Содержание

8 каверзных вопросов инвесторов — The Village

Стоп-слова: 8 каверзных вопросов инвесторов. Изображение № 1.

 

 

Анна СОКОЛОВА

Шеф-редактор H&F

Осенью я пошла на одну из конференций стартаперов — их в Москве проходит по две в неделю. Выглядело это так. В одном из помещений на «Флаконе» по периметру стояли столы, за которыми сидели начинающие предприниматели. На столах — буклеты, стопки визиток, ноутбуки и планшеты для презентации проектов. Все стартаперы были чрезвычайно молоды и говорили о своих начинаниях очень вдохновенно.

Каждый раз, когда они начинали свою презентацию, вокруг собиралась толпа зевак, раскрыв рот слушающих историю о новой бизнес-идее. Презентации очередного сервиса для предпринимателей, позволяющему понять, насколько хороша их команда, казалось, ничто не угрожает. Но вот из толпы раздался вопрос. «А на чьей методике основан ваш сервис?» — громко сказал уверенный в себе молодой человек. Он пояснил, что несколько лет работал бизнес-тренером, потом присоединился к венчурному фонду, инвестирующему в разного рода стартапы, — самый что ни на есть потенциальный инвестор, от ответов на вопросы которого зависит будущее компании. Стартаперы начали что-то отвечать. Достаточно неуверенно. «Чем ваша идея отличается от сервисов других компаний, я знаю таких десяток?» — не унимался инвестор. Через пару минут стало понятно: чёткого ответа на эти вопросы начинающие бизнесмены дать не могут, и в случае чего денег они не получат. 

Такое может случиться с любым предпринимателем, который решится искать финансирование у инвесторов. Как правило, эти люди завалены презентациями бизнес-идей, устали от бесконечных питчей. Поэтому к новым просителям поддержки они относятся скептически. Как не растеряться на встрече с ними?

В помощь начинающим бизнесменам издание The Next Web подготовило список каверзных вопросов и замечаний, которыми инвесторы любят сбивать с толку стартаперов. В его составлении участвовали эксперты из инвестфондов, которые сами часто так себя ведут. Вот как они советуют себя вести на переговорах с придирчивым инвестором.

 

Стоп-слова: 8 каверзных вопросов инвесторов. Изображение № 1.

«Я забыл, чем вы занимаетесь»

У венчурных инвесторов бессчётное число встреч с предпринимателями, и ещё больше презентаций они получают по почте. Неудивительно, что они могут забыть о вашем проекте вскоре после того, как вы ему о нём рассказали на какой-то стартап-конференции.

Не принимайте такое высказывание близко к сердцу — лучше начните встречу с краткого описания сути вашей идеи и предыдущего опыта. Это позволит избежать неловкой ситуации в процессе разговора.

 

Стоп-слова: 8 каверзных вопросов инвесторов. Изображение № 1.

«Я не понимаю, в чём суть идеи»

Говорите просто и по делу. Придерживайтесь выбранной линии повествования и не перескакивайте с одной истории на другую. Выражайтесь яснее: инвестор, вероятно, не станет читать между строк. Относитесь к нему как к очень ценному клиенту — по крайней мере, вы наберётесь опыта в процессе общения с ним.

Кроме того, убедитесь, что инвестор действительно понимает суть бизнеса, а не просто думает, что понимает. Для этого в конце переговоров стоит добавить: «Я рассказал, что мы делаем, теперь не могли бы вы высказать свои идеи о том, как наш бизнес будет развиваться в дальнейшем?» Это позволит получить отзыв о презентации.

Конечно, это подразумевает, что вы сами понимаете, что делаете.

 

Стоп-слова: 8 каверзных вопросов инвесторов. Изображение № 1.

«Я знаю пару компаний, которые делают
нечто подобное»

Любой предприниматель должен хорошо ориентироваться на рынке, на котором он работает, и знать своих конкурентов. Если инвестор не в курсе, стоит рассказать ему о похожих проектах и о преимуществах вашего перед ними.

 

Стоп-слова: 8 каверзных вопросов инвесторов. Изображение № 1.

«Могу ли я увеличить стоимость этого бизнеса?»

Покажите, как инвестор сможет помочь бизнесу вырасти. Каждому из них хочется быть не просто машиной, подписывающей чеки, а помощником и советником, которому можно доверять. Если вы расскажете о том, как участие именно его фонда поможет подняться вашей компании на новый уровень, это повысит шансы на успех.

 

Стоп-слова: 8 каверзных вопросов инвесторов. Изображение № 1.

«Вы не решаете реальные проблемы»

Как ваша компания может изменить мир? Почему кого-то должно волновать, что вы делаете? Так, новая модель перчаток для мороженого вряд ли имеет шансы на успех. Рассеять сомнения инвестора по поводу «реальности» бизнеса можно, описав объём рынка, число потенциальных потребителей и возможную выручку.

 

Стоп-слова: 8 каверзных вопросов инвесторов. Изображение № 1.

«Не уверен, что вы способны справиться с этим»

Покажите, что ваша компания — именно та «команда мечты», которая способна преуспеть в этом деле. Объясните, почему именно у вас есть идеально подходящий для этого набор знаний, умений, связей, а также желание достичь цели. Если инвестор может вложиться только в одну компанию на вашем рынке, докажите ему, что это должна быть именно ваша компания.

 

Стоп-слова: 8 каверзных вопросов инвесторов. Изображение № 1.

«Не думаю, что могу себе это позволить»

Иногда инвесторы связаны другими проектами фонда, в которых предстоят очередные раунды инвестиций, и не могут тратить деньги на что-то ещё. Но это не значит, что они не смогут инвестировать в вашу компанию в будущем. Приготовьтесь к тому, что вам придётся подождать, пройти через разные этапы утверждения проекта.

 

Стоп-слова: 8 каверзных вопросов инвесторов. Изображение № 1.

«Мне не нравится проект»

Вы не доллар, чтобы вас все любили. Иногда после остроумной презентации или долгой беседы «химии» с инвестором не возникает. Такова жизнь — продолжайте искать дальше.

Психологические ловушки, в которые попадают инвесторы на рынке акций

Обманчивые тренды

«Большинство из вас, посмотрев на этот график, подумало бы, что у акции восходящий тренд, что она растёт и что это — прибыльная инвестиция», — говорит Рубен Ениколопов. Однако если обратить внимание на полную историческую картину поведения акции (в правом нижнем углу), оказывается, что всё не настолько радужно. Правда в том, что это случайное блуждание, подчёркивает эксперт. А картинка вообще сгенерирована в «педагогических» целях, и в поведении этого ряда нет никакой системы.

Склонность видеть закономерности в случайных процессах — одна из самых опасных психологических особенностей человека, когда речь заходит об инвестициях на финансовом рынке. С точки зрения финансовой науки краткосрочная доходность практически всех активов случайна. «Мы не можем её предсказать, потому что если бы мы могли её предсказать, то другие инвесторы делали бы то же самое и вся доходность пропала бы», — объясняет ректор РЭШ.

«Когда вам «гуру инвестиций» объясняет, что есть модель, математическая, сложная, которая объясняет поведение акций, это означает, что человек в лучшем случае шарлатан, а в худшем — идиот. Он обманывает либо только вас, либо и вас, и себя», — категоричен экономист. Есть хедж-фонды, которые работают над поиском подобных моделей, но, во-первых, речь о крайне небольшой прослойке очень высококвалифицированных специалистов, а во-вторых, такие фонды располагают огромными ресурсами, которые позволяют им играть на этих позициях. Для индивидуального инвестора игра на рынке — плохая идея, говорит Ениколопов.

«Закон маленьких чисел»

Ещё одна ловушка — склонность делать далеко идущие выводы на основании маленького количества информации. Её часто называют «законом маленьких чисел» (по аналогии с законом больших чисел в теории вероятности, который относится как раз к поведению случайных величин в больших выборках). «Вы видите динамику акций за последние два месяца: они идут вверх — и вы думаете: «Какая замечательная компания», — приводит пример Ениколопов. Хотя на самом деле динамика за два месяца — это ничто, случайность, говорит эксперт.

Это всё равно, что, подбрасывая кости и дважды выбросив шестёрку, кричать, что кубик счастливый и надо им пользоваться, приводит пример он. Или напротив, выбросив шестёрку, скажем, шесть раз подряд, недооценивать вероятность её появления в седьмой — хотя на самом деле она не меняется. То есть люди ожидают на маленьком отрезке увидеть те же закономерности, что и на большом (в данном конкретном случае — что каждая грань выпадет примерно одинаковое число раз).

В некотором смысле эта особенность связана с предыдущей, со стремлением найти закономерности. «Всегда останавливайте себя, когда думаете, что на рынках вы нашли тренд. Думайте, есть ли за этим какая-то логика. Обычно это не так. Обычно люди находят законы там, где их нет», — предостерегает ректор РЭШ.

Эффект «выжившего»

Во время Второй мировой войны инженеры на основании данных о самолётах, возвращавшихся с боевых заданий, оценили, где пули чаще всего пробивают эти самолёты. Рассудив, что эти места наиболее уязвимы, именно их они посчитали нужным закрыть бронёй. При том что, на самом деле, существенная доля самолётов вообще не возвращается с задания, а раз эти вернулись, то повреждения, которые они получили, не особенно серьёзны. Например, из картинки следует, что «высшим провидением получается так, что никогда не попадают в пилота», указывает Ениколопов. То есть, на деле, правильный вывод — защитить бронёй те области, куда в вернувшемся транспорте ни одна пуля не вошла.

То же самое наблюдается на финансовом рынке. Пример — взять существующие ПИФы (паевые инвестиционные фонды), посмотреть на их историческую доходность и прийти к выводу, что она высокая. «Если вы посмотрите на фонды, которые были созданы десять лет назад, не все из них дожили до сегодняшнего дня. Многие из них — банкроты. И те фонды, которые вы сейчас наблюдаете, либо талантливые, либо просто везучие», — объясняет Ениколопов. С тем же успехом можно посадить людей играть в рулетку с условием, что потерявшие деньги игроки выбывают, а в конце дня посмотреть на выигрыши оставшихся за столом, рассуждает он.

«Этот феномен тоже нужно понимать. И пытаться следить за теми [игроками на рынке — Сравни.ру], у кого настолько всё плохо кончилось, что вы даже их уже не наблюдаете», — подчёркивает Ениколопов.

Чрезмерная самоуверенность

Если вы полагаете, что можете заработать на рынке за 1–2 дня, значит, вы считаете себя умнее других, объясняет Рубен Ениколопов. Потому что в случае с фондовым рынком там, где вы заработали деньги, кто-то их потерял. Сам факт того, что инвесторы пытаются играть на рынке, означает: они думают, что умнее среднестатистического игрока. Но нужно понимать, что каждый не может быть умнее всех остальных. «У вас должны быть серьёзные причины так считать. Может, вы знаете что-то уникальное о компании. Я не говорю об инсайдерской торговле, но, допустим, она выводит продукт на рынок, на котором вы являетесь специалистом», — рассказывает эксперт.

Если посмотреть на данные о том, как торгуют индивидуальные инвесторы, во всех странах и у всех брокеров наблюдается один и тот же феномен, подчёркивает Ениколопов: чем чаще человек торгует, тем меньше он зарабатывает. Потому что люди, которые торгуют редко, либо используют рынок как инструмент для долгосрочных вложений и лишь время от времени корректируют портфели, либо аккуратно анализируют происходящее и находят те уникальные ситуации, которые действительно позволяют им заработать.

«Так что если вы — индивидуальный инвестор, то первый совет, который я вам дам — поменьше торгуйте. Принцип «семь раз отмерь — один отрежь» с инвестициями тоже работает», — говорит экономист.

https://www.sravni.ru/text/2016/9/6/lichnaya-istiria-kak-torgovat-akciyami-na-pensii/

Болезненные разочарования

Люди страдают от потерь сильнее, чем радуются выигрышам, объясняет Рубен Ениколопов. Из-за избегания разочарований возникает такой феномен: человек вкладывается в акции, видит, что теряет средства, но продолжает считать, что это временная проблема и нужно просто её переждать. Это видно из трейдинговых стратегий индивидуальных инвесторов, говорит ректор РЭШ: они слишком поздно продают акции, которые падают в цене, и слишком рано — те, которые идут вверх. Он советует, если уж вы решили торговать акциями (хотя торговать он вообще не советует), сформулировать для себя некое эвристическое правило: «Если акция растёт или падает до определённого уровня — скажем, на 10%, — я её продаю».

Хайп

Последняя ловушка, в которую попадают индивидуальные инвесторы, связана с огромным количеством информации о рынке и с тем, как люди эту информацию потребляют. «Мы обращаем внимание только на вещи, которые попали в фокус нашего внимания. И надо осознавать, что они во многом случайны», — объясняет Ениколопов. Особенно сильно этот феномен проявляется в непропорциональной роли СМИ, говорит он: инвесторы активнее вкладывают в акции компании на фоне большего числа статей о ней, даже если новой информации эти материалы не несут и вообще описывают рутинные явления. Это то, что в своё время происходило с любой компанией, название которой заканчивалось на «дотком» (пузырь доткомов рос в конце 1990-х годов и закончился в 2000 году резким падением индекса NASDAQ и банкротством многих компаний — Сравни.ру), а сегодня наблюдается вокруг блокчейн-технологий, приводит примеры экономист.

«То, что все о чём-то говорят, свидетельствует только о том, что это интересно. Интересно и прибыльно — большая разница», — указывает он.

Ениколопов советует, принимая решения об инвестициях на финансовом рынке, в особенности рынке акций, всегда держать в голове эти психологические особенности и оценивать, не ими ли эти решения продиктованы.

https://www.sravni.ru/text/2018/8/7/instrukcija-kak-vybrat-brokera/

Автор: Ольга Волкова, слайды — Рубен Ениколопов (РЭШ)

7 уловок сознания, из-за которых мы принимаем неверные решения

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Ученые давно развенчали миф, что мы используем только 10 % нашего мозга. На самом деле даже при выполнении элементарных задач он задействован более чем наполовину. При этом мозг использует 1/5 часть всей нашей энергии. Нет ничего удивительного, что в процессе анализа данных он придумывает различные уловки, чтобы собрать важные сведения и на их основе как можно быстрее принять решение. Вот только это решение далеко не всегда является лучшим.

Мы в AdMe.ru собрали для вас несколько ошибок мышления, из-за которых мы порой делаем абсолютно неверные выводы и усложняем себе жизнь, а также советы, как не допустить такого поворота событий.

1. Сладкий эксперимент

Представьте себе ситуацию: вам подарят пирожное, если вы вспомните один из самых своих счастливых дней, или готовы вручить целых 3 пирожных, если вы вспомните самое неприятное событие из вашей жизни. Что бы вы выбрали?

Большинство людей предпочтут второй вариант. Но удовольствие от поедания сладкого омрачается неприятными воспоминаниями, и такие люди отнюдь не становятся более счастливыми от того, что выбрали вариант с большим количеством пирожных. По этой же причине многие люди не бросают курить: получить удовольствие здесь и сейчас для них важнее угрозы неприятных последствий в будущем.

  • Совет: принимая любое решение, старайтесь руководствоваться не только сиюминутной выгодой, но и теми бонусами, которое оно сможет в дальнейшем вам принести. Покупка платья ценой в несколько ваших зарплат принесет кратковременную эйфорию, за которой последует месяц жизни на хлебе и воде. Нужно ли вам это?

2. Наш мозг любит нас обманывать

«На ранних стадиях бизнес-план не имеет значения»

Сергей Васильев — управляющий партнер венчурного фонда Starta Capital, инвестор с огромным стажем и опытом стартап-хантинга. Причем не только на российском рынке: его фонд запустил стартап-акселлератор в Нью-Йорке и с тех пор активно работает на американском рынке, интегрируя стартапы из России и всего постсоветского пространства в американскую рыночную среду.

Сергей рассказал Анастасии Чернецкой и читателям InnMind о том, какие стартапы интересны инвесторам в целом и ему в частности, как происходит отбор проектов в венчурных фондах, нужен ли стартапу бизнес-план и что такое «трекшн», что происходит на российском и мировом венчурном рынке и многое другое, что дает представление о логике венчурных инвесторов и их подходах при отборе стартапов. Впрочем, читайте сами:

content_sergeyvasiliev.jpg

— Какие инновационные отрасли сегодня в тренде для инвесторов?

— Одним из сегодняшних отраслевых трендов продолжает оставаться IT, в том числе наукоёмкий и высокотехнологичный сегмент, например, робототехника, искусственный интеллект, машинное обучение.

Несколько лет назад были такие разговоры, что IT – это очередной пузырь, что IT-проекты вызовут временный интерес и скоро будут никому не нужны. На деле вышло все совсем не так. Сейчас, замечаю, становятся популярны стартапы с хорошей технологической срставляющей внутри. Иными словами, в IT отрасли наблюдается тренд на усложнение решений.

— И как долго будет сохраняться этот тренд и интерес инвесторов к IT в целом?

— Я думаю, что IT будут интересны всегда. IT-отрасль очень динамична, постоянно меняется и трансформируется, появляются все новые разработки и сервисы.

— На какой стадии стартапы представляют наибольший интерес для венчурных инвесторов?

— По моим ощущениям, инвесторам все более становятся интересны стартапы на ранних стадиях. Это объясняется прежде всего тем, что мало проектов доживает до зрелой стадии. И денег, которые инвесторы готовы дать проекту зрелых стадий, гораздо больше, чем самих этих проектов на рынке. Поэтому, неизбежно, фокус инвестиционного рынка перемещается в стадии пораньше. Но следует также понимать, что ранние стадии существенно отличаются от зрелых, поэтому чтобы работать с ними нужна определенная компетенция и экспертиза.

— Вернемся непосредственно к вопросу принципов инвестирования в стартапы. Как работает Ваш фонд, чем его подходы отличаются от остальных и как происходит отбор проектов?

— Наш фонд является инвестором ранней стадии. Что касается концепции инвестирования, то, если посмотреть, существует два подхода к инвестированию на ранних стадиях.

Первый подход – когда инвестор инвестирует в большое количество стартапов. По теории вероятностей, определенный процент стартапов, как правило около 10%, «выстрелит», и прибыль от них перекроет неудачу тех стартапов, которые оказались не успешными.

Второй подход, который ближе нам, основан на проведении тщательного отбора стартапов. В следствии долгой и кропотливой процедуры отбора и последующей работы со стартапами, количество «выстреливающих» стартапов становится более 80%.

При первом подходе вероятность успеха 10 процентов, но и издержки на отбор проектов довольно небольшие. Это позволяет инвестору масштабировать вложения, то есть проинвестировать в большое количество стартапов и при этом минимизировать затраты времени, денег и сил на отбор. Во втором подходе, который используем мы, все наоборот: тратится много сил и энергии на отбор проектов, но и вероятность успеха каждого проинвестированного стартапа гораздо выше.

Пропагандируя такой подход, мы имеем серьезную процедуру отбора, придуманную нами и опробированную на практике, которая состоит из нескольких этапов. На первом этапе работаю с проектами я. Условно говоря, это быстрый отбор, своего рода скоринг, который представляет из себя сбор первичной информации о проекте. По результатам этой процедуры принимается решение о дальнейшей работе со стартапом.

После первого этапа, стартап переходит на рассмотрение моей коллеге, Людмиле Голубковой, она уже более детально изучает стартап. Людмила применяет свою авторскую методику анализа стартапа. Если Людмила убедилась в том, что стартап инвестпривлекателен, мы приступаем к третьему этапу отбора, которым занимается директор нашего фонда, Алексей Гирин.

content_sergey_vasiliev_i_lyudmila_golub

Все это конечно отнимает много времени и сил, но зато такая модель отбора позволяет минимизировать количество неудачных инвестиций в портфеле.

— С моделью отбора понятно, а что насчет критериев отбора? Многих основателей стартапов интересует вопрос как понравиться венчурному инвестору, как правильно писать бизнес-план и пр..

— Мы инвестируем на ранних стадиях, поэтому бизнес-план нам интересен постольку-поскольку. Все дело в том, что на ранних стадиях финансовые показатели, отражаемые в том числе в бизнес-плане имеют небольшое значение, потому что на этой стадии толком еще нет финансовых показателей как таковых. Все планы основателей в ближайшем будущем могут меняться и корректироваться. Финансовые показатели приобретают смысл лишь на поздних стадиях жизни стартапа.

На ранней стадии нас интересуют совсем другие вещи: например, новизна разработки в случае наукоемкого или высокотехнологичного стартапа, обоснованность бизнес-модели. Интересует команда и её опыт. Приветствуется, когда основатели имеют опыт построения и успешной реализации бизнеса. Костяк команды должен быть уже сформирован.

— То есть обязательно нужен положительный опыт запуска стартапов?

Отнюдь. Опыт может быть как удачным, так и неудачным. Это оценивается по-разному и, могу сказать, бывают такие неудачные опыты, что на самом деле оказываются лучше и полезнее, чем удачные. Но речь идет не только об опыте предыдущих стартапов, также оценивается опыт касательно работы с текущим проектом. Это называется «трэкшен».

До того, как стартап обратился к инвестору, у него уже есть какая-то история жизни – трекшен, И нам интересно знать об этом как можно больше: что команда делала до встречи с нами, как быстро развивались, какие перед стояли вызовы, как быстро и эффективно решались проблемы и пр. Заметьте, из всего перечисленного нет ничего про финансы и бизнес-планирование.

— Получается, что многие основатели не совсем понимают, какая именно информация интересует инвестора?

— Увы, часто бывает что да.

— Если говорить об инвестиционном фокусе – какие проекты интересуют Starta Capital?

— Нам интересны наукоемкие и высокотехнологичные IT стартапы. Кроме фонда у нас есть акселератор в Нью-Йорке – Starta Accelerator, для него мы ищем, стартапы, не сколько с наукой, но с бизнес-изюминкой внутри и имеющие потенциал масштабирования на рынке США.

— А можете привести пример проекта, в который уже инвестировали?

— Пример из портфеля: компания Navigine. Стартап занимается in-door навигацией (навигация внутри помещения). В старатпе есть серьезная научная база, команда основателей — выпускники МГУ, молодые кандидаты физ.-мат. наук. Их алгоритм in-door навигации одни из самых лучших в мире. Продукт продается на мировом рынке и вызывает интерес зарубежных игроков IT-отрасли.

— Звучит впечатляюще! А как насчет примера проекта из акселератора, где нет науки, но есть изюминка в плане бизнес-модели?

— В качестве такого примера могу привести стратап, решающий проблему мотивации детей в обучении. Суть стартапа состоит в том, что когда ребенок смотрит на планшете или на телефоне мультфильмы, между видеороликами вставляются различные задания, например по математике, и для того, чтобы посмотреть следующий ролик, ребенку нужно это задания решить. На эту модель привязываются механизмы, связанные с онлайн-покупками. Например, если ребенок выполнил определенное количество заданий, ему дается звездочка, а, в случае накопления определенного количества звездочек, он может обменять их на игрушку в интернет-магазине. Т.е. ребенок, помимо тренировки в решении образовательных задач развивает в себе навыки принятия решения и взвешенного подхода к выбору, в данном случае игрушек. Покупка игрушки может проходить без постоянного контроля родителя, магазины-партнеры сервиса предоставляют свой ассортимент онлайн и позволяют осуществить доставку. Всего лишь нужно один раз ввести данные, например, адрес доставки, ценовой диапазон предлагаемых игрушек и др.

Этот проект идеально подходит для американского рынка, где существует соответствующая культура покупок. Бизнес-модель ориентирована на то, что родители так или иначе тратят определенное количество денег в год на игрушки для своих детей, и, даже при интенсивном занятии и прохождении этих заданий, покупки не превысят ту сумму, которая комфортна родителю.

— Т.е получается, что Вас интересуют «приземленные» проекты, которые связаны с IT и понятны обычному обывателю.

— Если мы говорим про Нью-Йоркский акселератор, то чаще всего так и есть, так как именно такие проекты имеют потенциал быстро «выстрелить» на американском рынке.

content_sergeyvasiliev2.jpg

— Сформулируйте основные условия успешного стартапа, какие ошибки чаще всего совершают стартаперы и как их избежать?

— Это структурный и серьезный вопрос, поэтому остановлюсь на базовых моментах. Основатель стартапа должен быть готов к длинному тяжелому пути, много работать и, главное, понимать, чего они хотят добиться и куда в результате прийти. Это про то, что нужно иметь план, а не хаотично что-то делать. Так же полезно уметь слушать и слышать окружающих людей, потенциальных потребителей, игроков рынка, «анализировать полученный feed-back. Что еще нужно для успеха – это, конечно, команда, которая может пройти весь этот путь вместе с основателем. Нужно постоянно держать «нос по ветру», понимая, что все очень быстро меняется.

— Мы часто видим случаи, когда стартапы тратят много времени на поиск инвестора, на самом деле, не имея острой необходимости в инвестициях. Помогите сформулировать правило, когда стартапу следует обращаться к инвесторам и когда делать этого не нужно?

— Это очень актуальный вопрос: венчурные деньги — самые дорогие деньги, и потому, если есть возможность обойтись без инвестиций, то лучше обойтись без них. Если без инвестиций обойтись невозможно, нужно идти за деньгами, ничего не поделаешь. Инвестиции очень часто привлекаются для масштабирования. Т.е. масштабирование – это как раз тот самый процесс, который без инвестиций часто невозможен, поскольку здесь нужны большие вливания денег со стороны.

Кроме масштабирования есть другие важные процессы, как правило требующие инвестиций. К примеру, это часто создание прототипа или продукта, на основе которого можно делать тестовые продажи, особенно в случае наукоёмких решений. Также, инвестиции часто нужны для выхода на зарубежный рынок.

Не редко, запуская стартап, основатели пытаются привлечь государственные деньги: гранты и субсидии. Это очень правильно, на мой взгляд, но, главное не увлекаться такого рода «бесплатными» деньгами. Как бы то ни было, обычно деньги все равно заканчиваются, и в такой момент нужно понимать, на какой ты находишься стадии и на что нужны дополнительные средства.

Обращаясь к инвестору, необходимо обосновывать запрашиваемые инвестиции, а именно, для каких конкретных шагов и целей они привлекаются. Приходить к инвестору и говорить «мне просто нужны деньги, потому что закончились» – это несерьезно. Другое дело, когда приходит стартап и говорит: «я сделал три шага, мне нужен сделать четвертый, но деньги заканчиваются, не успею» — на основе этого можно уже вести диалог, обсуждать и оценивать. насколько планируемый шаг адекватен – неадекватен, нужен – не нужен, определить его стоимость. Только тогда можно о чем-то договорится с инвестором.

Вообще, инвестиции лучше искать заранее, не в последний момент, когда завтра уже кассовый разрыв. Инвестиции – дело серьезное и продумывать процесс их привлечения нужно заранее.

— Еще вопрос: чем конкретно Ваш фонд может помочь стартапу кроме денег? Понятно, что основной поток стартапов приходят за деньгами, но многим из них также нужна поддержка со связями, консультации, менторская помощь и пр.

— Помимо денег, мы даем, так называемый «smart». А именно, мы помогаем выстроить конструкцию компании, которая будет жить долго, и на основе которой будут приходить следующие после нас инвестиции. На основе этой конструкции можно будет выйти на зарубежные рынки, сделать первые продажи и т.д. Другими словами, мы помогаем основателю стартапа закладывать фундамент его компании, чтобы он был прочным и устойчивым к разным вызовам современного конкурентного мира. Такие инвесторы на венчурном сленге называются «smart money», в переводе с английского «умные деньги».

— Продолжая тему трендов в инвестиционной отрасли, что еще сейчас происходит на рынке?

— Какое-то время назад стали набирать популярность синдикативные инвестиции. Инвесторы, чтобы разделить риски, скидываются деньгами так, чтобы в сумме набралась необходимая сумма, затем инвестируют. Этот тренд порождает изменения в законодательстве во многих странах, и даже в том числе и в России. Появляются больше юридических и организационных механизмов для инвестирования.

— Инвестиционная среда в России очень молода, однако многие инвесторы считают, что у нее есть большие перспективы. Как Вы оцениваете отечественный инвестиционный рынок и какие на нем заметны тренды?

— Локальные тренды на инвестиционном рынке напрямую связаны с общими экономическими трендами. Очевидно, что мы движемся в сторону глобализации: Россия постепенно начинает играть все более весомую роль на мировом инвестиционном рынке. И поэтому, мне кажется, туда же устремлен и российский венчурный рынок.

Конечно, все получится, но не сразу. Конечно, мы еще какое-то время будем продолжать занимать маленькую долю рынка и быть в «догоняющей» позиции. Но со временем, уверен, можем стать более заметным игроком на мировой инвестиционной арене.

— А как обстоят дела в правовом поле, насколько защищены инвестиции и инвесторы в Российском законодательстве?

Что касается юридических аспектов, законодательство в России пока не столь развито, чтобы полноценно осуществлять венчурные сделки. Это неизбежно ведет к тому, что российский инвестор уходит в правовое поле США или других, развитых в этом направлении, стран.

Многие стартапы ошибочно считают, что инвестор всегда может защитить себя, и даже при необходимости все отнять у основателей. На самом деле это совсем не так. Часто, инвестор – самый незащищенный участник. Инвестор дает деньги и может их потерять, причем не только из-за провала стартапа – это как раз естественный риск, на который идет венчурный инвестор, но и из-за недобросовестности основателей.

— Как избежать всего этого? Регулировать законодательство и вносить изменения?

— Безусловно, необходимо улучшать законодательство. А до этой поры приходится уходить в то юридическое пространство, где права инвестора хорошо защищены.

— Как по-Вашему, отразился ли финансовый кризис на российском и мировом рынке стартапов?

— Считаю, что отразился. Наступил новый этап, инвесторы переосмысливают свою деятельность, кто-то начал находить себя в венчуре, а кто-то понял, что нужно уходить на другие географические рынки или вовсе перестать заниматься венчурными инвестициями. Если брать Россию, то санкции и кризис, безусловно, спровоцировали отток финансов из страны. Однако не скажу, что это фатально изменило рынок, негативные последствия оказались не убийственными.

— Как Вы относитесь к мнению, что в России совсем туго с инновационными проектами, в особенности по сравнению с западным, в частности американским рынком?

— На этот вопрос нет однозначного ответа. С инновациями в России было всегда было хорошо, в том плане, что Россия – инженерная страна. Всегда было и будет достаточное количество людей, которые что-то придумывают, что-то изобретают, создают хорошую и полезную технологию. Поэтому, что касается самой инновационности, то тут Россия, можно сказать, находится в лидирующих позициях. Что касается бизнеса, то все не так хорошо. У нас нет культуры предпринимательства. Особенно если сравнивать с США, где бизнесу учат со школьной скамьи. В России бизнесу тоже учат, но пока не так давно и не с ранних возрастов.

Если смотреть глобально, то инженерных наций в мире мало. Это Россия, плюс некоторые страны СНГ (Украина, Беларусь), где со времен Советского Союза остались хорошие инженерные школы. Израиль, отчасти потому, что туда, в том числе из Советского Союза, переехало много хороших инженеров, талантливых ученых, и израильское правительство сумело создать соответствующий климат, чтобы эти люди могли продолжать свою работу и показывать хорошую эффективность. Еще США и Германия. Эти страны, по моему мнению, имеют хороший научно-технический потенциал. Но, увы, в вопросе бизнес-компетенций основателей стартапов, Россия сильно проигрывает.

— Каков Ваш совет молодым предпринимателям? Стоит ли идти в бизнес, и, если решили заниматься бизнесом, о чем следует думать, чего стоит бояться?

— Самый главный совет: иметь достижимые и понятные цели. Предпринимателю нужно всегда осознавать, зачем он делает свой стартап, не забывать думать о том, кто его клиент и почему он будет покупать данный продукт или услугу. Бояться ничего не надо, просто брать и делать.

— Спасибо!

Читайте также:

Раскрутить стартап может каждый

6 критериев, по которым инвесторы выбирают стартапы

6 типичных привычек предпринимателей, способных убить ваш бизнес

10 Фильмов и сериалов про стартапы

Почему инвесторы не лучше спекулянтов | Финансы

Почему и инвесторы, и спекулянты переплачивают за победителей и иррационально недооценивают проигравших.

Считается, что инвесторы делают благородную работу во имя капитализма, в то время как спекулянты ничуть не лучше игроков в рулетку.

Новое исследование показывает, что все устроено несколько иначе. Оказывается, главные спекулянты больше всего зарабатывают, когда компании, акциями которых они торгуют, находятся в наилучшем состоянии, а те, кто привык считать себя фундаментальными инвесторами, зарабатывают большую часть дохода, когда стоимость акций взлетает просто в силу благоприятной конъюнктуры рынков.

Это важно понимать, в частности, покупателям так называемых смарт-бета-биржевых фондов, которые пытаются играть на аномалиях рынка.

Обычно фактором времени.

Критика спекуляций восходит по меньшей мере к XVIII веку, но аккуратное определение этому явлению дал в 1930-х британский экономист Джон Мейнард Кейнс. По его словам, спекуляция заключается в прогнозировании психологии рынка и противопоставлении ее прогнозирования будущих доходов от активов на протяжении всей их жизни — он обнаружил это различие в национальном характере англичан и американцев. Он писал:

«При покупке актива американцы надеются не столько на его предполагаемую доходность, сколько на благоприятное изменение базы для оценки, что в некотором высшем смысле является спекуляцией».

Сегодня мы называем спекулянтами тех, кто делает ставку на изменение оценки, а инвесторами — тех, кого интересуют фундаментальные показатели компании. Но, как ни странно, стратегии, в рамках которых ставка делается то, что цена продолжит двигаться в прежнем направлении, на практике выигрывают от улучшения фундаментальных факторов, а ценностные стратегии, основанные на оценке фундаментальных факторов, зарабатывают на росте оценки.

Исследование Джозефа Кушнера, сотрудника Goldman Sachs Asset Management, на которое ссылается Wall Street Journal, основано на данных по обоим типам инвестиций за последние 30 лет.

Кушнер обнаружил, что, хотя инвесторы, презирающие спекуляции, опираются в основном на внутреннюю ценность компаний, подход, предполагающий покупку недооцененных бумаг, приводит к получению выигрыша за счет роста оценки. То есть компании не становятся лучше, просто какие-то люди начинают платить за долю в них больше денег.

При этом краткосрочная торговля с горизонтом в месяц в основном подразумевает получение дохода на росте фундаментальных показателей — обусловленный им рост стоимости перекрывает падение оценки.

Таким образом, это вопрос определения. На практике инвестор должен рассматривать оба подхода, поскольку они оба опираются на человеческую природу — и для каждого из них есть соответствующие биржевые фонды.

Анализ фундаментальных факторов подразумевает, что акционеры будут слишком остро реагировать на плохие новости, и, как следствие, средняя компания будет оценена как плохая (обратная сторона медали тут в том, что хорошие компании часто оцениваются так, как будто они вообще не могут ошибаться), и, когда выясняется, что это не так, компания быстро дорожает.

Ставка на момент устроена так: рост акций привлекают новых покупателей и провоцирует дальнейший рост, а падающие акции, наоборот, распугивают акционеров, и падение продолжается. Оба подхода хорошо работали в течение многих лет, и за это время появилось множество взаимных и биржевых фондов, позволяющих воспользоваться их преимуществами.

При этом последнее десятилетие выдалось непростым для обоих типов инвесторов, причем ценностный подход показывает худшие с 1926-го результаты. Самым тяжелым был период с 2007 по 2016 год, но недавнее ралли на фоне американских президентских выборов слегка выправило ситуацию.

Исследование Кушнера объясняет этот феномен. Ценностный подход приносил низкую доходность потому, что инвесторы упустили резкий рост оценок крупных растущих компаний, в том числе в технологическом секторе. Спекулятивный подход был относительно успешен, но скорость восстановления после 2009 года сработала против такого рода инвесторов, а несколько резких разворотов рынка довершили дело.

Так что нас должно волновать не название стратегии, а то, насколько она рабочая.

Если мы действительно живем в мире растущих акций — примером могут служить хайтек-компании, — то ценностная стратегия, которая подразумевает покупку недооцененных активов, не работает.

При этом нет оснований думать, что психология участников рынка действительно кардинально изменилась — и инвесторы, и спекулянты, вероятно, все еще переплачивают за победителей и иррационально недооценивают проигравших, так что рано или поздно реальность победит, и ценность компании снова станет источником заработка.

Подготовила Тая Арянова




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.