные доказательства, согласующиеся с этим объяснением, с использованием данных на уровне компаний из Бельгии, Франции, Венгрии и Швеции.Аналогичным образом Берту и Фонтань (2008) и Флам и Нордстром (2006) находят некоторую поддержку этой гипотезе. Однако их результаты становятся слабее, когда они ограничивают контрольную группу теми странами ЕС, которые не присоединились к евро.

В недавней работе (Nitsch and Pisu, 2008) мы использовали более дезагрегированный подход для изучения каналов, через которые евро мог повлиять на торговлю. Основываясь на новейшей литературе по эмпирической международной торговле, мы задаем следующие вопросы: Изменилось ли количество продаваемых товаров после введения евро? Изменилось ли количество экспортеров? Изменилась ли (средняя) цена продаваемых товаров? Отличалась ли реакция малых и менее производительных фирм от реакции крупных и высокопроизводительных фирм?

Что касается совокупной торговли, мы подтверждаем ранее сделанные выводы о том, что торговля между странами-членами ЕВС умеренно увеличилась после введения евро.Наши результаты показывают, что этот эффект в основном связан с увеличением торговли в рамках давно установленных торговых отношений; количество торгуемых разновидностей (на 4-значном уровне классификации продуктов) остается в значительной степени не затронутым принятием единой валюты.

Помимо отраслевых данных о торговле, мы проанализировали данные о торговле на уровне компаний. 3 Изучая торговую деятельность бельгийских фирм, мы обнаруживаем, что евро повысило склонность фирм к экспорту в страны еврозоны.Более того, евро увеличил количество товаров, которые экспортеры поставляют в зону евро. Кроме того, новые экспортируемые товары, по-видимому, характеризуются более низкой удельной стоимостью, чем те, которые уже экспортируют. Все эти эффекты сильнее для небольших и менее производительных фирм.

В целом, эти результаты на уровне компаний предполагают, что евро снизил фиксированные и / или переменные издержки экспорта. Некоторые более мелкие и менее производительные фирмы теперь считают экспорт в зону евро прибыльным. Стоимость единицы вновь экспортированных товаров ниже, чем у ранее экспортированных, потому что евро сделал их экспорт прибыльным, особенно для мелких экспортеров.

Болдуин, Ричард, Вирджиния ДиНино, Лайонел Фонтанье, Роберто А. Де Сантис и Дарья Тальони. 2008. «Исследование влияния евро на торговлю и прямые иностранные инвестиции». Economic Papers 321, Генеральный директорат Европейской комиссии по экономическим и финансовым вопросам.

Бергер, Хельге и Фолькер Нич. 2008. «Уменьшение масштаба: торговый эффект евро в исторической перспективе», Журнал международных денег и финансов . (готовится к печати).

Флам Гарри и Хокан Нордстрём.2006. «Влияние евро на интенсивную и обширную торговую маржу», Рабочий документ CESIfo № 1881, декабрь.

Глик, Реувен и Эндрю К. Роуз. 2002. «Влияет ли валютный союз на торговлю? Свидетельства временного ряда », European Economic Review . 46 (июнь): 1125-1151.

Мюльс, Мирабель и Мауро Пису. 2007. «Импорт и экспорт на уровне фирмы: данные из Бельгии», серия исследований 200705-03. Национальный банк Бельгии.

Нич, Фолькер и Мауро Пису.2008. «Скальпель, пожалуйста! Анализ влияния евро на торговлю », ETH Zurich и Национальный банк Бельгии.

Роуз, Эндрю К. 2000. «Одни деньги, один рынок: влияние общих валют на торговлю», Экономическая политика . 30 (апрель): 7-45.

1 Глик и Роуз (2002) показывают, что политическое отделение (например, от бывшего колонизатора) часто сопровождалось денежным отделением.

2 Ряд стран, входящих в Совет сотрудничества стран Персидского залива, заявили о своем намерении достичь валютного союза к 2010 году.

3 Описание этого набора данных см. Muûls and Pisu (2007).

Почему Европа решила перейти на единую валюту 25 лет назад?

Многие европейцы сегодня неизбежно задаются вопросом, почему Европейское сообщество — как его называли четверть века назад — выбрало смелую стратегию создания Экономического и валютного союза в то время, когда ряд политических и экономических вопросов еще не решен. решено. Для кого-то вроде меня, который имел привилегию участвовать в первых подготовительных мероприятиях, ответ в отношении будущего и проще, и более положительный, чем думает большинство респондентов: я считаю, что были и веские экономические аргументы в пользу перехода к единой валюте. и редкая политическая возможность реализовать его примерно в 1990 году.Многие из моих коллег-экономистов, которые были критически настроены с самого начала, считают, что экономические аргументы в пользу ЕВС были слабыми и что решение было принято строго по политическим мотивам, что освобождает экономистов от прямой ответственности. На мой взгляд, это было бы неправильным толкованием основы решений Межправительственной конференции, которая подготовила Маастрихтский договор на протяжении 1991 года. Я начну с того, что считаю основными экономическими аргументами того времени, а затем перейду к политическим. факторов и некоторых вопросов, которые не были решены или непредвидены в 1990 году.

Три основных экономических аргумента

Длительный экономический бум в Европе подошел к концу с первым энергетическим кризисом 1973-74 годов, который также положил конец любой надежде на то, что Европа сможет продвинуться к валютно-финансовой интеграции, изложенной в отчете Вернера 1970 года. В то время европейские экономики более десяти лет работали плохо с высокой инфляцией и низким ростом. Однако в первой половине 1980-х годов наблюдался прогресс в направлении экономической стабилизации, и сравнение с США, Японией и другими, более успешными частями мировой экономики возродило европейские амбиции в отношении роста.Движение в европейских дебатах было возобновлено в 1985 году новой инициативой Комиссии Делора по продвижению к единому рынку в Европейском сообществе в течение следующих семи лет. Возвращение к первоначальной цели денежной интеграции казалось многим естественным дополнением к построению единого рынка. Очевидно, что свободная торговля не предполагает отмены национальных валют, но существовало мнение, что было бы нереалистично продолжать детальную реализацию около 300 законодательных инициатив по углублению единого рынка, сохраняя при этом возможность значительных внезапных сдвигов. в конкурентоспособности, связанной с периодическими изменениями курсов европейских валют.Крупные промышленные предприятия в Европе решительно поддерживали предполагаемую взаимодополняемость унификации рынка и валюты, указывая на значительный ожидаемый прирост эффективности их ценовой политики и финансовых стратегий.

Принятие этих аргументов вышло далеко за рамки политиков и промышленников. Организованный труд в Германии и других странах, стремящийся обеспечить плавный рост реальной заработной платы, не любил неопределенность в отношении заработной платы и рабочих мест, связанную со сдвигом в конкурентоспособности из-за изменений обменного курса по отношению к основным торговым партнерам.Наилучшей защитой реальной заработной платы было бы максимальное ограничение колебаний обменного курса.

Некоторых успехов в этом направлении удалось достичь в рамках Европейской валютной системы (EMS), которая к концу 1980-х годов значительно сузила колебания обменного курса. После шаткого старта в 1979–1983 годах, который в основном ассоциировался с политическими экспериментами в первые два года президентства Миттерана, стало заметным сближение основных макроэкономических показателей, в частности ценовых и стоимостных тенденций.Эта конвергенция была более развитой во Франции и нескольких небольших государствах-членах, чем в Италии или в трех новейших государствах-членах в то время (Греция, Испания и Португалия), но, тем не менее, устранение корректировок обменных курсов между двенадцатью странами больше не выглядело совершенно неосуществимым в среднесрочной перспективе.

Был также внешний аргумент в пользу единой валюты, который получил широкую поддержку среди политиков: EMS не защитила участвующие валюты от массовых потрясений в течение 1980-х годов, вызванных колебаниями цен на нефть и доллара. по мере того, как экономика США адаптируется к ужесточению денежно-кредитной и экспансионистской фискальной политике.Когда доллар был слабым, немецкая марка (DM) стала чрезмерно сильной (и наоборот) в рамках EMS, что привело к необходимости корректировок, которые не были оправданы развитием событий в Европе. На глобальных форумах Германия все чаще воспринималась как или европейский голос из-за ее ведущей роли в EMS, но немцы становились все менее комфортно с этой подверженностью критике США и более готовы рассмотреть вопрос о разделении европейской лидирующей роли с другими европейцами. .

Третий аргумент сыграл роль в поддержке идеи выхода за рамки EMS: упорядоченному управлению перестройкой центральных ставок способствовал контроль за остаточным капиталом, все еще существующий во Франции, Италии и Бельгии.Однако единый рынок был также разработан для создания единого европейского финансового рынка, на котором национальные валюты и лежащие в их основе политики будут подвергаться «рыночной дисциплине». Когда в июне 1988 г. «более слабые» экономики наконец согласились, что они снимут ограничения на краткосрочные потоки в ближайшем будущем, Германия (и Нидерланды) признали, что управление EMS станет более трудным. Не случайно, что через две недели после решения отказаться от контроля за остаточным капиталом к ​​1990 году на Ганноверском Европейском совете в июне 1988 года было достигнуто соглашение о создании комитета для изучения того, как можно реализовать экономический и валютный союз с единой валютой. поэтапно.Этот комитет был назван в честь президента Комиссии Жака Делора, который был назначен Германией и Францией для руководства исследованием. Таким образом, финансовое измерение единого рынка также помогло расчистить путь для единой валюты.

Приведенные выше аргументы, а именно (i) восприятие взаимодополняемости существующего единого рынка, (ii) желание снизить уязвимость структуры национальных валют по отношению к различным внешним потрясениям, которые произошли в течение предыдущего десятилетия, и наполовину, и (iii) осознание того, что свободные потоки капитала внутри ЕС могут лучше регулироваться единым валютным пространством, что в совокупности дает веские экономические основания для создания единой валюты.Это экономическое обоснование было общепринятым как во Франции, так и в Германии, и оно явилось общей основой для более широкого компромисса в отношении дальнейших действий; Без этой экономической основы мы не смогли бы увидеть соглашения о переходе к ЕВС, каким бы желательным такой шаг ни казался по политическим мотивам.

Если взглянуть на три экономических аргумента задним числом, то они по-прежнему кажутся в значительной степени убедительными, даже с учетом того, что контрфактический анализ того, где был бы ЕС сегодня, если бы он не установил единую валюту, никогда не следует рассматривать как доказательство, только как наводящий на размышления.Мог ли единый рынок выжить в суматохе объединения Германии и атак на ЕМС без перспектив создания единой валюты на горизонте? И будет ли он устойчивым перед лицом финансового кризиса, начиная с 2008 года? Конечно, ответы на оба вопроса должны быть ближе к «Нет», чем к «Да». Точно так же валютный союз сделал страны-участницы менее уязвимыми для центробежных внешних возмущений, чем они были бы даже при хорошо функционирующей СЭМ.Наконец, отмена национальных валют сократила возможности для потоков капитала внутри региона, что привело к разъединению государств-членов, хотя и не в той степени, на которую рассчитывали — как показал опыт обратимости таких потоков между странами-кредиторами и странами-должниками в 2010-2012 годах. В общем, аргумент о том, что Маастрихтский договор не имел веского экономического обоснования, весьма сомнительный. Теперь я перехожу к «великой политической сделке», часто рассматриваемой как основная мотивация денежного объединения.

Была ли в Маастрихте великая политическая сделка?

Многие французские политики — при поддержке политологов — привязаны к восприятию того, что была сделка, в которой Германия согласилась перейти к валютному союзу и отказаться от DM в обмен на поддержку со стороны европейских партнеров для воссоединения Германии.У этой интерпретации есть две основные проблемы.

Во-первых, на уровне принципов не было основы для большой сделки. Воссоединение Германии просто имело слишком большой импульс и поддержку там, где оно действительно имело значение, — со стороны США и Советского Союза, — чтобы скептики, такие как президент Миттеран и премьер-министр Тэтчер, не смогли его заблокировать или даже замедлить.

Во-вторых, на практическом уровне принципы валютного союза были разработаны до падения Берлинской стены в ноябре 1989 года — события, которого не ожидал ни один высокопоставленный политик в Европе.Европейский совет в Ганновере в июне 1988 г. сформулировал амбиции, Отчет Делора выполнил свой мандат и представил план, показывающий осуществимый подход, и Европейский совет в Мадриде в июне 1989 г. одобрил план.

Тем не менее, воссоединение Германии могло иметь важные последствия для удивительной скорости, с которой единая валюта была принята 11 государствами-членами всего через семь лет после подписания Маастрихтского договора. Политическое внимание в Германии было поглощено всеми проблемами воссоединения, которые считались более значительными, чем проблемы европейской интеграции.Наиболее критические дебаты по поводу интересов Германии в проекте начались спустя много времени. Воссоединение Германии имело еще один эффект: разрушило то, что было основным предположением французских и других негерманских наблюдателей, а именно, что Германия вот-вот достигнет своего собственного класса по экономической мощи. Экономические последствия воссоединения стали огромным бременем для государственных финансов и конкурентоспособности Германии. Возник внешний дефицит, который к 2003 году был устранен лишь медленно, и оставались сомнения в том, сможет ли экономика когда-либо полностью восстановить свое прежнее состояние.На протяжении этого длительного периода корректировки относительная экономическая слабость сделала Германию сторонником относительно гибкой денежно-кредитной политики и более мягким защитником ортодоксальности — в отличие от того, что ожидалось во время переговоров в Маастрихте.

Таким образом, Германия действительно была менее доминирующей в преддверии и в первые годы валютного союза — но не из-за какой-либо грандиозной политической сделки. В этом отношении лежащие в основе экономические соображения также оказались более значимыми, чем политические соображения.

Мои предварительные выводы о том, что идея единой валюты (i) имела прочную экономическую основу, хотя она, очевидно, адаптирована к опыту государств-членов в 1970-х и 1980-х годах, и (ii) развивалась в политически благоприятных обстоятельствах без помощи каких-либо крупных политическая сделка, все еще остается вопрос о том, почему долгосрочные результаты инициативы принесли много разочарований. Была ли конструкция ошибочной с самого начала, в частности, из-за узкого внимания к денежной унификации? Или в основе своей разумной структуры было злоупотребление разнонаправленным поведением государств-членов? Или были упущения, непредвиденные в 1992 году, которые с тех пор не исправлены? Ниже я попытаюсь в общих чертах обрисовать ответы на эти очень общие вопросы.

Противоречивые представления и упущения в Маастрихтском подходе

Спрос на валютный союз исходил из Франции и, в некоторой степени, из Италии при поддержке Европейской комиссии. Большинство более мелких участников EMS не были недовольны своим опытом работы в EMS; они больше приблизились к экономическим показателям Германии, чем Франция, и у них было меньше иллюзий, что валютный союз может устранить асимметрии из-за разницы в размерах между участниками, но они были готовы поддержать компромисс, который был приемлем для двух крупнейших членов состояния.

К сожалению, способ, которым этот экономический компромисс был представлен широкой публике в Германии и во Франции, имел тенденцию в подавляющем большинстве подчеркивать те части компромисса, которые, как ожидалось, будут особенно привлекательными для внутренней аудитории. В Германии единая валюта была представлена ​​как наследник немецкой марки, олицетворяющая все качества немецкой экономической политики, в частности, «культуру стабильности» низкой и стабильной инфляции. Не все немецкие официальные лица были убеждены, что такой исход был гарантирован, но они были достаточно польщены, чтобы увидеть их политику и достижения, наконец, по крайней мере косвенно, признав, что они не выступали против позитивной линии своего правительства.Такие соображения, безусловно, побудили президента Бундесбанка подписать отчет Делора в 1989 году.

Во Франции идея единой валюты была представлена ​​как способ для Франции разделить денежное лидерство в Европе с Германией. Хотя суть истины в этом стремлении заключалась в том, что будущий Европейский центральный банк устранит явное руководство Бундесбанком прошлого, французские политики, в частности президент Миттеран, не упомянули два неудобных факта. Во-первых, лидерство в новой структуре будет означать, что ЕЦБ будет рассматривать только коллективные, а не национальные интересы.Во-вторых, Франция будет представлена ​​независимым центральным банком, который не будет подчиняться инструкциям французского правительства. Идея независимого центрального банка никогда не привлекала Францию, и Banque de France получил формальную независимость только в 1993 году в рамках подготовки к вступлению в будущий ЕЦБ. Более чем десятилетие спустя несколько заявлений президентов Ширака и Саркози показали, что эта эволюция все еще не была принята на высшем политическом уровне.

Подводя итог, если сравнить то, что было сказано во время кампании референдума во Франции 1992 г. в поддержку принятия Маастрихтского договора, с разъяснениями правительства Германии в Конституционном суде Германии в 1993 г. относительно того, почему следует рассматривать введение единой валюты как конституционно допустимый, можно было бы задаться вопросом, рассматривают ли две основные страны возможность присоединения к одному и тому же союзу.Это несоответствие политических перспектив в двух основных странах было не только неблагоприятным началом; он сохранялся в институциональной структуре ЭВС и вновь возник в конфликтах по поводу симметрии и асимметрии между странами-должниками и кредиторами два десятилетия спустя.

Разработка основного Маастрихтского компромисса действительно понравилась обеим сторонам, и это могло быть более позитивно представлено отечественной общественности. Франция запросила валютный союз, к которому она стремилась на двусторонней основе в течение некоторого времени, и получила его на уровне ЕС, аргументируя это тем, что единая валюта была шагом к экономическому и политическому союзу, цели, которые стояли выше в списке приоритетов Германии.Но многие детали имели преимущественно немецкий дизайн. Германии не удалось убедить своих европейских партнеров принять предпочитаемую ею последовательность в процессе объединения Европы, в которой валютный союз должен быть последним — после или, по крайней мере, только параллельно с политическим союзом, в соответствии с формулой, изложенной в Докладе Вернера по ЕВС. десятилетиями ранее. Трудность для Германии заключалась в том, что ни канцлер Коль, ни другие немецкие официальные лица не могли прояснить, что подразумевает политический союз в конкретных терминах; однако они были убеждены, что это не подразумевает фискального союза в смысле трансфертов между странами.Под давлением канцлер Коль имел тенденцию ссылаться на большую роль Европейского парламента и на чувство общей политической цели в областях, не имеющих прямого отношения к валютному союзу, особенно в совместном решении внешних проблем. Возможно, эти элементы остаются лучшим из доступных определений; первый элемент прогрессировал, особенно с Лиссабонским договором, но последний — и важный — элемент остается неуловимым и претерпел серьезные неудачи в последние годы, когда трудности выработки общего подхода к политическим вызовам в нескольких ключевых областях заблокировали совместные европейские подходы. .

Был ли маастрихтский подход неработоспособным — или им злоупотребляли?

Что имеет в виду большинство критиков, называя структуру валютного союза ошибочной или, в лучшем случае, неполной, так это отсутствие элементов финансового союза. Это упущение было намеренным. Было бы не только политически невозможно согласовать какие-либо положения о финансовом союзе примерно в 1990 году, но и экономические доводы в пользу этого, по общему мнению, были слабыми. Подход к единой валюте в Европе был и остается очень отличным от подхода крупных федеративных стран, где национальное правительство взяло на себя большую часть ответственности за экономическую стабилизацию на субнациональном уровне.В Европе почти все инструменты политики, кроме политики процентной ставки и обменного курса, связанного с существованием национальной валюты, должны были быть оставлены в руках правительств государств-членов. Широкая свобода действий на национальном уровне рассматривалась как справедливая и оперативная часть пакета мер по обеспечению денежно-кредитной стабильности и устранению неопределенности обменного курса при соблюдении принципа («субсидиарности»), согласно которому все важные немонетарные решения должны приниматься как можно ближе к национальным. электораты по возможности.

В Комитете Делора и на протяжении затяжных Маастрихтских переговоров по этой структуре велись длительные и интенсивные обсуждения. (Оптимистическая) предпосылка, на которой строится структура, заключалась в том, что мониторинг со стороны рынков (с помощью правительств) предотвратит возникновение серьезных расхождений в экономических показателях. Конкурентное давление на едином рынке поможет сохранить в целом параллельную эволюцию национальных затрат и цен, в то время как финансовые рынки будут отслеживать кредитоспособность суверенных заемщиков, эффективно заменяя их оценки валютных рисков (теперь ненужные) оценками суверенных кредитных рисков ( теперь гораздо большее значение).

Было осознание серьезной слабости последнего механизма: финансовые рынки, вероятно, слишком долго проявляли терпение, а затем внезапно и грубо пересматривали свои взгляды. Таким образом, было решено, что национальные правительства в валютном союзе должны подчиняться правилам для верхних пределов дефицита государственного сектора и долга и контролировать их, чтобы поддерживать долгосрочную устойчивость, облегчая роль рыночной дисциплины. Результатом стала так называемая процедура чрезмерного дефицита, которая впоследствии была уточнена с точки зрения процедур и санкций в Пакте о стабильности (и росте), добавленном в 1997 году.Оба касались проведения национальной фискальной политики, пытаясь найти компромисс между ролью автоматических стабилизирующих механизмов и долгосрочным благоразумием. Усилия Франции и других сторон во время Маастрихтских переговоров по определению роли на европейском уровне для определения совокупной фискальной позиции в конечном итоге были исключены из Договора — и оставались вне комментариев европейских официальных лиц в течение почти 25 лет, пока президент ЕЦБ не поднял их. в 2014 году. Идея создания совместного финансового потенциала получила новое внимание в Докладе пяти президентов.

Длительное молчание и разногласия, которые продолжают окружать суть того, что представляет собой «финансовый союз», показывают, что остаются важные разногласия в восприятии его основных положений. Существует серьезное различие между взглядами таких людей, как Германия, которые видят необходимость только в правилах, ограничивающих национально расходящееся поведение, и в коллективной власти, обеспечивающей соблюдение таких правил, и амбициями тех, кто хочет добавить возможность на уровне ЕС устанавливать и внедрить агрегированную фискальную позицию.Остается задача согласовать, можно ли принять во внимание эту вторую точку зрения, не подрывая дисциплинарную точку зрения, приводя к чрезмерно схожим финансовым рекомендациям для всех участников. Поэтому вряд ли очевидно, что в исходной структуре было ненужное упущение. Недавняя практика мониторинга фискальных правил, возможно, нашла непростой компромисс между двумя перспективами из Маастрихта: дисциплинарный подход стал больше похож на основу для ежегодных переговоров между участвующими правительствами и Комиссией, чем изначально предполагалось твердой нормой.Более того, интерпретация национальных ситуаций получила некоторую гибкость, позволив принять во внимание общую экономическую ситуацию в районе в целом.

В другом тесно связанном отношении упущение в структуре было хорошо известно, но реализация продолжает отставать. В Договоре особое внимание уделялось дефициту и долгу государственного сектора , а не долгу частного сектора или общенациональному дисбалансу между сбережениями и инвестициями, т.е.е. на текущем счете. Одержимость государственным сектором была понятна, поскольку государственный долг быстро рос за два десятилетия до 1990 года, и национальные центральные банки с некоторым успехом освободились от обязательств по поддержке рынков своего собственного суверенного долга. Дисбаланс текущего счета, напротив, рассматривался как недостойный отдельного внимания, поскольку он был связан с превышением частных инвестиций над сбережениями. Очень большие диспропорции по счету текущих операций, наблюдаемые в преддверии кризиса 2008 года и в последующий период в странах, которые соответствовали этому критерию, но чьи государственные финансы оставались явно в хорошем состоянии (Ирландия и Испания), вызвали запоздалое расширение перспективы мониторинга.Однако до сих пор это оказало ограниченное влияние на страны с профицитом или дефицитом. Однако это упущение было трудно заметить в то время, когда низкая мобильность капитала делала сохранение большого дефицита текущего счета маловероятным.

Наконец, ограничительный мандат ЕЦБ отражает озабоченность, которая доминировала в то время, когда он был сформулирован: он заключался в поддержании инфляции на низком и стабильном уровне и защите будущего центрального банка от давления с целью отхода от осмотрительной политики. Такое давление может исходить из трех источников: остальной мир, правительства и финансовый сектор.Договор укрепил оборону против всех троих. Во-первых, обменный курс единой валюты должен был быть гибким, освобождая ЕЦБ от обязательств по интервенциям, фактически давая ЕЦБ право вето на разработку стратегии обменного курса. Во-вторых, действовали запреты на прямое финансирование организаций государственного сектора и отсутствовала функция кредитора последней инстанции по отношению к правительствам для защиты денежно-кредитной политики от риска «фискального доминирования». В-третьих, ЕЦБ должен был играть только консультативную роль в финансовом надзоре и занимать независимую позицию в возможном спасении банков и других финансовых учреждений, которые потребовали бы значительных вливаний ликвидности.ЕЦБ должен был стать исключительно специализированным учреждением, более жестко изолированным, чем другие центральные банки, от событий, которые могли бы сбить с толку его устойчивую среднесрочную денежно-кредитную политику.

В целом, на мой взгляд, конструкция оказалась более долговечной, чем можно судить по впечатлениям. Один защитный механизм остается неизменным: валютные интервенции случались очень редко, и ЕЦБ не приходилось сталкиваться с серьезными конфликтами между внутренними и внешними измерениями денежно-кредитной политики. Две другие предполагаемые угрозы денежной автономии материализовались.Подавленное состояние национальных государственных финансов и связанное с этим отсутствие возможностей для национальной фискальной политики после кризиса отдали ЕЦБ важную роль в поддержании спроса. Эта роль была взята на себя посредством крупных покупок государственных облигаций, но действий, которые были особенно в пользу отдельных стран, удалось избежать, что является важным подтверждением того, почему мандат ЕЦБ был ограничен. В то же время в 2012 году был создан новый институт кризисного управления, Европейский механизм стабильности (ESM), необходимость в котором была непредвиденной в рамках сценария гладкой политики, предусмотренного в Маастрихте, чтобы вывести ЕЦБ из передовой линии во время кризисы.Этот шаг позволил ЕЦБ объявить о своей программе прямых денежных транзакций (OMT) — обязательстве покупать суверенные облигации с исключительно высокими процентными ставками — при условии, что эмитент согласовал с ESM программу корректировок. Наконец, ЕЦБ стал активно участвовать в надзоре за отдельными финансовыми учреждениями, поскольку это оказалось единственным способом создания единого надзорного органа. Открытие этого институционального решения в Договоре можно было бы рассматривать как редкий пример дальновидности подписавших его сторон.Но ЕЦБ был в значительной степени защищен от участия в крупных спасательных операциях отчасти за счет более высоких требований к капиталу и ликвидности для банков, а отчасти благодаря принципу «поддержки», то есть от того, что основные убытки будут нести кредиторы, и возможно, крупные вкладчики обанкротившейся финансовой организации.

Моя основная мысль заключается в том, что ЕЦБ сохранил большую часть своей силы как независимый центральный банк, который с 2008 года является крайне необходимым активом в ответ на кризис.В даже большей степени, чем предполагалось при разработке Договора, ЕЦБ превратился в единственное действующее учреждение на европейском уровне. Это во многом является следствием неспособности стран-участниц договориться о надлежащем использовании других, в частности налогово-бюджетной, политики.

Выводы

Эта статья началась с вопроса, почему четверть века назад 12 членов Европейского сообщества могли договориться о переходе к единой валюте.В отличие от ряда других наблюдателей, я утверждаю, что существовали веские экономические аргументы и что политические сделки играли второстепенную роль, но что политические обстоятельства для реализации были (необычно) благоприятными в конце 1980-х и, особенно, в 1990-х годах. подготовка к введению единой валюты.

В согласованных рамках были явные упущения, некоторые преднамеренные, а некоторые из-за отсутствия предвидения, которого в большинстве случаев можно было избежать. Был чрезмерный оптимизм в отношении способности или готовности национальных правительств принять ограничения, связанные с тем, что они являются частью единой валютной зоны, и более существенные разногласия по поводу того, какого рода фискальная поддержка требуется.Были исправлены некоторые из первоначальных упущений, но не финансовые проблемы. ЕЦБ был создан как чрезвычайно независимый центральный банк — и остается таковым, несмотря на важную роль, которую он играет на рынках суверенных облигаций и в качестве единого органа надзора над крупнейшими банками Европы. Новые черты институциональной структуры сохранили ее центральную денежно-кредитную роль.

Табель успеваемости об успехе единой валюты

Следующий тест

Помимо экономического неравенства, есть еще кое-что, что имеет еще большее значение для будущего евро: как европейцы к нему относятся.Единая валюта всегда была частью более широкого политического проекта по обеспечению мирного сосуществования в Европе, сближению людей и стран после двух мировых войн.

Кризис суверенного долга, рост числа популистских праворадикальных партий и голосование Великобритании за выход из ЕС стали испытанием этой сплоченности. Опросы показывают, что общественная поддержка евро резко упала в Италии, которая недавно избрала правительство, выступающее против истеблишмента, которое в течение нескольких месяцев боролось с Европейской комиссией из-за своего бюджета.

Тем не менее, в странах, которые используют евро, большинство людей все еще в подавляющем большинстве являются его фанатами. Настроения улучшились в 13 странах-членах с момента их присоединения, при этом рост выражается двузначными цифрами в Австрии, Финляндии, Германии и Португалии. Даже в Италии, где наблюдалось падение примерно на 25 пунктов, около 60 процентов людей выступают за обмен валюты со своими соседями.

Счастливые люди

Евро имеет высокие рейтинги одобрения в странах А, с марта 1999 г. по март 2018 г.

Популярная валюта

Среди стран B только греки относятся к евро значительно хуже, чем в начале

Вместе лучше

В то время как их страны получили тройки, французы и испанцы остаются большими болельщиками евро

Стандартный евробарометр.Составлено Bloomberg

Это не значит, что все стоят в очереди, чтобы присоединиться. Опросы, проводимые с 2012 года, показывают, что в среднем только 35 процентов поляков и 23 процента чехов хотят зарегистрироваться. Они, как и многие венгры, не желают отказываться от своих национальных валют, даже несмотря на то, что Маастрихтский договор ЕС формально требует от них этого. Среди стран, имеющих право на членство, только в Румынии поддержка превышает 60 процентов.

Not So Keen

Большинство потенциальных членов не хотят иметь ничего общего с евро

Стандартный евробарометр.Составлено Bloomberg

Таким образом, в следующем десятилетии успех евро во многом будет зависеть от его способности и впредь преодолевать экономические и политические шансы, складывающиеся против него, и в любом случае продолжать движение.

История мировых валют

УНИВЕРСАЛЬНАЯ ВАЛЮТА

В январе 1999 года члены Европейского Союза ввели единую валюту —
евро. В 2002 году евро заменит национальные валюты, и валюта каждой страны
прекратит свое существование.Мы уверены, что в течение следующих десяти лет евро сольется с долларом, и
создаст единую валюту для США, Европы и, в конечном итоге, для других стран. Эти статьи
исследуют влияние этого перехода на единую международную валюту.

В этой статье дается краткий обзор истории валют, начиная с примитивных денег и заканчивая современностью. В статье делается попытка показать две вещи. Во-первых, когда это возможно, страны и империи ввели единый денежный стандарт в своих политических регионах, потому что выгоды от использования единой валюты превышают издержки.Во-вторых, исторически существование валютных зон основывалось больше на политических, чем на экономических факторах. По этим двум причинам единая валюта для Соединенных Штатов, Европы и остального мира кажется неизбежной целью, к которой движется мир.

История единой валюты

Обзор денежной истории показывает, что было много попыток ввести единую валюту. Было постоянное желание и попытки перейти к единой валюте.Всякий раз, когда экономическая и политическая стабильность позволяла расширять международную торговлю, делались попытки ввести универсальную валюту, отвечающую требованиям торговли.

Из-за политических преимуществ введения универсальной валюты единый денежный стандарт обычно следует за расширением политической власти. Римская империя, Китайская империя и Британская империя установили единый валютный стандарт для регионов, которыми они управляли. Хотя существуют экономические причины для существования универсальной валюты, история показывает, что политика, а не экономика, была главным определяющим фактором валютных зон в прошлом и сегодня.

В прошлом, пока сохранялась экономическая и политическая стабильность, единые валютные зоны обслуживали потребности бизнеса. Альтернативные валюты были введены только тогда, когда экономическая, а чаще политическая стабильность пошатнулась. В этой статье мы рассмотрим исторические попытки предоставить единую валюту в прошлом, проанализировав, в какой степени валютная область была успешной или неудачной. Эта история поможет нам судить о жизнеспособности единой валюты как для Соединенных Штатов, так и для Европы в следующем десятилетии.

Древний мир

Вначале был бартер. Бартер — неэффективный способ проведения экономических операций из-за проблемы двойного совпадения желаний. Если два человека не желают того, что есть у другого, невозможно вести экономическую торговлю. Причина создания денег состоит в том, чтобы предоставить товар, которым каждый желает торговать, что позволяет осуществлять экономические операции.

Практически каждое общество нашло универсальную общую валюту.В прошлом это обычно был товар, который можно было транспортировать, делиться, иметь высокую внутреннюю стоимость, был желателен для потребителей, его было трудно подделать, он мог сохранять свою стоимость с течением времени и действовать как средство сбережения. Первобытные деньги включали раковины каури, животных, металлические слитки, гигантские камни, бусы, перья, соль и тому подобное. Эти примитивные деньги в конечном итоге были заменены металлическими монетами, затем бумажными деньгами, а сегодня — электронными метками.

Единая валюта обычно требует общей социальной, политической или экономической культуры, единого правительства и широкой торговой зоны, которая может получить выгоду от использования общей валюты.Исторически сложилось так, что универсальные валюты должны были ждать создания политических империй в Европе, на Ближнем Востоке и в Азии, прежде чем они могли быть введены.

Согласно «Деньги: история» Джонатана Уильямса, в Древнем Египте и Месопотамии для транзакций можно было использовать любой золотой или серебряный предмет, включая обычные украшения. Использование предметов повседневного обихода за деньги приводило к необходимости проверять их на вес и качество, что затрудняло осуществление операций. Эта проблема была решена благодаря тому, что правительство отлило стандартизированные металлические слитки одинакового веса и качества.Слитки имели форму бронзовых дельфинов, отлитых в Черном море, или бронзовых лопаток и бронзовых ножей в древнем Китае. В древние времена валюта, производимая государством, и частные формы денег сосуществовали.

