Проблемы и перспективы деятельности банков с иностранным капиталом в современной России Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

PROBLEMS AND PERSPECTIVES OF ACTIVITY OF BANKS WITH FOREIGN CAPITAL IN MODERN RUSSIA Golitsyna D.D. (Russian Federation) Email: [email protected]

Golitsyna Daria Dmitrievna — Master’s Student, DEPARTMENT OF WORLD ECONOMY AND WORLD FINANCE, THE FEDERAL STATE-FUNDED EDUCATIONAL INSTITUTION OF HIGHER EDUCATION FINANCIAL UNIVERSITY UNDER THE GOVERNMENT OF THE RUSSIAN FEDERATION,

MOSCOW

Abstract: in recent decades, the peculiarity of the development of the Russian economy and its most competitive segment — the banking sector — is characterized by its financial and economic instability: negative GDP growth rates, inflation, volatility of the national currency, budget deficit, etc. The Russian banks were in the most difficult situation, which reduced their participation in stimulating economic activity, moreover, banks were faced with a decrease in capital, significantly increased risks of activity. The article deals with the problems and prospects of functioning of banks with foreign capital in the modern Russian banking sector.

Keywords: banks, credit institutions, banks with foreign capital, banks with state participation, the banking sector of the Russian Federation, foreign investment, banking products and services, banking market, the world loan capital market, investment, investment attractiveness

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БАНКОВ С ИНОСТРАННЫМ КАПИТАЛОМ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Голицына Д.Д. (Российская Федерация)

Голицына Дарья Дмитриевна — студент магистратуры, Департамент мировой экономики и мировых финансов, Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего образования Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, г. Москва

Аннотация: особенностью развития российской экономики и ее наиболее рыночного сегмента — банковского сектора, на протяжении последних десятилетий является финансовая и экономическая нестабильность, проявлением которой можно назвать отрицательные темпы роста ВВП, инфляцию, волатильность курса национальной валюты, дефицит бюджета и т. д. В наиболее сложном положении оказался банковский сектор, который сократил свое участие в стимулировании экономической активности, столкнулся со снижением капитала, существенно возросшими рисками деятельности. В статье рассмотрены проблемы и перспективы функционирования банков с иностранным капиталом в современном российском банковском секторе.

Ключевые слова: банки, кредитные организации, банки с иностранным капиталом, банки с государственным участием, банковский сектор РФ, иностранные инвестиции, банковские продукты и услуги, банковский рынок, мировой рынок ссудного капитала, инвестирование, инвестиционная привлекательность.

Доподлинно известно, что постепенное наращивание иностранного капитала в банковском секторе российской экономики — устойчивая тенденция последнего десятилетия. Российский рынок банковских услуг, безусловно, интересен иностранным инвесторам, что до недавнего времени подтверждалось постоянным приростом инвестиций из-за рубежа в уставные капиталы действующих кредитных

организаций, а также активным созданием новых банков с привлечением иностранных акционеров. Так, согласно данным Центробанка [5], начиная с середины 2000-х годов, доля кредитных организаций с иностранным участием постоянно увеличивалась и к началу 2014 года превысила отметку в 25% от совокупного уставного капитала всей российской банковской системы. Банковский реестр на 1 января того же года включал 251 кредитную организацию с участием нерезидентов.

Однако, нельзя не отметить, что иностранные инвестиции очень чувствительны к различного рода изменениям в страновом развитии: если экономический рост способствует активизации деятельности банков с иностранным участием, то кризисные явления в экономике наоборот провоцируют спад инвестиционной привлекательности банковского сектора и сокращением инвестирования из-за рубежа. Естественно, современная кризисная российская действительность не могла не спровоцировать ухудшение инвестиционной конъюнктуры в банковской сфере.

Проводя оценку динамики иностранных инвестиций в уставные капиталы кредитных организаций, нельзя не отметить, что по сравнению со значительным скачком в период с 2005 по 2012 гг. МСЧСЧ

оооооооооооооо оооооооооооооо

Темп роста суммы иностранных инвестиций е уставные капиталы действующих кредитных организаций к 01.01.2005

Темп роста совокупного уставного капитала всей банковской системы к 01.01.2005

Рис. 1. Динамика роста иностранных инвестиций в уставные капиталы кредитных организаций и совокупного уставного капитала банковской системы, %

Источник: Статистика ЦБ РФ. [Электронный ресурс]. Режим доступа http://www.cbr.ru/analytics/bank_system/PUB_161001.pdf>/ (дата обращения: 21.05.2018).

Оценивая сегодняшнее состояние российских банков с иностранным участием, многие эксперты определяют ряд дополнительных трудностей, мешающих развитию этого сегмента. Во-первых, согласно экспертному мнению [2], продажа нерезидентами активов в России связана со снижением рентабельности банковского бизнеса в целом по стране, на что, в свою очередь, оказали влияние неблагоприятная макроэкономическая ситуация, снижение цен на экспортное сырье, сокращение уровня платежеспособности населения. Во-вторых, очевидное препятствие для

проникновения иностранного капитала на российский рынок представляет санкционный режим, разрушающий связи между российским банковским сектором и мировым банковским сообществом. Помимо этого, в числе ключевых проблем эксперты выделяют жесткую конкуренцию между «иностранцами» и банками с государственным участием, особенно в сегменте розничной торговли. К грубым недочетам также можно отнести ошибочное использование универсальной модели при выходе на российский рынок, недостаточно глубокое понимание и учет местной специфики, и, как следствие, неспособность удовлетворить потребности российской клиентуры.

Тем не менее, нельзя не согласиться с тем, что банки с участием нерезидентов во многом обладают широким спектром преимуществ по сравнению с отечественными кредитными организациями. Помимо расширенного доступа на мировой рынок ссудных капиталов благодаря связям с материнскими компаниями (примечание: Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» не позволяет иностранным кредитным организациям открывать филиалы на территории РФ, однако нерезиденты могут частично или полностью владеть российскими банками, которые де-факто становятся «дочками» иностранных банков-акционеров) банки с иностранным участием зачастую выигрывают за счет:

• наличия инновационных банковских технологий, позволяющих представлять клиентам более разнообразный перечень банковских продуктов;

• использования современных методов менеджмента и маркетинга;

• высокого кредитного рейтинга, позволяющего привлекать финансовые ресурсы под меньшие процентные ставки, тем самым повышая конкурентоспособность;

• возможности оказания квалифицированной помощи своим клиентам при выходе на международные финансовые рынки не только в части предоставления кредитных ресурсов, но и в части консультирования по всему спектру сопутствующих процедурных вопросов.

Стоит, несомненно, обратить внимание на тот факт, что именно банки с иностранным капиталом не первый год подряд занимают лидирующие позиции в рейтингах «надежности». Так, по оценке журнала Forbes [6], первое место в рейтинге надежности банков России за 2016 год занял Ситибанк — «дочка» американской Citigroup, одной из крупнейших финансовых структур в мире. Вторую строчку рейтинга занимает Нордеа Банк — крупная кредитная организация, входящая в скандинавскую банковскую группу Nordea. Третье место эксперты присудили Эйч-Эс-Би-Си Банку — российскому подразделению крупнейшего банковского холдинга Великобритании и Европы HSBC. Ведущие позиции в списке также принадлежат нерезидентам: Юникредит Банку, Росбанку, Креди Агриколь Киб. Российский Сбербанк — абсолютный лидер по всевозможным параметрам — занял лишь 10 строчку рейтинга. Таким образом, самые надежные банки в России сегодня, по мнению экспертов Forbes, — это по-прежнему «дочки» иностранных банков.

Подтверждение того, что у банков с иностранным капиталом есть стимулы и перспективы для дальнейшего развития на российском рынке, можно найти и в словах самих представителей банковских структур с иностранным участием. Например, в недавнем интервью [4] управляющего филиалом Ситибанка в Санкт-Петербурге отмечается, что на данный момент у зарубежных акционеров нет поводов для экстренной продажи своих активов в России. В первую очередь, такая позиция связана с невыгодной потерей в случае ухода с рынка наработанного за годы функционирования структуры опыта и ноу-хау. Во-вторых, масштаб бизнеса крупных банков с иностранным капиталом вроде Сити изначально требовал больших инвестиций в развитие инфраструктуры, расширения региональной сети, а также в области риск-менеджмента, следовательно, период окупаемости таких затрат был растянут на годы вперед. В случае бегства иностранных капиталов с российского рынка инвестиции прошлых лет можно было бы признать нецелесообразными.

Вдобавок, по словам представителя Ситибанка, большую роль играет время выхода на рынок. Многие международные банки вышли на российский рынок довольно давно, что позволило им построить успешный бизнес, завоевать доверие клиентов и регулятора, инвестировать в локальные инновации. Те банки, которые пришли в стратегически-неудачный момент, недостаточно инвестировали в бизнес или брали на себя слишком высокие риски и обязательства, вынуждены сейчас покидать российский рынок из-за больших убытков.

Различные экспертные мнения сходятся в одном: в нынешних условиях снижения инвестиционной привлекательности, возросшей неопределенности и ожиданием долгого и болезненного процесса реабилитации банковской системы, перед российскими банками с участием нерезидентов встает вопрос о том, как перестроить свой бизнес под изменившиеся правила игры на рынке. Банкам приходится искать новые каналы продаж, перестраивать стратегии рыночного поведения, пытаться разнообразить портфели банковских услуг. Так, если упомянутый выше Ситибанк видит для себя возможности как в корпоративном, так и розничном сегменте, то, к примеру, Нордеа Банк переориентировался исключительно на крупных, более надежных клиентов с целью минимизации рисков вероятных потерь. В качестве же одного из наиболее перспективных направлений для своего бизнеса представители Нордеа называют private banking, характеризуя этот сегмент как «сферу с огромным потенциалом для роста» [1].

Подводя итоги вышеизложенного, стоит отметить, что в краткосрочной перспективе ожидать активного притока иностранных инвестиций или появления новых зарубежных игроков в российском банковском секторе не представляется возможным. Однако, можно допустить, что в условиях кризисных явлений, низкого спроса на банковские продукты и жесткой конкуренции в банковском секторе, те банки с иностранным капиталом, которые примут решение остаться на российском рынке, будут стремиться к диверсификации продуктовой линейки, возможно, к переориентации на конкретные потребительские сегменты и на узкоспециализированные методы ведения бизнеса. В целом, можно также утверждать, что многим банкам с иностранным участием (особенно крупным), вероятнее, выгоднее переждать бурю, чем в панике покидать перспективный рынок с большим потенциалом к развитию.

Список литературы /References

1. Аккерман К. «Дочки» иностранных банков в России: как дела? // Информационный портал Bankir.ru [Электронный ресурс], 2014. 19 мар. Режим доступа: http://bankir.ru/publikacii/20140329/dochki-inostrannykh-bankov-v-rossii-kak-dela-10004827/ (дата обращения: 10.05.2018).

2. Алексеевских А. Почему банки с иностранным участием покидают Россию // Известия [Электронный ресурс], 2016. 18 апр. Режим доступа: http://izvestia.ru/news/610159#ixzz4RrLaQvtG/ (дата обращения: 13.05.2018).

3. Бабурина Н.А., Кунцев А.Г. Банки с иностранным участием в России: реакция на внешние угрозы // Вестник Тюменского государственного университета. № 11, 2014.

4. Беляев Р. Почему иностранные банки останутся в России // Деловой Петербург. [Электронный ресурс], 2016. 8 фев. Режим доступа: https://www.dp.ru/a72016/02/07/Inostrannie_banki_zaderzha/ (дата обращения: 13.05.2018).

5. Статистика ЦБ РФ. Информация о кредитных организациях с участием нерезидентов на 1 октября 2016 года. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.cbr.ru/analytics/bank_system/PUB_16100Lpdf/ (дата обращения: 10.05.2018).

6. Forbes. Рейтинг надежности банков — 2016 // Forbes [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.forbes.ru/rating/315145-kredit-doveriya-reiting-nadezhnosti-bankov/ (дата обращения: 10.05.2018).

Список литературы на английском языке /References in English

1. Akkerman K. «Dochki» inostrannyh bankov v Rossii: kak dela? [«Daughters» of foreign banks in Russia: how’s it going?] // Bankir.ru. 2014. 19 mar. [Electronic resource]. URL: http://bankir.ru/publikacii/20140329/dochki-inostrannykh-bankov-v-rossii-kak-dela-10004827/ (date of access: 10.05.2018). [in Russian].

2. Alekseevskih A. Pochemu banki s inostrannym uchastiem pokidayut Rossiyu [Why are the banks with foreign participation leaving Russia] // Izvestiya. 2016. 18 apr. [Electronic resource]. URL: http://izvestia.ru/news/610159#ixzz4RrLaQvtG/ (date of access: 13.05.2018). [in Russian]

3. Baburina N.A., Kuncev A.G. Banki s inostrannym uchastiem v Rossii: reakciya na vneshnie ugrozy [Banks with foreign participation in Russia: reaction to external threats] // Vestnik Tyumenskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of Tyumen state University]. № 11. 2014. [in Russian]

4. Belyaev R. Pochemu inostrannye banki ostanutsya v Rossii [Why foreign banks will stay in Russia]. // Delovoj Peterburg [Business Petersburg]. 2016. 8 fev. [Electronic resource]. URL: https://www.dp.ru/a72016/02/07/Inostrannie_banki_zaderzha/ (date of access: 13.05.2018). [in Russian]

5. Statistics of the Central Bank of the Russian Federation. Information on credit institutions with the participation of non-residents as of October 1, 2016. [Electronic resource]. URL: http://www.cbr.ru/analytics/bank_system/PUB_161001.pdf/ (date of access: 10.05.2018).

6. Forbes. Rejting nadezhnosti bankov — 2016 [The rating of reliability of banks — 2016] // Forbes. [Electronic resource]. URL: http://www.forbes.ru/rating/315145-kredit-doveriya-reiting-nadezhnosti-bankov/ (date of access: 10.05.2018). [in Russian].

Лучшие иностранные банки для российских миллионеров — 2021. Рейтинг Forbes

  • Финансы

Какие иностранные банки предоставляют лучшие условия для состоятельных россиян — в рейтинге Forbes

Лидер прошлого года Credit Suisse сместился на третье место, а крупнейший швейцарский частный банк UBS возглавил рейтинг (в прошлом году банк занимал второе место).

Как мы считали

1. Для составления рейтинга мы опросили более 30 представителей банков и финансовой индустрии и отобрали 15 лучших игроков в России и пять зарубежных.

2. Рейтинговый балл для иностранных банков на 50% зависит от числа голосов, поданных российскими банкирами, на 50% — от позиции в рейтинге Euromoney.

UBS

Баллы: 100

Год основания: 1862

Руководитель: Ральф Хамерс

Штаб-квартира: Цюрих, Швейцария

UBS — крупнейший швейцарский частный банк, в России присутствует с 1996 года. В 2020 году как в центральном офисе банка, так и в российском прошли кадровые перестановки. В ноябре швейцарский офис UBS возглавил Ральф Хамерс, до этого руководивший голландской финансовой группой ING. В мае вице-председателем UBS по вопросам Центральной и Восточной Европы, Греции и Израиля стала Елена Гриффин из JPMorgan Chase, за 11 лет работы в этом банке она построила «очень сильную франшизу», ориентирующуюся на клиентов-миллиардеров региона, подчеркивалось в меморандуме о назначении. Чистая прибыль UBS в 2020 году увеличилась на 54%, до $6,6 млрд. Прибыль подразделения Global Wealth Management до налогообложения выросла на 20%, до $4,1 млрд.

Julius Baer

Баллы: 80,0

Год основания: 1890

Руководитель: Филипп Рикенбахер

Штаб-квартира: Цюрих, Швейцария

За 2020 год активы под управлением банка увеличились до 434 млрд швейцарских франков, а к концу первого полугодия 2021-го достигли 486 млрд. Чистая прибыль банка за 2020 год выросла на 50%, составив 698 млн швейцарских франков. В начале 2020 года швейцарский регулятор Finma запретил банку совершать крупные сделки: санкции были введены из-за «значительного отставания» Julius Baer в борьбе с отмыванием денег. Недостатки в антиотмывочной системе банка были обнаружены между 2009 и 2018 годами и связаны с предполагаемой коррупцией в нефтяной компании PDVSA и Международной федерации футбола (FIFA). В ноябре 2020 года Julius Baer подписал соглашение с Мин­юстом США о прекращении расследования коррупции в FIFA и выплате штрафов на $79,7 млн.

В 2020 году чистый приток средств клиентов Julius Baer составил 3,5%, плюс 15,1 млрд швейцарских франков, в основном за счет клиентов из Германии, Великобритании, Испании, Люксембурга, Ирландии и России, а также ОАЭ и Мексики.

Credit Suisse

Баллы: 73,3

Год основания: 1856

Руководитель: Томас Готтштейн

Штаб-квартира:

Цюрих, Швейцария

Credit Suisse занимается частным банковским обслуживанием более 160 лет, а на российском рынке работает более 20 лет. Порог входа для клиентов — 5 млн швейцарских франков ($5,5 млн). Еще в 2016-м банк прекратил обслуживание счетов в России и перевел их в Швейцарию. Единственная опция, доступная в Москве, — инвестиционные консультации. В октябре 2020 года «Коммерсантъ» сообщил, что Credit Suisse расширяет команду Wealth Management для российских клиентов за счет сотрудников BNP Paribas: в банк должны были перейти восемь бывших сотрудников банка под руководством Нонны Ушениной.

JP Morgan

Баллы: 36,7

Год основания: 1871

Руководитель:

Джейми Даймон

Штаб-квартира: Нью-Йорк, США

JPMorgan Chase — американский инвестиционный банк. Несмотря на присутствие в России, банк не оказывает услуги физлицам. Private Bank JP Morgan не очень широко представлен за рубежом — его доля на мировом рынке составляет менее 2%. В 2020 году подразделение банка по управлению активам и частным капиталом привлекло $276 млрд клиентских активов. Сумма активов под управлением только подразделения Wealth Management на 30 июня 2021 года, по информации Reuters, составляла $673 млрд. Банк агрессивно расширяет направление по работе с богатыми клиентами: в июле 2021 года JP Morgan заявил о намерении удвоить численность брокеров в подразделении Wealth Management в ближайшие пять-семь лет и довести ее до 1000.

Pictet

Баллы: 33,3

Год основания: 1805

Руководитель: Рено де Планта

Штаб-квартира: Женева, Швейцария

Pictet — швейцарский частный банк. Под управлением Wealth Management Pictet в 2020 году было 240 млрд швейцарских франков, что на 3% больше, чем в 2019 году. Сейчас у банка 22 офиса по всему миру. Pictet увеличил число консультантов за год с 352 до 363 человек. Прибыль банка за 2020 год выросла на 7%, до 577 млн швейцарских франков. У Pictet нет офиса в России, но он принимает на обслуживание российских клиентов. Минимальный чек — 2 млн швейцарских франков ($2,2 млн).

Lombard Odier

Баллы: 33,3

Год основания: 1796

Руководитель: Патрик Одье

Штаб-квартира: Женева, Швейцария

Lombard Odier — швейцарская банковская группа, образованная в 2002 году. Вошедший в группу банк Darier, Hentsch & Cie был основан в 1796 году, поэтому Lombard Odier претендует на звание старейшего частного банка Женевы. Оказывает услуги по управлению активами в Швейцарии, странах Европы, Латинской Америки и Азии. Сумма активов под управлением банка на конец 2020 года составила 316 млрд швейцарских франков. У группы открыто 30 офисов по всему миру, есть и представительство в Москве.

Иностранное участие в финансовых системах развивающихся стран

Одним из наиболее примечательных финансовых событий в развивающихся странах за последнее десятилетие является огромный рост ПИИ: с 36 миллиардов долларов в год в 1991 году до 173 миллиардов долларов в 1997 году, по данным Всемирного банка за 2001 год. Доклад о глобальном развитии . Хотя рост потоков ПИИ несколько замедлился после азиатского, российского и бразильского финансовых кризисов 1997–1998 годов, в 2000 году они оставались на уровне примерно 178 миллиардов долларов, что не только выше, чем до этих кризисов, но и намного выше уровня 2000 года. начало десятилетия.

Учитывая важность финансов для экономического роста, естественно задаться вопросом, насколько важными стали ПИИ в этом конкретном секторе в странах с формирующимся рынком, какие выгоды и издержки были связаны с ними и какие изменения в политике в отношении иностранных финансовых фирм могли бы произойти? отвечать экономическим интересам развивающихся стран в предстоящие годы. Эти вопросы были заданы на третьей ежегодной конференции по финансированию развивающихся рынков, проведенной Всемирным банком, Международным валютным фондом (МВФ) и Брукингским институтом 19 апреля.-21 в Нью-Йорке, в котором приняли участие 170 финансовых экспертов и политиков со всего мира. В этом отчете обобщаются некоторые из основных выводов докладов, представленных на конференции.

Среди прочего, документы подтверждают растущее присутствие иностранных фирм в финансовых секторах в ключевых частях развивающегося мира, хотя Азия и Африка все еще значительно отстают в этом отношении от других развивающихся рынков. Документы также документируют важные преимущества, которые иностранные фирмы приносят на рынки, на которые они выходят: дополнительные инвестиции, передовые технологии и методы управления (особенно управление рисками), а также большую финансовую стабильность, поскольку они, как правило, более диверсифицированы, чем местные учреждения. В то же время глобализация финансов ставит новые политические вопросы, которые необходимо решать, в частности, координацию регулирования и надзора за пределами национальных границ.

В итоге, однако, иностранные финансовые учреждения приносят чистую прибыль странам, в которые они инвестируют. Только по этой причине в интересах стран, которые в настоящее время в той или иной форме ограничивают въезд иностранцев, снять эти ограничения, будь то в одностороннем порядке или путем многосторонних переговоров.

Насколько важны ПИИ в финансовый сектор?

Дональд Мэтисон и Хорхе Ролдос из МВФ документально подтверждают, что проникновение иностранных фирм в финансовый сектор развивающихся рынков значительно увеличилось в течение 1990-х, особенно в банковском деле. В Центральной Европе доля иностранных банков увеличилась с 8 процентов в 1994 году до 56 процентов в 1999 году. Аналогичная тенденция наблюдалась и в Латинской Америке, где к концу десятилетия на иностранные банки приходилось почти половина или более банковских систем стран. несколько стран (Аргентина, Чили и Венесуэла). Однако проникновение иностранных банков остается намного ниже в Африке и Азии, хотя даже в Азии доля иностранных банков удвоилась с 1994 по 1999 год (с 6,7 процента до 13,2 процента).

Связанные

Чем объясняется это увеличение? Из стран-источников, главным образом из развитых стран, банки в основном в поисках более высокой прибыли выдвинулись на развивающиеся рынки. Эрик Розенгрен из Федерального резервного банка Бостона добавляет еще одну причину: иностранные банки последовали за своими корпоративными клиентами, открывшими зарубежные операции. Но банки не могут расширяться за границей, если страны назначения не допустят их, что, по сути, и сделали многие правительства стран с формирующимся рынком. Мэтисон и Рольдос сообщают, что с начала 19В 90-е годы отношение к иностранным банкам и другим финансовым фирмам во многих странах развивающегося мира резко изменилось из-за периодических финансовых кризисов или, в случае с Восточной Европой, потому что новые правительства узнали, что бывшие государственные банки фактически были банкротами. Иностранные банки приветствовали помощь в снижении затрат на решение этих финансовых проблем.

В большинстве случаев иностранные банки сделали рынки, на которые они вышли, более конкурентоспособными и повысили свою эффективность. Результаты отражаются в более низких операционных затратах и ​​меньшей разнице между процентными ставками по кредитам и депозитам не только среди иностранных банков, но и среди отечественных банков. Мэтисон и Ролдос не верят, что вердикт настолько ясен, по крайней мере пока, в отношении того, способствовали ли иностранные банки большей стабильности. В одних случаях иностранные банки ушли в трудные времена, а в других остались. Авторы также не находят однозначных доказательств того, что иностранные банки снизили волатильность рынка или увеличили доступность кредита для местных заемщиков. В своих комментариях по поводу этих выводов Розенгрен придерживался более оптимистичной точки зрения, отметив, что большинство розничных иностранных банков не отступили от развивающихся рынков, пострадавших от финансового кризиса, а там, где это произошло, в большей степени из-за проблем в их странах (особенно Япония).

Иностранные банки были не единственными финансовыми фирмами, которые в последние годы вышли на развивающиеся рынки. Гарольд Скиппер из Университета штата Джорджия документирует аналогичную, хотя и менее масштабную тенденцию проникновения на рынок иностранных страховых компаний. Шкипер объясняет, почему страхование важно для экономического развития: оно распределяет стоимость риска, способствует экономической стабильности как для семей, так и для фирм и мобилизует сбережения. Тем не менее, страхование на развивающихся рынках по-прежнему менее развито, чем банковское дело, особенно в отношении страхования имущества от несчастных случаев, хотя страхование жизни имеет большое значение и быстро растет в Юго-Восточной Азии, Южной Африке и других отдельных странах, где нормы сбережений высоки, а государственные пенсионные системы развиты. слабый или отсутствует. В некоторых азиатских странах иностранные страховщики в настоящее время составляют около половины рынка страхования жизни и чуть меньше страховщиков имущества, несмотря на различные неинституциональные и культурные барьеры для иностранных фирм.

Связанные книги

Шкипер сообщает, что, как и в случае выхода на рынок иностранных банков, иностранные страховщики, как правило, стимулировали повышение производительности на рынках, на которые они вышли. Тем не менее, многие развивающиеся рынки по-прежнему сохраняют те или иные ограничения в отношении иностранных страховщиков, и только четыре страны обязались провести «полную либерализацию» в соответствии с Генеральным соглашением по торговле услугами (ГАТС), реализованным в рамках торгового соглашения Уругвайского раунда от 1995.

Чем занимаются иностранные финансовые учреждения на развивающихся рынках?

При разработке политики в отношении входа на рынок иностранных финансовых учреждений важно понимать, на какие направления деятельности они обычно делают упор. Майкл Померлеано из Всемирного банка и Джордж Войта из Форума финансовых услуг исследуют поведение крупнейших многонациональных или глобальных банков. Эти учреждения способны предлагать передовые оптовые и розничные услуги, как правило, по более низкой цене, чем чисто местные банки. Разрешение таким учреждениям выходить на рынок оказывает гораздо большее конкурентное давление на местные банки, заставляя их консолидироваться и достичь масштабов, в которых они могут эффективно конкурировать.

В то же время, как подтверждает Томас Фишер из Deutsche Bank, глобальные банки, как правило, сосредотачивают свое внимание на крупнейших корпоративных клиентах, которые больше всего нуждаются в их сложных услугах (включая управление валютными операциями и рисками, торговлю деривативами, андеррайтинг ценные бумаги, трансграничные слияния и поглощения). Опасения местных банков, что глобальные банки лишат их возможности кредитовать частных лиц и малые и средние предприятия (МСП), оказались необоснованными. В результате глобальные банки, как правило, дополняют, а не заменяют банковские услуги местных учреждений. Более того, странам, столкнувшимся с банковскими проблемами, иностранные учреждения помогают в процессе реструктуризации либо путем прямых покупок, либо путем создания совместных предприятий и альянсов.

Ранджит Сингх из Комиссии по ценным бумагам Малайзии представил результаты аналогичного исследования иностранного входа в бизнес ценных бумаг. Среди выводов: со временем развивающиеся страны стали более приветливо относиться к иностранным фирмам в этом бизнесе, поскольку они видят необходимость финансирования своих нефинансовых предприятий и в ответ на давление с целью либерализации в рамках ГАТС. Сингх также сообщил о предварительных результатах опроса респондентов на 17 развивающихся рынках, девять из которых (включая почти все азиатские страны в выборке) прямо разрешают иностранному контрольному пакету акций отечественные фирмы по ценным бумагам, а семь разрешают 100-процентное владение. Исследование в целом показало, что иностранные фирмы либо не «убегали», а в некоторых случаях даже увеличивали свое присутствие на местных рынках, пострадавших от финансовых кризисов. Что касается бирж ценных бумаг, то на четырех из 17 рынков, по крайней мере, одна из бирж была демутуализирована — тенденция, очевидная в настоящее время среди бирж ценных бумаг в развитых странах, как задокументировано Бенном Стайлом из Совета по международным отношениям в его статье, — и еще четыре другие надеются сделать то же самое в ближайшее время. Однако степень разрешенного иностранного участия в новых «корпоративных» биржах различается.

Группа экспертов из финансовых учреждений представила свои взгляды на иностранное участие в финансовых секторах развивающихся рынков. Чезаре Калари из Международной финансовой корпорации (IFC) описал широкий характер инвестиций IFC в частные фирмы на развивающихся рынках, половина из которых приходится на местные банки, а остальные сосредоточены на прямых инвестициях, венчурных фондах, финансировании на основе активов и другие сопутствующие виды деятельности. IFC считает, что финансовые учреждения играют важную роль в содействии развитию среднего класса на развивающихся рынках. Хотя Латинская Америка является крупнейшим регионом деятельности IFC, Корпорация рассматривает Африку как потенциально крупный рынок в будущем, поскольку в этой части мира продолжаются либерализация и приватизация.

Томас Фишер рассказал о стратегии развития развивающихся рынков Deutsche Bank, которая исторически ориентировалась на Азию. Deutsche Bank открыл там свое присутствие, чтобы следить за своими корпоративными клиентами, и планирует продолжить эту функцию.

Пауло Леме из Goldman Sachs описал, как, хотя его инвестиционный банк стал глобальным в своих операциях — за пределами США. деятельность теперь составляет более половины доходов фирмы — она воспользовалась преимуществами технологий, чтобы избежать необходимости устанавливать крупное местное присутствие на большинстве развивающихся рынков. Тем не менее, Goldman стал ведущим андеррайтером суверенных и корпоративных облигаций, выпущенных на развивающихся рынках.

Ларри Меллинджер из AIG отметил, что его компания — в настоящее время одна из ведущих страховых компаний мира — была основана в Шанхае и продолжает сохранять свои прочные азиатские корни. В дополнение к своей глобальной страховой деятельности компания недавно спонсировала более двадцати инвестиционных фондов с активами на развивающихся рынках. В отличие от некоторых других спонсоров фондов, AIG предоставляет примерно 10 процентов капитала каждого из спонсируемых ею фондов, рассчитывая выйти из своих инвестиций (например, IFC) посредством первичных публичных предложений и продаж либо стратегическим покупателям, либо местным менеджерам.

Региональные тематические исследования

В трех докладах на конференции был рассмотрен опыт стран и регионов, которые недавно приветствовали значительные инвестиции в свой финансовый сектор от иностранных фирм. Дональд Симонсон из Университета Нью-Мексико рассказал о том, как Чешская Республика, приватизируя свои бывшие государственные банки в начале 1990-х годов, первоначально ограничила покупку акций крупными иностранными банками, надеясь, что чешская собственность будет развиваться. Иностранный интерес также сдерживался отсутствием эффективной правовой поддержки кредиторов не только в самих законах, но и в слабой судебной системе. Однако к концу десятилетия основные чешские банки были парализованы большими объемами неработающих кредитов, и поэтому правительство обратилось за помощью к иностранным банкам. Сегодня чешский банковский сектор значительно сильнее и в результате более конкурентоспособен.

Группа исследователей из Федерального резервного банка Нью-Йорка — Дженнифер Кристал, Б. Джеральд Дейджес и Линда Голдберг — обнаружили аналогичные положительные результаты быстрого увеличения доли иностранного капитала в банках в Латинской Америке в 1990-е годы. В целом они обнаружили, что местные банки, которые были приобретены иностранными владельцами, стали сильнее в финансовом отношении по сравнению с их местными коллегами. Их углубленное исследование Аргентины, Чили и Колумбии показало, что иностранные банки в этих странах продемонстрировали более высокий и более стабильный средний рост кредита, более высокие коэффициенты капитала, основанные на риске, но, что удивительно, лишь сопоставимую или более низкую прибыльность, чем отечественные банки. Этот последний вывод в сочетании с тем фактом, что иностранные банки имели более высокие резервы на возможные потери по ссудам, чем отечественные конкуренты в течение изучаемого периода, позволил авторам предположить, что иностранные банки не «выбирали» своих клиентов по кредитам, а вместо этого предпринимали более агрессивные действия для решения проблем. плохие кредиты, когда они ухудшились. В среднем иностранные учреждения также не сдавались, когда некоторые латиноамериканские страны в течение десятилетия сталкивались с финансовыми трудностями.

Николас Ларди из Brookings Institution посвятил свою статью Китаю, где до недавнего времени иностранные финансовые компании всех типов подвергались значительным ограничениям. Тем не менее, более 100 иностранных банков с офисами в Китае готовы к расширению, поскольку Китай выполняет условия, на которые он согласился, чтобы стать членом Всемирной торговой организации (ВТО). Некоторые иностранные фирмы также могут помочь Китаю снизить стоимость работы с большим объемом просроченных кредитов, которые в настоящее время находятся в его государственных банках (или переданы компаниям по управлению активами для перепродажи). Тем не менее, Ларди ожидает, что расширение иностранных банков в Китае будет происходить медленно по крайней мере по двум причинам. Во-первых, правительство продолжает ограничивать соотношение депозитов иностранных банков в национальной и иностранной валюте. Ларди указывает на нехватку кредитоспособных (по западным меркам) отечественных заемщиков даже после полного снятия этого ограничения. Иностранные страховые компании также, вероятно, будут приходить в Китай относительно медленно, потому что, в отличие от банковского сектора, где все ограничения собственности в конечном итоге будут сняты в рамках запланированного вступления Китая в ВТО, иностранные страховщики по-прежнему будут ограничены не более чем контрольным пакетом акций. интерес. Более жесткие ограничения сохранятся в сфере управления ценными бумагами и фондами.

Будущая политика в отношении ПИИ в финансовом секторе

В соответствии с несколькими другими документами, представленными на конференции, Эдвард Грэм из Института международной экономики утверждал, что данные указывают на огромные экономические выгоды от разрешения иностранным фирмам заниматься финансовой деятельностью. Что еще более спорно, Грэм утверждал, что это должно происходить даже в странах, испытывающих финансовые проблемы, несмотря на опасения, что иностранные учреждения могут уничтожить слабых внутренних конкурентов. Если эти опасения представляют собой серьезное политическое ограничение, Грэм предположил, что правительства могут обусловливать приход иностранных компаний — в какой-то переходный период — приобретением слабых или неплатежеспособных национальных институтов. Кроме того, страны, опасающиеся доминирования иностранных фирм из одной конкретной страны (где финансовые трудности могут привести к тому, что они свернут свою деятельность за границей), могут стремиться к диверсификации владельцев стран происхождения для решения этой проблемы.

Ключевым моментом, однако, является то, что любые затраты на отмену ограничений на иностранную собственность в странах со значительными финансовыми проблемами, вероятно, будут значительно перевешиваться затратами на их сохранение, одновременно налагая штрафы на потенциально кредитоспособных заемщиков, которые в противном случае не смогли бы для получения кредитов в проблемных банках или других финансовых учреждениях. По мнению Грэма, у стран с сильными внутренними финансовыми системами, которые продолжают ограничивать доступ иностранцев, нет веских экономических оправданий для этого.

Еще одной областью, в которой страны могут и должны двигаться самостоятельно, по словам Бенна Стайла, является развитие бирж ценных бумаг. Учитывая значительную экономию средств, которую можно получить благодаря электронным сетям, Стейл советует развивающимся рынкам отказаться от традиционной модели взаимного обмена, которая полагается на брокеров-членов торгового зала для совершения транзакций от имени других, и вместо этого перейти к гораздо более дешевой, частной модели. электронные сети для облегчения торговли ценными бумагами.

Листинг ценных бумаг, который, по мнению Стейла, должен быть конкурентоспособным бизнесом, открытым для необменов при соблюдении минимальных государственных стандартов, должен быть отделен от торговой инфраструктуры, которая в свете выдающихся достижений в области информационных технологий может быть передана на подряд. Часто лучшие подрядчики будут иностранными. Кроме того, биржи развивающихся рынков не должны чувствовать себя обязанными обеспечивать непрерывную торговлю. Для слабо торгуемых акций, где ликвидность может быть проблемой, решение заключается в периодических аукционах, на которых аккумулируются заявки, а цены устанавливаются несколько раз в день. Действительно, Штайл отмечает, что Варшавская фондовая биржа начинала с аукциона с одним коллом9.0003 в неделю .

Большая часть прогресса в либерализации иностранных ограничений была достигнута в контексте многосторонних переговоров, где действия носят взаимный характер. Самым последним примером является Соглашение о финансовых услугах (СФУ), заключенное в декабре 1997 года под эгидой ГАТС. Пьер Сове из ОЭСР и Карстен Штайнфатт из Организации американских государств рассмотрели перспективы дальнейшей взаимной либерализации в свете негативной реакции на ВТО, вызванной в Сиэтле в 1919 г.99.

С другой стороны, авторы указывают на неизменный большой интерес к дальнейшему прогрессу со стороны финансовых сообществ в развитых странах. Но есть ряд предостережений. Обязательства по либерализации прав собственности и ограничения деятельности в финансовом секторе в рамках FSA действуют всего два года, и поэтому неясно, насколько развивающиеся страны заинтересованы в принятии дополнительных обязательств так скоро. Кроме того, предстоит сложная повестка переговоров в финансовом секторе, включающая такие новые вопросы, как применимость существующих ограничений к интернет-финансированию, а также то, как эти ограничения могут быть рационализированы в новом мире финансов, где традиционные барьеры между различными направлениями бизнеса (банковское дело, страхование и ценные бумаги) становятся менее актуальными в других странах мира.

Сове и Стейнфатт приходят к выводу, что лучший шанс для дальнейшей взаимной либерализации будет, если финансовые компании в промышленно развитых странах убедят свои правительства начать новый широкий раунд переговоров с ВТО, который предоставит широкие возможности для взаимной либерализации в финансовой и нефинансовой сферах. Между тем, авторы рассматривают постепенное развитие международных стандартов финансового надзора как полезный способ закрепления мер по поддержанию конкуренции на финансовых рынках.

Как бы быстро ни были сняты существующие ограничения на ПИИ, правительства как стран с формирующимся рынком, так и стран с развитой экономикой, в которых расположены многие глобальные финансовые институты, также сталкиваются с новым набором политических проблем, связанных с растущей глобализацией финансов. Например, Мэтисон и Рольдос ссылаются на необходимость поддерживать и внедрять антимонопольную политику для предотвращения чрезмерной концентрации своих финансовых систем, особенно там, где иностранным фирмам удается вытеснить местных конкурентов. Они и Розенгрен также указывают на необходимость для всех стран улучшить трансграничную координацию финансового надзора, регулирования и обмена конфиденциальной информацией. Однако в то же время, как указывали различные авторы на конференции, регулирующие органы на развивающихся рынках могут извлечь выгоду из снижения рисков и других управленческих навыков, которые иностранные финансовые учреждения привносят с собой, когда они выходят на эти рынки. Грэм добавил, что усиление внутреннего надзора особенно важно для посткризисных стран, где банковские депозиты юридически или де-факто защищены от потерь. В противном случае такие гарантии могут привести к значительному «моральному риску», поощряя неосторожное кредитное поведение и тем самым закладывая основу для будущих кризисов.

Роль финансового сектора Электронная коммерция

Наконец, революция электронной коммерции, охватившая многие развитые страны, также дает о себе знать в странах с формирующимся рынком и почти в развитых странах. Действительно, Южная Корея и Сингапур значительно опережают большую часть развитого мира в том, что большой процент их населения в настоящее время имеет высокоскоростной доступ в Интернет. Мобильные телефоны, которые все чаще будут использоваться для выхода в Интернет, также быстро проникают в развивающиеся страны. Тем не менее, электронная коммерция на развивающихся рынках в целом все еще сильно отстает от развитого мира. Изменится ли это?

Филип Тернер из Банка международных расчетов с оптимизмом смотрит на то, что это произойдет, хотя и постепенно, на многих развивающихся рынках, которые обычно имеют более слабую телекоммуникационную инфраструктуру, чем развитые страны. В своих комментариях к статье Тернера Томас Глесснер из Всемирного банка предложил один из способов решения этой проблемы: телекоммуникационные власти должны не допустить, чтобы их действующие телефонные монополии отказывали в соединении с другими провайдерами и взимали за это завышенные тарифы.

Предполагая, что эти трудности в конечном итоге будут преодолены, Тернер утверждает, что рост проникновения Интернета неизбежен, поскольку он обещает существенное повышение эффективности. Но когда это произойдет, политики как в развитых, так и в развивающихся странах столкнутся с новыми проблемами. Среди них: как отслеживать операционные риски учреждений, использующих Интернет; принятие решения о том, законодательство какой страны применяется в случае сбоя в банковских операциях; и защита финансовых систем от более широкого участия нефинансовых фирм в финансах.

Прямые иностранные инвестиции в финансовый сектор стран с формирующейся рыночной экономикой

Документы центрального банка, представленные членами Рабочей группы

Марк Фарну, Марк Лантери, Жером Шмидт (2004 г.): Прямые иностранные инвестиции в финансовый сектор Польши. Бумага Банка Франции. PDF, 24 страницы, 161 КБ

Баудино, П., Г. Кавилья, Э. Дорруччи и Г. Пино. (2004 г. ): Финансовые ПИИ в страны, вступающие в ЕС, документ Европейского центрального банка. PDF, 62 стр., 323 кб

Карденас, Ф., Дж. П. Граф и П. О’Догерти (2003 г.): Вхождение иностранных банков в страны с формирующейся рыночной экономикой: перспектива принимающей страны, документ Banco de México. PDF, 29 страниц, 152 КБ

Чуа, Х. Б. (2003 г.): ПИИ в финансовый сектор: опыт стран АСЕАН за последнее десятилетие, документ Валютного управления Сингапура. PDF, 21 страница, 128 КБ

Коппел, Дж. и М. Дэвис (2003): Иностранное участие в банковском секторе Восточной Азии, документ Резервного банка Австралии. PDF, 34 страницы, 443 кб

Dages, BG (2004): Обзор использования финансовыми учреждениями США инструментов передачи странового риска. Бумага появится позже.

Dages, BG (2005): Обзор инструментов передачи странового риска. Бумага Федеральной резервной системы Нью-Йорка. PDF, 3 страницы, 19 КБ

Даджес, Б. Г., Д. Палмер и С. Терни (2005 г.): Обзор рынка кредитных деривативов на развивающихся рынках. Бумага Федеральной резервной системы Нью-Йорка. PDF, 7 страниц, 34 КБ

Deutsche Bundesbank (2003 г.): Роль ПИИ в странах с формирующимся рынком по сравнению с другими формами финансирования: прошлые разработки и последствия для финансовой стабильности , документ Deutsche Bundesbank. ПДФ, 19стр., 117 кб

Deutsche Bundesbank (2003): Страхование вывоза ПИИ в Германию, документ Deutsche Bundesbank. PDF, 5 страниц, 27 КБ

Дуче, М. (2003 г.): Определения прямых иностранных инвестиций (ПИИ): методологическая записка, документ Banco de España. PDF, 16 страниц, 92 КБ

Фокарелли, Д. (2003): Модель выхода иностранцев на финансовые рынки развивающихся стран. Бумага Банка Италии. PDF, 11 страниц, 44 кБ

Гальего, С., А. Г. Эрреро и К. Луна (2003 г.): Инвестирование в финансовый сектор за рубежом: потенциальные риски и способы управления ими. Бумага Банка Испании. PDF, 15 страниц, 77 кб

Goldberg (2003): Финансовые ПИИ и принимающие страны; новые и старые уроки, бумага Федерального резервного банка Нью-Йорка. PDF, 18 страниц, 93 КБ

Эрреро, А. Г. и Д. Н. Симон (2003 г.): Финансовые ПИИ в страны с формирующимся рынком с точки зрения страны базирования: обзор литературы. Бумага Банка Испании. PDF, 26 страниц, 96 КБ

Хирано, Т. (2003 г.): ПИИ в финансовый сектор азиатских экономик: некоторые стилизованные факты и наблюдения, документ Банка Японии. PDF, 11 страниц, 111 кб

Хишикава, И. (2003 г.): ПИИ в финансовый сектор Азии: краткий обзор, документ Банка Японии. PDF, 4 страницы, 20 кбайт

Каусар, Х., Э. Либерс и Г. Занджани (2005 г.): Обзор страхования политических рисков. Бумага Федеральной резервной системы Нью-Йорка. PDF, 10 страниц, 103 КБ

Ким, Х. Е. и Ли Б. Я. (2004): Влияние входа иностранных банков на деятельность частных местных банков в Корее, документ Банка Кореи. PDF, 28 страниц, 291 КБ

Липскомб, Л. (2005 г.): Обзор беспоставочных валютных форвардных рынков. Бумага Федеральной резервной системы Нью-Йорка. PDF, 6 стр., 34 кб

Мюррей, Дж. (2004 г.): Прямые инвестиции в СФР: опыт канадских банков, документ Банка Канады. PDF, 7 страниц, 32 КБ

Нини, Г. (2004 г.): Роль местных банков в продвижении внешнего финансирования, исследование синдицированного кредитования заемщиков на развивающихся рынках, документ Совета Федеральной резервной системы. PDF, 25 страниц, 86 КБ

Руэда Маурер, MC (2003): Региональная интеграция и ПИИ в финансовом секторе, документ Национального банка Швейцарии. PDF, 18 страниц, 94 КБ

Шембри, Л. (2003 г.): ПИИ на развивающихся рынках канадскими страховыми компаниями: обзор, документ Банка Канады. PDF, 4 страницы, 19kb

Soussa, F (2004): Заметка о банковских ПИИ на развивающихся рынках: обзор литературы и данные по слияниям и поглощениям. Бумага Банка Англии. PDF, 24 страницы, 129 КБ

Везель, Т. (2004 г.): Вхождение иностранных банков в страны с развивающейся экономикой: эмпирическая оценка определяющих факторов и рисков, основанная на данных о ПИИ Германии, Центр экономических исследований Немецкого федерального банка, Дискуссионный документ 01/ 04.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *