Всемирная история банковских IPO – Деньги – Коммерсантъ

До IPO Сбербанка в десятке крупнейших банковских IPO в мире четыре позиции занимали китайские банки, три — французские, две — японские и одну — итальянский. При этом достичь этих выдающихся результатов им удалось в абсолютно разных условиях: одним — на волне бурного роста, другим — в отчаянной попытке выйти из кризиса. Итоги IPO Сбербанка изменили рейтинг крупнейших банковских IPO. Гигант российского банковского сектора занял там четвертое место, уступив трем китайским банкам.

Вперед, к победе капитализма

Безоговорочные лидеры в рейтинге банковских IPO — китайские банки, занимающие три первые и десятую позиции (см. таблицу). Когда в 2001 году Китай принимали во Всемирную торговую организацию, одним из условий его вступления была либерализация финансовой сферы. Зарубежные инвесторы получили возможность участвовать в капитале крупнейших китайских банков, каждый из которых за более чем 15 лет рыночных реформ накопил не одну сотню миллионов клиентов. Самим же банкам для дальнейшего развития необходимо было привлечь капитал, что и было реализовано посредством частичной приватизации.

Пробой пера стало первичное размещение 23% акций гонконгского подразделения Bank of China — BoC Hong Kong, состоявшееся в июле 2002 года. Первое крупное IPO китайского банка вызвало бурю интереса у местной прессы и наблюдателей, и руководство BoC Hong Kong решило установить цену размещения по верхней планке — $1,09 за акцию. И не прогадало — подписка на акции BoC Hong Kong превысила объем предложения в 25 раз. Правда, наибольший интерес к акциям банка проявили местные инвесторы, решившие поддержать первое крупное размещение своего банка. Иностранцы же, напротив, не были столь благосклонны к бумагам BoC Hong Kong из-за довольно высокого уровня безнадежных кредитов — 11% общего кредитного портфеля, что более чем вдвое превышало среднемировой уровень в то время. Однако патриотизма местных инвесторов оказалось достаточно. В ходе размещения BoC Hong Kong удалось выручить $2,6 млрд, отсюда 10-е место в списке крупнейших банковских IPO за последние 15 лет (см. таблицу).

После успеха BoC Hong Kong подготовка к новым банковским IPO ускорилась, и в октябре 2005 года первичное публичное размещение провел China Construction Bank. Это IPO стало крупнейшим первичным размещением в мире в 2005 году, а сам банк захватил третью позицию в упомянутом рейтинге. По акциям China Construction Bank превышение подписки над предложением оказалось 42-кратным. В ходе IPO банк привлек $9,2 млрд.

Рекорд China Construction Bank продержался недолго. Уже в мае 2006 года 10,5% своих акций разметил на Гонконгской бирже Bank of China. Собрав $11,2 млрд, он перекрыл показатели IPO China Construction Bank и занял второе место в списке крупнейших банковских IPO. Подписка на акции Bank of China со стороны частных инвесторов перекрыла предложение в 76 раз. Институциональные инвесторы также выстраивались в очередь — превышение подписки с их стороны оказалось 20-кратным. Благодаря огромному спросу были исполнены и опционы на 3,8 млрд дополнительных акций. Цена бумаг составила 2,95 гонконгского доллара ($0,38) — чуть ниже максимальной планки 3 гонконгских доллара ($0,39). Причем после начала торгов акции банка выросли еще на 14%.

Однако главное китайское IPO было впереди. В октябре 2006 года Industrial and Commercial Bank of China (ICBC) установил абсолютный мировой рекорд по объему средств, привлеченных в ходе первичного размещения акций. До размещения ICBC лавры мирового лидера по IPO принадлежали японской телекоммуникационной компании NTT DoCoMo, которая в 1998 году провела размещение на сумму $18,4 млрд.

Благодаря ошеломляющему спросу на бумаги банка объем подпис

Все пути ведут на IPO

Рынок Сбербанка

До финансового кризиса 1998 года число активно торгующихся банковских акций на фондовом рынке России колебалось от 10 до 20. Фактическое банкротство крупнейших финансовых институтов, таких, как Инкомбанк, СБС-Агро и Российский Кредит, привело к исчезновению банковского сектора, как класса активов на фондовом рынке, и акции Сбербанка остались единственными банковскими бумагами, которые активно торгуются.

В период 1999-2000 годов Сбербанк характеризовался относительно низкой ликвидностью и привлекательностью, как и все прочие ненефтяные активы. С конца 2000 года успешная реструктуризация российских долгов привела к росту стоимости портфеля ценных бумаг, что положительно сказалось на котировках Сбербанка. К концу 2003 года Сбербанк стал полноправной голубой фишкой, его капитализация на данный момент приближается к 8 млрд долларов.

Помимо Сбербанка, было еще два банка, акции которых относительно активно торговались после кризиса, — это Банк Москвы и УралСиб. Эти банки интересны пока в большей степени для российских инвесторов, как правило, оперирующих незначительными инвестиционными портфелями по сравнению с международными инвесторами.

В последние год-два ряд других частных банков выступали с заявлениями о желании разместить акции на фондовом рынке, но до сих пор дальше разговоров дело не пошло. Интерес к рынку акций высказывал НРБ. Соответствующие заявления со стороны руководства Менатепа СПб больше не звучат, так как изменилось положение всей группы Менатеп-ЮКОС. Недавно озвучил интерес к фондовому рынку Росбанк, но, учитывая тот факт, что этот банк сейчас начал реструктуризацию филиальной сети, недавно купленной у ОВК, размещение его акций, вероятно, тоже не является перспективой ближайшего времени.

Выход банков на IPO неизбежен

В ближайшие два года интерес банков к IPO не может не возрасти. Первая причина — это ужесточение конкуренции в банковском секторе, которая приведет к консолидации банковских активов. Напомним, что введение схемы страхования депозитов с 2007 года для всего банковского сектора означает удорожание заемных средств и приведет к необходимости искать более дешевые источники финансирования. Приход иностранных банков на российский банковский рынок ужесточит условия конкуренции за заемщиков. На данный момент российские банки получают около 60% своих общих доходов именно от кредитно-депозитных операций, в то время как в странах Центральной и Восточной Европы на такие операции приходится лишь 30-40% доходов, а основными доходами являются комиссионные.

Ужесточение конкуренции приведет к структурным изменениям в банковском секторе и вызовет консолидацию банковских групп. Эта тенденция уже просматривается на примере покупки Росбанком розничной сети ОВК, появления группы НИКойл-Автобанк-УралСиб, ожидаемого слияния банков группы МДМ, Зенит и Ингосстрах. Укрупнение банковских институтов дает возможность успешно выходить на рынок с IPO, не размещая при этом крупный пакет, т.е. сохраняя контроль.

Размещение акций банков может стать привлекательным в результате изменений системы отношений в рамках финансово-промышленных групп, в частности, если произойдет ослабление связи между банками и корпоративными участниками ФПГ. В последнее время российские компании стали все чаще привлекать кредиты из-за рубежа или с рынка корпоративных облигаций, рост внешнего долга в 2003 году составил около 15 млрд долларов США на фоне увеличения корпоративного кредитования в российских банках на 26 млрд долларов за тот же период. Уход «своих» клиентов заставил российские банки развивать розничное кредитование и создавать независимую клиентскую базу. Окончание периода, когда банки были карманными институтами для кредитования «своих» предприятий, развяжет им руки для выхода на фондовый рынок.

Наконец, еще одним важным условием IPO является высокая стоимость банковских активов. Основные ориентиры, по которым можно определить, как оценивает рынок нового потенциального эмитента, — это показатели оценки уже торгуемых на рынке эмитентов. Именно по этой причине рост котировок Сбербанка, единственного ликвидно-торгующегося банка, важен не только для самого государственного банка, но и для всего банковского сообщества в России.

Инвесторы ищут прозрачных

Одной из причин быстрого роста привлекательности банковских акций в последнее время является либерализация, предпринятая и планируемая ЦБ РФ. Напомним, что в декабре 2002 года было снято 12-процентное ограничение на иностранное участие в капитале российской банковской системы. Таким образом, Центробанк открыл банкам возможность для привлечения иностранных акционеров к участию в своем капитале.

Кроме того, до сих пор интерес иностранных инвесторов к банковским акциям ограничивался необходимостью получать разрешение Центрального банка на их владение. Например, рынок акций Сбербанка разделен на так называемые очищенные акции, то есть те, по которым такие разрешения были выданы, и на простые рублевые акции. В законодательных планах ЦБ РФ на 2004 год стоит изменение этой нормы регулирования и введение разрешения покупать до 10% капитала любого банка в уведомительном порядке.

Вторая причина — это увеличение фондов и капиталов, которые работают с российскими акциями. Инвесторы на данный момент испытывают острую нехватку новых эмитентов, в том числе банковских. Это связано с ростом ликвидности внутри России в результате увеличения резервов Центрального банка, а также с возрастающим интересом к российским активам со стороны международных инвесторов после присвоения стране инвестиционного рейтинга. На данный момент этот растущий интерес в основном реализуется в покупку акций Сбербанка, чьи котировки только с начала года выросли более чем на 60%. Единственное требование инвесторов — это достаточная степень раскрытия информации и представление отчетности по международным стандартам, что с 2007 года станет обязательным для всех банков России.

<Банк с дисконтом

Основные показатели, по которым инвесторы оценивают банки, — это стандартное соотношение капитализации к прибыли (P/E) и применяемое к банкам соотношение капитализации к капиталу банка (P/BV). По первому показателю Сбербанк торгуется со значительным 50-60-процентным дисконтом к розничным банкам Восточной и Центральной Европы, по второму — с 30-процентным дисконтом.

Относительная дешевизна Сбербанка по показателю P/E объясняется не слишком прозрачной структурой прибыли банка. В европейских странах крупные розничные банки традиционно получают свои доходы от обслуживания розничных и ипотечных кредитов, так как наличие разветвленной филиальной сети делает эту рыночную нишу естественной для них. Положение же Сбербанка до сих пор отличается тем, что банк держит около половины бумаг, обращающихся на рынке внутреннего государственного долга, и не слишком стремится развивать розничную клиентскую базу, контролируя менее 40% рынка розничных кредитов. Такая политика отражает интересы основного акционера Сбербанка — ЦБ РФ, для которого банк фактически является инструментом проведения денежной политики. В то же время часть портфеля ценных бумаг учитывается по ценам приобретения, а не по рыночным ценам, и это делает прибыль Сбербанка крайне волатильной и малопредсказуемой величиной. Так, переоценка по рыночной стоимости части облигационного портфеля Сбербанка в 2001 году составила 20-30% общих доходов банка.

Показатель капитала Сбербанка гораздо более адекватен для оценки банка, так как увеличение капитала происходит благодаря капитализации прибыли. При этом предыдущие несколько лет рост капитализации незначительно опережал рост капитала, в результате чего стоимость Сбербанка по P/BV выросла с показателя 0,8 до показателя 1,4. На данный момент на рынке есть два полярных мнения по поводу того, может ли Сбербанк стоить дороже.

Сторонники одной точки зрения говорят о том, что переход к более высокому значению коэффициента P/BV может произойти только в том случае, если стратегия Сбербанка станет более рыночной. Основными индикаторами «рыночного подхода» являются увеличение портфеля кредитов частным лицам и существенное сокращение издержек. Такая политика, хотя и диктуется рынком, но отнюдь не является «неизбежной» для Сбербанка. Не следует забывать, что для ЦБ РФ Сбербанк является не столько источником прибыли, сколько инструментом денежной политики и механизмом поддержания платежной системы по всей стране.

Оптимисты все же считают, что у Сбербанка просто нет выбора и рано или поздно банк начнет сокращение издержек. Сторонники этой точки зрения связывают пассивность Сбербанка с тем, что прибыль банка и так достаточно высока и позволяет наращивать капитал на 10-30% в год. Поскольку показатели доходов на капитал и на активы (ROE и ROA) Сбербанка составляют около 25 и 2,5% соответственно, что выше основной массы банков Восточной и Центральной Европы (среднее ROE порядка 15% на 2004 год), то нет никаких причин для сохранения столь существенного дисконта при оценке Сбербанка.

Обратим внимание на один нюанс, который все же свидетельствует в пользу первой точки зрения. Результаты недавних переговоров между правительством и ЕБРР по продаже Внешторгбанка свидетельствуют о том, что миноритарный пакет в крупном российском государственном банке оценивается на уровне 1.2 P/BV, то есть несколько ниже того уровня оценки, на котором уже сейчас торгуется Сбербанк. Разумеется, в позициях Сбербанка и ВТБ есть значительные различия, но есть и объединяющие их черты — основным акционером этих банков является государство, банки являются монополистами на своих рынках и достаточно прозрачны с точки зрения бизнес-стратегии. Поэтому, если говорить о фундаментальной стоимости Сбербанка, то она должна находиться в районе 340-360 долларов за обыкновенную акцию против 410 долларов на сегодняшний день.

Сбербанк в свою очередь является ориентиром для формирования стоимости частных банков, которые могли бы потенциально появиться на рынке. Однако тут следует учесть несколько особенностей. Во-первых, одной из проблем частных банков в России является использование схем фиктивного наполнения капитала (либо с помощью выдачи кредитов под вложения в собственный капитал того же банка, либо через переоценку активов на балансе). По некоторым оценкам, 15% всего банковского капитала фиктивны. По этой причине показатель P/BV для частных банков должен быть ниже, чем для Сбербанка. Во-вторых, поскольку число банков, публикующих отчетность по МСФО, пока незначительно, то оценка по показателю P/E также оставляет желать лучшего.

Еще одним способом оценки банка может быть использование соотношения капитализации к доле рынка. Например, при текущей капитализации Сбербанка фондовый рынок оценивает 1% рынка депозитов в 140 млн долларов. В соответствии с таким подходом к оценке банков Банк Москвы, контролирующий около 2,5% рынка частных депозитов и 5% всех депозитов, стоил бы по этой методологии около 700 млн долларов, а ВТБ около 800 млн долларов.

Банковские акции считаются «тихой гаванью»

Несмотря на то что по фундаментальным признакам Сбербанк уже переоценен, на пользу его растущей капитализации, равно как и на пользу банковским акциям в целом, играет растущий интерес инвесторов к ненефтяным историям. Российский фондовый рынок демонстрирует исключительно высокие темпы роста — 58% в 2003 году и 38% в 2002 году. Однако до 70% капитализации рынка приходились на нефтегазовый сектор. Сбербанк же является оптимальной историей, которая позволяет диверсифицировать риски.

В первую очередь потому, что стоимость российских активов в нефтегазовом секторе уже сильно выросла — дисконт между стоимостью российских и зарубежных активов по этим компаниям сократился с 60% в 2000-2001 годах до 20-40% на данный момент. Российские нефтяные компании уже торгуются дороже, чем некоторые компании развивающихся рынков. Активы в других секторах гораздо дешевле. Для примера, Сбербанк торгуется почти с 30-50-процентным дисконтом к розничным банкам в других странах.

Кроме того, доходность акций нефтяных компаний сейчас включает в себя серьезный фактор риска, связанный с ростом налогообложения нефтяных доходов. Рост изъятия рентных доходов уже не ставится под сомнение, вопрос только в их размере.

Номинальное укрепление рубля привлекает внимание инвесторов к тем компаниям, которые работают с рублями и ориентированы в основном на внутренний рынок. Сбербанк идеально подходит под такое описание: рублевые средства составляют около 80% активов Сбербанка и основные клиенты банка — частные лица или российские компании.

Наконец, после дела ЮКОСа у инвесторов появился новый критерий выбора компании — это подверженность его акционеров налоговым претензиям. Будучи государственной компанией, Сбербанк очевидно застрахован от таких рисков, что еще более усиливает его привлекательность.

Таким образом, Сбербанк представляет собой удачную комбинацию — еще дешевая компания, не подверженная нефтяным рискам, выигрывающая от номинального укрепления рубля и застрахованная от рисков налоговых изъятий. Именно такое положение дел дает возможность ожидать продолжение ралли на акциях Сбербанка.

Deutsche Bank разместил GDR Сбербанка

29 марта произошло знаковое событие для российского рынка банковских акций — на Лондонской бирже были размещены неспонсированные GDR (глобальные депозитарные расписки) на акции Сбербанка. Объем размещенных Deutsche Bank расписок составил 1,3% капитала банка или чуть более 100 млн долларов, но потенциальный объем GDR может вырасти до 4,9%, именно такой пакет на данный момент находится в распоряжение Deutsche Bank. Механизм неспонсированных расписок предполагает, что эмитент не участвует в их выпуске, не оплачивает расходы и не берет обязательства по предоставлению информации. Это, конечно, минус, но, учитывая увеличение открытости Сбербанка за последние годы, можно предполагать, что менеджмент сделает все возможное, чтобы не подорвать интерес иностранных инвесторов к своим бумагам.

Выпуск GDR позволит ряду иностранных фондов, которые до сих пор не имели возможности торговать Сбербанком, стать держателями расписок, что приведет к значительному росту цены акций банка. В то же время не факт, что размещение депозитарных расписок существенно увеличит ликвидность рынка Сбербанка. Не следует забывать, что объем акций в свободном обращении составляет лишь 25% всего капитала Сбербанка и, кроме того, высокая стоимость одной акции ограничивает спрос на Сбербанк со стороны российских инвесторов. В этих условиях Сбербанк останется малоликвидной акцией, цена которой быстро растет, но может так же быстро и упасть.

Российские банки чужие на празднике IPO

Бум, которого не было

Существует общее правило или скорее твердое убеждение: у IPO с точки зрения интересов компаний-эмитентов куда больше плюсов, чем у распространения акций по закрытой подписке. Хотя бы потому, что в случае открытой продажи ценных бумаг на рынке есть шанс реализовать пакет акций по более высокой цене за счет улучшения рыночной конъюнктуры. К тому же, как подчеркивает директор «Атон-Лайн» Сергей Рыбаков, при покупке акций стратегическим инвестором велика вероятность того, что бумаги уйдут из обращения на рынке, и, следовательно, ликвидность компании не будет повышаться за счет постоянного обращения ценных бумаг. «Стратегические инвесторы обычно покупают бумаги не для того, чтобы извлекать из этого приобретения краткосрочные прибыли, а для того, чтобы иметь возможность влиять на политику компании, — поясняет эксперт. — В случае же, если инвесторы приобретают небольшие пакеты акций на биржах, они обычно стремятся продавать и перепродавать их. А это при благоприятной конъюнктуре рынка приводит к тому, что компания постоянно растет в цене и к тому же всегда присутствует на рынке за счет заключения сделок по ее акциям».

Многие эксперты были уверены, что 2006 год станет годом российских IPO в целом и банковским IPO в частности. Для столь радужных надежд было немало оснований: финансовый рынок уверенно рос на протяжении последних нескольких лет, интерес потенциальных инвесторов к финансовым инструментам российских банков неуклонно повышался. В немалой степени этому способствовало и то, что таких инструментов в свободной продаже совсем немного: как подчеркивает управляющий директор, начальник управления по акциям МДМ-Банка Владимир Бриль, по настоящему ликвидными банковскими бумагами на сегодняшний день являются только акции Сбербанка. Понятно, что в таких условиях появление в свободной продаже бумаг других крупных банков могло бы стать настоящим прорывом.

Однако, похоже, что этим надеждам в 2006 году не суждено сбыться. Участники рынка, заявлявшие о своем твердом намерении провести IPO в 2006 году, по разным причинам от этого отказались. В феврале первый заместитель председателя ЦБ РФ Алексей Улюкаев заявил, что один из ведущих игроков на российском банковском рынке — Внешторгбанк скорее всего проведет IPO только в начале 2007 года, а не во второй половине 2006 года, как это планировалось ранее. «Банку необходимо завершить процесс консолидации активов, только после этого он выйдет на IPO», — пояснил первый зампред ЦБ РФ. Затем потенциальных инвесторов разочаровал Росбанк, который вместо того чтобы провести обещанное IPO, продал в два приема 20% своих акций стратегическому инвестору в лице французской группы «Сосьете Женераль».

Не зная прикуп, не ходи на рынок

Эксперты считают, что воздерживаться от проведения IPO российские банки заставляют сугубо финансовые соображения. «Как показывают события последних месяцев, банки пока предпочитают не столько открытые публичные размещения своих ценных бумаг на рынке, сколько продажу пакетов своих акций стратегическим инвесторам», — говорит президент управляющей компании «Тройка Диалог» Павел Теплухин. По мнению специалиста, это может объясняться весьма прагматическими соображениями руководителей банка. «Несмотря на то что российский банковский рынок растет и демонстрирует высокую доходность, уверенности в том, что банки привлекут на открытом рынке больше средств, чем даст им стратегический инвестор, нет. И это вполне объяснимо: стратегический инвестор будет приобретать себе долю в конкретном бизнесе, например в банковской «рознице». А инвесторы на биржах будут приобретать себе акции банка, о котором они мало что знают, и у которого, как у многих российских банков, могут оказаться серьезные проблемы», — поясняет эксперт. Именно поэтому, по словам Павла Теплухина, не стоит ожидать бурного всплеска банковских IPO в ближайшее время, и в любом случае не стоит надеяться, что они окажутся такими же сенсационно успешными, как размещение акций крупных российских нефтяных или металлургических компаний в 2004–2005 годах.

С президентом УК «Тройка Диалог» согласен и бизнес-директор аудиторско-консультационной группы «Развитие бизнес-систем» Максим Горелов. «Западным инвесторам интересно приходить на российский рынок только как участникам серьезного проекта со своими технологиями, возможностями и деньгами. Для того чтобы открыть серьезный банковский бизнес, покупка долей по частям, распыленным на бирже, представляет для них небольшой интерес. Таким образом, проектный подход гораздо более привлекателен для обеих сторон», — подчеркивает эксперт.

И приводит в качестве примера события текущего года: Райффайзенбанк полностью приобрел Импэксбанк, Промсвязьбанк продал 15% акций немецкому Коммерцбанку, Сосьете Женераль приобрел 20% минус одну акцию Росбанка. «Как мы видим, все это происходило без использования инструмента IPO. Именно таким способом западные банкиры сейчас выходят на отечественный банковский рынок», — резюмирует эксперт.

Не ожидают эксперты и всплеска «народных IPO» в банковской сфере. «Слабая конкурентоспособность в этой отрасли, негативный фон, вызванный регулярными отзывами лицензий (более 40 с начала 2006 года), операционные риски — все это отпугнет потенциальных частных инвесторов», — полагает директор по финансовому консалтингу департамента корпоративных финансов БДО «Юникон» Юлия Жигулина. Из всех российских банков шансы более или менее удачно разместить свои ценные бумаги на открытом рынке сейчас имеют, по мнению аналитиков, лишь две-три крупнейшие финансовые структуры, среди которых Внешторгбанк (ВТБ) и Газпромбанк. «В случае с Внешторгбанком, например, дополнительной гарантией могло бы стать то, что 99% акций этого банка принадлежит государству, и то, что он имеет в целом положительный имидж в России и за рубежом», — считает эксперт. Однако пока даже ВТБ не спешит на рынок, не говоря уже о других банках.

Крупные банки пока не у дел

Правда, в отличие от компаний нефинансового сектора, у банков есть возможность заработать на IPO не только в качестве эмитентов. Они могут выступить в роли андеррайтеров — организаторов и координаторов проекта. Основные задачи андеррайтера, как поясняет Юлия Жигулина (БДО «Юникон»), заключаются в выборе схемы IPO, анализе эмитента, подготовке и осуществлении всех юридических процедур, привлечении инвесторов, информационном сопровождении процесса и т.д. Ключевой момент в деятельности андеррайтера — определение цены предложения акции. Это создает для инвестиционного банка определенный риск: если он завышает цену, то рискует остаться в убытках, потому что в большинстве случаев андеррайтинг проводится с предоставлением эмитенту твердых гарантий. На практике это означает, что лид-менеджер проекта (андеррайтер) обязуется выкупить неразмещенные акции себе в убыток. Зато в случае удачного андеррайтинга банки получают возможность пополнить свой инвестиционный портфель хорошими ценными бумагами, которые при размещении торговались «выше рынка».

Так что к бизнесу андеррайтеров многие банки присматриваются с нескрываемым интересом, а те, кто уже сейчас активно им занимается, подчеркивают его высокий уровень доходности. Однако здесь много званых, но мало избранных: когда речь заходит о выборе андеррайтеров для проведения IPO крупных национальных компаний, российские банки оказываются не у дел — лидеры различных секторов экономики нацелены на западные биржи, прежде всего на Лондонскую, которая считается одной из наиболее ликвидных в мире. Неудивительно, что с учетом этого в 99% случаях эмитенты предпочитают обращаться к иностранным инвестиционным банкам. Во всяком случае, когда речь идет о размещении акций на сумму в 300–500 млн долларов и больше, дела обстоят именно так. «Если вы хотите, чтобы IPO было удачным, имя андеррайтера должно быть известным», — считает глава управления по торговле акциями группы «Ренессанс Капитал» Павел Науменко. Причем известным не узкому кругу потенциальных покупателей, а инвестиционному сообществу в целом, в котором могут оказаться и российские, и иностранные инвесторы.

Аналитики, говоря о бесспорных лидерах среди банков-андеррайтеров, обычно выделяют «большую американскую шестерку» — Goldman Sachs, Morgan Stanley, Merrill Lynch, Credit Suisse First Boston, Salomon Smith Barney, J.P. Morgan Chase — и несколько европейских банков, которые в последние годы активно организуют публичные размещения акций на ведущих площадках мира, — ING Barings, BNP Paribas, ABN AMRO, Deutsche Bank, Dresdner Bank. Участие кого-либо из них в IPO в качестве андеррайтера — если не стопроцентная гарантия успеха размещения, то, во всяком случае, большой плюс и большая вероятность того, что на вновь появившиеся на рынке ценные бумаги «клюнут» крупные компании, негосударственные пенсионные и страховые фонды. Со своей стороны, западники очень заинтересованы в том, чтобы именно на них пал выбор российского «крупняка» при выборе андеррайтеров. Не случайно, меньше, чем за год, в России «прописались» дочерние структуры двух крупнейших инвестиционных банков мира — Morgan Stanley и Goldman Sachs, а один из лидеров европейского инвестиционного банкинга, Deutsche Bank, приобрел Объединенную финансовую группу (UFG), которая занимала ведущие позиции на российском фондовом рынке. И буквально в последний месяц стало известно, что свою «дочку» в России создает инвестиционное партнерство ABN AMRO Rotshild. Его руководитель Ян де Рейтер не скрывает цели прихода — вывести на рынок максимальное число российских компаний. Задача тем более перспективная в ситуации, когда российские ценные бумаги, по словам менеджера одного из британских банков, расхватываются на западных рынках капитала, как «горячие пирожки».

Эксперты не сомневаются, что вслед за Morgan Stanley, Goldman Sachs, Deutsche Bank и ABN AMRO Rotshild в Россию подтянутся и другие «инвестиционщики». При этом у российских финансовых структур — даже у самых крупных — пока нет возможности конкурировать с иностранцами. Даже самые «продвинутые» национальные банки только-только начинают прописываться на международных рынках капитала. По словам экспертов, более или менее хорошо известны инвесторам Внешторгбанк, Альфа-Банк, «дочки» иностранных банков, работающие в России, — например, Международный московский банк, Райффайзенбанк и т.д. Их участие в проекте публичного размещения акций в качестве андеррайтера обеспечивает, по крайней мере, какой-то интерес к готовящемуся IPO. Другим же, менее «раскрученным» банкам остается довольствоваться ролью соменеджера проекта (что обычно сводится к функциям консультанта). Им на выбор остается два пути: либо выступать в качестве соменеджеров IPO-проектов, либо пытаться конкурировать с иностранными банками путем привлечения в свою команду известных инвестиционных менеджеров. Однако этот второй путь далеко не всегда приводит к желанным результатам: серьезные инвесторы предпочитают ориентироваться не столько на знаковые фигуры, сколько на имидж банка-андеррайтера в целом. А в этом вопросе российским финансово-кредитным организациям еще трудно тягаться со своими западными коллегами. «Наши банки в предоставлении услуг андеррайтинга в секторе IPO значительно уступают своим зарубежным конкурентам, в силу скорее отсутствия опыта и в силу того, что для размещений эмитенты предпочитают зарубежные площадки», — резюмирует Юлия Жигулина (БДО «Юникон»).

Сергей Рыбаков:

При покупке акций стратегическим инвестором велика вероятность того, что бумаги уйдут из обращения на рынке, и, следовательно, ликвидность компании не будет повышаться за счет постоянного обращения ценных бумаг.

Алексей Улюкаев:

Внешторгбанку необходимо завершить процесс консолидации активов, только после этого он выйдет на IPO.

Павел Теплухин:

Несмотря на то что российский банковский рынок растет и демонстрирует высокую доходность, уверенности в том, что банки привлекут на открытом рынке больше средств, чем даст им стратегический инвестор, нет.

Максим Горелов:

Западным инвесторам интересно приходить на российский рынок только как участникам серьезного проекта со своими технологиями, возможностями и деньгами. Покупка долей по частям, распыленным на бирже, представляет для них небольшой интерес.

IPO банков

IPO банков

Финансовый рынок в России, исторически развиваясь в рамках «континентальной» модели, характеризующейся высокой концентрацией акционерного капитала (а также банковским и иным частным кредитованием, в качестве основного источника фондирования деятельности), является одним из самых закрытых с точки зрения публичности. Соответственно такой сектор российского финансового рынка как рынок ценных бумаг достаточно узок в сравнении с иными странами. Однако последние тенденции в этой об-ласти свидетельствуют о том, что российские компании постепенно понимают ценность фондового рынка, в первую очередь, как источника капитала, а также его значимость в вопросе позиционирования корпорации в бизнес-сообществе и на рынке в целом. Более того, эта тенденция находится в русле общемировых течений, в рамках которых стира-ются грани между «англо-саксонской» и «континентальной» моделями финансового рынка: все меньше источником капитала служит кредит и все больше фондовые рынки, что получило наименование «дезинтермидация» (desintermidation).

Первый шаги в этом направлении сделаны эмитентами нефинансового сектора, причин тому несколько, в основном они связаны с гибкостью и либеральностью как самих участников, так и законодательного регулирования в этой области. Более того, от-ношение власти к этим тенденциям крайне положительное, в частности, последние инициативы и правотворчество ФСФР России показывают стремление основного регулятора, с одной стороны, расширить рынок публичного обращения ценных бумаг (акций в первую очередь, в том числе, за счет сбалансированного размещения среди резидентов и нерезидентов) и, с другой стороны, установить на нем цивилизованные правила игры в части открытости и прозрачности информации, снижения рисков злоупотребления на рынке (инсайда, манипулирования ценами). Это выражается в последних изменениях в нормировании соответствующих отношений (были изменены и дополнены, в частности, Федеральные законы «Об акционерных обществах», «О рынке ценных бумаг», «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», а также ряд актов ФСФР/ФКЦБ: Стандарты эмиссии ценных бумаг, Положение о раскрытии информации эмитентами, Положение об организации торговли на РЦБ, введено новое Положение о выдаче разрешений на размещение/обращение ценных бумаг за рубежом).

Последнее время крайне высоки дискуссии на предмет выхода российских банков «из тени» закрытости. Инициативу в этом направлении проявляет как само банковское сообщество (целый ряд банков, таких как Внешторбанк, МДМ-Банк, Уралсиб, РОС-БАНК, Юниаструм Банк, объявили об интересе к IPO), так и Банк России, предложивший для обсуждения в качестве законодательных инициатив «Перечень мер по совершенство-ванию регулирования размещения и обращения акций (долей) в целях повышения капи-тализации кредитных организаций» (не все из которых, впрочем, однозначно принима-ются банкирами). Однако по порядку.




Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о