Однако при совершении крупных транзакций использование большого количества бронзовых слитков затрудняет проведение крупных транзакций. Одним из решений этой проблемы было введение монет из электрума (сочетание золота и серебра) в древней Лидии (ныне часть Турции) около 600 г. до н.э.Из-за сложности стандартизации монет, сделанных из двух металлов, монеты из электрума вскоре были заменены монетами из чистого золота или, чаще, из чистого серебра. Города, которым посчастливилось иметь серебряные рудники на своей территории, могли добывать серебро, превращать их в монеты и экспортировать их для товаров, которые приносили сеньоражи для экспортирующего города-государства. Выпуская стандартную монету хорошего качества, города могли производить монеты, которые были приняты во всем древнем мире, такие как тетрадрахма афинской совы.

Настоящее появление универсальной валюты должно было подождать с установлением Римской империи в Средиземноморском регионе и династий Цинь и Хань в Китае. До Римской империи и династии Цинь каждая географическая держава выпускала свою собственную валюту, которая принималась в ее экономической сфере, но действовала как слиток за пределами ее собственных границ. Афинские тетрадрахмы можно было использовать в Бактрии, но никого нельзя было заставить использовать их в качестве законного платежного средства. Рим смог ввести единую систему чеканки для всего Средиземноморского региона с использованием золотого ауреуса, серебряного денария и бронзового ауреуса.Бронзовый wuzhu, введенный в 118 г. до н.э. в Китае продолжалась в основном в той же форме в течение следующих 700 лет.

В первые годы Римской империи богатства, которые Рим брал из недавно оккупированных регионов, оплачивались на его нужды. Целью завоевания было субсидирование Рима, а не его недавно завоеванных территорий. Торговцы в древнем мире хорошо понимали преимущества введения единой валюты. Множество местных валют было заменено римскими монетами везде, где правила Римская империя.Однако вскоре стала очевидна стоимость единой валюты. Когда римляне больше не могли полагаться на богатства завоеванных ими земель для поддержки своей империи, они начали обесценивать валюту, чтобы увеличить доход.

На многих доримских монетах вырезано долото, что свидетельствует о том, что чистота содержания серебра в монете была проверена, но римская стандартизация сделала это ненужным, потому что Рим превратил свои монеты в бумажные деньги, стоимость которых была основана на правительственных указах, а не при содержании в слитках.Фиатные деньги позволили Риму постепенно снижать содержание серебра в своих монетах, не снижая стоимости монет, которые они чеканили. Результатом стало невероятное увеличение количества отчеканенных монет. По оценкам современных ученых, были отчеканены сотни миллионов римских монет.

К третьему веку римские монеты были погружены в серебро, а не сделаны из серебра, что привело к неизбежной инфляции. Введение Диоклетианом контроля над ценами в 301 году нашей эры провалилось, как и все попытки контролировать цены всякий раз, когда правительство обесценивает валюту.Неслучайно экономическая, политическая и военная нестабильность поздней Римской империи отразилась на ее чеканке. Реформы чеканки продлились несколько лет, прежде чем неизбежно вернулось обесценивание, и оно стало хуже, чем до введения реформы. Подобные проблемы возникли в Китае, когда его империи начали давать сбои.

Единая валютная зона сохранялась в Риме и Китае, пока сохранялась политическая и экономическая стабильность, но когда экономика стала менее стабильной, пострадала и финансовая система.В этих двух случаях экономическая и политическая нестабильность способствовали краху единой валюты в Древнем Риме и в Китае.

Причина этого проста. Обесценивание валюты — это форма налогообложения. Унижение не только делает людей беднее, но и создает неопределенность, которая может препятствовать торговле. Когда правительства обесценивают валюту, это действует только как временное решение проблем финансового правительства, прежде чем само обесценивание станет основной проблемой правительства.Без введения универсальной валюты и государственного контроля над валютой всеобщее обесценивание и инфляция были бы невозможны в обоих этих случаях.

Ближний Восток, Древний Рим и Китай предоставляют образцы, повторяющиеся на протяжении последних двух тысячелетий. Всякий раз, когда экономическая и политическая стабильность увеличивалась, и особенно когда существовала какая-то форма политической гегемонии, неизбежно следовала стандартизация денег из-за экономических и политических выгод, которые давала универсальная валюта.Введение единой валюты позволило расширить торговлю, но также позволило правительству обесценить валюту в свою пользу, когда политическая или экономическая стабильность повысилась.

Средневековый мир

С момента падения Римской империи ни одному политическому субъекту не удалось взять под контроль всю Европу или бассейн Средиземного моря, несмотря на многочисленные попытки сделать это. Будь то Священная Римская империя, Наполеон или Гитлер, все попытки объединить Европу силой потерпели неудачу.Отсутствие политического единства отражается отсутствием единства в денежной сфере, хотя периоды экономической стабильности подталкивали Европу к этой цели.

После того, как Римская империя разделилась на многократную западную половину и стабильную Византийскую империю на Востоке, Западная Европа столетиями оставалась без единой валюты. Этого не было в Византийской империи, где золотой тремессис (также известный как номисма или солид) сохранял свою ценность в течение тысячи лет до падения Византии в пятнадцатом веке.Византийский солид был основной валютой международной торговли почти тысячу лет.

В Западной Европе не хватало ресурсов для выпуска золотых монет до выпуска флорентийского флорина и генуэзского геновино в 1252 году и венецианского дуката в 1284 году. До тех пор Европа полагалась на серебряные пенни для транзакций, но потому что стоимость отдельных пенни была настолько низкий, что это препятствовало крупным международным сделкам до появления золотых монет в тринадцатом веке.По совпадению, введение единой валюты в Европе в 2002 году произойдет в 750-ю годовщину повторного введения золотых монет в Европе.

Китай пошел другим путем, нежели средневековая Европа, потому что династии Хань и Тан обеспечивали политическую стабильность, которой не хватало Европе. Династия Тан ввела золотой век в Китае в седьмом веке, в то время как Европа достигла своего апогея. Династия Тан ввела новую систему чеканки монет, которая использовалась по всей Китайской империи.Более того, династия Као-цзун (650–683 гг.) Представила первые бумажные деньги почти за тысячу лет до того, как бумажные деньги были введены в Европе.

До сих пор ведутся споры о том, были ли китайские выпуски бумажными деньгами в современном смысле этого слова, то есть официально выпущенными векселями для обмена законным платежным средством без ограничения даты. Самые ранние банкноты, безусловно, не были законным платежным средством в современном смысле слова, поскольку принятие было добровольным. Китайская бумажная валюта представляла собой беспроцентные банкноты, которые могли заменять монеты, а не законное платежное средство.Однако бумажная валюта позволяла китайским императорам увеличивать денежную массу, накапливать слитки и пополнять свои налоговые ресурсы.

Введение бумажных денег привело к появлению китайской версии закона Грешема (плохие деньги вытесняют хорошие), поскольку бумажные деньги стали более широко использоваться. В 1074 году Китай снял запрет на экспорт монет (ранее карался смертью), и бумажные деньги заменили монеты, которые затем экспортировались в Корею, Японию и другие страны, где бумажные деньги не использовались, а монеты имели большую покупательную способность.В Китае цены стали указываться в бумажной валюте, а не в монетах.

Во времена династии Юань (1206-1367) чеканка монет была запрещена и заменена печатными государственными казначейскими банкнотами монгольских императоров. Неудивительно, что результатом стала инфляция, во время которой люди потеряли веру в бумажные деньги.

Бумажные деньги создавали большие проблемы с подделкой частными лицами и чрезмерной эмиссией со стороны правительств, чем бумажные деньги Древнего Рима.Китайское правительство минимизировало первую из этих проблем, наказывая фальшивомонетчиков обезглавливанием и награждая информаторов. Однако подделка всегда была меньшей проблемой, чем чрезмерный выпуск валюты, который рассматривался как привилегия правительства, а не как преступление. В конечном итоге валюту разрушали правительства, а не отдельные лица.

Современные времена

Из-за отсутствия политического единства стандартной европейской валютой стали слитки золота и серебра, а не бумажная валюта.Из-за сложности транспортировки больших объемов слитков на большие расстояния переводной вексель был введен в Италии четырнадцатого века для перевода денег между городами, но эти банкноты могли использоваться только предъявителями векселей и не являлись законным платежным средством. .

До девятнадцатого века бумажные деньги выпускались в Европе только во время политических или экономических чрезвычайных ситуаций. Первые европейские деньги были выпущены в Лейдене в Нидерландах во время осады города испанцами в 1574 году.Выпуск банкнот Джона Лоу в 1720 году, «Ассигнаты» в революционной Франции и континентальные доллары во время революционной войны в Соединенных Штатах — все закончилось инфляцией, которая в течение десятилетий препятствовала введению бумажных денег во Франции и Соединенных Штатах.

Однако не каждое введение бумажных денег заканчивалось инфляционным чрезмерным выпуском валюты. Когда бумажная валюта была выпущена из-за дефицита слитков, как в Швеции в 1600-х годах или в колониальной Америке в 1700-х годах, бумага могла успешно вытеснить металлические монеты без неизбежной инфляции.К сожалению, неудачи с бумажными деньгами остались в коллективной памяти дольше, чем успехи.

Хотя в Европе никогда не было ничего похожего на единую валюту, которой пользовался Китай в средние века, это не помешало европейцам спекулировать на введении универсальной валюты для всей Европы. Первым, кто поднял этот вопрос, был Бернардо Даванзати, который опубликовал «Рассуждения о монетах» после того, как представил свои идеи Флорентийской академии в 1588 году. По словам Пьера Вилара, Даванзати пытался примирить «деньги, созданные государством, и деньги, стоимость которых варьировалась в зависимости от курса». рыночных сделок.«Государственные деньги имели свою ценность за счет правительственного распоряжения, тогда как слитки имели свою стоимость за счет спроса и предложения. Государственные деньги принимались только в пределах национальных границ, тогда как слитки принимались повсюду. Проблема заключалась в том, чтобы ввести государственные деньги, приемлемые за пределами королевства. Даже сегодня решение проблемы Даванзати не найдено.

Первый современный валютный союз

Первые попытки создать международную валюту для Европы произошли во Франции в 1800-х годах. Французская революция, которая ввела метрическую систему, попыталась сделать то же самое с валютой, когда министр финансов Наполеона Франсуа Николас Моллиен хотел дополнить единую систему мер единой валютой.Увеличение путешествий и торговли в течение 1800-х годов сделало желательную общую валюту, поскольку это сделало бы монеты внутри стран взаимозаменяемыми и упростило бы расчет обменных курсов.

Вице-президент Государственного совета де Пари сыграл важную роль в продвижении Латинского союза в континентальной Европе и тем самым создал первую современную международную валюту. Латинский валютный союз был создан в 1865 году, его членами стали Франция, Бельгия, Швейцария и Италия (Греция и Румыния присоединились в 1866 году).Страны-члены согласились чеканить монеты по единому стандарту и ограничить чеканку своих монет. Монеты, соответствующие этому стандарту, будут приняты в качестве законного платежного средства правительственными учреждениями любой из стран-участниц. Латинский валютный союз существовал до начала Первой мировой войны в 1914 году.

Относительный успех Латинского валютного союза привел к продвижению единой валюты за пределы шести стран-членов. Международная валютная конференция 1867 года попыталась создать единый валютный стандарт для всей Европы.Одна из идей, представленных на конференции, заключалась в чеканке монеты номиналом 25 французских франков, 5 долларов США или 1 британского фунта, которая имела бы такое же содержание золота и могла бы использоваться в Европе и США. Но идея провалилась, и никаких денежных изменений за конференцией не последовало. В 1878 году Соединенные Штаты созвали Международную валютную конференцию в надежде установить биметаллический золотой / серебряный стандарт, но эта конференция также потерпела неудачу.

Хотя ни одна международная конференция не смогла установить единую валюту, бизнес нашел способ создания общих валют для собственного использования.На Дальнем Востоке мексиканский серебряный доллар стал общепринятым стандартом для торговли и бумажных валют в Китае, Сингапуре и других странах Азии. Торговые доллары Соединенных Штатов производились для использования в Азии, а европейские монетные дворы производили Марию Терезию Талерс для экспорта в Африку, где они использовались по всему континенту более века.

Хотя в Европе не существовало международной валюты, внутри стран денежное разнообразие в конечном итоге превратилось в денежное единство. Соединенные Штаты ввели национальную валюту во время Гражданской войны, заменив множество местных банкнот, выпущенных в Соединенных Штатах до того момента.В это же время и Германия, и Италия были объединены в единые политические образования, требующие единого денежного стандарта. Пруссия способствовала объединению немецких денег и ввела Рейхсбанк для поддержания единой немецкой валюты. Тот же результат произошел в Италии при Кавуре, когда она была объединена. (Киндлбергер, стр. 463)

Золотой стандарт

Конечным результатом этих экономических изменений стал золотой стандарт, согласно которому валюта каждой страны могла обмениваться на золото по требованию.Золотой стандарт был введен в Англии еще в 1717 году, но не стал универсальным во всей Европе до 1870-х годов. В США Александр Гамильтон ввел американскую валюту в 1792 году, а первые золотые монеты были выпущены в 1795 году.

Без единого европейского правительства или международного валютного соглашения золотой стандарт был самым близким миром к универсальной валюте. Валюты были привязаны к золоту, а золото — к друг другу. Результатом стало почти полное устранение колебаний курсов основных мировых валют.

Страны могли выпускать бумажные деньги, но только если они были обеспечены достаточным золотым запасом. В качестве доказательства стабильности, обеспечиваемой золотым стандартом, рассмотрим доллар США и британский фунт стерлингов. За исключением гражданской войны, когда Соединенные Штаты отказались от золотого стандарта, относительная стоимость доллара США по отношению к британскому фунту с 1839 по 1914 год колебалась не более чем на 1%. В течение 75 лет обменные курсы была степень стабильности, которая сегодня часто длится всего несколько недель.

Установление золотого стандарта облегчило странам возврат бумажной валюты. В то время как континентальная валюта Соединенных Штатов или ассигнаций революционной Франции не имела поддержки в слитках, страны начали выпускать банкноты, которые полностью подлежали обмену на золото.

Следует помнить, что золотой стандарт не был универсальным до Первой мировой войны. Многие страны, например, в Латинской Америке или на Дальнем Востоке, придерживались более инфляционного серебряного стандарта, чем золотого стандарта.В идеале фиксированное соотношение золото / серебро могло бы иметь фиксированные золотые и серебряные валюты друг к другу, чтобы поддерживать стабильность между золотыми и серебряными валютами, но новые открытия серебра сделали это невозможным. Вместо того, чтобы иметь единый биметаллический стандарт для мира, как хотели США, результатом стал двойной стандарт золота для Европы, ее колоний и Северной Америки и серебряный стандарт для остального мира.

Фунт стерлингов был основной международной валютой до 1914 года.Банк Англии, по сути, стал центральным банком мира и управлял международным золотым стандартом через процентные ставки, а также действовал как предшественник Европейского центрального банка. Механизм денежных потоков поддерживал систему обменных курсов. Если валюта становится переоцененной, золото будет вытекать из этой страны в другие страны, восстанавливая обменный курс до нормального уровня.

Золотой стандарт работал без сбоев до августа 1914 года, когда Первая мировая война вынудила страны приостановить конвертацию валюты.Тогда страны могли свободно печатать деньги, которые они не могли собрать за счет налогов для борьбы с Первой мировой войной, но это привело к высоким и разным темпам инфляции. Несмотря на различные попытки вернуться к золотому стандарту в 1920-х и 1930-х годах, любой успех оказался в лучшем случае временным.

Бреттон-Вудс

Несмотря на многочисленные попытки стабилизировать международную финансовую систему после Первой мировой войны, успех был временным. Без политической и экономической стабильности любая попытка введения единой валюты была обречена на провал.Когда в 1944 году началась Бреттон-Вудская конференция, многие участники считали, что международная финансовая нестабильность межвоенного периода (в форме конкурентной девальвации и горячих денежных потоков) внесла свой вклад в политическую нестабильность, которая и продолжительность Великой депрессии. В межвоенный период британцы были слишком экономически слабыми, чтобы управлять международной финансовой системой так, как это было до Первой мировой войны, а изоляционистское давление означало, что Соединенные Штаты не желали занимать место Великобритании.

Период после Первой мировой войны был свидетелем ужасной инфляции в Германии, Чехословакии, Венгрии, Австрии и других странах. Многие экономисты считали, что проблемы, созданные немецкой гиперинфляцией, способствовали подъему нацистов. Бреттон-Вудская конференция была призвана гарантировать, что экономические проблемы, последовавшие за Первой мировой войной, не возникли после Второй мировой войны.

Бреттон-Вудс установил долларовый стандарт, который заменил золотой стандарт. Стоимость доллара была привязана к золоту на уровне 35 долларов за унцию, а мировые валюты были привязаны к доллару.Обменные курсы были фиксированными в краткосрочной перспективе, но гибкими в долгосрочной перспективе. В 1950-х годах большинство валют не были свободно конвертируемыми, а низкий уровень международных потоков капитала и международной торговли позволял относительно легко управлять Бреттон-Вудской системой.

По мере того, как стало легче отправлять деньги между странами, торговля увеличилась и страны начали проводить различную денежно-кредитную политику, Бреттон-Вудская система начала ломаться под давлением. Бреттон-Вудская система коренным образом отличалась от золотого стандарта.

Золотой стандарт работал отчасти потому, что каждая страна согласилась использовать один и тот же товар в качестве основы для своей валюты. Хотя цена на золото может меняться относительно других товаров, оно будет иметь одинаковую стоимость во всем мире. В межвоенный период страны отказались от золотого стандарта, и бумажные деньги навсегда заменили золото и серебро.

После Второй мировой войны в каждой стране была своя собственная валюта, стоимость которой определялась международным спросом и предложением.Сочетание механизма движения звонких денег и контроля Банка Англии над процентными ставками помогло стабилизировать золотой стандарт. В отсутствие аналогичного механизма в бреттон-вудский период, когда страны начали проводить иную экономическую политику, система фиксированных обменных курсов не могла выжить.

К началу 1970-х годов мир кардинально изменился с 1944 года. Требования увеличения государственных расходов в сочетании с желанием правительств минимизировать экономические спады с помощью кейнсианской фискальной политики и подчинения денежно-кредитной политики фискальной политике повсюду создавали инфляционное давление. мир.

В прошлом инфляция была во всем мире, но инфляция, последовавшая за Второй мировой войной, была постепенной и устойчивой и имела место в каждой стране мира. В 1973 году Бреттон-Вудс рухнул, и гибкие обменные курсы заменили систему фиксированных обменных курсов.

Европейский валютный союз

Разрушения, вызванные Второй мировой войной, породили стремление к большему экономическому и политическому союзу в Европе, чтобы не допустить начала Третьей мировой войны. Римский договор был подписан в 1957 году, сделав первый шаг к экономическому и политическому союзу.По совпадению, первые евродоллары (долларовые депозиты и займы, сделанные за пределами США) были введены в 1957 году, но только в 1962 году Европейская комиссия предложила единую валюту для Европы.

Отчет Вернера, который был одобрен в 1971 году, предлагал единую валюту к 1980 году в своем Докладе Совету и Комиссии по этапам реализации экономического и валютного союза в Сообществе. Первым шагом в этом плане было привязать европейские валюты друг к другу посредством «змейки», которая в конечном итоге превратилась в валютный блок немецкой марки, а не в единую валюту.

Членство в валютном союзе было нестабильным. Франция ушла в 1974 году, воссоединилась в 1975 году и снова вышла из нее в 1976 году. Швеция уехала в августе 1977 года, а Норвегия уехала в сентябре 1978 года. Греция присоединилась к ее преемнице, Европейской валютной системе, в 1984 году, Португалия и Испания присоединились к ней в 1986 году, и Великобритания покинула страну в 1992 году.

Следующим важным шагом для Европейской денежной единицы было создание Европейской валютной системы в 1978 году, которая ограничивала колебания обменных курсов между странами-членами.Это удалось там, где змея потерпела неудачу, потому что она «ввела европейскую валютную единицу в качестве параллельной валюты, предусмотрела две меры по сокращению колебаний национальных обменных курсов, образовала Европейский валютный фонд и предоставила систему кредитных механизмов для поддержки взаимных платежей. . » (Киндлбергер, с. 459)

Паритетные курсы между валютами периодически корректировались, и членство оставалось добровольным. Великобритания присоединилась к валютному союзу, а затем вышла из него в 1992 году.Франция осталась, но подумывала об уходе в 1982 году, когда был избран Франсуа Миттеран. Результатом стало ядро ​​валют, которые были сильно привязаны к немецкой марке, такие как бельгийский франк, голландский гульден и несколько периферийных валют, таких как итальянская лира, у которых были проблемы с поддержанием привязки их валюты к немецкой марке.

Нынешнее движение к валютному союзу началось с отчета Делора 1988 года, в котором высказывалось мнение о постепенном переходе к единой валюте. Это стало основой Маастрихтского договора, подписанного в 1992 году, который установил график перехода на единую валюту к 1 января 1999 года.Любой переход к единой валюте требует сильного политического руководства, и совместное руководство Гельмута Коля в Германии и Франсуа Миттерана и Жака Ширака во Франции способствовало превращению евро в реальность, а не идею.

Отказ от Маастрихтского договора на референдуме в Дании в 1992 г. привел к спекулятивной атаке на Европейский механизм ставок в сентябре 1992 г., что привело к девальвации Британии и Италии и вынудило Великобританию выйти из системы. В то время как эта нестабильность подпитывала опасения британцев, что они являются частью единой валюты, спекулятивная атака усилила желание Италии и других стран присоединиться к стабильности евро, а не быть оставленным на неопределенность с плавающей валютой.Только Великобритания, Дания (хотя они будут фиксировать свою валюту на евро) и Швеция отказались от единой валюты, хотя они сохраняют за собой право присоединиться к ней позднее. Греция не смогла претендовать на членство в евро.

1 января 1999 г. открывается Европейский валютный союз, и валюты всех одиннадцати его членов будут привязаны к евро. Если все пойдет хорошо, 1 января 2002 года будут введены банкноты и монеты евро, а с 1 июля 2002 года национальные валюты перестанут быть законным платежным средством.Европейский центральный банк будет управлять валютным союзом, а соглашения, достигнутые в рамках Маастрихтского договора, будут ограничивать фискальную политику, чтобы помочь евро добиться успеха.

Другие валютные союзы после Второй мировой войны

Со времен Второй мировой войны предпринимались многочисленные попытки создать валютные союзы, хотя политика часто играла более важную роль в их формировании, чем экономика. Валютные союзы преуспели в двух случаях: во-первых, когда небольшая страна привязала свою валюту к валюте более крупной страны, и во-вторых, когда несколько стран передали контроль над своей денежно-кредитной политикой наднациональному центральному банку.Бельгия и Люксембург были в валютном союзе со времен Второй мировой войны. Точно так же Свазиленд, Лесото и Намибия привязали свои валюты к южноафриканскому рэнду.

Бывшие колонии Великобритании входили в зону Стерлинга. Они привязали свои валюты к фунту стерлингов и поддерживали эту связь, сохраняя 90% своих резервов в фунтах стерлингов. После девальвации фунта стерлингов в 1967 году многие из этих стран разорвали связь с фунтом стерлингов. Ирландия прервала связь в марте 1979 года.

Арабские страны предприняли несколько попыток создания единой валюты. Бахрейн, Кувейт, Катар и Объединенные Арабские Эмираты пытались создать общую валюту в 1975 году, а в апреле 1977 года Арабский валютный фонд попытался установить арабский динар, привязанный к СДР. Ни одно из этих союзов не было успешным.

Только два многонациональных валютных союза работали после Второй мировой войны. Меньшая история успеха произошла среди островов Восточного Карибского бассейна. Британский Карибский валютный совет был создан в 1950 году и включал Британскую Вест-Индию, Тринидад и Тобаго, Барбадос, Подветренные острова (Ангилья, Саба, Св.Кристофер, Невис и Антигуа), Уинвордские острова (Сент-Люсия, Доминика, Сент-Винсент, Гренада), Британская Гвиана и Британские Виргинские острова.

Валютный союз продолжается среди небольших островов, хотя Гайана, Барбадос и Тринидад и Тобаго вышли из союза. Подобный валютный союз (Валютный совет Восточной Африки) возник между британскими колониями Кения, Танганьика, Султанат Занзибар и Пемба, Уганда и Британский Сомалиленд до того, как они получили независимость от Великобритании.

Безусловно, наиболее успешным валютным союзом был Communaute Financiere Africaine (CFA), который продолжал успешный валютный союз среди своих членов с тех пор, как бывшие французские колонии обрели независимость в начале 1960-х годов. Франк КФА разделяют Бенин, Мали, Сенегал, Буркино-Фасо, Кот-д’Ивуар, Того, Нигер и Гвинея-Бисау в Западной Африке и Камерун, Центральноафриканская Республика, Чад, Конго, Экваториальная Гвинея и Габон в центральной части. Африка.

CFA в настоящее время находится в ведении двух центральных банков: Banque des Etats de l’Afrique Centrale (BEAC) и Banque Centrale des Etats de l’Afrique de l’Ouest (BCEAO).Большая часть их резервов хранится во французских франках, хотя СБЕР может поддерживать 20% резервов в валютах, отличных от франка, а ВСЕАО — 35%. В большинстве штатов существует несколько типов валютного контроля, и членство в них является гибким. С 1960 года из валютного союза вышли Мавритания и Малагасийская республика, а к нему присоединились Мали и Экваториальная Гвинея. Общая валюта выпускается для всех стран-членов, хотя в письме о валюте можно указать, в какой стране была выпущена банкнота. Банкнота в 1000 франков, выпущенная в Сенегале, является законным платежным средством в Того.

Ключом к успеху в странах Восточного Карибского бассейна и Французской Африки, вероятно, стало создание общего центрального банка для всех стран-членов. Ни тот факт, что страны-члены имеют колониальные связи друг с другом, ни даже осознание того, что каждой стране лучше быть частью более крупного валютного союза, а не самостоятельно, не определяют успех валютного союза. Если бы это было правдой, валютные союзы арабских стран, у которых не было центрального банка, преуспели бы.

Вряд ли можно сомневаться в том, что валютные союзы в Восточно-Карибском регионе и Французской Африке обеспечили этим странам определенную степень экономической стабильности, которой было бы невозможно достичь без членства в валютном союзе. Экономика Французской Африки столь же разнообразна, если не более разнообразна, чем экономика Европы, и их собственный успех предвещает хорошее будущее евро.

Финансовая интеграция вне валютных союзов

В странах, которые не используют единую валюту, экономическая необходимость и технологические изменения подтолкнули мир к единому денежному стандарту.Хотя Мария Тереза ​​Талерс и мексиканские серебряные доллары больше не являются международными валютами, доллары США принимаются почти везде. Было подсчитано, что около половины непогашенной валюты Соединенных Штатов и большая часть их 100-долларовых банкнот находятся за пределами Соединенных Штатов.

Сегодня технический прогресс поставил бумажные деньги на такое же положение, в котором медные и серебряные монеты занимали по золотому стандарту. Хотя валюта играет важную роль в денежной системе, она существует в основном для сглаживания экономических операций.Валюта мало влияет на общую стабильность финансовой системы.

Электронные деньги заменили бумажные деньги и слитки в качестве основы денежной системы. Центральный банк влияет на денежную массу через учетную ставку, операции на открытом рынке и соглашения об обратной покупке, а не печатает валюту. Чрезмерное использование экспансионистских операций на открытом рынке, а не чрезмерное использование типографий, сегодня создает инфляцию.

Technology объединила мировые валюты способом, который в корне отличается от эпохи золотого стандарта или Бреттон-Вудской системы.Золото и бумажная валюта стали второстепенными в финансовой системе. Ежедневно торгуется более одного триллиона долларов в валюте, и валютные кризисы могут привести и могут привести к рецессиям и политическим изменениям. Учитывая это, нетрудно представить себе огромную экономию, которую можно было бы получить за счет введения универсальной валюты.

В то же время, когда финансовый мир стал более интегрированным, корпорации и продукты были интернационализированы до такой степени, что поколение назад было немыслимо.Снижение мировых торговых барьеров и тарифов через ГАТТ и Всемирную торговую организацию позволило компаниям преодолеть национальные барьеры. В автомобили входят запчасти из более чем 20 стран, а Coca Cola можно купить почти в каждой стране мира. Точно так же Интернет связал каждую страну друг с другом, предоставляя единый источник информации для всех в мире.

Эти тенденции будут продолжаться и ускоряться в будущем. Распад Советского Союза и Восточной Европы, а также появление рынка в Китае вернули мир в среду, в которой рыночные операции, а не идеологические различия находятся в центре внимания международной экономики.Такая страна, как Тайвань, может подвергаться политическому остракизму, но это удерживает немногие страны, включая Китай, от торговли с ней. Поскольку эти тенденции усиливаются с каждым днем, переход к новой универсальной валюте кажется неизбежным.

Заключение

Несмотря на то, что сегодня существует больше валют и стран, чем когда-либо существовало в истории, международная экономика стала более интегрированной, чем когда-либо. За пределами Европы правительства настаивают на увеличении количества валют, а не на их меньшем количестве.Как только каждая страна Содружества Независимых Государств отделилась от Советского Союза, они быстро создали свою собственную валюту как символ своего национального суверенитета.

Хотя политические тенденции сместились в сторону большего плюрализма, финансы, технологии и экономика продвинулись в сторону большей интеграции. Более широкая экономическая интеграция неизбежно приводит к требованиям большей финансовой интеграции для снижения операционных издержек экономической деятельности. Хотя мировые экономики могут стать более экономически интегрированными, не требуя большей политической интеграции, формирование валютного союза влечет за собой снижение национального контроля над денежно-кредитной политикой.

В прошлом из-за трудностей, связанных с тем, чтобы заставить национальные правительства отказаться от финансового суверенитета, универсальные валюты были результатом политической интеграции, а не международных соглашений. Будь то Римская империя в Древнем мире, династия Хань в Китае или Немецкий валютный союз в 1800-х годах, все эти валютные союзы возникли в результате существования политического объединения или стремления к нему. В современном Китае было множество валют, пока в 1949 году Народная Республика не покончила со всеми конкурирующими валютами.

Политическая интеграция, которая требовалась для финансовой интеграции в прошлом, сегодня больше не нужна. Тот факт, что универсальная валюта может быть введена без введения каких-либо ограничений со стороны одного правительства, показывает, насколько современный мир отличается от прошлого. После Второй мировой войны экономическая и финансовая интеграция мировых экономик продолжалась быстрыми темпами без необходимости какой-либо политической интеграции. В связи с этим нет оснований полагать, что монетарная интеграция в форме единой валюты не может произойти в ближайшем будущем.

Как подробно описано в другом месте, теория оптимальных валютных зон раскрывает экономические преимущества единой валюты. Универсальная валюта — это общественное благо, которое делает цены на товары более прозрачными, снижает операционные издержки, увеличивает конкуренцию, повышает экономическую стабильность и, как следствие, способствует экономической торговле и росту. Как показал этот опрос, от древнего мира до современного, когда это было возможно в прошлом, люди двигались к созданию единой валюты.Причина этого проста: преимущества использования единой валюты превышают затраты.

Проблема в том, как перейти от многих национальных валют к единой. В пределах единой национальной границы введение единой валюты не было проблемой, потому что правительства могут делать выбор для всех граждан в пределах своей политической области. Как показал опыт Международной валютной конференции 1878 года или межвоенных конференций 1920-х и 1930-х годов, очень трудно заставить суверенные правительства осуществить это изменение.Но это не невозможно. Введение Бреттон-Вудской системы в 1944 году и евро в 1999 году доказывает это.

Это изменение требует сильного руководства и решимости достичь этого результата. В период между Первой и Второй мировыми войнами не существовало международного финансового стандарта, потому что не было лидерства США или Великобритании в обеспечении стабильной международной валюты. Бреттон-Вудс добился успеха благодаря приверженности Соединенных Штатов и других союзных стран созданию стабильной экономической системы после Второй мировой войны.Евро не мог бы появиться без руководства Германии и Франции.

Если будет введена единая валюта для Европы и Соединенных Штатов (и, в конечном итоге, для всего остального мира), это может быть результатом только сильного руководства. Какие лидеры будут продвигать универсальную валюту, еще предстоит увидеть, но история, похоже, показывает, что переход к единой валюте — это только вопрос времени.

В мире, который стал таким же экономически интегрированным, как наш сегодня, наличие почти 200 валют, требующих более 1 триллиона долларов для ежедневной торговли, кажется неэффективным анахронизмом, время которого прошло.Проблема, конечно, в том, как перейти из мира 200 валют в мир, в котором большинство экономических транзакций осуществляется в одной валюте. В других статьях этой серии объясняется, почему впервые в истории мир может создать универсальный валютный союз.

Провал евро

Кажется маловероятным, что кто-то когда-либо напишет рэп-мюзикл об основании Европейского Союза, но до «Гамильтона» казалось маловероятным, что кто-то напишет мюзикл о финансовой инфраструктуре зарождающихся Соединенных Штатов. .Если кто-то попытается опровергнуть некоторые рифмы о создании ЕС, он сможет найти главного героя в лице Жана Моне, француза, у которого была одна из тех выдающихся жизней двадцатого века, а не как художник, воин, лидер или мистик. но как менее знаменитый, но столь же характерный человеческий тип — фиксатор. Моне, родившийся в 1888 году, всю свою жизнь посвятил закулисной защите и заключению сделок, в основном в сфере международного сотрудничества. Сразу после Первой мировой войны он был назначен заместителем генерального секретаря Лиги Наций в возрасте тридцати одного года.В 1923 году он стал международным банкиром; в 1933 году он переехал в Шанхай по приглашению министерства финансов Китая и помог финансировать расширение железных дорог Китая; в 1939 году он переехал в Лондон, чтобы заняться слиянием французской и английской военной промышленности; в 1940 году он переехал в Соединенные Штаты от имени британского правительства и добавил президента Рузвельта в список друзей и знакомых, который уже включал Уинстона Черчилля, Шарля де Голля, Уолтера Липпмана, Джона Фостера Даллеса и Чан Кайши. .В Вашингтоне Монне работал над программой Победы, совместным развитием производства оружия, с таким эффектом, что, по мнению Джона Мейнарда Кейнса, он «сократил войну на целый год».

E.U. создал единую валюту без институтов, которые могли бы ее поддерживать. Иллюстрация Дэвида Планкерта

Все это было преамбулой к величайшему достижению Моне. Оглядываясь назад, легко увидеть, что восстановление Европы после Второй мировой войны неизбежно. Это не казалось так в то время, когда Европа была раздробленной, бедной, раздираемой социальными разногласиями и погрязла в серьезных проблемах, оставшихся после войны и одновременного начала холодной войны.Европа в целом нуждалась в восстановлении экономики Германии, но все, особенно французы, опасались возобновления мощи Германии. Это не был абстрактный вопрос: Германии требовались уголь и сталь, а Франция не хотела их иметь. Рассматриваемые ресурсные центры были, как выразился Моне, «неравномерно, но взаимодополняющим образом распределены по треугольной области, искусственно разделенной историческими границами». За эти ресурсы веками велись войны.

Идея Моне была проста: страны должны делиться.Если Франция и Германия объединят производство угля и стали, произойдут две вещи: уровень производства повысится, потому что эффект масштаба принесет эффективность; и, что более важно, для двух стран будет невозможно начать войну. Ни одна из стран не могла бы конкурировать с другой, если бы их основные отрасли промышленности были неразрывно связаны между собой. Образовавшееся в результате учреждение, Европейское сообщество угля и стали, было первым из субъектов, объединившихся в то, что сегодня является Европейским союзом.Это не удивило бы Моне: его проект договора по углю и стали был резюмирован в пророчестве или желании, что «это предложение заложит первые конкретные основы Европейской федерации, которая необходима для поддержания мира». В своих мемуарах он писал: «Последнее слово было самым важным». Договор гарантировал, что Европа, являвшаяся склепом первой половины двадцатого века, во второй половине станет местом гарантированного мира.

Истории происхождения обычно сложны, и Европейский Союз не исключение.Моне, как и должно быть, был прагматиком, но при этом у него была дальновидность. Он думал, что судьба Европы состоит в том, чтобы ее народы становились ближе друг к другу — это было его дальновидной стороной, — но он не думал, что они сделают это простым, линейным образом. «Я всегда считал, что Европа будет построена через кризисы и что это будет сумма их решений», — сказал он. «Но решения нужно было предложить и применить». Неизбежные кризисы предоставят возможность сблизить страны, постепенно отказаться от большей части своего суверенитета и перейти к федеративной Европе.

Это была умная стратегия и план реалиста, но она оставила без ответа два огромных вопроса. Первый был: почему? Любой мог видеть необходимость избежать новой европейской войны, но неясно, почему она автоматически затрагивает федеративную Европу. Даже самый нелюбопытный турист, посетивший, скажем, Болгарию и Финляндию, заметит, что в этих странах не просто разные языки, а разные алфавиты. Остановитесь еще немного, и вы можете заметить, что у них также разные культуры, религии, климат, история, образовательная, правовая и политическая системы, экономика, культура питания и национальные темпераменты.Почему это закон истории, что они должны сближаться? Для таких инсайдеров, как Моне, на этот вопрос никогда не приходилось отвечать или даже спрашивать. Это была европейская версия Manifest Destiny.

Второй вопрос был связан с первым: кому была нужна объединенная Европа? Кто были те люди, которые считали этот процесс и неизбежным, и чем-то, чего стоит строить и к чему стремиться? Ответом стала общеевропейская политическая элита таких людей, как Жан Моне и его сверстники. Идея Европы никогда не пользовалась популярностью: это всегда был элитный проект.Моне никогда не баллотировался на политическую должность. «Еще более тесный союз», фраза в основополагающем документе ЕС, Римском договоре 1957 года, просто заявлена ​​как цель, без какого-либо объяснения того, что это означает, или почему это было бы хорошо для большинства европейцев. Это было самоцелью.

Примерно четыре десятилетия недостатки, заложенные в проекте, не казались важными. Европа росла за счет институтов и соглашений, которые в среднесрочной перспективе приносили немедленную и практически выгоду рядовым гражданам.Результатом стал бум торговли, годы довольно устойчивого экономического роста на всем континенте и некрасивое, но функциональное лоскутное одеяло соглашений, в которых некоторые страны входили в Европейскую ассоциацию свободной торговли, но не в ЕС. (Швейцария, Норвегия, Исландия, Лихтенштейн), некоторые страны входили в ЕС. но не в Шенгенской зоне без паспортных границ (Великобритания, Ирландия), некоторые страны находились в Шенгенской зоне, но не в ЕС. (Швейцария, Норвегия, Исландия), и одной страны не было в E.U. (Гренландия), но входила в состав государства (Дания). Был панъевропейский, но не ЕС. Суд, Европейский суд по правам человека, постановления которого часто вызывали чувство унижения среди упрекаемых правительств. Возможно, это не походило на чью-либо модель союза, но мир и процветание могут многое сказать в их пользу, особенно для континента, который проделал такую ​​тщательную работу по проверке альтернатив.

В 1992 году Европейский Союз принял то, что лауреат Нобелевской премии экономист Джозеф Стиглиц назвал «роковым решением»: выбор «принять единую валюту, не создав институты, которые заставили бы ее работать.В статье «Евро: как единая валюта угрожает будущему Европы» (Нортон) Стиглиц ясно и убедительно утверждает, что это был экономический эксперимент беспрецедентного масштаба: «Никто никогда не пробовал создать валютный союз в таком масштабе, среди так много стран, которые были такими несопоставимыми ». Идея заключалась в том, чтобы сплотить Европу в политическом отношении, заставив ее сблизиться в денежном отношении — по сути, спровоцировать один из кризисов Моне, тех, которые построят Европу. Девятнадцать стран еврозоны (из двадцати восьми стран E.U.) принял бы единую валюту, но не имел бы параллельной системы повышения налогов. Был бы валютный союз без финансового союза. Европейский центральный банк (E.C.B.) будет управлять валютой и устанавливать процентные ставки, но не будет общеевропейского министерства финансов, которое бы управляло экономикой. Если бы вы предложили эту идею классу по экономике 101, возникла бы смущенная пауза, и, в конце концов, поднялась бы рука, и кто-нибудь спросил бы: «Возможно ли это вообще?» Ответ: «Никто не знает». Европейский союз в любом случае продолжил свой эксперимент.Чтобы еще больше поднять ставки, не было механизма выхода для единой валюты: валютный союз был по замыслу необратим.

Евро был принят в качестве привязки валюты соответствующими странами в 1999 году и стал использоваться в качестве реальной физической валюты в первый день Нового года 2002 года. Та-да! Впервые после распада Римской империи в Европе была единая валюта. (Некоторые местные торжества были приглушены. Я оказался в тот день в Париже, и большая часть разговоров была о различных телах, которые рискнули тайком поднять цены, когда франки обменивались на евро.) Первые несколько лет еврозона шла хорошо, с приличным ростом и инфляцией, почти точно соответствующей целевой ставке ЕКБ в два процента. Однако за положительными цифрами скрывается растущая структурная напряженность. Поскольку Германия является доминирующей экономической державой Европы, процентная ставка, установленная ЕКБ. имеет тенденцию быть наиболее разумным в немецком контексте. В те годы это была низкая процентная ставка, благодаря которой деньги оставались дешевыми, а стоимость евро — низкой. Это помогло экономике Германии, в значительной степени ориентированной на экспорт.

Однако процентная ставка, которая имела смысл в Рурской долине, имела гораздо меньший смысл в странах, которые начинали видеть пузыри. В Ирландии, Испании и других странах на так называемой периферии Европы люди как сумасшедшие занимали деньги, чтобы сесть в безудержную череду цен на недвижимость. На бумаге экономики этих стран выглядели великолепно — Испания и Ирландия имели профицит бюджета и низкий уровень накопленного государственного долга. Однако риски росли. Если бы эти страны контролировали свои собственные процентные ставки, ставки можно было бы поднять, чтобы замедлить бум, но в этом решающем отношении страны отказались от экономического суверенитета.(Правительства, у которых есть такой контроль, позвольте историям показать, что они часто не используют его, когда надуваются пузыри. Фактор экономического благополучия побеждает на многих выборах, и центральные банки уделяют своим политическим хозяевам больше внимания, чем они притворяются. )

«Напомните мне еще раз — что я обычно вам обещаю, чтобы вы взяли на себя дополнительную работу?»

Когда в сентябре 2008 года рухнул Lehman Brothers и разразился мировой финансовый кризис, это был, если воспользоваться выражением Хантера С. Томпсона, «цыплята, возвращающиеся домой на насест в сопровождении трех гигантских кондоров».«Все западные экономики вошли в рецессию, но страны еврозоны пострадали больше и дольше всех. Возможно, американцы отвыкли говорить о своей экономике как об истории успеха, но с европейской точки зрения это однозначно так. Как указывает Стиглиц, уровень безработицы в США за один месяц в 2009 году составил десять процентов, а сейчас ниже пяти процентов; уровень безработицы в еврозоне достиг десяти процентов примерно в то же время и по-прежнему измеряется двузначными числами. В некоторых европейских странах безработица среди молодежи превышает сорок процентов.Экономика Америки больше, чем была во время кризиса. Еврозона меньше. Возьмем лишь один пример: Италия, третья по величине экономика в еврозоне, имеет ВВП на душу населения. это ниже, чем было в конце прошлого века. По мнению Стиглица и многих его коллег, евро виноват во всей этой неэффективности.

В Европе первое, что произошло после кризиса, — лопнули все пузыри. «Периферийные» страны пострадали от драматического экономического спада, усугубленного банкротством банков, и были вынуждены обратиться за финансовой помощью, чтобы предотвратить полный крах.В этот момент, как объясняет Стиглиц, история приняла еще более мрачный оборот. Сложное сочетание международной политики, экономики и права означало, что органом, который вмешался, чтобы помочь кризисным экономикам, была тройка, состоящая из Европейской комиссии, Европейского центрального банка и Международного валютного фонда. .

«Тройка» твердо придерживалась мнения о том, как исправить пострадавшую экономику. Они въехали в город, требуя жесткой экономии, что означало резкое сокращение государственных расходов, и структурную реформу, означающую изменения в способах работы экономики страны.Они раздавали деньги при условии, что эта политика была реализована, и сопровождали пакет диаграммами, показывающими, как экономика будет восстанавливаться после того, как меры жесткой экономии вступят в силу. Если у вас извращенное чувство юмора, вы можете увидеть забавную сторону этих диаграмм, особенно тех, которые касаются Греции. Теперь они показывают группу линий, которые на короткое время идут вниз, а затем вверх, а еще одна линия находится далеко внизу, которая идет резко вниз, затем еще немного вниз, а затем идет ровно.Оптимистический кластер представляет собой последовательность прогнозов Тройки о влиянии программ жесткой экономии на греческую экономику, прогнозируя рецессию и восстановление. Нижняя линия представляет то, что произошло на самом деле — самый серьезный спад любой развитой экономики со времен Великой депрессии. Подобные истории можно рассказать и о других странах еврозоны, получивших пакеты финансовой помощи и жесткой экономии. Цифры мрачны, а человеческая реальность еще хуже — безработица, безнадежность, вынужденная эмиграция, всплески уровня самоубийств.

Стиглиц указывает, что такого рода политика жесткой экономии — попытка выбраться из кризиса — многократно применялась со времен Герберта Гувера и неизменно терпела неудачу. «Одна возможность — реальная — состоит в том, что архитекторы жесткой экономии искренне верили в экономические доктрины, которые они поддерживали, несмотря на неопровержимые доказательства против них, накопленные более чем за три четверти века», — пишет он в оцепенелом изумлении. . Что ж, да, похоже, так оно и есть, и если мы обратимся к «Евро и битве идей» (Принстон) Маркуса К.Бруннермайер, Гарольд Джеймс и Жан-Пьер Ландау, мы начинаем искать объяснение. Эти три автора являются, соответственно, немецким академическим экономистом, английским экономическим историком и французским банкиром, ставшим профессором экономики, и их книга представляет собой попытку объяснить идеологическую и историческую подоплеку евро. Они исследуют дихотомию между французской и немецкой политико-экономической философией. Первый ценит гибкость, солидарность и вмешательство государства; второй подчеркивает правила и последствия, а также свободный рынок.

Они отмечают, что Франция и Германия фактически поменялись сторонами в этих дебатах. В девятнадцатом и начале двадцатого веков у французов были сильные традиции экономического либерализма, а недавно объединенная Германия верила в ориентированную на государство и управляемую государством экономическую политику. Эти предубеждения были обращены вспять катастрофами нацизма и Второй мировой войны. Провал Франции во время войны дискредитировал ее элиты и их склонность к невмешательству и привел к усилению нового акцента на государственном планировании, в то время как Германия была одержима идеей основанного на правилах либерализма.Продукт, известный как ордолиберализм, включает смесь экономики свободного рынка с отношением к правилам, приближающимся к мистическому почитанию.

Ордолиберальная традиция объясняет, почему немецкие экономисты, которые читают те же учебники и изучают те же исторические примеры, что и остальной богатый мир, могут прийти к выводам, которые, по выражению Стиглица, «не только отвергаются значительной частью общества. еврозоны, но также и большинством экономистов ». Там, где другие видят кризис, вызванный слабым спросом, Германия видит кризис, вызванный чрезмерным использованием дешевых кредитов, излечить который можно только путем серьезного сокращения расходов.Один из способов описания кризиса евро состоит в том, чтобы сказать, что в отношении единственного наиболее важного вопроса, с которым сталкивается Европа, единственный самый могущественный европеец ошибается. Канцлер Ангела Меркель, о которой идет речь, с нежностью говорит о «швабской домохозяйке», фигуре легендарного здравого смысла и бережливости, которая в тяжелые времена уравновешивает бухгалтерские книги, сокращая свои расходы. Эта аналогия между домашними хозяйствами и правительствами вызывает раздражение у основных экономистов; как отмечает Стиглиц, когда швабская домохозяйка сокращает свои расходы, ее муж не теряет работу.

В центре повествования об ордолиберальной морали была Греция, которая представляет собой сложный и печальный пример, поскольку на самом деле так много противоречивых вещей. Греческое правительство потратило слишком много заемных денег; простые греки ужасно пострадали от аскетизма; введение программ жесткой экономии было жестоко недемократичным; богатые греки не платят налоги; Основными бенефициарами помощи Греции были банки, которые по неосторожности ссужали деньги; в течение более чем половины времени с момента создания независимой Греции в 1832 году греческое государство не выплачивало свои долги.

Трудно приписать все это евро, поэтому для более ясного представления о проблемах, вызванных единой валютой, лучше обратиться к Крайнему Северу Европы. Финляндия может быть ярчайшим примером страны, ослабленной введением евро. Единая валюта не вызвала проблем, которые изначально были связаны с замедлением экономического роста в соседней России; снижение стоимости одной из основных отраслей — лесного хозяйства; и iPhone. (Серьезно: крупнейшая компания Финляндии — Nokia, руководство которой сделало ставку на то, что смартфоны станут модой.) Но для финнов, как и для всех остальных, единая валюта лишила двух основных денежных инструментов, которые страна может использовать для управления своей экономикой. Первый — снизить процентные ставки, чтобы стимулировать спрос. (ЕЦБ в конечном итоге сделал это — действительно, теперь он выплачивает отрицательные процентные ставки, что является исторически беспрецедентным актом. Однако в начале кризиса он действовал очень медленно и дважды повышал процентные ставки в катастрофические моменты.) Второе. снизить стоимость валюты с целью стимулирования экспорта.Благодаря евро, E.C.B. контролирует обе эти вещи, а также устанавливает цели по предотвращению любых других стимулов через дефицитные расходы. Финляндия имеет технологически грамотную, трудолюбивую и хорошо образованную рабочую силу с небольшим уровнем коррупции, низким уровнем государственного долга и отсутствием доморощенной олигархии — другими словами, ни один из факторов, которые иногда рассматриваются как источник проблем для проблемные экономики стран Южной Европы. Несмотря на это, финская экономика сократилась на восемь процентов, больше, чем во время Великой депрессии.Вы не можете сделать из Финляндии сказку об ордолиберальной морали; можно составить убедительный рассказ о провале евро.

Сразу после финансового кризиса банкиры и другие инсайдеры продолжали говорить мне, что европейские правительства должны «выиграть время», чтобы достаточно долго сдерживать новый кризис, чтобы экономика росла, долги сокращались, оценки восстанавливались и банковская система вернется в нормальное состояние. Этого не произошло. Единая валюта создала ситуацию низкого роста или его отсутствия и высокого уровня безработицы, что вызвало общественное недовольство и недовольство.Также довольно ясно, что нужно сделать, чтобы зафиксировать евро: усиление разделения экономического бремени между странами-кредиторами и странами-должниками. Проще говоря, более богатый Север должен взять на себя часть расходов более бедного Юга. Вот что происходит в реальном валютном союзе — это предмет спора в битве кабинета министров Томаса Джефферсона с Александром Гамильтоном («Если Нью-Йорк в долгах, почему Вирджиния должна нести их? / Боюсь, наши долги выплачены. / Дон» Мы облагаем налогом Юг, потому что мы сделали это в тени ». Трудно представить Ангелу Меркель, читающую это, но легко представить, что она согласна с мнением Джефферсона.)

20-летие евро: оценка единой валюты Европы

1 января 2019 г. евро отпраздновал свое 20-летие. Теперь 19 стран-членов ЕС используют единую валюту, и десятки миллионов граждан ЕС могут путешествовать и вести бизнес на континенте, не беспокоясь об обмене денег. Два наших автора, которые были маленькими детьми, когда их австрийский шиллинг и французский франк были заменены евро, делятся своим обзором единой европейской валюты, валюты, которая, несмотря на трудности и корректировки, выдержала экономический и финансовый кризис 2008 года.

Взлет и падение новой валюты

В 1999 году, после создания единого рынка, политические лидеры договорились о следующем большом проекте: о единой валюте. Родился евро.

Пройдет еще три года, прежде чем новая валюта станет доступной для общего пользования, но в 2002 году первые монеты и банкноты были наконец выпущены и распространены по всему Союзу. И первые годы были настоящей историей успеха. Европейская экономика окрепла, как и единая валюта.В июле 2008 года люди могли обменять один евро почти на 1,60 доллара США.

Но тут грянул кризис. То, что началось как беспорядки в финансовой индустрии, вскоре превратилось в кризис суверенного долга, который стал тяжелым бременем для европейских государств, а вместе с ними и для их валюты. Достигнув нижней точки в 2012 году, континент и евро сейчас восстановились, хотя времена кризиса оставили свой след в Европе.

Евро: ломая стереотипы об еще одном козле отпущения

Не ново, что обвинение Европейского Союза во внутренних проблемах стало обычным разговором для некоторых национальных политиков, и евро не избежал этого явления — особенно после упомянутых кризисов.Во Франции, например, даже если большинство французских граждан поддерживают евро и связанные с ним преимущества, евроскептические партии, такие как Национальное объединение (ранее Национальный фронт), пытались представить единую валюту как причину всех трудностей французской экономики. .

Тем не менее, экономический анализ показывает, что большинство аргументов против евро ненадежны. Среди наиболее цитируемых аргументов — то, что евро несет ответственность за безработицу и инфляцию. Но на самом деле достаточно взглянуть на данные INSEE, Французского национального института статистики и экономических исследований, чтобы убедиться, что подобные обвинения не соответствуют действительности.

Что касается безработицы, похоже, что евро не является основной причиной во Франции, поскольку он был высоким еще до введения единой валюты, а фактически даже снизился до экономического кризиса 2008 года.

В период с 2001 по 2016 год во Франции инфляция в среднем удерживалась на уровне 1,4% (тогда как в период с 1986 по 2001 год она составляла 2,1%). В зоне евро инфляция в 2018 году была ограничена 1,6%. Рост цен на самом деле является нормальным явлением для экономики, но он контролировался и ограничивался евро.Более того, с момента введения единой валюты инфляция в среднем составляла 1,9%, но минимальная заработная плата во Франции выросла на 3,1%, поэтому покупательная способность не снизилась. Кроме того, если проанализировать причины, объясняющие рост цен в разных секторах, вряд ли это связано с евро. Например, рост цен на газ и энергию связан с ростом цен на газ и нефть на мировом уровне. К тому же рост стоимости евро превысил половину роста цен на нефть.Налогообложение, увеличение налогов, привело к резкому росту цен на некоторые товары, такие как табак, но не на евро. Подорожание продуктов питания связано с подорожанием сельскохозяйственного сырья, которое не имеет ничего общего с валютой. Наконец, введение евро действительно послужило поводом для увеличения цен (например, на газеты, рестораны, некоторые продукты питания …), но евро сам по себе не виноват: владельцы магазинов и промышленники воспользовались этой «неожиданной удачей» для повышения их цены.А возвращение к франку просто вызовет новый рост цен.

Другой аргумент заключается в том, что отказ от франка или, скажем, шиллинга, национальной валюты, в пользу евро, единой валюты, разделяемой 19 государствами-членами и управляемой Европейским центральным банком, означал бы потерю денежного суверенитета для Франции или Австрии. , соответственно. Но на самом деле по разным причинам все наоборот. Как указано в случае с Францией в предыдущей статье, опубликованной в The New Federalist , евро фактически обеспечил восстановление экономического суверенитета, а также экономические выгоды (как для потребителей, так и для предприятий).Не говоря уже о преимуществах путешествий, прозрачности цен или экономии средств, когда одна и та же валюта используется в 19 странах.

И последнее, но не менее важное: единая валюта не кажется подходящим козлом отпущения в отношении экономического и финансового кризиса 2008 года. Если да, то как объяснить, что две страны, такие как Германия и Греция, пережили такие радикально разные экономические ситуации, имея при этом одну и ту же валюту? Сомнительные финансовые инструменты, жилищный пузырь, плохое финансово-экономическое управление и контроль или трудности со сбором налогов, безусловно, виноваты в долговом кризисе — но не сама по себе валюта.

В заключение: евро никуда не денется

В этом году евро отмечает свое 20-летие. Доверие к валюте восстановилось и находится на рекордно высоком уровне, а тем временем есть поколение европейцев, которые выросли, зная только евро как средство платежа. По словам президента Юнкера, валюта стала символом европейского единства, суверенитета и стабильности.

Несмотря на все трудности, 19 государств-членов с общим населением в 340 миллионов человек тем временем ввели единую валюту.Кроме того, страны, не являющиеся членами ЕС, Черногория и Косово, используют его в качестве официального платежного средства. В других европейских государствах установлены фиксированные обменные курсы и, таким образом, их валюты привязаны к евро. За исключением Дании (и Великобритании), все государства-члены согласились ввести евро в какой-то момент после присоединения к Союзу.

Хотя в институциональной структуре, безусловно, есть недостатки — постоянный Европейский валютный фонд, а также Европейская схема страхования вкладов (EDIS) все еще остро необходимы — евро удалось установить в качестве международной резервной валюты, помимо доллара США и британской валюты. фунт.Были объявлены планы по дальнейшему укреплению международной роли валюты, например установив его на энергетическом рынке. Таким образом, хотя, безусловно, есть проблемы, которые необходимо решить, одно кажется очевидным: евро никуда не денется.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *