Сказка Горный мастер - Павел Бажов, читать онлайн

Катя — Данилова-то невеста — незамужницей осталась. Года два либо три прошло, как Данило потерялся, — она и вовсе из невестинской поры вышла. За двадцать-то годов, по-нашему, по-заводскому, перестарок считается. Парни таких редко сватают, вдовцы больше. Ну, а эта Катя, видно, пригожая была, к ней всё женихи лезут, а у ней только и слов:

— Данилу обещалась.

Ее уговаривают:

— Что поделаешь! Обещалась, да не вышла. Теперь об этом и поминать не к чему. Давно человек изгиб.

Катя на своем стоит:

— Данилу обещалась. Может, и придет еще он.

Ей толкуют:

— Нет его в живых. Верное дело.

А она уперлась на своем:

— Никто его мертвым не видал, а для меня он и подавно живой.

Видят — не в себе девка, — отстали. Иные на смех еще подымать стали: прозвали ее мертвяковой невестой. Ей это прильнуло. Катя Мертвякова да Катя Мертвякова, ровно другого прозванья не было.

Тут какой-то мор на людей случился, и у Кати старики-то оба умерли. Родство у нее большое. Три брата женатых да сестер замужних сколько-то. Рассорка промеж ними и вышла — кому на отцовском месте оставаться. Катя видит — бестолковщина пошла, и говорит:

— Пойду-ка я в Данилушкову избу жить. Вовсе Прокопьич старый стал. Хоть за ним похожу. Братья-сестры уговаривать, конечно:

— Не подходит это, сестра. Прокопьич хоть старый человек, а мало ли что про тебя сказать могут.

— Мне-то, — отвечает, — что? Не я сплетницей стану. Прокопьич, поди-ко, мне не чужой. Приемный отец моему Данилу. Тятенькой его звать буду.

Так и ушла. Оно и то сказать: семейные не крепко вязались. Про себя думали: лишний из семьи — шуму меньше. А Прокопьич что? Ему по душе пришлось.

— Спасибо, — говорит, — Катенька, что про меня вспомнила.

Вот и стали они поживать. Прокопьич за станком сидит, а Катя по хозяйству бегает — в огороде там, сварить-постряпать и протча. Хозяйство невелико, конечно, на двоих-то… Катя — девушка проворная, долго ли ей!.. Управится и садится за какое рукоделье: сшить-связать, мало ли. Сперва у них гладенько катилось, только Прокопьичу все хуже да хуже. День сидит, два лежит. Изробился, старый стал. Катя и заподумывала, как они дальше-то жить станут.

«Рукодельем женским не прокормишься, а другого ремесла не знаю».

Вот и говорит Прокопьичу:

— Тятенька! Ты бы хоть научил меня чему попроще.

Прокопьичу даже смешно стало.

— Что ты это! Девичье ли дело за малахитом сидеть! Отродясь такого не слыхивал.

Ну, она все ж таки присматриваться к Прокопьичеву ремеслу стала. Помогала ему, где можно. Распилить там, пошлифовать. Прокопьич и стал ей то-другое показывать. Не то, чтобы настоящее. Бляшку обточить, ручки к вилкам-ножам сделать и протча, что в ходу было. Пустяшно, конечно, дело, копеечно, а все разоставок при случае.

Прокопьич недолго зажился. Тут братья-сестры уж понуждать Катю стали:

— Теперь тебе заневолю надо замуж выходить. Как ты одна жить будешь?

Катя их обрезала:

— Не ваша печаль. Никакого мне вашего жениха не надо. Придет Данилушко. Выучится в горе и придет.

Братья-сестры руками на нее машут:

— В уме ли ты, Катерина? Эдакое и говорить грех! Давно умер человек, а она его ждет! Гляди, еще блазнить (мерещиться. — Ред.) станет.

— Не боюсь, — отвечает, — этого.

Тогда родные спрашивают:

— Чем ты хоть жить-то станешь?

— Об этом, — отвечает, — тоже не заботьтесь. Продержусь одна.

Братья-сестры так поняли, что от Прокопьича деньжонки остались, и опять за свое:

— Вот и вышла дура! Коли деньги есть, мужика беспременно в доме надо. Не ровен час, — поохотится кто за деньгами. Свернут тебе башку, как куренку. Только и свету видела.

— Сколько, — отвечает, — на мою долю положено, столько и увижу.

Братья-сестры долго еще шумели. Кто кричит, кто уговаривает, кто плачет, а Катя заколодила свое:

— Продержусь одна. Никакого вашего жениха не надо. Давно у меня есть.

Осердились, конечно, родные:

— В случае, к нам и глаз не показывай!

— Спасибо, — отвечает, — братцы милые, сестрицы любезные! Помнить буду. Сами-то не забудьте — мимо похаживайте!

Смеется, значит. Ну, родня и дверями хлоп.

Осталась Катя одна-одинешенька. Поплакала, конечно, сперва, потом и говорит:

— Врешь! Не поддамся!

Вытерла слезы и по хозяйству занялась. Мыть да скоблить — чистоту наводить. Управилась — и сразу к станку села. Тут тоже свой порядок наводить стала. Что ей не нужно, то подальше, а что постоянно требуется, то под руку. Навела так-то порядок и хотела за работу садиться:

«Попробую сама хоть одну бляшку обточить».

Хватилась, а камня подходящего нет. Обломки Данилушковой дурман-чашки остались, да Катя берегла их. В особом узле они были завязаны. И Прокопьича камня, конечно, много было. Только Прокопьич до смерти на больших работах сидел. Ну, и камень все крупный. Обломышки да кусочки все подобрались — порасходовались на мелкую поделку. Вот Катя и думает:

«Надо, видно, сходить на руднишных отвалах поискать. Не попадет ли подходящий камешок».

От Данилы да и от Прокопьича она слыхала, что они у Змеиной горки брали. Вот туда и пошла.

На Гумешках, конечно, всегда народ: кто руду разбирает, кто возит. Глядят на Катю-то — куда она с корзинкой пошла. Кате это нелюбо, что на нее зря глаза пялят. Она и не стала на отвалах с этой стороны искать, обошла горку-то. А там еще лес рос. Вот Катя по этому лесу и забралась на самую Змеиную горку, да тут и села. Горько ей стало — Данилушку вспомнила. Сидит на камне, а слезы так и бегут. Людей нет, лес кругом, — она и не сторожится. Так слезы на землю и каплют. Поплакала, глядит — у самой ноги малахит-камень обозначился, только весь в земле сидит. Чем его возьмешь, коли ни кайлы, ни лома? Катя все-таки пошевелила его рукой. Показалось, что камень не крепко сидит. Вот она и давай прутиком каким-то землю отгребать от камня. Отгребла, сколько можно, стала вышатывать. Камень и подался. Как хрупнуло снизу, — ровно сучок обломился. Камешок небольшой, вроде плитки. Толщиной пальца в три, шириной в ладонь, а длиной не больше двух четвертей. Катя даже подивилась.

— Как раз по моим мыслям. Распилю его, так сколько бляшек выйдет. И потери самый пустяк.

Принесла камень домой и сразу занялась распиливать. Работа не быстрая, а Кате еще надо по домашности управляться. Глядишь, весь день в работе, и скучать некогда. Только как за станок садиться, все про Данилушку вспомнит:

— Поглядел бы он, какой тут новый мастер объявился. На его-то да Прокопьичевом месте сидит!

Нашлись, конечно, охальники. Как без этого… Ночью под какой-то праздник засиделась Катя за работой, а трое парней и перелезли к ней в ограду. Попугать хотели али и еще что — их дело, только все выпивши. Катя ширкает пилой-то и не слышит, что у ней в сенках люди. Услышала, когда уж в избу ломиться стали:

— Отворяй, мертвякова невеста! Принимай живых гостей!

Катя сперва уговаривала их:

— Уходите, ребята!

Ну, им это ничего. Ломятся в дверь, того и гляди — сорвут. Тут Катя скинула крючок, расхлобыснула двери и кричит:

— Заходи, нето. Кого первого лобанить?

Парни глядят, а она с топором.

— Ты, — говорят, — без шуток!

— Какие — отвечает, — шутки! Кто за порог, того и по лбу.

Парни хоть пьяные, а видят — дело нешуточное. Девка возрастная, оплечье крутое, глаз решительный, и топор, видать, в руках бывал. Не посмели ведь войти-то. Пошумели-пошумели, убрались да еще сами же про это рассказали. Парней и стали дразнить, что они трое от одной девки убежали. Им это не полюбилось, конечно, они и сплели, будто Катя не одна была, а за ней мертвяк стоял.

— Да такой страшный, что заневолю убежишь.

Парням поверили — не поверили, а по народу с той поры пошло:

— Нечисто в этом доме. Недаром она одна-одинешенька живет.

До Кати это донеслось, да она печалиться не стала. Еще подумала: «Пущай плетут. Мне так-то и лучше, если побаиваться станут. Другой раз, глядишь, не полезут».

Соседи и на то дивятся, что Катя за станком сидит. На смех ее подняли:

— За мужичье ремесло принялась! Что у нее выйдет!

Это Кате солонее пришлось. Она и сама подумывала: «Выйдет ли у меня у одной-то?» Ну, все ж таки с собой совладала: «Базарский товар! Много ли надо? Лишь бы гладко было… Неуж и того не осилю?»

Распилила Катя камешок. Видит — узор на редкость пришелся, и как намечено, в котором месте поперек отпилить. Подивилась Катя, как ловко все пришлось. Поделила по-готовому, обтачивать стала. Дело не особо хитрое, а без привычки тоже не сделаешь. Помаялась сперва, потом научилась. Хоть куда бляшки вышли, а потери и вовсе нет. Только и в брос, что на сточку пришлось.

Наделала Катя бляшек, еще раз подивилась, какой выходной камешок оказался, и стала смекать, куда сбыть поделку. Прокопьич такую мелочь в город, случалось, возил и там все в одну лавку сдавал. Катя много раз про эту лавку слыхала. Вот она и придумала сходить в город.

«Спрошу там, будут ли напередки мою поделку принимать».

Затворила избушку и пошла пешочком. В Полевой и не заметили, что она в город убралась. Узнала Катя, где тот хозяин, который у Прокопьича поделку принимал, и заявилась прямо в лавку. Глядит — полно тут всякого камня, а малахитовых бляшек целый шкап за стеклом. Народу в лавке много. Кто покупает, кто поделку сдает. Хозяин строгий да важный такой.

Катя сперва и подступить боялась, потом насмелилась и спрашивает:

— Не надо ли малахитовых бляшек?

Хозяин пальцем на шкап указал:

— Не видишь, сколь у меня добра этого?

Мастера, которые работу сдавали, припевают ему:

— Много ноне на эту поделку мастеров развелось. Только камень переводят. Того не понимают, что для бляшки узор хороший требуется.

Один-то мастер из полевских. Он и говорит хозяину потихоньку:

— Недоумок эта девка. Видели ее соседи за станком-то. Вот, поди, настряпала.

Хозяин тогда и говорит:

— Ну-ко, покажи, с чем пришла? Катя и подала ему бляшку. Поглядел хозяин, потом на Катю уставился и говорит:

— У кого украла?

Кате, конечно, это обидно показалось. По-другому она заговорила:

— Какое твое право, не знаючи человека, эдак про него говорить? Гляди вот, если не слепой! У кого можно столько бляшек на один узор украсть? Ну-ко, скажи! — и высыпала на прилавок всю поделку.

Хозяин и мастера видят — верно, на один узор. И узор редкостный. Будто из середины-то дерево выступает, а на ветке птица сидит и внизу тоже птица. Явственно видно и сделано чисто.

Покупатели слышали этот разговор, потянулись тоже поглядеть, только хозяин сразу все бляшки прикрыл. Нашел заделье.

— Не видно кучей-то. Сейчас я их под стекло разложу. Тогда и выбирайте, что кому любо. — А сам Кате говорит: — Иди вон в ту дверь. Сейчас деньги получишь.

Пошла Катя, и хозяин за ней. Затворил дверку, спрашивает:

— Почем сдаешь?

Катя слыхала от Прокопьича цены. Так и сказала, а хозяин давай хохотать:

— Что ты!.. Что ты! Такую-то цену я одному полевскому мастеру Прокопьичу платил да еще его приемышу Данилу. Да ведь то мастера были!

— Я, — отвечает, — от них и слыхала. Из той же семьи буду.

— Вон что! — удивился хозяин. — Так это, видно, у тебя Данилова работа осталась?

— Нет, — отвечает, — моя

— Камень, может, от него остался?

— И камень сама добывала.

Хозяин, видать, не верит, а только рядиться не стал. Рассчитался по-честному да еще говорит:

— Вперед случится такое сделать, неси. Безотказно принимать буду и цену положу настоящую.

Ушла Катя, радуется, — сколько денег получила! А хозяин те бляшки под стекло выставил. Покупатели набежали:

— Сколько?

Он, конечно, не ошибся, — в десять раз против купленного назначил, да и наговаривает:

— Такого узора еще не бывало. Полевского мастера Данилы работа. Лучше его не сделать. Пришла Катя домой, а сама все дивится:

— Вот штука какая! Лучше всех мои бляшки оказались! Хорош камешок попался. Случай, видно, счастливый подошел. — Потом и хватилась: — А не Данилушко ли это мне весточку подал?

Подумала так, скрутилась и побежала на Змеиную горку.

А тот малахитчик, который хотел Катю перед городским купцом оконфузить, тоже домой воротился. Завидно ему, что у Кати такой редкостный узор получился. Он и придумал:

— Надо поглядеть, где она камень берет. Не новое ли какое место ей Прокопьич либо Данило указали?

Увидел, что Катя куда-то побежала, он и пошел за ней. Видит — Гумешки она обошла стороной и куда-то за Змеиную горку пошла. Мастер туда же, а сам думает: «Там лес. По лесу-то к самой ямке прокрадусь».

Зашли в лес. Катя вовсе близко и нисколько не сторожится, не оглядывается, не прислушивается. Мастер радуется, что ему так легонько достанется новое место. Вдруг в сторонке что-то зашумело, да так, что мастер даже испугался. Остановился. Что такое? Пока он так-то разбирался, Кати и не стало. Бегал он, бегал по лесу. Еле выбрался к Северскому пруду — версты, поди, за две от Гумешек.

Катя сном дела не знала, что за ней подглядывают. Забралась на горку, к тому самому месту, где первый камешок брала. Ямка будто побольше стала, а сбоку опять такой же камешок видно. Пошатала его Катя, он и отстал. Опять, как сучок, хрупнул. Взяла Катя камешок и заплакала-запричитала. Ну, как девки-бабы по покойнику ревут, всякие слова собирают:

— На кого ты меня, мил сердечный друг, покинул, — и протча тако…

Наревелась, будто полегче стало, стоит — задумалась, в руднишную сторону глядит. Место тут вроде полянки. Кругом лес густой да высокий, а в руднишную сторону помельче пошел. Время на закате. По низу от лесу на полянке темнеть стало, а в то место — к руднику солнышко пришлось. Так и горит это место, и все камешки на нем блестят.

Кате это любопытно показалось. Хотела поближе подойти. Шагнула, а под ногой и схрупало. Отдернула она ногу, глядит — земли-то под ногами нет.

Стоит она на каком-то высоком дереве, на самой вершине. Со всех сторон такие же вершины подошли. В прогалы меж деревьями внизу видно травы да цветы, и вовсе они на здешние не походят.

Другая бы на Катином месте перепугалась, крик-визг подняла, а она вовсе о другом подумала:

«Вон она, гора, раскрылась! Хоть бы на Данилушку взглянуть!»

Только подумала и видит через прогалы — идет кто-то внизу, на Данилушку походит и руки вверх тянет, будто сказать что хочет. Катя свету не взвидела, так и кинулась к нему… с дерева-то! Ну, а пала тут же на землю, где стояла. Образумилась да и говорит себе:

— Верно, что блазнить мне стало. Надо поскорее домой идти.

Идти надо, а сама сидит да сидит, все ждет, не вскроется ли еще гора, не покажется ли опять Данилушко. Так до потемок и просидела. Тогда только и домой пошла, а сама думает: «Повидала все-таки Данилушку».

Тот мастер, который за Катей подглядывал, домой к этому времени выбежал. Поглядел — избушка у Кати заперта. Он и притаился, — посмотрю, что она притащила. Видит — идет Катя, он и встал поперек дороги:

— Ты куда это ходила?

— На Змеиную, — отвечает.

— Ночью-то? Что там делать?

— Данилу повидать…

Мастер так и шарахнулся, а на другой день по заводу шепотки поползли:

— Вовсе рехнулась мертвякова невеста. По ночам на Змеиную ходит, покойника ждет. Как бы еще завод не подожгла, с малого-то ума.

Братья-сестры прослышали, опять прибежали, давай строжить да уговаривать Катю. Только она и слушать не стала. Показала им деньги и говорит:

— Это, думаете, откуда у меня? У хороших мастеров не берут, а мне за перводелку столько отвалили! Почему так?

Братья слышали про ее-то удачу и говорят:

— Случай счастливый вышел. О чем тут говорить.

— Таких, — отвечает, случаев не бывало. Это мне Данило сам такой камень подложил и узор вывел.

Братья смеются, сестры руками машут:

— И впрямь рехнулась! Надо приказчику сказать. Как бы всамделе завод не подожгла!

Не сказали, конечно. Постыдились сестру-то выдавать. Только вышли да и сговорились:

— Надо за Катериной глядеть. Куда пойдет — сейчас же за ней бежать.

А Катя проводила родню, двери заперла да принялась новый-то камешок распиливать. Пилит да загадывает:

— Коли такой же издастся, значит, не поблазнило мне — видала я Данилушку.

Вот она и торопится распилить. Поглядеть-то ей поскорее охота, как по-настоящему узор выйдет. Ночь уж давно, а Катя все за станком сидит. Одна сестра проснулась в эту пору, увидела огонь в избе, подбежала к окошку, смотрит сквозь щелку в ставне и дивится:

— И сон ее не берет! Наказанье с девкой!

Отпилила Катя досочку — узор и обозначился. Еще лучше того-то. Птица с дерева книзу полетела, крылья расправила, а снизу навстречу другая летит. Пять раз этот узор на досочке. Из точки в точку намечено, как поперек распилить. Катя тут и думать не стала. Схватилась да и побежала куда-то. Сестра за ней. Дорогой-то постучалась к братьям — бегите, дескать, скорей. Выбежали братья, еще народ сбили. А уже светленько стало. Глядят — Катя мимо Гумешек бежит. Туда все и кинулись, а она, видно, и не чует, что народ за ней. Пробежала рудник, потише пошла в обход Змеиной горки. Народ тоже призадержался — посмотрим, дескать, что она делать будет.

Катя идет, как ей привычно, на горку. Взглянула, а лес кругом какой-то небывалый. Пощупала рукой дерево, а оно холодное да гладкое, как камень шлифованный. И трава понизу тоже каменная оказалась, и темно еще тут. Катя и думает:

«Видно, я в гору попала».

Родня да народ той порой переполошились:

— Куда она девалась? Сейчас близко была, а не стало!

Бегают, суетятся. Кто на горку, кто кругом горки. Перекликаются друг с дружкой: «Там не видно?»

А Катя ходит в каменном лесу и думает, как ей Данилу найти. Походила-походила да и закричала:

— Данило, отзовись!

По лесу голк пошел. Сучья запостукивали: «Нет его! Нет его! Нет его!» Только Катя не унялась.

— Данило, отзовись!

По лесу опять: «Нет его! Нет его!»

Катя снова:

— Данило, отзовись!

Тут Хозяйка горы перед Катей и показалась.

— Ты зачем, — спрашивает, — в мой лес забралась? Чего тебе? Камень, что ли, хороший ищешь? Любой бери да уходи поскорее!

Катя тут и говорит:

— Не надо мне твоего мертвого камня! Подавай мне живого Данилушку. Где он у тебя запрятан? Какое твое право чужих женихов сманивать?

Ну, смелая девка. Прямо на горло наступать стала. Это Хозяйке-то! А та ничего, стоит спокойненько:

— Еще что скажешь?

— А то и скажу — подавай Данилу! У тебя он… Хозяйка расхохоталась да и говорит:

— Ты, дура-девка, знаешь ли, с кем говоришь?

— Не слепая, — кричит, — вижу. Только не боюсь тебя, разлучница! Нисколечко не боюсь! Сколь ни хитро у тебя, а ко мне Данило тянется. Сама видала. Что, взяла?

Хозяйка тогда и говорит:

— А вот послушаем, что он сам скажет. До того в лесу темненько было, а тут сразу ровно он ожил. Светло стало. Трава снизу разными огнями загорелась, деревья одно другого краше. В прогалы полянку видно, а на ней цветы каменные, и пчелки золотые, как искорки, над теми цветами. Ну, такая, слышь-ко, красота, что век бы не нагляделся. И видит Катя — бежит по этому лесу Данило. Прямо к ней. Катя навстречу кинулась: «Данилушко!»

— Подожди, — говорит Хозяйка и спрашивает: — Ну, Данило-мастер, выбирай — как быть? С ней пойдешь — все мое забудешь, здесь останешься — ее и людей забыть надо.

— Не могу, — отвечает, — людей забыть, а ее каждую минуту помню.

Тут Хозяйка улыбнулась светленько и говорит:

— Твоя взяла, Катерина! Бери своего мастера. За удалость да твердость твою вот тебе подарок. Пусть у Данилы все мое в памяти останется. Только вот это пусть накрепко забудет! — И полянка с диковинными цветами сразу потухла. — Теперь ступайте в ту сторону, — указала Хозяйка да еще упредила: — Ты, Данило, про гору людям не сказывай. Говори, что на выучку к дальнему мастеру ходил. А ты, Катерина, и думать забудь, что я у тебя жениха сманивала. Сам он пришел за тем, что теперь забыл.

Поклонилась тут Катя:

— Прости на худом слове!

— Ладно, — отвечает, — что каменной сделается! Для тебя говорю, чтоб остуды у вас не было.

Пошли Катя с Данилой по лесу, а он все темней да темней, а под ногами неровно — бугры да ямки. Огляделись, а они на руднике — на Гумешках. Время еще раннее, и людей на руднике нет. Они потихоньку и пробрались домой. А те, что за Катей побежали, все еще по лесу бродят да перекликаются: «Там не видно?»

Искали-искали — не нашли. Прибежали домой, а Данило у окошка сидит.

Испугались, конечно. Чураются, заклятья разные говорят. Потом видят — трубку Данило набивать стал. Ну и отошли.

«Не станет же, — думают, — мертвяк трубку курить».

Подходить стали один по одному. Глядят — и Катя в избе. У печки толкошится, а сама веселехонька. Давно ее такой не видали. Тут и вовсе осмелели, в избу вошли, спрашивать стали:

— Где это тебя, Данило, давно не видно?

— В Колывань, — отвечает, — ходил. Прослышал про тамошнего мастера по каменному делу, будто лучше его нет по работе. Вот и заохотило поучиться маленько. Тятенька покойный отговаривал. Ну, а я посамовольничал — тайком ушел, Кате вон только сказался.

— Пошто, — спрашивают, — чашу свою разбил?

— Ну, мало ли… С вечорки пришел… Может, выпил лишка… Не по мыслям пришлась, вот и ахнул. У всякого мастера такое, поди, случалось. О чем говорить.

Тут братья-сестры к Кате приступать стали, почему не сказала про Колывань-то. Только от Кати тоже немного добились. Сразу отрезала:

— Чья бы корова мычала, моя бы молчала. Мало я вам сказывала, что Данило живой. А вы что? Женихов мне подсовывали да с пути сбивали! Садитесь-ка лучше за стол. Испеклась у меня чирла-то (яичница-глазуья. — Ред.).

На том дело и кончилось. Посидела родня, поговорили о том, другом, разошлась. Вечером пошел Данило к приказчику объявиться. Тот пошумел, конечно. Ну, все-таки уладили дело.

Вот и стали Данило с Катей в своей избушке жить. Хорошо, сказывают, жили, согласно. По работе-то Данилу все горным мастером звали. Против него никто не мог сделать. И достаток у них появился. Только нет-нет — и задумается Данило. Катя понимала, конечно, — о чем, да помалкивала.

Горный мастер — MiningWiki — шахтёрская энциклопедия

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии

« Я — горный мастер, а не вешалка для жетонов! »
— Безымянный горняк
« По закону у него ставка. Понимаешь, что это такое? Объясню: за смену ты хоть подохни от усталости, хоть семь жил из себя вытяни или вообще палец о палец не ударь, дело твое. Свои двести двадцать рэ ты получишь. Но по закону ты должен обеспечить бесперебойную работу смены и выполнить план. Если мастер, то есть бригада, его не выполнят, то не дай господь никому такой жизни. Он позже всех, опять на час, на сорок минут, поднимется на-гора, и начнутся его хождения по мукам. Все, кто имеет над ним какую-то власть и в этот день поскандалил с тещей, развелся с женой и так далее, может с полным правом и во всю глотку выплеснуть ему весь свой запас бранных слов. »
— Владислав Титов «Проходчики»
Горняк принимает положение, лёжа на «сухой»

Горный мастер является непосредственным руководителем коллектива смены на возглавляемом им участке работ, отвечающим за рациональную организацию производственного процесса в соответствии с требованиями технологических, производственных инструкций и правил безопасности при ведении горных работ.

Квалификационные требования[править]

  • Полное высшее горнотехническое образование без требований к стажу работы или базовое высшее горнотехническое образование и стаж работы на подземных работах не менее 1 года.
  • Обучение и сдача экзаменов по охране труда в порядке, определенном «Положением об обучении по вопросам охраны труда».
Горный мастер должен знать[править]
  1. План ликвидации аварии в шахте.
  2. Правила внутреннего трудового распорядка дня, режим работы шахты.
  3. «Положение о порядке составления, утверждения, выдачи и выполнения нарядов на производство работ».
  4. «ЕПБ при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений подземным способом».
  5. «ЕПБ при взрывных работах»,
  6. «Инструкцию по организации и проведению массовых взрывов на предприятиях с подземным способом разработки»
  7. «Порядок допуска в шахту и в район массового взрыва работников комбината после производства массового взрыва».
  8. «Проект организации работ по обследованию очистных камер после массовых взрывов и допуска работников на приведение выработок в безопасное состояние».
  9. «Положение о техническом обслуживании и ремонтах (ТОиР) механического оборудования».
  10. «Положение по организации безопасного ведения сварочных и огневых работ в структурных подразделениям»
  11. «Правила технической эксплуатации электроустановок потребителей».
  12. «Правила безопасной эксплуатации электроустановок потребителей».
  13. «Правила безопасной работы с инструментом и приспособлениями».
  14. Оборудование участка и правила его технической эксплуатации.
  15. Приказы, распоряжения и другие руководящие материалы вышестоящих органов, касающихся производственной деятельности участка, шахты.
  16. Нормы и расценки на выполняемые работы, действующие положения об оплате труда и премировании, порядок тарификации работ и работников.
  17. Правила и нормы по охране труда, производственной санитарии и противопожарной защите.
Горный мастер обязан[править]
  1. . Выдавать наряд на производство работ рабочим смены в соответствии с «Положением…».
  2. Обеспечивать выполнение участком в установленный срок заданий по качеству и объёму производства работ, повышению производительности труда, снижению производственных затрат на основе полной загрузки оборудования и использования его технических возможностей, строгого соблюдения технологических процессов, внедрения научной организации труда и рационального расходования сырья и материалов.
  3. Своевременно доводить производственные задания бригадам и отдельным рабочим в соответствии с графиками производства, действующими нормами и условиями оплаты труда, обеспечивать их выполнение в установленные сроки.
  4. Создавать условия для выполнения рабочими участка норм выработки, производственных заданий, содействовать внедрению новой техники и технологии, развитию рабочего изобретательства, своевременному осуществлению принятых рационализаторских предложений, выполнению решений производственных совещаний.
  5. Участвовать в своевременном пересмотре в установленном порядке технически обоснованных норм и нормированных заданий, в разработке мероприятий и обязательств по снижению трудоёмкости продукции и организации их выполнения на участке.
  6. Внедрять передовые методы и приёмы труда, многоагрегатного обслуживания, развития совмещения профессий, расширение зон обслуживания и применения других прогрессивных форм организации труда.
  7. В соответствии с нарядом, выданным начальником участка или его заместителем, расставлять рабочих своей смены по рабочим местам, обеспечивая их исправным инструментом, материалами и предохранительными приспособлениями.
  8. . Организовывать полное использование рабочего времени в течение смены.
  9. Систематически вести контроль за выходом рабочих смены из шахты.
  10. Производить производственный инструктаж рабочих, обеспечивать контроль за качественным выполнением порученной работы, экономном использовании сырья, материалов, электроэнергии, соблюдением правил технической эксплуатации эл.оборудования, механизмов, производственной санитарии.
  11. Участвовать в разработке новых и совершенствовании действующих технологических процессов и режимов производства, а также производственных графиков, обеспечение своевременной подготовки производства и ритмичной работы участка.
  12. Ежемесячно обсуждать с рабочими своей смены задания на последующий месяц по всем показателям с разработкой организационно-технических мероприятий по его выполнению и перевыполнению.
  13. Знать сменное, суточное и месячное задание своего участка и шахты в целом, ход их выполнения по добыче руды, капитальным, подготовительным, буровым и нарезным работам.
  14. Знать действующие нормы выработки, применяемые на участке и уровень фактически достигнутой производительности труда рабочими в смене.
  15. Экономить фонд заработной платы путём:
    1. Ликвидации потерь рабочего времени в смене.
    2. Правильного учёта выполненных работ.
    3. Строгого соблюдения трудового законодательства.
  16. Ежемесячно доводить до сведения рабочих технико-экономические показатели работы участка и смены за месяц и намечать мероприятия, способствующие улучшению этих показателей.
  17. Обеспечивать соблюдение рабочими смены:
    1. Единых правил безопасности при ведении горных работ.
    2. Правил пожарной безопасности.
    3. Инструкций по охране труда.
    4. Правил внутреннего трудового распорядка.
  18. Знать расположение горных выработок, закрепленных за участком, запасные выходы из шахты и не реже одного раза в 6 месяцев знакомить с ними рабочих, а при изменении запасных выходов — немедленно.
  19. В соответствии с положением по предприятию:
    1. Перед началом работы получить информацию о состоянии оборудования от руководителя предыдущей смены. Проверять состояние безопасности всех рабочих мест в течение смены.
    2. На нарядах разбирать имевшие место на участке нарушения требований правил и инструкций по охране труда, причины несчастных случаев, происшедших в течение прошедших суток, доводить до сведения трудящихся информационные сообщения, приказы, распоряжения и другие документы по охране труда.
    3. Обеспечивать безопасную организацию работ, соблюдение рабочими требований правил и инструкций по охране труда и производственной санитарии, а также технологических инструкций.
    4. Совместно с уполномоченным по охране труда на своём участке проверять: состояние рабочих мест, исправность оборудования, инструмента и приспособлений, ограждений, сигнализации, блокирующих устройств, предупредительных плакатов, надписей и т. д., оперативно принимать меры по устранению выявленных нарушений. Если они не могут быть устранены силами смены и при этом имеется опасность травмирования трудящихся, немедленно останавливать работу и докладывать об этом вышестоящему руководителю.
    5. Проводить в установленном порядке обучение и инструктаж рабочих смены по охране труда.
    6. При несчастном случае немедленно организовывать первую помощь пострадавшему, направлять его в медицинский пункт, сообщать начальнику цеха и принимать меры в соответствии с «Положением о расследовании и учёте несчастных случаев на производстве».
    7. В процессе работы не пропускать ни одного замеченного нарушения и в зависимости от характера нарушения принимать оперативные меры к его пресечению.
    8. Проводить анализ безопасности технологических процессов и оборудования и принимать меры к повышению их безопасности. Выявлять опасные и вредные производственные факторы и принимать меры к их устранению.
    9. Повышать свои технические знания путём самостоятельного изучения правил, норм, инструкций, ГОСТов и других нормативных документов по охране труда. Активно внедрять в производство современные средства охраны труда, промышленной санитарии и опыт работы передовых коллективов, работающих длительное время без производственного травматизма и аварий. Следить за наличием на своём участке ограждений, предупредительных знаков.
    10. Контролировать условия труда на рабочих местах, безопасность технологических процессов, машин, механизмов, оборудования и других средств производства на соответствие требованиям нормативных актов по охране труда.
    11. Выполнять требования нормативных актов по охраны труда. Лично принимать меры по устранению любой производственной ситуации, создающей угрозу жизни или здоровью людей. При необходимости приостанавливать работы и ставить в известность руководство участка, цеха.
    12. Осуществлять контроль в конце смены за подготовкой рабочих мест для производительной работы следующей смены.
    13. Производить расстановку рабочих и в соответствии с технологическим процессом, их квалификацией и специальностью.
    14. Обеспечивать в трудовом коллективе обстановку взаимной помощи, развивать у рабочих чувство высокой ответственности за порученное дело, проявлять заботу о повышении их профессионального мастерства, культурно-технического уровня.
    15. Осуществлять мероприятия по повышению культуры производства, лучшему использованию рабочего времени, обеспечению строгого соблюдения рабочими участка трудовой и производственной дисциплины, правил внутреннего трудового распорядка.
    16. Контролировать ведение сварочных и огневых работ в смене. В конце смены проверять состояние мест ведения работ, подтверждать своей подписью в наряд-допуске выполнение противопожарных мероприятий в конце смены.
    17. Не допускать к работе лиц с признаками алкогольного, наркотического или токсического опьянения. В течение всей смены производить контроль за работниками с целью выявления лиц в состоянии опьянения. В случае обнаружения таких лиц, отстранять их от работы, поставив в известность начальника (заместителя) участка.
Горный мастер имеет право[править]
  1. Давать бригадирам и рабочим своей смены оперативные распоряжения о порядке ведения работ и устранению причин неполадок и простоев в течение смены.
  2. Требовать от начальника участка обеспечения паспортами крепления, буровзрывных работ и выписками из проектов документации, а также всеми необходимыми материалами и рабочей силой для выполнения производственного плана и безопасного ведения горных работ.
  3. Вносить предложения о перемещении излишних рабочих на другие производственные участки.
  4. Участвовать в разработке и обсуждении текущих, перспективных планов, исходя из задач наиболее полного использования возможностей и резервов производства, всемерной его интенсификации, ускорения технического прогресса и совершенствования организации производства и труда.
  5. Принимать участие в тарификации работ и рабочих участка.
  6. Участвовать в решении вопросов, касающихся морального и материального поощрения рабочих производственного участка в соответствии с установленным порядком. Вносить предложения по премированию рабочих за достижение высоких качественных и количественных производственных показателей, образцовую работу и успешное выполнение заданий.
  7. Вносить предложения о привлечении рабочих участка к дисциплинарной ответственности за нарушение трудовой дисциплины, систематическое невыполнение по их вине норм выработки, брак в работе, нарушение правил технической эксплуатации оборудования, охраны труда и техники безопасности.
  8. Принимать участие в приемке законченных работ по ремонту технологического оборудования, механизации и автоматизации технологических процессов, а также во внедрении мероприятий по научной организации труда и производства.
  9. Не допускать выполнения работ на неисправном оборудовании и с применением неисправных инструментов, приспособлений и контрольно-измерительных приборов.
Горный мастер несёт ответственность за[править]
  1. Выполнение возложенных на него настоящей инструкцией обязанностей.
  2. Выполнение сменного наряда и месячного производственного задания по всем технико-экономическим показателям.
  3. Рациональное расходование материалов и использование инструмента.
  4. Допуск к работе лиц:
    1. Не одетых в установленную спецодежду и обувь.
    2. Необеспеченных защитными приспособлениями.
    3. В состоянии наркотического или алкогольного опьянения.
  5. Производительное использование рабочего времени подчиненными ему рабочими, состояние трудовой дисциплины и выполнение ими норм выработки.
  6. Своевременное выполнение распоряжений начальника участка, его заместителя и руководства шахты.
  7. Создание безопасных условий труда на рабочих местах.
  8. Надлежащий контроль за соблюдением рабочими смены нормативных актов по охране труда и правил безопасного ведения работ.
  9. Пожарную безопасность на месте проведения сварочных и огневых работ.
Быть горным мастером — это круто!

Горный мастер — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 15 июня 2018; проверки требуют 4 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 15 июня 2018; проверки требуют 4 правки.

«Горный мастер» — советский рисованный мультипликационный фильм 1978 года студии «Союзмультфильм». Режиссёр Инесса Ковалевская экранизировала сказы Павла Петровича Бажова.

На Урале всюду горы вокруг. Одна гора Медной прозывается, и у неё есть своя Хозяйка. Худому с ней встретиться — горе, а и доброму — хорошего мало. Был в деревне парнишка, звали его Данилка-недокормыш, сиротка круглый. И попал он в ученики к мастеру малахитовых дел Прокопьичу, лучшему на тот момент. Так и вырос Данила обучаясь работе с малахитом. А как выточил он зарукавье — змейку из целого камня, так признали его мастером. Получил он первое задание: выточить вазу по прилагаемому чертежу. Данила справился, но остался недоволен — красоты живой нет. И услышал он от одного старичка, что такое может сделать только горный мастер, который у Хозяйки Медной горы видел каменный цветок. Даниле дума и запала: сделать вазу как живой цветок. Долго старался он, а не получилась задумка. Взмолился Данила Хозяйке Медной горы: «Покажи каменный цветок, нет мне жизни без него!» И повела она его в свои подземные каменные сады красоты невиданной. И пропал Данила, а Катя, невеста его, перебралась в избу к Прокопьичу — старик разболелся и недолго прожил. Взяла Катя в руки малахитовую пластину, и почудилось ей, что зовёт её Данила. Прибежала она к Медной горе, тут Хозяйка перед ней показалась: «Ты зачем в мой лес забралась?» Катя и воскликнула: «Подавай мне живого Данилушку!» Хозяйка рукой махнула, и Данила появился. Кинулся он к Кате, а Хозяйка и заявила: «С ней пойдёшь — всё моё забудешь, здесь останешься — её и людей забыть надо.» Данила от души ответил: «Не могу людей забыть, а её каждую минуту помню.» И отпустила их Хозяйка Медной горы. Стали Данила и Катя в своей избушке жить, а по работе Данилу горным мастером прозвали.

В честь 100-летия Павла Петровича Бажова на студии «Союзмультфильм» разными режиссёрами были сняты мультипликационные экранизации его сказов, в том числе и этот мультфильм:

Ковалевская разработала новую тему: экранизация народных песен и шедевров мировой классики. Так появились «Русские напевы» (1972), «Детский альбом» (1976), «Кострома» (1989). Инесса Ковалевская постоянно находилась в творческом поиске, меняла художников, состав съёмочной группы.

Сергей Капков «Наши мультфильмы»[1]

Особым спросом пользовались лишь анимационные версии бажовских сказок, наивные и поучительные детские истории.

Лариса Малюкова «СВЕРХкино» с.122[2]

Бажов Павел. Медной горы Хозяйка. Уральские сказы. — М.: Речь, 2016. — 144 с. — (Образ Речи). — ISBN 978-5-9268-2117-5.

Сказка Горный мастер читать онлайн полностью, Бажов П. П.

Катя — Данилова-то невеста — незамужницей осталась. Года два либо три прошло, как Данило потерялся, — она и вовсе из невестинской поры вышла. За двадцать-то годов, по-нашему, по-заводскому, перестарок считается. Парни таких редко сватают, вдовцы больше. Ну, а эта Катя, видно, пригожа была, к ней все женихи лезут, а у ней только и слов:

— Данилу обещалась.

Ее уговаривают:

— Что поделаешь! Обещалась, да не вышла. Теперь об этом и поминать не к чему. Давно человек изгиб.

Катя на своем стоит:

— Данилу обещалась. Может, и придет еще он.

Ей толкуют:

— Нет его в живых. Верное дело.

А она уперлась на своем:

— Никто его мертвым не видал, а для меня он и подавно живой.

Видят — не в себе девка, — отстали. Иные на смех еще подымать стали: прозвали ее мертвяковой невестой. Ей это прильнуло. Катя Мертвякова да Катя Мертвякова, ровно другого прозванья не было.

Тут какой-то мор на людей случился, и у Кати старики-то оба умерли. Родство у нее большое. Три брата женатых да сестер замужних сколько-то. Рассорка промеж ними и вышла — кому на отцовском месте оставаться. Катя видит — бестолковщина пошла, и говорит:

— Пойду-ко я в Данилушкову избу жить. Вовсе Прокопьич старый стал. Хоть за ним похожу.

Братья-сестры уговаривать, конечно:

— Не подходит это, сестра. Прокопьич хоть старый человек, а мало ли что про тебя сказать могут.

— Мне-то, — отвечает, — что? Не я сплетницей стану. Прокопьич, поди-ко, мне не чужой. Приемный отец моему Данилу. Тятенькой его звать буду.

Так и ушла. Оно и то сказать: семейные не крепко вязались. Про себя думали: лишний из семьи — шуму меньше. А Прокопьич что? Ему это по душе пришлось.

— Спасибо, — говорит, — Катенька, что про меня вспомнили.

Вот и стали они поживать. Прокопьич за станком сидит, а Катя по хозяйству бегает — в огороде там, сварить-постряпать и протча. Хозяйство невелико, конечно, на двоих-то… Катя — девушка проворная, долго ли ей!.. Управится и садится за какое рукоделье: сшить-связать, мало ли. Сперва у них гладенько катилось, только Прокопьичу все хуже да хуже. День сидит, два лежит. Изробился, старый стал. Катя и заподумывала, как они дальше-то жить станут.

Катя — Данилова невеста шьет«Рукодельем женским не прокормишься, а другого ремесла не знаю».

Вот и говорит Прокопьичу:

— Тятенька! Ты бы хоть научил меня чему попроще.

Прокопьичу даже смешно стало.

— Что ты это! Девичье ли дело за малахитом сидеть! Отродясь такого не слыхивал.

Ну, она все ж таки присматриваться к Прокопьичеву ремеслу стала. Помогала ему где можно. Распилить там, пошлифовать. Прокопьич и стал ей то-другое показывать. Не то чтобы настояще. Бляшку обточить, ручки к вилкам-ножам сделать и протча, что в ходу было. Пустяшно, конечно, дело, копеечно, а все разоставок при случае.

Прокопьич недолго зажился. Тут братья-сестры уж понуждать Катю стали:

— Теперь тебе заневолю надо замуж выходить. Как ты одна жить будешь?

Катя их обрезала:

— Не ваша печаль. Никакого мне вашего жениха не надо. Придет Данилушко. Выучится в горе и придет.

Братья-сестры руками на нее машут:

— В уме ли ты, Катерина? Эдакое и говорить грех! Давно умер человек, а она его ждет! Гляди, еще блазнить станет.

— Не боюсь, — отвечает, — этого.

Тогда родные спрашивают:

— Чем ты хоть жить-то станешь?

— Об этом, — отвечает, — тоже не заботьтесь. Продержусь одна.

Братья-сестры так поняли, что от Прокопьича деньжонки остались, и опять за свое:

— Вот и вышла дура! Коли деньги есть, мужика беспременно в доме надо. Не ровен час — поохотится кто за деньгами. Свернут тебе башку, как куренку. Только и свету видела.

— Сколько, — отвечает, — на мою долю положено, столько и увижу.

Братья-сестры долго еще шумели. Кто кричит, кто уговаривает, кто плачет, а Катя заколодила свое:

— Продержусь одна. Никакого вашего жениха не надо. Давно у меня есть.

Осердились, конечно, родные:

— В случае, к нам и глаз не показывай!

— Спасибо, — отвечает, — братцы милые, сестрицы любезные! Помнить буду. Сами-то не забудьте — мимо похаживайте!

Смеется, значит. Ну, родня и дверями хлоп.

Осталась Катя одна-одинешенька. Поплакала, конечно, сперва, потом и говорит:

— Врешь! Не поддамся!

Вытерла слезы и по хозяйству занялась. Мыть да скоблить — чистоту наводить. Управилась — и сразу к станку села. Тут тоже свой порядок наводить стала. Что ей не нужно, то подальше, а что постоянно требуется, то под руку. Навела так-то порядок и хотела за работу садиться.

«Попробую сама хоть одну бляшку обточить».

Хватилась, а камня подходящего нет. Обломки Данилушковой дурман-чаши остались, да Катя берегла их. В особом узле они были завязаны. У Прокопьича камня, конечно, много было. Только Прокопьич до смерти на больших работах сидел. Ну, и камень все крупный. Обломышки да кусочки все подобрались — порасходовались на мелкую поделку. Вот Катя и думает:

«Надо, видно, сходить на руднишных отвалах поискать. Не попадет ли подходящий камешок».

От Данилы, да и от Прокопьича она слыхала, что они у Змеиной горки брали. Вот туда и пошла.

На Гумешках, конечно, всегда народ: кто руду разбирает, кто возит. Глядят на Катю-то — куда она с корзинкой пошла. Кате это нелюбо, что на нее зря глаза пялят. Она и не стала на отвалах с этой стороны искать, обошла горку-то. А там еще лес рос. Вот Катя по этому лесу и забралась на самую Змеиную горку да тут и села. Горько ей стало — Данилушку вспомнила. Сидит на камне, а слезы так и бегут. Людей нет, лес кругом, — она и не сторожится. Так слезы на землю и каплют. Поплакала, глядит — у самой ноги малахит-камень обозначился, только весь в земле сидит. Чем его возьмешь, коли ни кайлы, ни лома? Катя все ж таки пошевелила его рукой. Показалось, что камень не крепко сидит. Вот она и давай прутиком каким-то землю отгребать от камня. Отгребла сколько можно, стала вышатывать. Камень и подался. Как хрупнуло снизу, — ровно сучок обломился. Камешок небольшой, вроде плитки. Толщиной пальца в три, шириной в ладонь, а длиной не больше двух четвертей. Катя даже подивилась:

— Как раз по моим мыслям. Распилю его, так сколько бляшек выйдет. И потери самый пустяк.

Принесла камень домой и сразу занялась распиливать. Работа не быстрая, а Кате еще надо по домашности управляться. Глядишь, весь день в работе, и скучать некогда. Только как за станок садиться, все про Данилушку вспомнит:

— Поглядел бы он, какой тут новый мастер объявился. На его-то да Прокопьичевом месте сидит!Катя — Данилова невеста  за работой

Нашлись, конечно, охальники. Как без этого… Ночью под какой-то праздник засиделась Катя за работой, а трое парней и перелезли к ней в ограду. Попугать хотели али и еще что — их дело, только все выпивши. Катя ширкает пилой-то и не слышит, что у ней в сенках люди. Услышала, когда уж в избу ломиться стали:

— Отворяй, мертвякова невеста! Принимай живых гостей!

Катя сперва уговаривала их:

— Уходите, ребята!

Ну, им это ничего. Ломятся в дверь, того и гляди сорвут. Тут Катя скинула крючок, расхлобыснула двери и кричит:

— Заходи, нето. Кого первого лобанить?

Парни глядят, а она с топором.

— Ты, — говорят, — без шуток!

— Какие, — отвечает, — шутки! Кто за порог, того и по лбу.

Парни, хоть пьяные, а видят — дело не шуточное. Девка возрастная, оплечье крутое, глаз решительный, и топор, видать, в руках бывал. Не посмели ведь войти-то. Пошумели-пошумели, убрались да еще сами же про это рассказали. Парней и стали дразнить, что они трое от одной девки убежали. Им это не полюбилось, конечно, они и сплели, будто Катя не одна была, а за ней мертвяк стоял.

— Да такой страшный, что заневолю убежишь.

Парням поверили — не поверили, а по народу с той поры пошло:

— Нечисто в этом доме. Недаром она одна-одинешенька живет.

До Кати это донеслось, да она печалиться не стала. Еще подумала: «Пущай плетут. Мне так-то и лучше, если побаиваться станут. Другой раз, глядишь, не полезут».

Соседи и на то дивятся, что Катя за станком сидит. На смех ее подняли:

— За мужичье ремесло принялась! Что у нее выйдет!

Это Кате солонее пришлось. Она и сама подумывала: «Выйдет ли у меня у одной-то?» Ну, все ж таки с собой совладала: «Базарский товар! Много ли надо? Лишь бы гладко было… Неуж и того не осилю?»

Распилила Катя камешок. Видит — узор на редкость пришелся, и как намечено, в котором месте поперек отпилить. Подивилась Катя, как ловко все пришлось. Поделила по-готовому, обтачивать стала. Дело не особо хитрое, а без привычки тоже не сделаешь. Помаялась сперва, потом научилась. Хоть куда бляшки вышли, а потери и вовсе нет. Только то и в брос, что на сточку пришлось.

Наделала Катя бляшек, еще раз подивилась, какой выходной камешок оказался, и стала смекать, куда сбыть поделку. Прокопьич такую мелочь в город, случалось, возил и там все в одну лавку сдавал. Катя много раз про эту лавку слыхала. Вот она и придумала сходить в город.

Затворила избушку и пошла пешочком. В Полевой и не заметили, что она в город убралась. Узнала Катя, где тот хозяин, который у Прокопьича поделку принимал, и заявилась прямо в лавку. Глядит — полно тут всякого камня, а малахитовых бляшек целый шкап за стеклом. Народу в лавке много. Кто покупает, кто поделку сдает. Хозяин строгий да важный такой.

Катя сперва и подступить боялась, потом насмелилась и спрашивает:

— Не надо ли малахитовых бляшек?

Хозяин пальцем на шкап указал:

— Не видишь, сколь у меня добра этого?

Мастера, которые работу сдавали, припевают ему:

— Много ноне на эту поделку мастеров развелось. Только камень переводят. Того не понимают, что для бляшки узор хороший требуется.

Один-то мастер из полевских. Он и говорит хозяину потихоньку:

— Недоумок эта девка. Видели ее соседи за станком-то. Вот, поди, настряпала.

Хозяин тогда и говорит:

— Ну-ко, покажи, с чем пришла?

Катя и подала ему бляшку. Поглядел хозяин, потом на Катю уставился и говорит:

— У кого украла?Катя — Данилова невеста  с лукошком в лесу

Кате, конечно, это обидно показалось. По-другому она заговорила:

— Какое твое право, не знаючи человека, эдак про него говорить? Гляди вот, если не слепой! У кого можно столько бляшек на один узор украсть? Ну-ко, скажи! — и высыпала на прилавок всю свою поделку.

Хозяин и мастера видят — верно, на один узор. И узор редкостный. Будто из середины-то дерево выступает, а на ветке птица сидит и внизу тоже птица. Явственно видно и сделано чисто. Покупатели слышали этот разговор, потянулись тоже поглядеть, только хозяин сразу все бляшки прикрыл. Нашел заделье.

— Не видно кучей-то. Сейчас я их под стекло разложу. Тогда и выбираете, что кому любо. — А сам Кате говорит: — Иди вон в ту дверь. Сейчас деньги получишь.

Пошла Катя, и хозяин за ней. Затворил дверку, спрашивает:

— Почем сдаешь?

Катя слыхала от Прокопьича цены. Так и сказала, а хозяин давай хохотать:

— Что ты! Что ты! Такую-то цену я одному полевскому мастеру Прокопьичу платил да еще его приемышу Данилу. Да ведь то мастера были!

— Я, — отвечает, — от них и слыхала. Из той же семьи буду.

— Вон что! — удивился хозяин. — Так это, видно, у тебя Данилова работа осталась?

— Нет, — отвечает, — моя.

— Камень, может, от него остался?

— И камень сама добывала.

Хозяин, видать, не верит, а только рядиться не стал. Рассчитался по-честному да еще говорит:

— Вперед случится такое сделать, неси. Безотказно принимать буду и цену положу настоящую.

Ушла Катя, радуется, — сколько денег получила! А хозяин те бляшки под стекло выставил. Покупатели набежали:

— Сколько?

Он, конечно, не ошибся — в десять раз против купленного назначил, да и наговаривает:

— Такого узора еще не бывало. Полевского мастера Данилы работа. Лучше его не сделать.

Пришла Катя домой, а сама все дивится.

— Вот штука какая! Лучше всех мои бляшки оказались! Хорош камешок попался. Случай, видно, счастливый подошел. — Потом и хватилась: — А не Данилушко ли это мне весточку подал?

Подумала так, скрутилась и побежала на Змеиную горку.

А тот малахитчик, который хотел Катю перед городским купцом оконфузить, тоже домой воротился. Завидно ему, что у Кати такой редкостный узор получился. Он и придумал:

— Надо поглядеть, где она камень берет. Не новое ли какое место ей Прокопьич либо Данило указали?

Увидел, что Катя куда-то побежала, он и пошел за ней. Видит — Гумешки она обошла стороной и куда-то за Змеиную горку пошла. Мастер туда же, а сам думает: «Там лес. По лесу-то к самой ямке прокрадусь».

Зашли в лес. Катя вовсе близко и нисколько не сторожится, не оглядывается, не прислушивается. Мастер радуется, что ему так легонько достанется новое место. Вдруг в сторонке что-то зашумело, да так, что мастер даже испугался. Остановился. Что такое? Пока он так-то разбирался, Кати и не стало. Бегал он, бегал по лесу. Еле выбрался к Северскому пруду, — версты, поди, за две от Гумешек.

Катя сном дела не знала, что за ней подглядывают. Забралась на горку, к тому самому месту, где первый камешок брала. Ямка будто побольше стала, а сбоку опять такой же камешок видно. Пошатала его Катя, он и отстал. Опять, как сучок, хрупнул. Взяла Катя камешок и заплакала-запричитала. Ну, как девки-бабы по покойнику ревут, всякие слова собирают:

— На кого ты меня, мил сердечный друг, покинул, — и протча тако…

Наревелась, будто полегче стало, стоит — задумалась, в руднишную сторону глядит. Место тут вроде полянки. Кругом лес густой да высокий, а в руднишную сторону помельче пошел. Время на закате. По низу от лесу на полянке темнеть стало, а в то место — к руднику солнышко пришлось. Так и горит это место, и все камешки на нем блестят.

Кате это любопытно показалось. Хотела поближе подойти. Шагнула, а под ногой и схрупало. Отдернула она ногу, глядит — земли-то под ногами нет. Стоит она на каком-то высоком дереве, на самой вершине. Со всех сторон такие же вершины подошли. В прогалы меж деревьями внизу видно травы да цветы, и вовсе они на здешние не походят.

Другая бы на Катином месте перепугалась, крик-визг подняла, а она вовсе о другом подумала:

«Вот она, гора, раскрылась! Хоть бы на Данилушку взглянуть!»Катя — Данилова невеста  идет к медной горе

Только подумала и видит через прогалы — идет кто-то внизу, на Данилушку походит и руки вверх тянет, будто сказать что хочет. Катя свету невзвидела, так и кинулась к нему… с дерева-то! Ну, а пала тут же на землю, где стояла. Образумилась, да и говорит себе:

— Верно, что блазнить мне стало. Надо поскорее домой идти.

Идти надо, а сама сидит да сидит, все ждет, не вскроется ли еще гора, не покажется ли опять Данилушко. Так до потемок и просидела. Тогда только и домой пошла, а сама думает: «Повидала все ж таки Данилушку».

Тот мастер, который за Катей подглядывал, домой к этому времени выбежал. Поглядел — избушка у Кати заперта. Он и притаился — посмотрю, что она притащила. Видит — идет Катя, он и встал поперек дороги:

— Ты куда это ходила?

— На Змеиную, — отвечает.

— Ночью-то? Что там делать?

— Данилу повидать…

Мастер так и шарахнулся, а на другой день по заводу шепотки поползли:

— Вовсе рехнулась мертвякова невеста. По ночам на Змеиную ходит, покойника ждет. Как бы еще завод не подожгла с малого-то ума.

Братья-сестры прослышали, опять прибежали, давай строжить да уговаривать Катю. Только она и слушать не стала. Показала им деньги и говорит:

— Это, думаете, откуда у меня? У хороших мастеров не берут, а мне за перводелку столько отвалили! Почему так?

Братья слышали про ее-то удачу и говорят:

— Случай счастливый вышел. О чем тут говорить.

— Таких, — отвечает, — случаев не бывало. Это мне Данило сам такой камень подложил и узор вывел.

Братья смеются, сестры руками машут:

— И впрямь рехнулась! Надо приказчику сказать. Как бы всамделе завод не подожгла!

Не сказали, конечно. Постыдились сестру-то выдавать. Только вышли, да и сговорились:

— Надо за Катериной глядеть. Куда пойдет — сейчас же за ней бежать.

А Катя проводила родню, двери заперла да принялась новый-то камешок распиливать. Пилит да загадывает:

— Коли такой же издастся, значит, не поблазнило мне, — видала я Данилушку.

Вот она и торопится распилить. Поглядеть-то ей поскорее охота, как по-настоящему узор выйдет. Ночь уж давно, а Катя все за станком сидит. Одна сестра проснулась в эту пору, увидела огонь в избе, подбежала к окошку, смотрит сквозь щелку в ставне и дивится:

— И сон ее не берет! Наказанье с девкой!

Отпилила Катя досочку — узор и обозначился. Еще лучше того-то. Птица с дерева книзу полетела, крылья расправила, а снизу навстречу другая летит. Пять раз этот узор на досочке. Из точки в точку намечено, как поперек распилить. Катя тут и думать не стала. Схватилась, да и побежала куда-то. Сестра за ней. Дорогой-то постучала к братьям — бегите, дескать, скорей. Выбежали братья, еще народ сбили. А уже светленько стадо. Глядят, — Катя мимо Гумешек бежит. Туда все и кинулись, а она, видно, и не чует, что народ за ней. Пробежала рудник, потише пошла в обход Змеиной горки. Народ тоже призадержался — посмотрим, дескать, что она делать будет.

Катя идет, как ей привычно, на горку. Взглянула, а лес кругом какой-то небывалый. Пощупала рукой дерево, а оно холодное да гладкое, как камень шлифованный. И трава понизу тоже каменная оказалась, и темно еще тут. Катя и думает:

«Видно, я в гору попала».Катя — Данилова невеста  у медной горы у входа

Родня да народ той порой переполошились:

— Куда она девалась? Сейчас близко была, а не стало!

Бегают, суетятся. Кто на горку, кто кругом горки. Перекликаются друг с дружкой: «Там не видно?»

А Катя ходит в каменном лесу и думает, как ей Данилу найти. Походила-походила, да и закричала:

— Данило, отзовись!

По лесу голк пошел. Сучья запостукивали: «Нет его! Нет его! Нет его!» Только Катя не унялась:

— Данило, отзовись!

По лесу опять: «Нет его! Нет его! Нет его!» Катя снова:

— Данило, отзовись!

Тут Хозяйка горы перед Катей и показалась.

— Ты зачем, — спрашивает, — в мой лес забралась? Чего тебе? Камень, что ли, хороший ищешь? Любой бери да уходи поскорее!

Катя тут и говорит:

— Не надо мне твоего мертвого камня! Подавай мне живого Данилушку. Где он у тебя запрятан? Какое твое право чужих женихов сманивать!

Ну, смелая девка. Прямо на горло наступать стала. Это Хозяйке-то! А та ничего, стоит спокойненько:

— Еще что скажешь?

— А то и скажу — подавай Данилу! У тебя он…

Катя — Данилова невеста  и хозяйка медной горыХозяйка расхохоталась, да и говорит:

— Ты, дура-девка, знаешь ли, с кем говоришь?

— Не слепая, — кричит, — вижу. Только не боюсь тебя, разлучница! Нисколечко не боюсь! Сколь ни хитро у тебя, а ко мне Данило тянется. Сама видала. Что, взяла?

Хозяйка тогда и говорит:

— А вот послушаем, что он сам скажет.

До того в лесу темненько было, а тут сразу ровно он ожил. Светло стало. Трава снизу разными огнями загорелась, деревья одно другого краше. В прогалы полянку видно, а на ней цветы каменные, и пчелки золотые, как искорки, над теми цветами. Ну, такая, слышь-ко, красота, что век бы не нагляделся. И видит Катя: бежит по этому лесу Данило. Прямо к ней. Катя навстречу кинулась:

— Данилушко!

— Подожди, — говорит Хозяйка, — и спрашивает: — Ну, Данило-мастер, выбирай — как быть? С ней пойдешь — все мое забудешь, здесь останешься — ее и людей забыть надо.

— Не могу, — отвечает, — людей забыть, а ее каждую минуту помню.

Тут Хозяйка улыбнулась светленько и говорит:

— Твоя взяла, Катерина! Бери своего мастера. За удалость да твердость твою вот тебе подарок. Пусть у Данилы все мое в памяти останется. Только вот это пусть накрепко забудет! — И полянка с диковинными цветами сразу потухла. — Теперь ступайте в ту сторону, — указала Хозяйка да еще упредила: — Ты, Данило, про гору людям не сказывай. Говори, что на выучку к дальнему мастеру ходил. А ты, Катерина, и думать забудь, что я у тебя жениха сманивала. Сам он пришел за тем, что теперь забыл.

Поклонилась тут Катя:

— Прости на худом слове!Горный мастер Данила и Катя — невеста

— Ладно, — отвечает, — что каменной сделается! Для тебя говорю, чтоб остуды у вас не было.

Пошла Катя с Данилой по лесу, а он все темней да темней, и под ногами неровно — бугры да ямки. Огляделись, а они на руднике — на Гумешках. Время еще раннее, и людей на руднике нет. Они потихоньку и пробрались домой. А те, что за Катей побежали, все еще по лесу бродят да перекликаются: «Там не видно?»

Искали-искали, не нашли. Прибежали домой, а Данило у окошка сидит.

Испугались, конечно. Чураются, заклятья разные говорят. Потом видят — трубку Данило набивать стал. Ну и отошли.

«Не станет же, — думают, — мертвяк трубку курить».

Подходить стали один по одному. Глядят — и Катя в избе. У печки толкошится, а сама веселехонька. Давно ее такой не видали. Тут и вовсе осмелели, в избу вошли, спрашивать стали:

— Где это тебя, Данило, давно нe видно?

— В Колывань, — отвечает, — ходил. Прослышал про тамошнего мастера по каменному делу, будто лучше его нет по работе. Вот и заохотило поучиться маленько. Тятенька покойный отговаривал. Ну, а я посамовольничал — тайком ушел, Кате вон только сказался.

— Пошто, — спрашивают, — чашу свою разбил?

Данило притуманился маленько, как о чаше помянули, потом говорит:

— Ну, мало ли… С вечорки пришел… Может, выпил лишка… Не по мыслям пришлась, вот и ахнул. У всякого мастера такое, поди, случалось. О чем говорить.

Тут братья-сестры к Кате приступать стали, почему не сказала про Koлывань-тo. Только от Кати тоже немного добились. Сразу отрезала:

— Чья бы корова мычала, моя бы молчала. Мало я вам сказывала, что Данило живой. А вы что? Женихов мне подсовывали да с пути сбивали! Садитесь-ка лучше за стол. Испеклась у меня чирла-то.

На том дело и кончилось. Посидела родня, поговорила о том-другом, разошлась. Вечером пошел Данило к приказчику объявиться. Тот пошумел, конечно. Ну, все-таки уладили дело.

Вот и стали Данило с Катей в своей избушке жить. Хорошо, сказывают, жили, согласно. По работе-то Данилу все горным мастером звали. Против него никто не мог сделать. И достаток у них появился. Только нет-нет — и задумается Данило. Катя понимала, конечно, — о чем, да помалкивала.

Теги: волшебная про людей сказки с картинками

Павел Бажов - Горный мастер: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Катя — Данилова-то невеста — незамужницей осталась. Года два либо три прошло, как Данило потерялся, — она и вовсе из невестинской поры вышла. За двадцать-то годов, по-нашему, по-заводскому, перестарок считается. Парни таких редко сватают, вдовцы больше. Ну, а эта Катя, видно, пригожая была, к ней всё женихи лезут, а у ней только и слов:

— Данилу обещалась.

Ее уговаривают:

— Что поделаешь! Обещалась, да не вышла. Теперь об этом и поминать не к чему. Давно человек изгиб.

Катя на своем стоит:

— Данилу обещалась. Может, и придет еще он.

Ей толкуют:

— Нет его в живых. Верное дело.

А она уперлась на своем:

— Никто его мертвым не видал, а для меня он и подавно живой.

Видят — не в себе девка, — отстали. Иные на смех еще подымать стали: прозвали ее мертвяковой невестой. Ей это прильнуло. Катя Мертвякова да Катя Мертвякова, ровно другого прозванья не было.

Тут какой-то мор на людей случился, и у Кати старики-то оба умерли. Родство у нее большое. Три брата женатых да сестер замужних сколько-то. Рассорка промеж ними и вышла — кому на отцовском месте оставаться. Катя видит — бестолковщина пошла, и говорит:

— Пойду-ка я в Данилушкову избу жить. Вовсе Прокопьич старый стал. Хоть за ним похожу. Братья-сестры уговаривать, конечно:

— Не подходит это, сестра. Прокопьич хоть старый человек, а мало ли что про тебя сказать могут.

— Мне-то, — отвечает, — что? Не я сплетницей стану. Прокопьич, поди-ко, мне не чужой. Приемный отец моему Данилу. Тятенькой его звать буду.

Так и ушла. Оно и то сказать: семейные не крепко вязались. Про себя думали: лишний из семьи — шуму меньше. А Прокопьич что? Ему по душе пришлось.

— Спасибо, — говорит, — Катенька, что про меня вспомнила.

Вот и стали они поживать. Прокопьич за станком сидит, а Катя по хозяйству бегает — в огороде там, сварить-постряпать и протча. Хозяйство невелико, конечно, на двоих-то… Катя — девушка проворная, долго ли ей!.. Управится и садится за какое рукоделье: сшить-связать, мало ли. Сперва у них гладенько катилось, только Прокопьичу все хуже да хуже. День сидит, два лежит. Изробился, старый стал. Катя и заподумывала, как они дальше-то жить станут.

«Рукодельем женским не прокормишься, а другого ремесла не знаю».

Вот и говорит Прокопьичу:

— Тятенька! Ты бы хоть научил меня чему попроще.

Прокопьичу даже смешно стало.

— Что ты это! Девичье ли дело за малахитом сидеть! Отродясь такого не слыхивал.

Ну, она все ж таки присматриваться к Прокопьичеву ремеслу стала. Помогала ему, где можно. Распилить там, пошлифовать. Прокопьич и стал ей то-другое показывать. Не то, чтобы настоящее. Бляшку обточить, ручки к вилкам-ножам сделать и протча, что в ходу было. Пустяшно, конечно, дело, копеечно, а все разоставок при случае.

Прокопьич недолго зажился. Тут братья-сестры уж понуждать Катю стали:

— Теперь тебе заневолю надо замуж выходить. Как ты одна жить будешь?

Катя их обрезала:

— Не ваша печаль. Никакого мне вашего жениха не надо. Придет Данилушко. Выучится в горе и придет.

Братья-сестры руками на нее машут:

— В уме ли ты, Катерина? Эдакое и говорить грех! Давно умер человек, а она его ждет! Гляди, еще блазнить (мерещиться. — Ред.) станет.

— Не боюсь, — отвечает, — этого.

Тогда родные спрашивают:

— Чем ты хоть жить-то станешь?

— Об этом, — отвечает, — тоже не заботьтесь. Продержусь одна.

Братья-сестры так поняли, что от Прокопьича деньжонки остались, и опять за свое:

— Вот и вышла дура! Коли деньги есть, мужика беспременно в доме надо. Не ровен час, — поохотится кто за деньгами. Свернут тебе башку, как куренку. Только и свету видела.

— Сколько, — отвечает, — на мою долю положено, столько и увижу.

Братья-сестры долго еще шумели. Кто кричит, кто уговаривает, кто плачет, а Катя заколодила свое:

— Продержусь одна. Никакого вашего жениха не надо. Давно у меня есть.

Осердились, конечно, родные:

— В случае, к нам и глаз не показывай!

— Спасибо, — отвечает, — братцы милые, сестрицы любезные! Помнить буду. Сами-то не забудьте — мимо похаживайте!

Смеется, значит. Ну, родня и дверями хлоп.

Осталась Катя одна-одинешенька. Поплакала, конечно, сперва, потом и говорит:

— Врешь! Не поддамся!

Вытерла слезы и по хозяйству занялась. Мыть да скоблить — чистоту наводить. Управилась — и сразу к станку села. Тут тоже свой порядок наводить стала. Что ей не нужно, то подальше, а что постоянно требуется, то под руку. Навела так-то порядок и хотела за работу садиться:

«Попробую сама хоть одну бляшку обточить».

Хватилась, а камня подходящего нет. Обломки Данилушковой дурман-чашки остались, да Катя берегла их. В особом узле они были завязаны. И Прокопьича камня, конечно, много было. Только Прокопьич до смерти на больших работах сидел. Ну, и камень все крупный. Обломышки да кусочки все подобрались — порасходовались на мелкую поделку. Вот Катя и думает:

«Надо, видно, сходить на руднишных отвалах поискать. Не попадет ли подходящий камешок».

От Данилы да и от Прокопьича она слыхала, что они у Змеиной горки брали. Вот туда и пошла.

На Гумешках, конечно, всегда народ: кто руду разбирает, кто возит. Глядят на Катю-то — куда она с корзинкой пошла. Кате это нелюбо, что на нее зря глаза пялят. Она и не стала на отвалах с этой стороны искать, обошла горку-то. А там еще лес рос. Вот Катя по этому лесу и забралась на самую Змеиную горку, да тут и села. Горько ей стало — Данилушку вспомнила. Сидит на камне, а слезы так и бегут. Людей нет, лес кругом, — она и не сторожится. Так слезы на землю и каплют. Поплакала, глядит — у самой ноги малахит-камень обозначился, только весь в земле сидит. Чем его возьмешь, коли ни кайлы, ни лома? Катя все-таки пошевелила его рукой. Показалось, что камень не крепко сидит. Вот она и давай прутиком каким-то землю отгребать от камня. Отгребла, сколько можно, стала вышатывать. Камень и подался. Как хрупнуло снизу, — ровно сучок обломился. Камешок небольшой, вроде плитки. Толщиной пальца в три, шириной в ладонь, а длиной не больше двух четвертей. Катя даже подивилась.

— Как раз по моим мыслям. Распилю его, так сколько бляшек выйдет. И потери самый пустяк.

Принесла камень домой и сразу занялась распиливать. Работа не быстрая, а Кате еще надо по домашности управляться. Глядишь, весь день в работе, и скучать некогда. Только как за станок садиться, все про Данилушку вспомнит:

— Поглядел бы он, какой тут новый мастер объявился. На его-то да Прокопьичевом месте сидит!

Нашлись, конечно, охальники. Как без этого… Ночью под какой-то праздник засиделась Катя за работой, а трое парней и перелезли к ней в ограду. Попугать хотели али и еще что — их дело, только все выпивши. Катя ширкает пилой-то и не слышит, что у ней в сенках люди. Услышала, когда уж в избу ломиться стали:

— Отворяй, мертвякова невеста! Принимай живых гостей!

Катя сперва уговаривала их:

— Уходите, ребята!

Ну, им это ничего. Ломятся в дверь, того и гляди — сорвут. Тут Катя скинула крючок, расхлобыснула двери и кричит:

— Заходи, нето. Кого первого лобанить?

Парни глядят, а она с топором.

— Ты, — говорят, — без шуток!

— Какие — отвечает, — шутки! Кто за порог, того и по лбу.

Парни хоть пьяные, а видят — дело нешуточное. Девка возрастная, оплечье крутое, глаз решительный, и топор, видать, в руках бывал. Не посмели ведь войти-то. Пошумели-пошумели, убрались да еще сами же про это рассказали. Парней и стали дразнить, что они трое от одной девки убежали. Им это не полюбилось, конечно, они и сплели, будто Катя не одна была, а за ней мертвяк стоял.

— Да такой страшный, что заневолю убежишь.

Парням поверили — не поверили, а по народу с той поры пошло:

— Нечисто в этом доме. Недаром она одна-одинешенька живет.

До Кати это донеслось, да она печалиться не стала. Еще подумала: «Пущай плетут. Мне так-то и лучше, если побаиваться станут. Другой раз, глядишь, не полезут».

Соседи и на то дивятся, что Катя за станком сидит. На смех ее подняли:

— За мужичье ремесло принялась! Что у нее выйдет!

Это Кате солонее пришлось. Она и сама подумывала: «Выйдет ли у меня у одной-то?» Ну, все ж таки с собой совладала: «Базарский товар! Много ли надо? Лишь бы гладко было… Неуж и того не осилю?»

Распилила Катя камешок. Видит — узор на редкость пришелся, и как намечено, в котором месте поперек отпилить. Подивилась Катя, как ловко все пришлось. Поделила по-готовому, обтачивать стала. Дело не особо хитрое, а без привычки тоже не сделаешь. Помаялась сперва, потом научилась. Хоть куда бляшки вышли, а потери и вовсе нет. Только и в брос, что на сточку пришлось.

Наделала Катя бляшек, еще раз подивилась, какой выходной камешок оказался, и стала смекать, куда сбыть поделку. Прокопьич такую мелочь в город, случалось, возил и там все в одну лавку сдавал. Катя много раз про эту лавку слыхала. Вот она и придумала сходить в город.

«Спрошу там, будут ли напередки мою поделку принимать».

Затворила избушку и пошла пешочком. В Полевой и не заметили, что она в город убралась. Узнала Катя, где тот хозяин, который у Прокопьича поделку принимал, и заявилась прямо в лавку. Глядит — полно тут всякого камня, а малахитовых бляшек целый шкап за стеклом. Народу в лавке много. Кто покупает, кто поделку сдает. Хозяин строгий да важный такой.

Катя сперва и подступить боялась, потом насмелилась и спрашивает:

— Не надо ли малахитовых бляшек?

Хозяин пальцем на шкап указал:

— Не видишь, сколь у меня добра этого?

Мастера, которые работу сдавали, припевают ему:

— Много ноне на эту поделку мастеров развелось. Только камень переводят. Того не понимают, что для бляшки узор хороший требуется.

Один-то мастер из полевских. Он и говорит хозяину потихоньку:

— Недоумок эта девка. Видели ее соседи за станком-то. Вот, поди, настряпала.

Хозяин тогда и говорит:

— Ну-ко, покажи, с чем пришла? Катя и подала ему бляшку. Поглядел хозяин, потом на Катю уставился и говорит:

— У кого украла?

Кате, конечно, это обидно показалось. По-другому она заговорила:

— Какое твое право, не знаючи человека, эдак про него говорить? Гляди вот, если не слепой! У кого можно столько бляшек на один узор украсть? Ну-ко, скажи! — и высыпала на прилавок всю поделку.

Хозяин и мастера видят — верно, на один узор. И узор редкостный. Будто из середины-то дерево выступает, а на ветке птица сидит и внизу тоже птица. Явственно видно и сделано чисто.

Покупатели слышали этот разговор, потянулись тоже поглядеть, только хозяин сразу все бляшки прикрыл. Нашел заделье.

— Не видно кучей-то. Сейчас я их под стекло разложу. Тогда и выбирайте, что кому любо. — А сам Кате говорит: — Иди вон в ту дверь. Сейчас деньги получишь.

Пошла Катя, и хозяин за ней. Затворил дверку, спрашивает:

— Почем сдаешь?

Катя слыхала от Прокопьича цены. Так и сказала, а хозяин давай хохотать:

— Что ты!.. Что ты! Такую-то цену я одному полевскому мастеру Прокопьичу платил да еще его приемышу Данилу. Да ведь то мастера были!

— Я, — отвечает, — от них и слыхала. Из той же семьи буду.

— Вон что! — удивился хозяин. — Так это, видно, у тебя Данилова работа осталась?

— Нет, — отвечает, — моя

— Камень, может, от него остался?

— И камень сама добывала.

Хозяин, видать, не верит, а только рядиться не стал. Рассчитался по-честному да еще говорит:

— Вперед случится такое сделать, неси. Безотказно принимать буду и цену положу настоящую.

Ушла Катя, радуется, — сколько денег получила! А хозяин те бляшки под стекло выставил. Покупатели набежали:

— Сколько?

Он, конечно, не ошибся, — в десять раз против купленного назначил, да и наговаривает:

— Такого узора еще не бывало. Полевского мастера Данилы работа. Лучше его не сделать. Пришла Катя домой, а сама все дивится:

— Вот штука какая! Лучше всех мои бляшки оказались! Хорош камешок попался. Случай, видно, счастливый подошел. — Потом и хватилась: — А не Данилушко ли это мне весточку подал?

Подумала так, скрутилась и побежала на Змеиную горку.

А тот малахитчик, который хотел Катю перед городским купцом оконфузить, тоже домой воротился. Завидно ему, что у Кати такой редкостный узор получился. Он и придумал:

— Надо поглядеть, где она камень берет. Не новое ли какое место ей Прокопьич либо Данило указали?

Увидел, что Катя куда-то побежала, он и пошел за ней. Видит — Гумешки она обошла стороной и куда-то за Змеиную горку пошла. Мастер туда же, а сам думает: «Там лес. По лесу-то к самой ямке прокрадусь».

Зашли в лес. Катя вовсе близко и нисколько не сторожится, не оглядывается, не прислушивается. Мастер радуется, что ему так легонько достанется новое место. Вдруг в сторонке что-то зашумело, да так, что мастер даже испугался. Остановился. Что такое? Пока он так-то разбирался, Кати и не стало. Бегал он, бегал по лесу. Еле выбрался к Северскому пруду — версты, поди, за две от Гумешек.

Катя сном дела не знала, что за ней подглядывают. Забралась на горку, к тому самому месту, где первый камешок брала. Ямка будто побольше стала, а сбоку опять такой же камешок видно. Пошатала его Катя, он и отстал. Опять, как сучок, хрупнул. Взяла Катя камешок и заплакала-запричитала. Ну, как девки-бабы по покойнику ревут, всякие слова собирают:

— На кого ты меня, мил сердечный друг, покинул, — и протча тако…

Наревелась, будто полегче стало, стоит — задумалась, в руднишную сторону глядит. Место тут вроде полянки. Кругом лес густой да высокий, а в руднишную сторону помельче пошел. Время на закате. По низу от лесу на полянке темнеть стало, а в то место — к руднику солнышко пришлось. Так и горит это место, и все камешки на нем блестят.

Кате это любопытно показалось. Хотела поближе подойти. Шагнула, а под ногой и схрупало. Отдернула она ногу, глядит — земли-то под ногами нет.

Стоит она на каком-то высоком дереве, на самой вершине. Со всех сторон такие же вершины подошли. В прогалы меж деревьями внизу видно травы да цветы, и вовсе они на здешние не походят.

Другая бы на Катином месте перепугалась, крик-визг подняла, а она вовсе о другом подумала:

«Вон она, гора, раскрылась! Хоть бы на Данилушку взглянуть!»

Только подумала и видит через прогалы — идет кто-то внизу, на Данилушку походит и руки вверх тянет, будто сказать что хочет. Катя свету не взвидела, так и кинулась к нему… с дерева-то! Ну, а пала тут же на землю, где стояла. Образумилась да и говорит себе:

— Верно, что блазнить мне стало. Надо поскорее домой идти.

Идти надо, а сама сидит да сидит, все ждет, не вскроется ли еще гора, не покажется ли опять Данилушко. Так до потемок и просидела. Тогда только и домой пошла, а сама думает: «Повидала все-таки Данилушку».

Тот мастер, который за Катей подглядывал, домой к этому времени выбежал. Поглядел — избушка у Кати заперта. Он и притаился, — посмотрю, что она притащила. Видит — идет Катя, он и встал поперек дороги:

— Ты куда это ходила?

— На Змеиную, — отвечает.

— Ночью-то? Что там делать?

— Данилу повидать…

Мастер так и шарахнулся, а на другой день по заводу шепотки поползли:

— Вовсе рехнулась мертвякова невеста. По ночам на Змеиную ходит, покойника ждет. Как бы еще завод не подожгла, с малого-то ума.

Братья-сестры прослышали, опять прибежали, давай строжить да уговаривать Катю. Только она и слушать не стала. Показала им деньги и говорит:

— Это, думаете, откуда у меня? У хороших мастеров не берут, а мне за перводелку столько отвалили! Почему так?

Братья слышали про ее-то удачу и говорят:

— Случай счастливый вышел. О чем тут говорить.

— Таких, — отвечает, случаев не бывало. Это мне Данило сам такой камень подложил и узор вывел.

Братья смеются, сестры руками машут:

— И впрямь рехнулась! Надо приказчику сказать. Как бы всамделе завод не подожгла!

Не сказали, конечно. Постыдились сестру-то выдавать. Только вышли да и сговорились:

— Надо за Катериной глядеть. Куда пойдет — сейчас же за ней бежать.

А Катя проводила родню, двери заперла да принялась новый-то камешок распиливать. Пилит да загадывает:

— Коли такой же издастся, значит, не поблазнило мне — видала я Данилушку.

Вот она и торопится распилить. Поглядеть-то ей поскорее охота, как по-настоящему узор выйдет. Ночь уж давно, а Катя все за станком сидит. Одна сестра проснулась в эту пору, увидела огонь в избе, подбежала к окошку, смотрит сквозь щелку в ставне и дивится:

— И сон ее не берет! Наказанье с девкой!

Отпилила Катя досочку — узор и обозначился. Еще лучше того-то. Птица с дерева книзу полетела, крылья расправила, а снизу навстречу другая летит. Пять раз этот узор на досочке. Из точки в точку намечено, как поперек распилить. Катя тут и думать не стала. Схватилась да и побежала куда-то. Сестра за ней. Дорогой-то постучалась к братьям — бегите, дескать, скорей. Выбежали братья, еще народ сбили. А уже светленько стало. Глядят — Катя мимо Гумешек бежит. Туда все и кинулись, а она, видно, и не чует, что народ за ней. Пробежала рудник, потише пошла в обход Змеиной горки. Народ тоже призадержался — посмотрим, дескать, что она делать будет.

Катя идет, как ей привычно, на горку. Взглянула, а лес кругом какой-то небывалый. Пощупала рукой дерево, а оно холодное да гладкое, как камень шлифованный. И трава понизу тоже каменная оказалась, и темно еще тут. Катя и думает:

«Видно, я в гору попала».

Родня да народ той порой переполошились:

— Куда она девалась? Сейчас близко была, а не стало!

Бегают, суетятся. Кто на горку, кто кругом горки. Перекликаются друг с дружкой: «Там не видно?»

А Катя ходит в каменном лесу и думает, как ей Данилу найти. Походила-походила да и закричала:

— Данило, отзовись!

По лесу голк пошел. Сучья запостукивали: «Нет его! Нет его! Нет его!» Только Катя не унялась.

— Данило, отзовись!

По лесу опять: «Нет его! Нет его!»

Катя снова:

— Данило, отзовись!

Тут Хозяйка горы перед Катей и показалась.

— Ты зачем, — спрашивает, — в мой лес забралась? Чего тебе? Камень, что ли, хороший ищешь? Любой бери да уходи поскорее!

Катя тут и говорит:

— Не надо мне твоего мертвого камня! Подавай мне живого Данилушку. Где он у тебя запрятан? Какое твое право чужих женихов сманивать?

Ну, смелая девка. Прямо на горло наступать стала. Это Хозяйке-то! А та ничего, стоит спокойненько:

— Еще что скажешь?

— А то и скажу — подавай Данилу! У тебя он… Хозяйка расхохоталась да и говорит:

— Ты, дура-девка, знаешь ли, с кем говоришь?

— Не слепая, — кричит, — вижу. Только не боюсь тебя, разлучница! Нисколечко не боюсь! Сколь ни хитро у тебя, а ко мне Данило тянется. Сама видала. Что, взяла?

Хозяйка тогда и говорит:

— А вот послушаем, что он сам скажет. До того в лесу темненько было, а тут сразу ровно он ожил. Светло стало. Трава снизу разными огнями загорелась, деревья одно другого краше. В прогалы полянку видно, а на ней цветы каменные, и пчелки золотые, как искорки, над теми цветами. Ну, такая, слышь-ко, красота, что век бы не нагляделся. И видит Катя — бежит по этому лесу Данило. Прямо к ней. Катя навстречу кинулась: «Данилушко!»

— Подожди, — говорит Хозяйка и спрашивает: — Ну, Данило-мастер, выбирай — как быть? С ней пойдешь — все мое забудешь, здесь останешься — ее и людей забыть надо.

— Не могу, — отвечает, — людей забыть, а ее каждую минуту помню.

Тут Хозяйка улыбнулась светленько и говорит:

— Твоя взяла, Катерина! Бери своего мастера. За удалость да твердость твою вот тебе подарок. Пусть у Данилы все мое в памяти останется. Только вот это пусть накрепко забудет! — И полянка с диковинными цветами сразу потухла. — Теперь ступайте в ту сторону, — указала Хозяйка да еще упредила: — Ты, Данило, про гору людям не сказывай. Говори, что на выучку к дальнему мастеру ходил. А ты, Катерина, и думать забудь, что я у тебя жениха сманивала. Сам он пришел за тем, что теперь забыл.

Поклонилась тут Катя:

— Прости на худом слове!

— Ладно, — отвечает, — что каменной сделается! Для тебя говорю, чтоб остуды у вас не было.

Пошли Катя с Данилой по лесу, а он все темней да темней, а под ногами неровно — бугры да ямки. Огляделись, а они на руднике — на Гумешках. Время еще раннее, и людей на руднике нет. Они потихоньку и пробрались домой. А те, что за Катей побежали, все еще по лесу бродят да перекликаются: «Там не видно?»

Искали-искали — не нашли. Прибежали домой, а Данило у окошка сидит.

Испугались, конечно. Чураются, заклятья разные говорят. Потом видят — трубку Данило набивать стал. Ну и отошли.

«Не станет же, — думают, — мертвяк трубку курить».

Подходить стали один по одному. Глядят — и Катя в избе. У печки толкошится, а сама веселехонька. Давно ее такой не видали. Тут и вовсе осмелели, в избу вошли, спрашивать стали:

— Где это тебя, Данило, давно не видно?

— В Колывань, — отвечает, — ходил. Прослышал про тамошнего мастера по каменному делу, будто лучше его нет по работе. Вот и заохотило поучиться маленько. Тятенька покойный отговаривал. Ну, а я посамовольничал — тайком ушел, Кате вон только сказался.

— Пошто, — спрашивают, — чашу свою разбил?

— Ну, мало ли… С вечорки пришел… Может, выпил лишка… Не по мыслям пришлась, вот и ахнул. У всякого мастера такое, поди, случалось. О чем говорить.

Тут братья-сестры к Кате приступать стали, почему не сказала про Колывань-то. Только от Кати тоже немного добились. Сразу отрезала:

— Чья бы корова мычала, моя бы молчала. Мало я вам сказывала, что Данило живой. А вы что? Женихов мне подсовывали да с пути сбивали! Садитесь-ка лучше за стол. Испеклась у меня чирла-то (яичница-глазуья. — Ред.).

На том дело и кончилось. Посидела родня, поговорили о том, другом, разошлась. Вечером пошел Данило к приказчику объявиться. Тот пошумел, конечно. Ну, все-таки уладили дело.

Вот и стали Данило с Катей в своей избушке жить. Хорошо, сказывают, жили, согласно. По работе-то Данилу все горным мастером звали. Против него никто не мог сделать. И достаток у них появился. Только нет-нет — и задумается Данило. Катя понимала, конечно, — о чем, да помалкивала.

Профессия - горный мастер

Угольная отрасль в Новосибирской области динамично развивается. При наращивании объемов производства угледобывающих предприятий актуальным является вопрос подготовки высококвалифицированных специалистов горнодобывающей отрасли. Наш регион не имеет образовательных традиций в этой сфере. Однако и компании, и руководство области заинтересованы в том, чтобы на предприятиях работало как можно больше местных жителей.

В августе «Сибирский Антрацит» заявил о своем участии в проекте «Академгородок 2.0». На форуме «Технопром» компания в присутствии главы региона А. А. Травникова подписала соглашение с четырьмя институтами Сибирского отделения РАН и двумя вузами НСО. Одним из ключевых направлений взаимодействия является создание образовательной инфраструктуры для подготовки специализированных кадров.

Мы решили выяснить, какие профессии востребованы сегодня на современном угледобывающем предприятии. Серию публикаций продолжает рассказ о горных мастерах.

Горный мастер - это связующее звено между инженерами и большим рабочим коллективом, находящимся в забое. Этот человек должен держать под контролем каждый квадратный метр на разрезе, находить общий язык с разными людьми и не отклоняться от плана.

Главный рабочий инструмент горного мастера - рация. Фото: Даба ДАБАЕВ

Главный рабочий инструмент горного мастера - рация.Фото: Даба ДАБАЕВ

ПРОРАБ НА РАЗРЕЗЕ

Данила-мастер и медная гора здесь ни при чем, сказки сразу отбросим в сторону - речь пойдет о суровой мужской профессии, не связанной с малахитовым или камнерезным делом. Горный мастер 12 часов в сутки в разных погодных условиях работает на угольном разрезе - там, где огромная техника. Представьте себе строительство многоэтажного дома. Главный человек на площадке - прораб, он следит за технологией, за людьми, за процессом. Именно он отдает команды на месте, может поправить отстающих, от него зависит в том числе, успеют ли все бригады выполнить намеченный на день план. Теперь все это перенесем на угольный разрез, а точнее, на участок Северный компании «Сибирский Антрацит». Именно здесь, непосредственно на производстве, мы знакомимся с тонкостями профессии горного мастера. Этот человек, как прораб, берет под свое начало рабочую смену, отвечает за рациональную организацию процесса, выполнение работ в соответствии с требованиями всех инструкций и правил безопасности. Масштабы здесь, конечно, впечатляющие - на месте разреза можно было бы построить не один дом, а маленький городок. Всю эту территорию под контролем во время смены держит один человек.

Угольный разрез - место сложное. Словно спираль, он спускается вниз на две сотни метров - сверху огромные БелАЗы, груженные горной породой, кажутся муравьями. Масштабы серьезны - на участке работают десятки человек. Горный мастер каждую минуту рабочего времени знает, где находится конкретный сотрудник. Связь с рабочими он держит по рации и в течение смены объезжает практически весь участок.

На разрезе мы знакомимся с двумя представителями этой профессии, которые дают полную информацию о своем деле.

ЗА ОПЫТОМ - НАДЕЖНОСТЬ

Шахтерский стаж Михаила Слободяника - 34 года, он был удостоен награды - Знака шахтерской славы III степени. В своей сфере он ас, начинал еще в шахтах на этих же месторождениях Искитимского района. Дату своего трудоустройства помнит, будто это день рождения, озвучивает торжественно - 24 августа 1984 года. Работал сначала горнорабочим, потом - проходчиком. Выучившись в 1996 году на горного инженера, получил должность горного мастера, чуть позже перешел из шахт на угольный разрез, так по сегодняшний день и держит смену в своих опытных, крепких руках.

Каждое утро мастер получает наряд от начальника участка, где расписан план на день. Это множество пунктов, в которых указано, кто и какой объем работы должен сделать. Эти наряды, в свою очередь, горный мастер передает непосредственно исполнителям - они отправляются на разрез, а мастер вслед за ними - контролировать. У обывателя сразу возникают вопросы: а как все эти люди ориентируются в огромном пространстве? как понимают, где копать, куда ехать?

- На разрезе уже выстроена точная система координат. В этом нам помогают маркшейдеры, они выставляют точки, ставят вешки - отметки. По ним, зная систему, ориентироваться очень просто, - объясняет Михаил Павлович.

В его подчинении каждую смену находятся 25 БелАЗов, 17 «Сканий», 10 экскаваторов, 8 бульдозеров, 60 - 70 человек. Решение о любых изменениях, если надо кого-то перебросить на другой участок или подменить, принимает мастер, он же в ночную смену остается за старшего. Михаил называет себя в это время ночным директором.

Да, именно так: разрез живет и в темное время суток. Правда, здесь не так уж темно - все подсвечивается и прожекторами, и фарами.

Мы с Михаилом подходим к карте - плану разреза. Прошу: «Обрисуйте периметр вашей работы». Но периметр нарисовать нельзя - надо смотреть «вглубь» плоского листа.

- Вот отметка +200 - 210, - показывает мастер, - мы сейчас на ее уровне. А вот, - указывает в центр, - отметка 23 - 22. Всю эту глубину и контролируем.

Для объезда этих площадей у мастера есть вахтовка, за смену он может намотать не одну сотню километров. По пути к разрезу Михаил Павлович перечисляет свои обязанности:

- Организация работы, производство по добыче угля, отгрузка и вывоз на отвал вскрыши, контроль за работой горной техники, людей. Особое внимание уделяется технике безопасности. Важно, чтобы люди работали по проектам, по паспортам забоя. Рабочих много, и важно держать в голове, где кто находится, видеть картинку в целом.

Официально наш собеседник уже пять лет - пенсионер, по особому стажу оформился на 10 лет раньше положенного большинству его ровесников срока. О том, что его здесь держит, говорит с оттенком угольной романтики:

- Это ритм жизни. Втянулся в него однажды - и пошел… Кажется, остановишься - и все вокруг тоже остановится. К тому же нравятся мне наши угольные пейзажи. Просторы в недрах - это же необычно. Экскаватор идет, вскрывает породу, и хоть у тебя план от геологов и маркшейдеров есть, но все равно интересно, как там порода залегает. Еще один интерес для меня - это люди. Люблю общение, а здесь важность его велика - рабочих много, со всеми надо общий язык найти, да и люди у нас интересные.

Заработок у горного мастера достойный. Михаил Павлович гордится, что сумел поднять на ноги двоих сыновей и воспитать из них достойных людей. Старший сын сейчас работает на крупном заводе начальником отдела, занимается реновациями и уже был отмечен на Доске почета. Младший сын шахтера сейчас учится в РУДН на переводчика с английского, испанского и французского языков.

Максим Ларькин за работой - выписывает наряды. Фото: Даба ДАБАЕВ

Максим Ларькин за работой - выписывает наряды.Фото: Даба ДАБАЕВ

ЗА МОЛОДЫМИ - РАЗВИТИЕ

Максим Ларькин - горный мастер нового поколения. В «Сибирском Антраците» он работает второй год, тем не менее уже успел зарекомендовать себя, и теперь на время отсутствия начальника участка его оставляют за главного.

Максим попал в профессию «по семейным обстоятельствам»: родом он из угольного края - из Кузбасса, а точнее, из Краснобродского поселка. Родители трудятся в этой же сфере: мама - горный диспетчер, отец - горный мастер. Максим пошел по стопам отца. Родительский дом он описывает так:

- В центре стоит дом, а со всех сторон - угольные отвалы. Я жил в среде рабочего класса, постоянно слышал разговоры об угле, шахтах, разрезах, поэтому другого пути для себя и не видел. Профессия мне нравится, она по-настоящему мужская, мощная.

Только вот по месту жительства Максиму найти рабочее место не удалось - говорит, везде требовали специалиста со стажем от трех лет. Подал заявление в «Сибирский Антрацит», его рассмотрели и пригласили Максима на стажировку.

Парень из Кузбасса отнесся к этому со всей ответственностью, сам пошел под крыло к одному из самых строгих руководителей - Александру Михайловичу Коровину.

- Он давал задания и спрашивал по полной программе, с ним подход «я же стажируюсь и пока ни за что не отвечаю» не прошел бы, - уверен Максим. - Мне это и понравилось. Я сам попросился к нему в смену, так как знал, что это мне только на пользу пойдет. Мы до сих пор вместе работаем, он меня и сейчас «стажирует». Если нужен совет, иду к нему.

Первое время Максиму, конечно, было сложно. Объем знаний, навыков требуется большой. Но благодаря общению с людьми и работе с документацией втянулся в работу, все наладилось.

В коллективе люди разные, в том числе опытные работники со стажем, которых горному мастеру необходимо контролировать, выдавать наряды. Наладить отношения получилось оперативно, хотя первое время на парня смотрели исподлобья - молодой какой, а уже руководит. Но характер Максима не оставил сомневающимся шансов - новый горный мастер нашел подход к каждому.

- Это, наверно, самое главное в моей профессии - умение общаться с людьми. Найдешь контакт, и тебя будут слушать, доверять, а значит, и работа пойдет. Если только по уставу все спрашивать, мало что получится - надо искать подход к людям. Уже утром смотришь на человека и по глазам видишь: у одного в семье что-то случилось, другой просто не в духе. Надо каждого человека настраивать на эффективную работу, - рассуждает Максим Ларькин.

Во время замещения начальника под руководством нашего героя порядка 200 человек - это четыре смены плюс мастера, маркшейдеры, геологи. Простая ли задача - держать на смене связь с каждым, разбираться в их задачах, проблемах, ситуациях? Но Максим рассказывает об этом с горящими глазами. Его трудности увлекают, особенно если поначалу задача кажется невыполнимой.

- Появляется азарт, хочется найти решение. К примеру, по производственным показателям надо сделать дорогу. Думаешь: работы на неделю, а надо - за смену. И тут уж крутись, изворачивайся, но выполни. Вот тогда чувствуешь и поддержку коллектива, и гордость за выполненную работу.

Горный мастер должен постоянно быть начеку, вот где необходимо уметь оперативно принять решение. Есть здесь место и для реализации инженерной мысли. А характер какой надо иметь?

- Доля доброй хитрости, по-русски говоря - смекалка, нужна, она и поможет посмотреть на задачу с разных сторон, найти нестандартное решение. Еще надо обладать смелостью и уверенностью в себе, иначе доверия людей не заслужишь, - считает Максим.

Молодому же специалисту не помешает и немного разумных амбиций. Каждый день трудиться под открытым небом, выходить на смену в любую погоду, будь то мороз, дождь, туман, жара, под силу не каждому. А вот человек, который любит преодолевать трудности и испытывает гордость от успешно законченной, но тяжелой работы, как раз и есть мастер своего дела, в том числе и горного.

КОНКРЕТНО

Горный мастер является непосредственным руководителем коллектива смены на возглавляемом им участке работ, отвечающим за рациональную организацию производственного процесса в соответствии с требованиями технологических, производственных инструкций и правил безопасности при ведении горных работ.*

Квалификационные требования:

Высшее горнотехническое образование без требований к стажу работы или базовое высшее горнотехническое образование.

* Определение из «Свободной шахтерской энциклопедии».

Горный мастер

zip Должностная инструкция горного мастераzip

Вы можете скачать должностную инструкцию горного мастера бесплатно. Должностные обязанности горного мастера

 

Утверждаю

_____________________________                                                      (Фамилия, инициалы)

(наименование организации, ее                                        ________________________________

организационно - правовая форма)                              (директор; иное лицо, уполномоченное

утверждать должностную инструкцию)

00.00.201_г.

м.п.

           

 

ДОЛЖНОСТНАЯ ИНСТРУКЦИЯ

ГОРНОГО МАСТЕРА

 

 

-------------------------------------------------------------------

(наименование учреждения)

00.00.201_г. №00

 

 

1. Общие положения

 

1.1. Настоящая должностная инструкция определяет должностные обязанности, права и ответственность горного мастера _____________________ (далее – «предприятие»). Название учреждения

1.2. На должность горного мастера принимается лицо с высшим профессиональным (техническим) образованием (требований к стажу работы нет) или средним профессиональным (техническим) образованием и

стажем работы на проходке горных выработок не менее 3 лет. При проходке

горных выработок взрывным способом необходимо наличие права на руководство взрывными работами.

1.3. Горный мастер принимается и увольняется с должности по приказу ____________________________________.

(должность руководителя организации)

1.4. Горный мастер обязан знать:

- законы и прочие нормативные правовые акты, имеющие отношение к геологическому изучению, охране и использованию недр и окружающей среды;

- методические материалы и организационно-распорядительные документы, относящиеся к производству горных работ;

- назначение, специфику и горно-геологические условия проведения горных работ;

- конструкции и назначение горных выработок;

- организацию производственных процессов;

- технологию проходки горных выработок;

- геологические и технические требования к отбору проб горных пород и качеству горных работ;

- технику безопасности;

-правила проведения буровзрывных работ;

- технические характеристики, виды и правила эксплуатации приборов и инструмента, оборудования, энергосетей, которые применяются на горных работах;

- порядок и правила ремонта применяемого оборудования и его технического обслуживания;

- условия и причины возникновения технико-технологических нарушений, геологических осложнений, аварий и неполадок в горных выработках, а также способы их ликвидации и предупреждения;

- материалы, которые применяются при проходке горных выработок, правила их хранения и нормы их расхода;

- характеристики и виды взрывчатых материалов;

-правила применения взрывчатых материалов, их транспортировки, хранения и учета;

- порядок и правила ведения и оформления производственной отчетности и документации;

- расценки и нормы горно-проходческих работ, порядок их пересмотра;

- действующие положения по оплате труда сотрудников предприятия;

- требования Госгортехнадзора России к эксплуатации и обслуживанию применяемого оборудования;

- правила безопасности при осуществлении взрывных работ;

- передовой зарубежный и отечественный опыт в области проведения горно-проходческих работ;

- основы экономики горных и геологоразведочных работ;

- трудовое законодательство РФ

- правила противопожарной защиты;

- правила охраны труда.

 

2. Должностные обязанности

 

Горный мастер обязан:

2.1. Осуществлять оперативное планирование работы горнопроходческих бригад.

2.2.Руководить производственной деятельностью горнопроходческих бригад при проходке открытых и подземных горных выработок.

2.3. Выдавать горнопроходческим бригадам сменные и месячные задания, обеспечивать и осуществлять контроль их выполнения.

2.4. Руководить производственным процессом при прохождении горных выработок.

2.5. Обеспечивать эффективное использование и осуществлять контроль соблюдения правил технической эксплуатации оборудования и питающих энергосетей.

2.6. Организовать заложение и закрытие выработок, перебазировку горнопроходческих бригад на новый участок работ, проведение специальных, плановых, аварийных и другой сложности работ.

2.7. Обеспечивать и контролировать выполнение горнопроходческими бригадами проекта проходки, плана-графика горноразведочных работ, технологии, графиков цикличности работ, технических и геологических требований к качеству работ, паспортов буровзрывных работ и крепления выработок.

2.8. Организовать и контролировать проведение осмотра, ремонта и технического обслуживания оборудования и других технических средств.

2.9.. Определять потребность горнопроходческих бригад в инструментах, технических средствах, материалах, услугах вспомогательных служб, организовать и контролировать их бесперебойное обеспечение.

2.10. Обеспечивать выполнение действующих в геологической организации норм, инструкций, положений и прочей нормативной документации.

2.11. Вести учет материальных ценностей, необходимую документацию о работе оборудования.

2.12. Осуществлять контроль учета, хранения и использования взрывчатых материалов.

2.13. Принимать меры по обеспечению сохранности материальных ценностей и документов и своевременному их списанию.

2.14. Принимать участие в разработке и реализации мероприятий, которые направлены на повышение эффективности горнопроходческих работ и производительности труда работников, охрану окружающей среды и недр, рекультивацию земель при проведении горных работ, внедрение современной технологии и техники проходки горных выработок, улучшение условий труда и организации, снижение производственного травматизма и аварийности работ.

2.15. Контролировать состав атмосферы в горных выработках.

2.16. Осуществлять контроль исправности ограждений, оборудования, крепления горноразведочных выработок, предохранительных и защитных средств, средств тушения пожаров, транспорта и санитарно-технических установок.

2.17. Обеспечивать своевременность и правильность оформления отчетной и производственной документации в горнопроходческих бригадах.

2.18. Осуществлять качество и количественный учет выполненных работ.

2.19. Вести учет отработанного времени работниками горнопроходческих бригад.

2.20. Проводить анализ и обобщать данные о работе горнопроходческих бригад.

2.21. Обеспечивать соблюдение законодательства об охране недр и окружающей среды, включая рекультивацию земель при проведении горных работ.

2.22. Составлять и представлять в должном порядке необходимые отчеты и документы руководству.

2.23. Проводить производственный инструктаж работников горнопроходческих бригад.

2.24. Принимать участие в подборе и повышении квалификации кадров горнопроходческих бригад.

2.25. Контролировать соблюдение членами горнопроходческих бригад производственной дисциплины, требований Госгортехнадзора России, правил по охране труда и по противопожарной защите.

 

 

3. Права

 

Горный мастер имеет вправе:

3.1. На бесплатную выдачу сертифицированных специальной одежды, спец. обуви и прочих средств индивидуальной защиты.

3.2. На все предусмотренные законодательством социальные гарантии.

3.3. На дополнительный отпуск.

3.4. На социальную поддержку в связи с вредными условиями труда.

3.5. На бесплатное получение лечебно-профилактического питания в связи с особо вредными условиями труда и норм бесплатной выдачи витаминных препаратов.

3.6. На оплату дополнительных расходов на социальную, медицинскую и профессиональную реабилитацию в случаях повреждения здоровья вследствие получения профессионального заболевания и несчастного случая на производстве.

3.7. Вносить на рассмотрение руководства свои предложения по совершенствованию работы, которая связана с обязанностями, предусмотренными данной инструкцией.

3.8. Сообщать своему руководителю обо всех выявленных в процессе работы недостатках и вносить предложения по их устранению.

3.9. Знакомиться с проектами решений руководства предприятия, которые касаются его деятельности.

3.10. Получать от специалистов и структурных подразделений документацию и информацию, которые необходимы для выполнения его должностных обязанностей.

3.11. Требовать от руководства предприятия помощи в выполнении своих должностных обязанностей и осуществлении прав.

3.12. Повышать свою профессиональную квалификацию.

3.13. Привлекать специалистов структурных подразделений предприятия к решению возложенных на него задач (в случае, если это предусмотрено положениями о структурных подразделениях, если нет, то только с разрешения руководителя предприятия).

3.14. Иные права, которые предусмотрены законодательством о труде.

 

4. Ответственность

 

Горный мастер ответственен:

4.1. За невыполнение или недолжное выполнение своих должностных обязанностей, которые предусмотрены данной должностной инструкцией в определенных действующим трудовым законодательством РФ рамках.

4.2. За причинение материального вреда работодателю в определенных действующим гражданским и трудовым законодательством РФ рамках.

4.3. За правонарушения, которые совершены в процессе осуществления его деятельности в определенных действующим уголовным, административным и гражданским законодательством РФ рамках.

 

 

 

Руководитель структурного подразделения:       _____________      __________________

                                                                           (подпись)         (фамилия, инициалы)

 

                                                                                                00.00.201_г.

 

 

 

С инструкцией ознакомлен,

один экземпляр получил:                                        _____________      __________________

                                                                            (подпись)          (фамилия, инициалы)

                                                                                               

                                                                                                     00.00.20__г.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *